С эйзенштейн Иван Грозный

История создания

Идею о необходимости создания фильма о первом в истории России царе Иване Грозном высказал И. В. Сталин и предложил подобрать для этой работы крупного мастера-режиссёра. Выбор А. А. Жданова и И. Г. Большакова пал на С. М. Эйзенштейна. Сценарий фильма, написанный Эйзенштейном, утверждал лично Сталин.

Съёмки

Съёмки первой серии шли во время Великой Отечественной войны на студии ЦОКС в Алма-Ате. В работу над фильмом активно вмешивался И. Г. Большаков, который требовал от съёмочной группы закончить картину как можно быстрее. Например, он отдавал распоряжения, чтобы в те дни, когда по болезни Эйзенштейн не мог снимать, картину снимали его ассистенты. В итоге, Эйзенштейн написал письмо Сталину, в котором попросил дать им до завершения съёмок ещё 2-3 месяца и «убедить» Большакова, чтобы стал «более гибок».

Фильм снимался во время войны, большинство актеров были голодными. Во время съемок еду на столах, которая попадала на экран смазывали керосином, чтобы никто её не ел.

После запрета второй серии работы над фильмом были прекращены. Третья серия фильма существует только в сценарии, в подготовительных рисунках, в рабочих записях и нескольких запечатлённых на плёнку фрагментах.

В съёмках использовался иконостас храма Троицы Живоначальной в Троицком-Голенищеве.

Во время съёмки, после того как отснят тот или иной кадр и прозвучала команда режиссёра «Стоп!», исполнявшему роль Ивана Грозного Николаю Черкасову было трудно сразу остановиться и замолчать, и он постоянно какое-то время продолжал играть. С. М. Эйзенштейн пытался уговорить Н. К. Черкасова не тратить энергию впустую, но не мог. В итоге, он смонтировал фильм «Захваты после „стоп“, или Куда идет творческая энергия народного артиста», в который включил кадры игры Н. Черкасова, которая продолжалась уже после команды режиссёра её прекратить.

Сюжет

Часть I

Первая серия начинается с венчания на царство Великого князя московского и всея Руси Ивана Васильевича, который провозглашает себя царём и произносит речь о необходимости защитить Россию от внутренних и внешних врагов, не желающих видеть её великой державой. Сам митрополит Пимен даёт молодому Ивану скипетр и державу, но после приходит в удивление от смелой речи царя. Присутствующие при коронации бояре и иностранные послы тревожно перешёптываются.

В следующей сцене показана свадьба Ивана с представительницей боярского рода Захарьиных Анастасией Захарьиной-Юрьевой. В Анастасию влюблён один из приближённых царя, князь и воевода Андрей Курбский, но Анастасия отвергает его домогательства. Одновременно боярин Федор Колычев просит у царя позволения уйти в монастырь. Во время пира в палаты врывается толпа простолюдинов во главе с Малютой Скуратовым и юродивым, возмущённых всевластием знатных боярских родов, причём сам юродивый сообщает царю об пожаре и причастности к нему представителей боярского рода Глинских. Однако царь успокаивает толпу. В этот момент в зал заходит посол Казанского ханства, объявляющий Руси войну и протягивающий царю нож, чтобы тот сам себя зарезал. Оскорблённый Иван объявляет войну Казани, а Малюта угрожает ханскому послу.

Идущую на Казань русскую армию формально возглавляет князь Курбский, но он показывает себя неумелым командующим, жестоко мучающим татарских пленных. По предложенному Иваном Васильевичем плану русские под предводительством Малюты делают подкоп под стенами и закладывают туда порох. После того, как внутри крепости раздаются взрывы, туда врываются русские солдаты и Казань оказывается захвачена. Одновременно царь Иван знакомится с Алексеем Басмановым, услышав, как он возмущается боярским правлением.

После возвращения из Казани Иван тяжело заболевает. На смертном одре он приказывает приближённым присягнуть своему сыну младенцу Дмитрию, чтобы сохранить страну единой. Царь даже бросается в ноги боярам и угрозой и мольбами просит их совершить обряд присяги. Ефросинья Старицкая, считающая, что монарх должен быть «боярским царём», призывает всех принести присягу своему сыну Владимиру, слабому и управляемому молодому человеку. Более того, она наседает на князя Курбского и напоминает ему про татарскую стрелу, от которой царь спасся благодаря Курбскому. Когда Иван теряет сознание, все считают его мёртвым и начинают присягать Владимиру. Курбский колеблется, но царица, благосклонности которой он пытается добиться, сообщает ему, что Иван жив. Он присягает Дмитрию, что приводит в изумление княгиню Старицкую и бояр. Выздоровевший Иван награждает тех, кто сохранил верность ему: Курбский получает в командование войска на западной границе, а Алексей Басманов — на южной.

Царь ведёт разговор с дьяком и отправляет его в качестве посла к английской королеве Елизавете Тюдор. Он идёт в покои к жене и там получает известие о том, что Курбский потерпел поражение и переметнулся на сторону литовцев. Тем временем Евфросинья составляет заговор с целью убийства Анастасии. Она оставляет в палатах кубок с отравленным вином, которое Иван подаёт больной Анастасии, когда та просит пить. Царица умирает. Во время отпевания Анастасии Иван приходит в отчаяние, причём митрополит Пимен, читая заупокойную, постоянно делает намёки на царскую тиранию. Басманов-старший предлагает царю окружить себя верными людьми, такими, как молодой сын Басманова Фёдор — так появляется опричнина. Иван отрекается от престола и уезжает в Александрову слободу — только для того, чтобы вернуться на царство, когда в слободу к царю начали стекаться толпы простых людей после получения на Москве вестей об его отречении.

Часть II: Боярский заговор

Польский король и одновременно великий князь литовский Сигизмунд Август принимает перешедшего к нему Андрея Курбского и обещает поставить того над русскими землями после их завоевания. В этот момент гонец сообщает, что Иван вернулся в Москву.

Царь усиливает свою власть, забирая в своё владение земли бояр, которые те могут получить, только поступая на службу царю. Фёдор Колычёв, некогда друг молодого царя, а теперь игумен Соловецкого монастыря Филипп, принимает предложение стать митрополитом, но только при условии, что он сможет вступаться за осуждённых. Иван даёт своё согласие, но тут же посылает опричника Малюту Скуратова привести в исполнение приговоры осуждённым, чтобы Филипп не успел замолвить за них слово. Среди тех, кого казнит Малюта, три родственника Филиппа.

Иван вспоминает своё детство: он был провозглашён великим князем ещё ребёнком, после отравления матери. При малолетнем князе страна оказалась в руках бояр, служивших иностранным государствам, пока наконец Иван не смог взять власть в руки и не приказал псарям расправиться с главой бояр князем Шуйским.

С помощью Фёдора Басманова царь начинает подозревать, что Анастасия была отравлена Евфросиньей. Тем временем Филипп принимает участие в церемонии прощания со своими казнёнными родственниками и принимает сторону бояр. Во время богослужения, когда в соборе инсценируется чудо в огненной печи, Филипп вступает в спор с переодетым царём. Сын Алексея Басманова просит митрополита благословить царя, но Филипп непреклонен. В ярости Иван кричит, что теперь будет Грозным, как его прозывают враги. Видя непреклонность царя и узнав об аресте митрополита Филиппа, бояре при поддержке ставшего новгородским архиепископом Пимена поручают юному послушнику Петру Волынцу заколоть его.

Иван убеждается в том, что заговор против него возглавляет Евфросинья. Он посылает ей пустой кубок, а Владимира приглашает на пир, где опричники поют и танцуют, и среди них — Фёдор Басманов в женском платье и с личиной. Причём во время пляски опричников Фёдор замечает Петра Волынца, а царь ставит на место Алексея Басманова. Пьяный князь Владимир проговаривается, что существует заговор, цель которого — возвести его на трон. Иван делает вид, что удивлён, и предлагает Владимиру побыть царём. Его сажают на трон в царском одеянии, в шапке Мономаха, со скипетром и державой. По указанию Ивана Владимир возглавляет процессию опричников в собор. Там его поджидает Пётр Волынец, который закалывает переодетого Владимира.

Убийцу задерживают Фёдор и Малюта. Евфросинья появляется в соборе и ликует, думая, что убит Иван, но быстро понимает ошибку. Оплакивая сына, она теряет рассудок, а Иван благодарит убийцу и объявляет, что после того, как уничтожены враги внутри страны, можно начать борьбу с внешними врагами.

В ролях

Иван Грозный при поддержке Федора Басманова сажает на царский трон Владимира Старицкого (кадр из фильма).

  • Николай Черкасов — Иван Грозный
  • Михаил Жаров — Малюта Скуратов, опричник
  • Амвросий Бучма — Алексей Басманов, опричник
  • Михаил Кузнецов — Фёдор Басманов, опричник, сын Алексея Басманова
  • Серафима Бирман — Ефросинья Старицкая
  • Павел Кадочников — Владимир Андреевич, сын Ефросиньи Старицкой (1-я, 2-я серии) / халдей в «пещном действе» (2-я серия) / Евстафий, царский духовник (несохранившаяся 3-я серия)
  • Александр Мгебров — Пимен, архиепископ новгородский
  • Андрей Абрикосов — боярин Фёдор Колычёв, в дальнейшем митрополит московский Филипп
  • Михаил Названов — князь Андрей Михайлович Курбский
  • Людмила Целиковская — Анастасия Романовна, царица (1-я серия)
  • Владимир Балашов — 1) Пётр Волынец; 2) один из отроков в «Пещном действе» (2-я серия)
  • Павел Массальский — Сигизмунд, король польский
  • Ада Войцик — Елена Глинская, мать царя (Пролог, «Детство Ивана»)
  • Всеволод Пудовкин — Никола Большой Колпак, юродивый
  • Максим Михайлов — протодиакон
  • Эрик Пырьев — Иван Васильевич в детстве (Пролог, «Детство Ивана»)
  • Сергей Столяров — Иван Телепнев-Оболенский (материал сохранился, но в фильм не попал)
  • Георгий Юматов — монах (вторая серия)
  • Татьяна Панкова — Ефросинья Старицкая (в «Прологе», «Детство Ивана», материал сохранился, но в фильм не попал)
  • Ирина Володко — дама при дворе Сигизмунда
  • Вячеслав Гостинский — посол Сигизмунда
  • Константин Сорокин — пушкарь Ерёма
  • Анель Судакевич — дама при дворе Сигизмунда
  • Семён Тимошенко — Ливонский посол
  • Владимир Уральский — митрополит
  • Георгий Гумилевский — 1) Турунтай-Пронский; 2) пушкарь Фома
  • Олег Жаков — Генрих Штаден (2-я серия, фрагмент 3-й серии)
  • Леонид Косматов — митрополит Вассиан, благословляющий осаждающие Казань русские войска (материал сохранился, но в фильм не попал)
  • Андрей Петров — 1) простолюдин; 2) послушник (2-я серия)
  • Наум Рогожин — придворный Сигизмунда
  • Александр Румнев (Зякин) — Иностранный посол
  • Владимир Шишкин — первый халдей
  • Борис Жуковский — боярин, представитель интересов ливонцев (2-я серия, сцена «Детства Ивана»)
  • Ной Авалиани — опричник (нет в титрах)
  • Георгий Вицин — опричник (нет в титрах)

Съёмочная группа

  • Автор сценария и постановщик: Сергей Эйзенштейн
  • Операторы: Эдуард Тиссэ (оператор натурных съёмок), Андрей Москвин (оператор павильонных съёмок)
  • Композитор: Сергей Прокофьев
  • Текст песен: Владимир Луговской
  • Режиссёр: Борис Свешников
  • Второй режиссёр: Лев Инденбом
  • Художник: Иосиф Шпинель
  • Художники по костюмам: Всеволод Воинов (1-я серия), Лидия Наумова, Яков Райзман (1-я серия), М. Сафонова (2-я серия), Н. Бузина (2-я серия)
  • Художник по гримам: Василий Горюнов
  • Звукооператоры: Владимир Богданкевич, Борис Вольский
  • Дирижёр: Абрам Стасевич
  • Второй оператор: Виктор Домбровский
  • Ассистенты режиссёра: В. Кузнецова, И. Бир (1-я серия), Борис Бунеев (1-я серия), Фёдор Солуянов (2-я серия)
  • Монтажёр: Эсфирь Тобак
  • Администратор: А. Эйдус
  • Дирижёр хора: Виктор Комаров
  • Фотограф: Виктор Домбровский
  • Балетмейстер: Ростислав Захаров

Восстановленная версия 1987 года

  • Режиссёр восстановления — Мария Филимонова
  • Оператор — Аветис Зенян
  • Звукооператор — Леонид Воскальчук
  • Запись музыки — Виктор Бабушкин
  • Музыкальный редактор — Арсений Лаписов
  • Монтажёр — Элеонора Праксина
  • Консультант — профессор Ростислав Юренев
  • Директор — Виталий Кривонощенко
  • Государственный симфонический оркестр кинематографии
    Дирижёр — Эмин Хачатурян

Прокат и дальнейшая судьба

Первая серия вышла в прокат 16 или 20 января 1945 года. За неё режиссёр и съёмочная группа получили Сталинскую премию I степени.

В сентябре 1946 года Центральный Комитет ВКП(б) подверг критике вторую серию:

Режиссёр С. Эйзенштейн во второй серии фильма «Иван Грозный» обнаружил невежество в изображении исторических фактов, представив прогрессивное войско опричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов, наподобие американского Ку-Клукс-Клана, а Ивана Грозного, человека с сильной волей и характером — слабохарактерным и безвольным, чем-то вроде Гамлета.

В феврале следующего года состоялась беседа Сталина, Молотова и Жданова с Эйзенштейном и Черкасовым. Сталин, Жданов и Молотов высказывают ряд претензий ко второй серии картины, и предлагают режиссёру продолжить работу над фильмом с учётом высказанных замечаний.

Но болезнь и смерть Эйзенштейна остановила работу над фильмом. В оставшемся черновом варианте вторая серия вышла на экраны только в 1958 году.

Съёмки третьей серии были прекращены по причине смерти Эйзенштейна (но сохранились её фрагменты, а также осталось много подготовительного материала). Небольшой фрагмент третьей серии «Рыцарь Штаден на опричном дворе» и другие были представлены зрителю в 1988 году.

Отзывы о фильме

В этой статье или разделе имеется избыток цитат либо слишком длинные цитаты. Излишние и чрезмерно большие цитаты следует обобщить и переписать своими словами. Возможно, эти цитаты будут более уместны в Викицитатнике или в Викитеке.

Фильм был встречен кинематографистами неоднозначно. Чарльз Чаплин отозвался восторженно:

Фильм Эйзенштейна «Иван Грозный», который я увидел после второй мировой войны, представляется мне высшим достижением в жанре исторических фильмов. Эйзенштейн трактует историю поэтически, а, на мой взгляд, это превосходнейший метод её трактовки. Когда я думаю, до какой степени искажаются события даже самого недавнего прошлого, я начинаю весьма скептически относиться к истории как таковой. Между тем поэтическая интерпретация истории создает общее представление об эпохе. Я бы сказал, что произведения искусства содержат гораздо больше истинных фактов и подробностей, чем исторические трактаты.

В то же время Орсон Уэллс оценил фильм очень негативно, как «выхолощенную демонстрацию красивых картинок». В ответ Эйзенштейн завязал переписку с Уэллсом.

Проживавший в Америке русский художник Мстислав Добужинский также раскритиковал «Ивана Грозного» в рецензии «Сусальный фильм» (1947):

…тенденция в этой картине искажает историческую правду. Удивляет при этом необъяснимое обилие фальши и явных исторических неточностей, которыми полон фильм. <…> Общий стиль фильма — внешняя его сторона и игра актеров до крайности вычурны и ходульны. Эти «ходули» прежде всего — в грубых эффектах контрастов: в огромной высоты палатах (такие исторически совершенно неверны) с карикатурно низенькими дверями-норами <…>

Как пьеса, фильм образец лубочности. Это отдельные картины без всякого развития драматического действия <…>

Самое тягостное впечатление от «Ивана Грозного» — в игре актеров. <…> Вывороченные и изломанные позы и ужимки, патетические движения, вытаращенный или прищуренный глаз — точно вновь воскрес давно похороненный арсенал провинциальных трагиков, злодейское рычание и адский шепот. <…> И вообще сама эта мелодрама под названием «Иван Грозный» не далеко ушла от тех патриотических феерий, которые когда-то давались в балаганах. Наверно, пройдет несколько лет, этот фильм будет снова показываться у нас в архиве Museum of Modern Art, и публика будет весело смеяться в самых трагических местах, как на комическом старомодном фильме.

Как создавался фильм «Иван Грозный» Сергея Эйзенштейна

Жанр: биография, исторический фильм
Фильм о человеке, который в XVI столетии впервые объединил нашу страну. О Московском князе, который из отдельных разобщённых и своекорыстных княжеств создал единое мощное государство. О Полководце, который возвеличил военную славу нашей Родины на востоке и западе. О Государе, который для решения этих великих задач впервые возложил на себя венец — Царя Всея Руси….
В фильме снимались: Николай Черкасов, Людмила Целиковская, Серафима Бирман, Павел Кадочников, Михаил Жаров, Амвросий Бучма, Михаил Кузнецов, Михаил Названов, Андрей Абрикосов, Александр Мгебров, Максим Михайлов, Всеволод Пудовкин, Владимир Балашов, Павел Массальский, Эрик Пырьев
Режиссер: Сергей Эйзенштейн
Сценарист: Сергей Эйзенштейн
Операторы: Андрей Москвин, Эдуард Тиссэ
Композитор: Сергей Прокофьев
Художник: Иосиф Шпинель
Премьера: 20 января 1945 (1 cерия), 1 сентября 1958 (2 серия)
Cерий: 2. 3-я серия не сохранилась.

Историческая киноэпопея, ставшая одним из самых значительных событий мирового кино, повествует о борьбе Ивана Грозного за объединение феодальной Руси в мощное централизованное государство. В 1547 году семнадцатилетний московский князь Иван Васильевич взошел на царский престол, а через несколько лет одержал победу в Казанском походе. Ему предстояло пережить смерть первой, горячо любимой жены, измену друга, поражение в ливонской войне и боярский заговор. В борьбе за власть царь был беспощаден. Он стал великим самодержцем и получил прозвище «Грозный».

Сергей Эйзенштейн и Николай Черкасов на съемках фильма

Фильм «Иван Грозный» был последней режиссёрской работой Сергея Эйзенштейна, работой, которую он так и не успел завершить. В ночь с 10 на 11 февраля 1948 года Эйзенштейн скончался от обширного инфаркта.

Личность Ивана Грозного интересовала и привлекала Эйзенштейна. Показывая исторические события, режиссёр решил подчеркнуть главное в русском царе — стремление к государственному единению и мощи России, на пути к которому он не останавливался ни перед чем.

Работу над сценарием Эйзенштейн начал в январе 1941 года. Готовясь к фильму, он тщательно изучал летописи, исторические труды об Иване Грозном, фольклор.

Иван Грозный На съёмках фильма

Согласно замыслу первая серия картины охватывала юность Ивана, венчание на царство, Казанский поход, смерть Анастасии и завершалась крёстным ходом к Александровской слободе, куда, покинув царство, удалился Иван.

На роль Ивана Грозного был утверждён Николай Черкасов. Режиссёр выдвинул перед ним сложные задачи. Актёр писал в своей книге: «Он требовал, чтобы характеристика Грозного складывалась и раскрывалась перед зрителем в точном соответствии с развитием действия, между тем как действие охватывало свыше двадцати лет его жизни, разносторонней государственной деятельности.

Иван Грозный . На съёмках фильма

Одни лишь многочисленные внешние перевоплощения, через которые проходил Грозный, от лучезарного юноши и до изнеможённого борьбой, но сильного, властного правителя государства, ставили ряд серьёзных трудностей».

В фильме у Черкасова было больше десяти возрастных гримов. На вопрос: «Отталкивался ли Эйзенштейн во внешности персонажей от их исторических прототипов, показывал ли вам портреты Ивана Грозного?» — художник-гримёр Горюнов ответил: «Никогда. Он говорил, что образ делается нами, мы должны показать своё к нему отношение». Как говорил сам Эйзенштейн, «не столько Эль Греко, сколько монахи Алессандро Маньяско стилистически определили облик и движения моего Ивана Грозного — Черкасова». В картинах Маньяско, итальянского художника XVII—XVIII веков, он увидел не только линии Эль Греко, но и Домье, Калло, Гойи…

Съёмки «Ивана Грозного» начались 1 февраля 1943 года в Алма-Ате, куда был эвакуирован «Мосфильм». Правительство Казахской ССР предоставило группе Эйзенштейна недавно отстроенный в столице Дом культуры, зрительный зал и сцена которого служили в качестве кинопавильона.

Кинематографисты были обеспечены всем необходимым для создания монументальной картины в двух сериях, требовавшей бесконечной смены громоздких строенных декораций и громадного количества костюмов, от богатых царских облачений до сотен кольчуг для пушкарей и латников. Правда, съёмки в павильоне часто приходилось вести по ночам, так как днём электроэнергия шла на нужды заводов, работавших для фронта.

Иван Грозный — На съёмках фильма

Неожиданно выяснилось, что нет фанеры для постройки фундуса — щитов, из которых делают декорации. Сообразили, что растёт в Казахстане крупный кустарник. Его зовут чий. Плетут из него маты, кладут на пол под кошмы. Когда начали делать декорации к «Ивану Грозному», то набивали на брусья маты из чия, а потом их штукатурили. Можно только поражаться, как умел Эйзенштейн при скромных возможностях военного времени создать прекрасные декорации соборов и царских палат.

На картине работали два оператора: Эдуард Тиссэ, снимавший натуру, и Андрей Москвин, которого режиссёр специально пригласил для павильонных съёмок. Портретные съёмки оператора Москвина могли бы составить гордость любой кинематографии. «Иван Грозный» — один из ярчайших в истории мирового кино примеров живописного кинематографа.

Художником фильма являлся И. Шпинель, но при разработке эскизов ему активно помогал Эйзенштейн. В разработке эскизов, костюмов Сергей Михайлович опирался на собственный дар блистательного художника-графика. Он нарисовал более двух тысяч набросков для картины.

Людмила Целиковская и Михаил Жаров в перерыве между съемками

Эйзенштейн сам делал эскизы костюмов, добиваясь того, чтобы костюм подчёркивал характеристику действующего лица. Он с неутомимым вниманием следил за второстепенными, казалось бы, аксессуарами — за утварью, за предметами культа, добиваясь выразительности мельчайших деталей, стилистического единства всех подробностей.

Эйзенштейн говорил, что привык «думать рисунками», и эта изобразительная отточенность присутствует в каждом кадре. Весь финал первой серии был зарисован им в последовательном развитии кадров, причём не эскизно набросан, как обычно у режиссёров, а подробно, обстоятельно разработан, — это была серия вполне законченных, завершённых рисунков.

Он старался воспроизвести в кадре то, что было изображено им на бумаге. Эйзенштейн долго, тщательно устанавливал кадр и подолгу смотрел в глазок аппарата, прежде чем приступить к съёмке, добиваясь того, чтобы каждый кадр в отдельности представлял собою законченную живописную картину.

Иван Грозный

Сергей Михайлович обращал внимание главным образом на пластическую выразительность актёрской игры. Благодаря этому и появилось выражение: «Эйзенштейн выгибает актёра под картиночку». Другая подобная шутка была рождена местным, казахстанским, колоритом: «У Эйзенштейна актёр выворачивается как саксаул».

Черкасов, вдохновлённый патриотическим замыслом фильма, был необычайно увлечён работой. «Мужественный, величавый, волевой образ Ивана Грозного, бесстрашного в борьбе за высшие интересы государства, насыщенный сложным психологическим содержанием, поставленный в острые по своему драматизму положения, в ситуации подлинного трагического характера, с первых же дней работы над ролью поглотил все моё внимание и силы», — вспоминал Черкасов о том времени.

Работа с Эйзенштейном представляла несомненные трудности для актёров, большинство из которых встретились с этим режиссёром только на «Иване Грозном». Актёрский состав подобрался необычайно сильный. Как говорил сам Эйзенштейн: «Я с бездарностями вообще не имею дела».

Иван Грозный

В «Иване Грозном» созданы прекрасные образы: зловещая Ефросинья Старицкая — Бирман, прямодушный и бурный Колычев — Абрикосов, исступлённо ненавидящий Пимен — Мгебров, фанатичный молодой Басманов — Кузнецов, инфантильный и безвольный Владимир Старицкий — Кадочников. Одним чувством ненависти к боярам живёт Федор Басманов — Бучма.
Ещё более колоритен Малюта Скуратов — Жаров. Сталин особо отметил Названова в роли Курбского. Собственно говоря, в фильме нет актёра, включая исполнителей эпизодических ролей, которые не создали бы запоминающихся фигур. Даже юный Вицин, два раза мелькнувший среди безусых, по-современному выглядевших нагловатых опричников, запоминается своей мальчишеской безоглядностью.

Иван Грозный

На съёмочной площадке Эйзенштейн много экспериментировал, варьировал, делал десятки вариантов одного кадра. Режиссёр понимал, что вторая серия полемичнее политически, но сильнее драматургически, поэтому он делал все, чтобы сократить разрыв между выпуском двух серий до минимума. Многие сцены второй серии снимались одновременно с первой, а некоторые, вообще сначала предназначавшиеся для первой серии, только в процессе монтажа оказались во второй (например, сцены детства Ивана).

Эйзенштейн делал режиссёрские разработки характеров действующих лиц и выстраивал непрерывную линию поведения персонажей сразу для всего фильма. Ещё 31 марта 1942 года Эйзенштейн записывает: «…дрался в парткоме 17 марта за выход обеих серий одновременно…»
Накануне нового, 1944 года в Алма-Ату прибыла комиссия Комитета по делам искусств. Она просмотрела отснятый материал по «Ивану Грозному» и одобрила его.

В процессе съёмок первоначальные планы Эйзенштейна претерпели изменения — материал не умещался в две серии, и фильм должен был стать трилогией, соответственно трём этапам правления Грозного. В противном случае три четверти чудеснейшего материала пришлось бы выкинуть.

Иван Грозный

Вторая серия фильма, согласно первоначальному плану, была посвящена полному разгрому боярской оппозиции и заканчивалась высшим подъёмом ратных подвигов Грозного, его походом против ливонских рыцарей, его победоносным выходом к водам Балтики. «Отныне и до века да будут покорны державе Российской моря… На морях стоим — и стоять будем!» — такими словами Ивана Грозного завершалась вторая серия посвящённой ему эпопеи.

По новому варианту вторая серия фильма заканчивалась задолго до наступления этих событий. Заключительные её кадры были посвящены убийству Старицкого, — иначе сказать, победе Ивана IV над внутренним врагом, над боярской оппозицией.

В июле 1944 года съёмочный коллектив был уже в Москве, в знакомых павильонах «Мосфильма» на Потылихе. Последние досъемки, монтаж, озвучание — теперь работа над первой серией быстро двигалась к концу.

Иван Грозный

Фильм завершался получившим мировую известность эпизодом крёстного хода народа в Александровскую слободу. Бесконечно тянущаяся вдаль, извивающаяся на белом снегу чёрная людская лента необычайно эффектна и красива. Это Москва тянется крёстным ходом к царю, в добровольное его изгнание, чтобы молить о возвращении на престол.

28 октября состоялся просмотр первой серии «Ивана Грозного» на большом художественном совете. На обсуждении раздавались критические голоса: упрекали в замедленном ритме, в усложнённости формы, но в целом картина была одобрена.

Спустя месяц с небольшим после художественного совета фильм был принят Комитетом по делам кинематографии.

Иван Грозный

20 января 1945 года в столичном кинотеатре «Ударник» состоялся общественный просмотр первой серии «Ивана Грозного». В фойе была устроена выставка костюмов.

Фильм был встречен всеобщим признанием. Появилось много статей, высоко оценивающих новую работу Эйзенштейна. Страстно и темпераментно приветствовал «Ивана Грозного» Вс. Вишневский. Все улавливали в этом фильме перекличку с современностью. Ещё шла война, и патриотическое звучание первой серии, призывы к защите родной земли глубоко проникали в сердца зрителей.

Первая серия получила и международное признание. Вот что писал Чарлз Чаплин: «Фильм Эйзенштейна „Иван Грозный“, который я увидел после второй мировой войны, представляется мне высшим достижением в жанре исторических фильмов. Эйзенштейн трактует историю поэтически, и, на мой взгляд, это превосходнейший метод её трактовки».

Иван Грозный

Самых высоких похвал удостаивалось исполнение Черкасовым роли Ивана Грозного. Во всех выступлениях отмечались величие, монументальность и эпичность созданного актёром образа.

Летом 1945 года Черкасов уже должен был закончить сниматься во второй серии «Грозного». В павильоне на «Мосфильме» стояли готовые декорации, актёры ждали вызовов со дня на день, а съёмки все откладывались и откладывались, так как композитор С. Прокофьев, занятый работой над оперой «Война и мир», задерживался с партитурой, а снимать сложные по ритму сцены пира опричников в Александровской слободе, их зловещие пляски Эйзенштейн без музыки не мог и не хотел.

Так и появился у Черкасова первый за многие годы отпуск.
Для Эйзенштейна летний простой стал косвенной причиной весьма важного события. Проходившая в Московском Доме кино конференция по цвету натолкнула режиссёра на мысль сделать сцену пира опричников — центральный эпизод второй серии — цветным.

Иван Грозный

«Краски вступят взрывом пляски цветов. И заглохнут в конце пира, втекая незаметно в чёрно-белую фотографию, в тон трагической, случайной смерти князя Владимира Андреевича» — так задумывал решить эту сцену Эйзенштейн. Это действительно пир золотисто-красных красок, буйное слияние которых передаёт бешеный разгул страстей и зловещее предвещание чего-то недоброго.

Эксперимент был смелым и, как показало время, весьма важным не только для самого фильма, но и для всей последующей истории кино.
Если первая серия фильма в узловых своих моментах опиралась на реальные события, пусть несколько изменённые и смещённые во времени, то вторая серия, названная «Боярский заговор», строилась не на правде факта, а на правде художественного образа.
Вторая половина царствования Ивана Грозного отмечена жестокостью. Мучительное желание вырваться из одиночества, не потерять друзей, оставаясь «грозным», и ощущение невозможности этого, невозможности сочетать власть и человечность преследуют Ивана.

Иван Грозный

Эйзенштейн решительно отказывается от разработки таких традиционных для искусства сюжетов, как убийство Грозным собственного сына, драматические истории многочисленных царских женитьб. Из сценария исчезают и почти обязательные для всех произведений об Иване Грозном фигуры Алексея Адашева и попа Сильвестра.

Вторая серия завершалась убийством Владимира Старицкого и пиром опричников. Третью, куда должна была войти драма отца и сына Басмановых, сцена исповеди, смерть Курбского, Ливонская война и выход к морю в финале, Эйзенштейну снять не удалось. Для третьей серии режиссёр успел снять лишь сцену покаяния и исповеди Ивана, а также несколько кадров «безмолвного похода» на мятежный Новгород. В записях Эйзенштейна сохранилось несколько вариантов финала всей картины.

Съёмки второй серии фильма возобновились в сентябре 1945 года. Вновь собравшиеся участники съёмочной группы ещё были полны воспоминаний об Алма-Ате и ЦОКСе, сблизивших всех в трудные военные годы.

Иван Грозный

За создание первой серии фильма «Иван Грозный» режиссёр С. Эйзенштейн, операторы А. Москвин и Э. Тиссэ, артисты Н. Черкасов и С. Бирман были удостоены высокой награды — Сталинской премии первой степени. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР было опубликовано 27 января 1946 года. К этому времени съёмочная группа «Ивана Грозного» заканчивала работу над второй серией фильма.

А спустя несколько дней, 2 февраля, в Московском Доме кино торжественно отмечали присуждение Сталинских премий деятелям киноискусства, в том числе и создателям первой серии «Ивана Грозного».

На этом же вечере Эйзенштейну сообщили о том, что вторая серия «Грозного» отправлена на просмотр в Кремль. Меньше чем через час после этого сообщения Эйзенштейна отправили в кремлёвскую больницу с инфарктом миокарда. И уже позже, в больнице, Сергею Михайловичу сказали о том, что вторая серия не вышла на экраны.

Иван Грозный

Показанный в 1946 году вариант второй серии Эйзенштейн не считал законченным. Он отвечал своим критикам, что не собирался делать тему сомнений Ивана основной, как не собирался вовсе лишить его внутренних противоречий, ибо величие характера не в том, чтобы не иметь колебаний, а в том, чтобы уметь их преодолеть.

Эйзенштейн поправлялся. Его уже выписали из больницы, и теперь он отдыхал в подмосковном санатории «Барвиха».
Суровая критика второй серии «Ивана Грозного», прозвучавшая в опубликованном осенью постановлении ЦК ВКП(б) о кинофильме «Большая жизнь», явилась неожиданной для её создателей. Авторы фильма обвинялись в незнании и искажении истории.

Эйзенштейн и Черкасов написали в ЦК письмо, в котором признавали допущенные ошибки и обращались с просьбой помочь исправить их в дальнейшем.
Ответ на своё письмо Черкасов и Эйзенштейн получили только спустя несколько месяцев. Им предлагалось 25 февраля 1947 года быть в Кремле для встречи с И. Сталиным.

Иван Грозный

Выслушав Эйзенштейна и Черкасова, Сталин обратился к режиссёру:
— У вас неправильно показана опричнина. Опричнина — это королевское войско. В отличие от феодальной армии, которая могла в любой момент сворачивать свои знамёна и уходить с войны, образовалась регулярная армия, прогрессивная армия. У вас опричники показаны как ку-клукс-клан.

Потом Сталин попенял на то, что царь получился нерешительный, похожий на Гамлета. По мнению вождя, мудрость Ивана Грозного состояла в том, что он стоял на национальной точке зрения и иностранцев в свою страну не пускал.

— Иван Грозный был очень жестоким, — продолжил Сталин. — Показывать, что он был жестоким, можно, но нужно показать, почему необходимо быть жестоким. Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не сумел ликвидировать пять оставшихся крупных феодальных семейств, не довёл до конца борьбу с феодалами. Если бы он это сделал, то на Руси не было бы Смутного времени… Тут Ивану помешал бог: Грозный ликвидирует одно семейство феодалов, а потом целый год кается и замаливает «грех», тогда как ему нужно было бы действовать ещё решительнее.

Иван Грозный

— Конечно, мы не очень хорошие христиане, но отрицать прогрессивную роль христианства на определённом этапе нельзя, — рассуждал Сталин. — Это событие имело очень крупное значение, потому что это был поворот Русского государства на смыкание с Западом, а не ориентация на Восток. Только освободившись от татарского ига, Иван Грозный торопился с объединением Руси.

— Доделать фильм, — лаконично сказал он. — Передайте Большакову.

Через день, 26 февраля, находясь уже в Ленинграде, Черкасов прочитал в газете указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему звания народного артиста Советского Союза.
Острая кризисная ситуация со второй серией «Ивана Грозного» миновала.

Но работа над фильмом едва теплилась. Здоровье Эйзенштейна ухудшалось. Ему оставалось жить чуть меньше года. Он предчувствовал это. Незадолго до смерти Сергей Михайлович говорил с оператором Э. Тиссэ о том, кто бы мог продолжить его работу над «Иваном Грозным», снять третью серию так, как он задумал.

В ночь с 10 на 11 февраля 1948 года сердечный приступ настиг Эйзенштейна во время работы над статьёй «Цветовое кино», которая осталась незаконченной. Смерть наступила от повторного инфаркта миокарда.

Черкасов скорбно принял эту утрату. И сразу решил, что лучше всего воздать должное памяти великого режиссёра — это помочь обрести жизнь его последнему творению. Николай Константинович обратился к своему старому знакомому — режиссёру В. Петрову, — не согласится ли тот вместе с ним взяться за доработку второй серии «Ивана Грозного», чтобы фильм увидел свет.

Вместе с Петровым они сидели в просмотровом зале Министерства кинематографии СССР. «Я смотрел на экран как критик, как судья, и ошибки фильма все более и более становились мне ясными. Когда в зале вспыхнул свет и мы встретились глазами с В.М. Петровым, то с первого взгляда поняли друг друга: доработать материал было невозможно, надо было снимать вторую серию заново», — писал в своей книге Черкасов.

Но самым мудрым решением, безусловно, оказалось именно то, которое было принято в 1958 году, — выпустить фильм таким, каким его оставил великий режиссёр, и увековечить таким образом память о нём.

Разместить заметку:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *