Саддукеи и фарисеи

Саддукеи, фарисеи и ессеи

Еврейский историк Иосиф Флавий пишет о трех религиозных течениях, существовавших в иудаизме рубежа эр: саддукеях, фарисеях и ессеях («Иудейские древности» ХIII 5:9; «Иудейская война» II 8:2). Труды Иосифа до сих пор остаются основой наших знаний об иудаизме того времени.

Много дополнительных сведений, преимущественно об отношениях саддукеев и фарисеев с христианами, мы получаем из Нового Завета. Для реконструкции фарисейского учения очень важны раввинистические тексты (раввинистический иудаизм развился в конце I –начале II вв. н.э. из партии фарисеев). Общину, написавшую кумранские тексты, принято отождествлять с ессеями.

Количество научных работ, посвященных иудаизму того времени, огромно, но многие детали все равно остаются неясны. Краткий очерк для «Правмира» неизбежно будет более чем неполон; коллеги-библеисты несомненно укажут, что я в этом очерке не отметил такую-то важную вещь, не учел мнение такого-то исследователя, и т.д. – ведь это тема не для маленького очерка, а для монографии, и не одной.

Но что же делать, если видишь в популярной литературе и публицистике такое, что только дивишься? Попробуем набросать картину, пусть схематичную, но все же основанную на подлинных текстах и современных исследованиях.

Саддукеи

Самой малочисленной, но зато и самой приближенной к власти, была партия саддукеев. Насколько мы можем судить, это была партия крупной еврейской аристократии. Применительно к Иудее и Иерусалиму того времени, аристократия – это священническая аристократия. Со времен возвращения из плена (конец V в. до н.э.) и вплоть до прихода к власти царя Ирода (37-4 гг. до н.э.) первосвященник был не только главой Храма, но и светским владыкой Иерусалима и Иудеи.

В 104-76 и 65-37 гг. до н.э. должности царя и первосвященника вообще совмещались в одном лице. Со времен Ирода первосвященники потеряли светскую власть, но сохранили влияние. Семьи, из которых избирались первосвященники, сосредоточили в своих руках власть, земли и богатства, зачастую – за счет более бедных собратьев-священников.

Иосиф пишет, что во время первосвященства Анана, сына Анана, его слуги «насильно овладевали предназначавшеюся для простых священнослужителей десятиною; в случае же сопротивления они прибегали к побоям. Так как никто не мог препятствовать этому, то и другие первосвященники делали то же, что и слуги Анана. Тогда-то многим из священников, для которых раньше десятина представляла источник существования, пришлось умереть от голода» («Иудейские древности» ХХ 9:2). Практически то же имело место во время первосвященства Измаила, сына Фаба («Иудейские древности» XX 8:8).

Многие историки изображают иерусалимскую священническую аристократию как коррумпированную и утратившую всякое уважение в народе (Goodman M., The Ruling Class of Judaea: The Origins of the Jewish Revolt Against Rome, A.D. 66-70, Cambridge, 1987). Другие считают, что эта картина верна лишь отчасти: «Для многих, очень многих евреев звание первосвященника не потеряло своего значения. В отсутствие царя из династии Давида естественно было считать, что первосвященник послан Богом, чтобы возглавить народ» (Sanders E.P. Judaism: Practice and Belief, L., 1992, p. 327).

Вплоть до смуты середины II в. до н.э. все верховные первосвященники принадлежали к династии потомков Садока, который, согласно книге Царств, был первосвященником при Соломоне. Видимо от имени этой династии и происходит название той религиозной партии, которая сложилась вокруг священнической аристократии – «саддукеи».

Саддукеи не признавали устного «предания отцов», которое было столь значимо для другой иудейской религиозной партии – фарисеев. Не признавали и ряда других учений, важных для фарисеев: о воскресении мертвых, об ангелах и духах (Деян 23:8), не принимали учения о предопределении («Иудейские древности» ХIII 5:1). Возможно, их вера была в чем-то более прагматичной и рационалистической, чем у других еврейских религиозных течений.

Суд саддукеев, по Иосифу, был особо суров. Повествуя о том, как саддукейский первосвященник Анан казнил Иакова, брата «Иисуса, именуемого Христом», Иосиф пишет, что саддукеи «отличались в судах особенной жестокостью» («Иудейские древности» ХХ 9:1). О том же свидетельствуют и новозаветные повествования (по-видимому, в тот момент все верховные первосвященники принадлежали к партии саддукеев, ср. Деян 5:17). Именно Синедрион, руководимый первосвященником и саддукеями, обрек на смерть Иисуса.

Фарисеи

Название «фарисеи» происходит от еврейского «перушим», или, скорее, от арамейского «перишайя». И то, и другое слово значит «отделенные» – имеется в виду: от грешников и недостаточно благочестивых людей. Фарисеи не исключали себя из религиозной жизни всего остального еврейского народа, не порывали с Иерусалимским Храмом (в отличие от ессеев, см. ниже), но считали, что народ в целом соблюдает религиозные предписания слишком приблизительно и очень нерадиво.

Главной отличительной чертой фарисеев было детальное уточнение расплывчатых предписаний ветхозаветного Закона и неукоснительное их соблюдение. Огромную роль наряду с Писанием играли «предания старцев» (Мф 15:1-6; Мк 7:1-13).

Нормы, утвердившиеся в иудаизме начала н.э., были намного более детальными и строгими, чем предписания Пятикнижия. Так, Закон Моисея запрещает работать в субботу: «день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в этот день никакого дела» (Исх 22:10).

Раввинистическое толкование, восходящее к фарисейскому преданию, понимает слово «работа» предельно расширительно: в субботу, например, запрещается любое зажигание огня, написание более чем одной буквы, перемещение более чем на определенное количество шагов и подобное. Раввинистические предписания регламентируют подробнейшим образом все стороны жизни человека: приготовление еды, супружеские отношения и т.д. и т.п.

По-видимому, такова была в целом тенденция развития иудаизма в I в. н.э., но именно в учении фарисеев («преданиях старцев») эта тенденция реализовалась полнее всего. Иосиф пишет, сравнивая учения саддукеев и фарисеев: «Фарисеи передали народу, на основании древнего предания, множество законоположений, которые не входят в состав Моисеева законодательства. Саддукеи совершенно отвергают все эти наслоения, требуя обязательности лишь одного писаного закона и отнимая всякое значение у устного предания. Благодаря этому часто возникало множество споров и разногласий между фарисеями и саддукеями» («Иудейские древности» XII 10:6). Апостол Павел в Деяниях характеризует фарисеев как «строжайшее в нашем вероисповедании учение» (Деян 26:5).

Соблюдая ритуальную чистоту, фарисеи отказывались садиться за один стол не только с иноверцами и иноземцами, но и с другими евреями, если считали их оскверненными грехом или недостаточно тщательным выполнением бытовых религиозных предписаний (Мф 9:11). Фарисеи много постились (Мф 9:14), подолгу молились (Мф 23:14). Строго соблюдали субботу (Мф 12:2). Строго, до мелочей, соблюдали предписания о десятине на Храм (Мф 23:23).

Фарисеи не были связаны с Храмом, т.е. с официальной иерархией. По социальному статусу большинство из них, как полагают исследователи, было торговцами или небогатыми землевладельцами. Некоторые, однако, целиком посвящали себя изучению и толкованию Закона.

Простой народ не мог следовать в своей обычной жизни детальным предписаниям фарисеев, но уважал их как людей святой жизни (считая, по-видимому, что святая жизнь состоит именно в соблюдении максимального количества максимально детальных обрядовых предписаний). Согласно Иосифу, простой народ необыкновенно чтил их и в столкновениях храмовой аристократии с фарисеями всегда был на стороне фарисеев.

Предельно серьезное отношение к вопросам веры сближает первых христиан и фарисеев. Но в Новом Завете портрет фарисея дан как своего рода фон к тому, каким должен быть последователь Иисуса Христа: у того, кто идет за Иисусом, на первом месте должно быть не внешнее, а внутреннее.

«Книжники и фарисеи заняли место Моисея и учат вас. Все, что они вам велят соблюдать – соблюдайте, но не следуйте их примеру, потому что они говорят, а сами не делают. Они навьючивают на людей тяжелое и неудобоносимое бремя, а сами и пальцем до него не дотронутся. Все дела свои делают напоказ… » (Мф 23:2-5).

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры! Вы чистите чашу и блюдо снаружи, а внутри они наполнены жадностью и неправдой. Слепой фарисей! Сперва очисти то, что внутри, в чаше, тогда и снаружи она будет чиста» (Мф 23:25-26). Притча о мытаре и фарисее (Лк 18) наиболее четко выразила отношение Христа к фарисеям – и сделала в европейских языках слово «фарисей» синонимом слов «ханжа» и «святоша».

Саддукеи, фарисеи и ессеи

В одной из недавно появившихся научно-публицистических статей предложено заменить это отождествление другим, и дается следующий перечень отличительных черт фарисеев времен Иисуса (нумерация этих черт моя – М.С.): «(1) Люди вовсе не презренные, но, наоборот, почитавшиеся в народе как моральные и духовные авторитеты. Независимые от духовных и светских властей… (2) Любившие приспособить религиозные нормы к «современной жизни». (3) Выступавшие против смертной казни. (4) По большей части чуждавшиеся политики. Призывавшие к отделению религиозной власти от светской — у второй же, дескать, «руки в крови»… (5) Стремившиеся навести в расколотой Иудее разумный республиканский порядок. (6) Любившие молиться не в синагогах, а по домам, предвосхищая «приватную религиозность», модную в отделенных кругах XXI века».

Совокупность этих черт дает автору основание сопоставить фарисеев с новоевропейской интеллигенцией. Это очень интересный историософский тезис, и он, несомненно, заслуживает серьезного научного анализа, пункт за пунктом.

(1) Для фарисеев и их сторонников авторитет человека определялся знанием заповедей Закона, знанием «отеческих преданий» и их тщательнейшим, детальнейшим соблюдением. Действительно, такой авторитет не зависит ни от богатства, ни от близости к политической власти, ни от духовных, ни от светских властей.

Для интеллигенции (по крайней мере, в идеале; реальность с идеалом зачастую расходится) авторитет человека тоже не должен зависеть ни от его богатства, ни от близости к власть имущим. Но на том сходство новоевропейской интеллигенции с древнееврейскими «перушим» и заканчивается.

В жизни древнееврейского фарисея, как мы видели, важнейшее место занимала детально разработанная система обрядовых предписаний и религиозно-ритуальных запретов; эти предписания и запреты ежеминутно контролировали все аспекты его жизни. Это прямо противоположный конец спектра по отношению к тому, что принято называть «интеллигентской религиозностью».

Фарисеи (как, впрочем, и саддукеи, и ессеи) были сторонниками строжайшей национальной изоляции: с представителями других народов не может быть никаких смешанных браков, с ними нельзя даже есть за одним столом. Характерное для новоевропейской интеллигенции представление об «общечеловеческих ценностях» и «общечеловеческой культуре» было столь же чуждо для древнего фарисея, как, скажем, для иранского аятоллы.

(2) Бесспорно, самая неудачная характеристика, какую можно дать фарисеям рубежа эр – это что они «любили приспособить религиозные нормы к современной жизни». Мы уже говорили, что обрядовые нормы в иудаизме I в. н.э. не только не смягчаются, а, напротив, делаются все более строгими, и что фарисеи были как раз в авангарде этого процесса детализации, уточнения и устрожения Закона.

Если мы верим свидетельству Деяний Апостолов, то должны присоединиться к апостолу Павлу, который характеризует фарисеев как «строжайшее в нашем вероисповедании учение» (Деян 26:5).

(3) Фарисеи не выступали за отмену смертной казни. Да и как они могли выступать против смертной казни, если Ветхий Завет ее прямо предписывает, а задача, которую ставили перед собой фарисеи, заключалась не в отмене, а в тщательнейшей детализации всех предписаний Ветхого Завета?

Их суд был, действительно, менее жесток, чем суд саддукейской храмовой аристократии. Иосиф Флавий неоднократно это отмечает. Фарисеи, например, в отличие от саддукеев, были против смертной казни за клевету («Иудейские древности» XII 10:6).

В Деяниях апостолов мы читаем, что первосвященник и другие члены Синедриона хотели казнить апостолов, но «фарисей, именем Гамалиил, законоучитель, уважаемый всем народом» воспрепятствовал казни, предупредив членов Синедриона: «берегитесь, чтобы не оказалось, что вы противитесь Богу» (Деян 5).

Но это не значит, что фарисеи вообще никогда не выносили смертных приговоров. Павел, в бытность свою фарисеем, одобрял казнь Стефана (Деян 8:1).

(4-5) Фарисеи вовсе не чуждались политики и уж тем более не призывали к отделению религиозной власти от светской (в 149—140 до н.э., при царице Александре фарисеи фактически правили Иудеей). Идеальной политической системой для них, как можно видеть из произведений фарисея Иосифа Флавия («Против Апиона» II 16 (157)), была теократия, т.е. власть духовенства — а уж никоим образом не демократия и не республиканский порядок!

(6)Утверждение, будто фарисеи «любили молиться не в синагогах, а по домам, предвосхищая приватную религиозность» более чем неверно. Если верить Евангелию, все было в точности наоборот!

Именно фарисеев имеет в виду Иисус под «лицемерами», когда обращается к своим ученикам в Нагорной Проповеди: «Когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми… Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф 6:5-6).

Если все же поискать для «перушим» времен Иисуса какой-то аналог в религиозной жизни современной России, то скорее уж можно сравнить их с теми ультраконсервативными ревнителями «православного благочестия», для которых характерно тщательнейшее внимание к мельчайшим обрядовым деталям и расширительное толкование древних правил.

Как известно, в 73 правиле Трулльского собора запрещено изображать крест на напольных мозаиках («изображение креста, начертываемое некоторыми на земли, совсем изглаждать, дабы знамение победы нашей не было оскорбляемо попиранием ходящих»).

В некоторых ультраправославных домах и монастырях, расширяя Трулльское правило до абсурда, выламывают паркет, если две паркетины на нем легли перпендикулярно, и вырезают крестовины из сифонов умывальной раковины. Такое расширительное толкование правил и впрямь чем-то похоже на трактовку ветхозаветных заповедей в Мишне и Талмуде.

Ессеи

С тех пор, как были обнаружены кумранские рукописи и большинство ученых (хотя и не все) отождествило их авторов с «ессеями» Иосифа Флавия, ессеям-кумранитам уделяется больше внимания, чем всем остальным течениям иудаизма того времени. В отличие от фарисеев, которые, хоть и считали саддукейское священство заблуждающимся, но все равно, повинуясь Закону Моисея, шли в Храм, – ессеи с иерусалимским Храмом порвали.

Точнее говоря, в ессейском движении существовали два крыла. Представители более умеренного жили семейной жизнью (правда, весьма воздержной) и, видимо, не исключали себя полностью из той религиозной жизни еврейского народа, которая сосредотачивалась вокруг иерусалимского Храма. Представители более радикального крыла (они, как принято считать, были обитателями Кумрана) порвали не только с Храмом, но и вообще со всей «мирской жизнью».

Община кумранитов, как ее обычно реконструируют историки, была первым в истории библейской традиции монастырем. Принятию в общину предшествовал длительный период испытания. Поступившие соблюдали строжайшую дисциплину, беспрекословно повиновались старшим.

Все имущество у них было общим, одежда – бедной: «Платье и обувь они меняют лишь тогда, когда прежнее или совершенно разорвалось или от долгого ношения сделалось негодным к употреблению» (Иосиф Флавий, «Иудейская война» II 8:4). Поддержание ритуальной чистоты было важнейшей заботой общины: постоянные ритуальные омовения, особый ритуал вкушения «чистой» пищи, молитвы, заменившие собой храмовое богослужение.

Строжайшим образом соблюдалась суббота. Члены общины давали обет есть только «чистую» пищу, приготовленную в общине, и только на совместной братской трапезе. Если кто-то из них был изгнан из общины, то, неукоснительно соблюдая обет, он был обречен на голодную смерть: «Связанный присягой и привычкой, такой человек не может принять пищу от не собрата—он вынужден, поэтому, питаться одной зеленью, истощается и умирает от голода.» (Иосиф Флавий, «Иудейская война» II 8:8).

Иерусалимское священство было для них лжесвященством, храм – оскверненным. Даже календарь у ессеев был свой, «подлинный», отличный от иерусалимского; праздники не совпадали. В недалеком будущем они чаяли последней «войны сынов света с сынами тьмы»; причем «сынами света» были, естественно, ессеи, а «сынами тьмы» – все остальное человечество. Война должна была закончиться, с помощью Божьей, полной победой «сынов света» над врагами.

Если уж следовать тренду искать параллели между Иудеей времен Иисуса и нашей действительностью, то можно было бы сравнить ессеев с теми ультраортодоксальными и апокалиптически настроенными православными монашествующими, которые не только в теории, но и на практике соблюдают обет бедности, иерархию обличают в безблагодатности, и ждут скорого конца света.

Эпоха Второго Храма завершилась катастрофой. Националистический авантюризм народных вождей всемерно приближал ее – и приблизил. В 66 г. вспыхнула война с Римом, в 70 г. Иерусалим был взят и сожжен. Вместе с Храмом ушла в небытие саддукейская аристократия. «Сыны тьмы», вопреки ессейским пророчествам, уничтожили ессейские монастыри. Погибло множество фарисеев и множество простых людей. Уцелевшие фарисеи положили начало раввинистическому иудаизму.

Если задача религии заключается в том, чтобы поддержать национальную идентичность, сплотив народ вокруг некоей совокупности религиозных обрядов и правил, то фарисеи и их преемники полностью выполнили эту задачу. Сплотившись вокруг наследия фарисеев, вокруг учения о богоизбранности и детального кодекса религиозно-ритуальных предписаний, еврейский народ пережил и катастрофу 70 г. и еще целый ряд последовавших катастроф.

А за несколько десятилетий до того появилось христианство, возвестившее, что для Бога «нет ни эллина, ни иудея», что «не человек для субботы, а суббота для человека», и еще: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, делайте добро ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас», и еще: «каким судом судите, таким будете судимы на Суде».

Но это уже совсем другая история. Она вообще в другой плоскости существует…

Вы прочитали статью Саддукеи, фарисеи и ессеи. Читайте также:

Фарисей – это лицемер?

Мнимая победа падшей религии

Cудьба священных текстов в исламе, иудаизме и христианстве

О ессеях много пишут Иосиф Флавий и Филон Александрийский, но ни словом о них не упоминается ни в Новом Завете, ни в Талмуде. Это недоразумение объясняют тем, что просто евангелистам и талмудистам кумраниты были известны под другим названием, да и сами кумраниты нигде не называли себя ессеями. О том, что, собственно, означает слово “ессеи”, до сих пор нет единого мнения среди исследователей. Так, например, Иосиф Клаузнер, трактует слово “ессей” как производное от сирийского хасей, хасая, что значит хасидим. В Талмуде они упоминаются не иначе как первые хасиды. Филон Александрийский, называя их “ессеями” сам не очень хорошо уверен в значении этого слова, он пишет: “По моему мнению, они получили (свое) название, хотя это и не в строгом соответствии с греческим языком, от своего благочестия ( – благочестивые), так как больше других заботятся о Боге, и не тем, что приносят Ему в жертву животных, а тем, что стремятся иметь благочестивый (достойный служителя Бога) образ мыслей” note 26 . Есть гипотезы, объясняющие это название от отца царя Давида Иессея, есть и другие (всего гипотез на сегодняшний день насчитывается 20), хотя ни одна из этих теорий не имеет пока никаких убедительных доказательств.

Ессеев Иосиф Флавий называет “философской школой, преследующей особую святость”. Они “…еще более, чем другие (иудеи ), связаны между собою любовью. Чувственных наслаждений они избегают как греха и почитают величайшей добродетелью умеренность и поборение страстей. Супружество они презирают, зато они принимают к себе чужих детей в нежном возрасте, когда они еще восприимчивы к учению, обходятся с ними, как со своими собственными, и внушают им свои нравы. Этим, впрочем, они отнюдь не хотят положить конец браку и продолжению рода человеческого, а желают только оградить себя от распутства женщин, полагая, что ни одна из них не сохраняет верность к одному только мужу своему” note 27 .

Здесь следует заметить, что сам Иосиф Флавий расценивает целибат ессеев как достоинство, и причем, по-видимому, высоко ценимое среди евреев той эпохи. Филон Александрийский дает несколько иные сведения относительно ессейских воспитанников, он о них, видимо, просто ничего не знает:“Среди ессеев совсем нет детей, ни старшего, ни младшего возраста, так как неустойчивый характер, свойственный юному возрасту, побуждает к новшествам. Ессеи же – взрослые люди, уже клонящиеся к старости, не подверженные более телесным влечениям, не увлекаемые страстями, вкушающие несложную и поистине действительную работу” note 28 . В отношении безбрачия ессеев, свидетельство Филона совпадает с Иосифом: “Отлично видя, что брак – единственное, что может в большей мере разрушить их общность, они отказались от него и вместе с тем прекрасно соблюдают воздержание.

Никто из ессеев не берет себе жены, так как женщины самолюбивы и не в меру ревнивы и искусно влияют на образ жизни мужчины, склоняя его к себе (завлекая) постоянными чарами” note 29 . Все же есть основания больше доверять Иосифу Флавию, который, как он сообщает в своей автобиографической книге “Жизнь”, один год в молодости провел среди ессеев и был даже послушником у пустынника-ессея Банна.

В “Иудейской войне” Иосиф Флавий наиболее подробно описывает образ жизни, нравы и обычаи ессейской общины, о порядке приема в секту, чем-то напоминающем христианские монастырские уставы, он пишет: “Желающий присоединиться к этой секте не так скоро получает доступ туда: он должен, прежде чем быть принятым, подвергать себя в течение года тому же образу жизни, как и члены ее, и получает предварительно маленький топорик, упомянутый выше передник и белое облачение. Если он в этот год выдерживает испытание, то он допускается ближе к общине: он уже участвует в очищающем водоосвящении, но еще не допускается к общим трапезам. После того как он выказал также и силу самообладания, испытывается еще два дальнейших года его характер. И лишь тогда, когда он и в этом отношении оказывается достойным, его принимают в братство. Однако, прежде чем он начинает участвовать в общих трапезах, он дает своим собратьям страшную клятву в том, что он будет почитать Бога, исполнять свои обязанности по отношению к людям, никому ни по собственному побуждению, ни по приказанию не причинит зла, ненавидеть всегда несправедливых и защищать правых: затем, что он должен хранить верность к каждому человеку, и в особенности к правительству, так как всякая власть исходит от Бога. Дальше он должен клясться, что если он сам будет пользоваться властью, то никогда не будет превышать ее, не будет стремиться затмевать своих подчиненных ни одеждой, ни блеском украшений. Дальше он вменяет себе в обязанность говорить всегда правду, разоблачать лжецов, содержать в чистоте руки от воровства и совесть от нечестной наживы, ничего не скрывать перед сочленами; другим же, напротив, ничего не открывать, даже если пришлось бы умереть за это под пыткой. Наконец догматы братства никому не представлять в другом виде, чем он их сам изучил, удержаться от разбоя и одинаково хранить и чтить книги секты и имена ангелов. Такими клятвами они обеспечивают себя со стороны новопоступающего в члены” note 30 .

В “Иудейских древностях” Иосиф Флавий отмечает существенное отличие ессейской веры от тогдашнего традиционного иудаизма, он пишет: “Учение ессеев требует предоставить все на волю Божию; они признают бессмертие душ и считают стремление к справедливости высшею целью. В Храм они доставляют пожертвования, но сами они не занимаются жертвоприношениями, признавая другие способы очищения более целесообразными. Поэтому им запрещен доступ в общий Храм и они совершают свое богослужение отдельно. Впрочем, это наилучшие люди, которые всецело отдаются земледельческому труду” note 31 .

О ессеях также положительно отзываются и христианские отцы Церкви; так, св. Ипполит Римский †258 пишет:“(Ессеи) ведут благочестивейшую жизнь, любят друг друга и стремятся к воздержанию. Они отвергают волнения страсти, им ненавистно даже слышать о них. Они отказываются от брака, принимая же чужих детей, они усыновляют их и прививают им собственные обычаи, таким образом воспитывая их и приобщая к знаниям. Они не препятствуют браку, но сами воздерживаются от него. Они не допускают женщин, если даже те пожелают вступить в их секту, никоем образом не веря женщинам” note 32 .

Кроме всего прочего, ессеи славились своим целительским искусством. Филон Александрийский, в сочинении “О созерцательной жизни” называет их терапевтами, но при этом подразумевая не только врачевателей тела, но и духа. Иосиф Флавий пишет:“Преимущественно они посвящают себя изучению древней письменности, изучая главным образом то, что целебно для тела и души; по тем же источникам они знакомятся с кореньями, годными для исцеления недугов, и изучают свойства минералов” note 33 .

О том же свидетельствует также Ипполит: “Они много занимаются исследованием растений и камней, особенно интересуясь их действенной силой” note 34 .

Кто бы мог подумать, какие фантастические бредни породят эти, казалось бы, невинные свидетельства. Так, например, Иосиф Клаузнер приводит гипотезу, будто: “Ессеи учат Иисуса применять несколько целительных секретов, с помощью которых он совершает различные чудеса, или Лука, который был врач, пришел помочь ему в нескольких случаях мнимой смерти. Это что касается чудес, известных в народе и среди учеников. Но воскресение не могло быть не чем иным, как мнимым. Лука дал ему наркотические снадобья, которые сделали его нечувствительным к боли, и сразу же после того, как он, казавшийся с виду мертвым, был отнесен в пещеру, пришли Лука и Иосиф Аримафейский, который был ессеем, или же другие ессеи, которые своими белыми одеждами показались женщинам как ангелы, и вернули его к жизни из мнимой смерти. И так объясняются все чудеса, творимые естественным путем, которые для непонимающих выглядели сверхъестественными” note 35 . Таковы-то, по мнению Клаузнера и К°, ессеи, наши рыцари Правды, вот, оказывается, кто совершил этот “чудовищный обман человечества”, который называется Христианство.

Несмотря на суровость жизни, ессеи отличались прекрасным здоровьем и долголетием, о чем свидетельствуют и Иосиф Флавий, и Ипполит: “Они живут очень долго. Многие переживают столетний возраст. Причина, как мне кажется, заключается в простоте их образа жизни и в порядке, который они во всем соблюдают” note 36 .

“Большинство их долговечны, так, что есть даже старше ста лет”, – пишет Ипполит note 37 .

Однако этими относительно скромными сообщениями до самого последнего времени исчерпывалась вся информация о ессеях, и вот уже почти на протяжении двух тысяч лет она не пополнилась ни одним новым фактом. Отсутствие каких-либо документальных подтверждений существования ессейских сект даже привело некоторых критических ученых к гипотезе об их вымышленности или о своевольных интерполяциях монахов переписчиков, желавших таким образом подкрепить идеологические устои монашеского образа жизни. Эти гипотезы можно было принимать или не принимать, но их невозможно было опровергнуть. С открытием Кумрана, мы имеем не только археологическое подтверждение сообщений Иосифа Флавия и Филона, но и новые сведения, полученные, так сказать, “из первых рук”, т. е. литературные произведения самих ессеев.

За что Иисус критиковал фарисеев, саддукеев и книжников?

Для начала, конечно, стоит пояснить кто такие фарисеи, саддукеи и книжники. Фарисеи и саддукеи являлись разными ветвями (течениями) иудаизма, а книжники занимались тем, что переписывали свитки Священного Писания, поэтому хорошо его знали и уважались народом. Обличения Иисусом Христом фарисеев и саддукеев были обращены в основном к их духовным авторитетам. То есть критика фарисеев, саддукеев и книжников является обличением Иисусом действия духовных лидеров Израиля того времени.

В первую очередь, конечно, Христос обличал духовенство в лицемерии! То есть, они выглядели респектабельно, духовно возвышенно, пользовались уважением народа, а внутри, что не было заметно простым верующим, были не столь порядочны и духовны. Иисус говорил о них так:

Матф.23:27 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты.

Если углубляться в частности, то Иисус Христос критиковал фарисеев, саддукеев и книжников за нижеследующее. Приведем о них слова Иисуса

1. За то, что они исполняли НЕ все заповеди Писания, а в большей степени – обрядовые и которые на виду:

Матф. 23: 23 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять.

Матф. 23:2 сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи (учителя Божьего закона, первым из которых был Моисей); 3 итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их (фарисеев) не поступайте, ибо они говорят, и не делают.

2. За то, что они учили неверно народ, что служило погибели людей:

Матф. 23: 13 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете. 15 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас.

3. За то, что они любили возвышать себя над народом (паствой):

Матф. 23: 6 также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах 7 и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель!

4. За то, что отделяли себя от народа, в том числе специальной одеждой, чего не было в законе Моисея для левитов и других служителей (только священники, входя в святилище одевали специальную одежду из виссона, а Первосвященник – носил более сложную функционально, символизируя Посредника Иисуса):

Матф. 23: 5 увеличивают воскрилия одежд своих

5. За то, что прибавили к закону Моисея много человеческих Преданий:

Матф. 23:4 связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям

Мар.7:7 тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим.

6. За то, что духовные лидеры отменяли прямые заповеди Божьи, отдавая приоритет исполнению заповедей человеческих Преданий:

Мар.7:8 Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное. 9 … хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание?

Матф. 15:3 зачем … вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего (речь идет о преданиях старцев, о чем написано в Матф. 15:2 )? 6 таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим.

Как Вы думаете, относятся ли все эти упреки Христа к духовным лидерам некоторых современных исторических христианских конфессий, которые:

1. Исполняют не все заповеди Писания (в частности прямо некоторые нарушают 2, 3, 4 заповеди Декалога, Исх. 20:4-11)

2. Учат народ не так как написано в Слове Божьем, уводя их от Живого Господа к предметам, святым местам, людям посредникам, мол, эти посредники свяжут их с Богом. Поэтому верующие неверно понимают характер любящего Господа, мол, ему, некогда, Он общается только с избранными, а простых людей не слышит и не замечает и ждет, чтоб те обратились к святым или святыням… Но Бог в Своем Слове говорит, что Он Сам слышит все направленные к Нему молитвы и рядом с каждым из нас и вникает во все наши дела (Пс. 32:15) и знает даже сколько у нас волос на голове (Матф.10:30), и ответит на молитву веры и исцелит (Иак. 5:15).

3. Некоторые служители возвышают себя: не против, когда им целуют руки и подол, считают свое духовное положение гораздо ближе к Богу. Хотя, по сути они такие же обыкновенные люди — грешники, а иногда и больше, ведь знание церковных уставов само по себе не освещает человека, зато, кому больше дано, с того больше и спроситься (Лук.12:48). Многие духовные учителя просят, чтоб их называли духовный учитель, наставник, отец, папа, что напрямую запрещал Иисус, указывая на подобные ошибки фарисеев (см. Матф. 23 гл)

4. Придумали себе специальную одежду, чтоб подальше себя отделить от обычных людей, вызывая у тех особое уважение к себе. Хотя закон Моисея не предписывал всем служителям отличаться одеждой (кроме Первосвященника), а только надевать ее священникам перед тем как войти в храм. Также служители первой христианской церкви (первые 3 века), включая епископов, не имели специальной одежды, а носили то, что и простые люди.

5. Духовенство христианства, сращиваясь с государством, впитало в учение много из язычества – чудотворные святыни, святые посредники, волшебные места и предметы. Также прибавили к Божьему закону множественные придуманные бремена: посты, епитимии и т.д., усложняя жизнь верующему, чего не предписывал Бог в Своем Слове. Этого никогда не было ни в Ветхом ни в Новом Завете.

6. Духовные лидеры поверили, что старцы имеют право комментировать закон Божий так, что это изменяет четко и однозначно изложенные заповеди Божьи. В частности, изменив четвертую заповедь о субботе, подкорректировав вторую заповедь, где Господь запрещает почитание ЛЮБЫХ изображений, игнорирую третью заповедь, где Бог запрещает напрасно повторять Его имя, а в некоторых молитвах это делается аж по 40 раз, для набора счета, как будь-то Бог с первого раза не слышит. Есть и другие нарушения закона, я здесь пишу о самых наглядных. Более полно данный вопрос раскрыт в моей книге “Возвращаясь к истокам христианского вероучения”. Во всех этих случаях, нарушение прямой заповеди поясняется Преданием, мол, святые старцы объяснили, что так можно делать и это не нарушение. Именно за это упрекал Иисус духовенство своего времени, что те авторитет старцев ставили выше прямого Слова Божьего.

Валерий Татаркин

Здесь = > другие вопросы по Библии

Теги: За что Иисус критиковал фарисеев, саддукеев и книжников?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *