Сестра милосердия

Сёстры милосердия

Эта статья — о монашеской конгрегации. О медицинских работниках см. Медицинская сестра. Не следует путать с Дочерьми милосердия — конгрегацией, созданной во Франции в XVII веке. Кэтрин Элизабет Маколи, основательница конгрегации

«Сёстры милосердия» (англ. The Religious Order of the Sisters of Mercy, RSM) — католическая женская монашеская конгрегация, основанная в Дублине (Ирландия) 12 декабря 1831 года Кэтрин Элизабет Маколи. Деятельность конгрегации «Сёстры милосердия» направлена на помощь обездоленным и образование малообеспеченных. Члены конгрегации принимают обеты бедности, послушания и целомудрия. Отличительной чертой конгрегации является принятие характерного только для этой общины особого обета служения и активная общественная деятельность, проявляющаяся в лоббировании определённых политических программ. В соответствии со своей миссией многие монахини занимаются преподавательской, медицинской и благотворительной деятельностью.

История

Конгрегация «Сёстры милосердия» была основана Кэтрин Элизабет Маколи, которая после получения наследства направила значительные материальные средства на организацию «Дома милосердия» в Дублине. В этом доме последовательницы Кэтрин Элизабет Маколи оказывали разнообразные образовательные, религиозные и социальные услуги бедным женщинам и детям. «Дом милосердия» сохранился до нашего времени. Сейчас в нём находится «Международный центр милосердия». Светская деятельность женской общины, собранной при «Доме милосердия» в первое время столкнулась с настороженностью церковной иерархии. Чтобы не было проблем с церковной властью, Кэтрин Элизабет Маколи по совету своего духовника стала заниматься учреждением монашеской конгрегации.

При жизни Кэтрин Элизабет Маколи монашеская община состояла примерно из 150 человек. Были основаны новые двенадцать домов сестёр в Ирландии и два в Англии. После смерти Кэтрин Элизабет Маколи 11 ноября 1841 года монашеская конгрегация «Сёстры Милосердия» стала постепенно распространять свою деятельность в США, Австралии, Новой Зеландии и Аргентине.

В 1992 году конгрегацией «Сёстры милосердия» была создана Международная Ассоциация Милосердия (Mercy International Association), валовой доход которой в 2006 году составила около 5,5 миллионов фунтов стерлингов.

20 мая 2009 года деятельность конгрегация подверглась расследованию со стороны Ирландского правительства. Доклад «Комиссии по расследованию жестокого обращения с детьми» обвинил монахинь в физическом, словесном и сексуальном насилии над детьми, проживавшими в детских домах конгрегации.

Примечания

Милосердия сёстры

Женское участие в положении раненых — уникально. Все, когда-либо соприкоснувшиеся с медициной, знают, что именно женские руки причиняют меньше страданий и быстрее вылечивают. Мужчинам-санитарам этого не дано.
Во время Крымской войны без них обойтись было уже невозможно: жестокость войны и страдания раненых стали запредельными, на одного погибшего в бою пришлось 10 солдат, умерших от ран и болезней. Выходить и спасти тысячи раненых смогли во многом именно женщины-сестры милосердия, которые впервые появились в ту войну.
150 сестер милосердия Крестоводвиженской общины (в большинстве из благородных семей), созданной великой княжной Еленой Павловной, прибыли в Севастополь и впервые осуществили уход за ранеными и больными непосредственно в боевых условиях: на поле боя и в лазаретах.


Сестры милосердия напрямую подчинялись профессору Медико-хирургической академии Санкт-Петербурга Н.И. Пирогову, который восторженно писал о них: «Горжусь тем, что руководил их благословенной деятельностью».
Россия играла ведущую роль в мире в деле создания именно светских общин сестер милосердия, тогда как в государствах Западной Европы преимущество было за религиозными общинами, где главное было духовное состояние членов общин. Светские общины сестер России имели другую цель — обучение медицинского сестринского персонала, подготовку его для работы в условиях войны.
В 1867 году под покровительством императрицы Марии Александровны, жены императора Александра II, было создано Общество попечения о раненых и больных воинах, объединившее сестер. Впоследствии оно стало известным и поныне Российским обществом Красного Креста. Под руководством и покровительством российских императриц РОКК осталось до 1917 года.
С наступлением Великой войны женщины страны, невзирая на сословные различия и положение в обществе, самоотверженно ухаживали за ранеными на передовой и в тылу: дочь морского министра работала в Николаевском морском госпитале в Петрограде, а дочь председателя Совета министров оправилась на фронт сестрой милосердия, как и Александра Львовна Толстая. Писатель Куприн со своей супругой — сестрой милосердия, находился с первых месяцев войны на фронте.

Римма Иванова, учительница из Ставрополя, добровольно пошла на защиту Отечества и стала сестрой милосердия. 9 сентября 1915 года у деревни Мокрая Дуброва (ныне Пинский район Брестской области Республики Беларусь) во время боя Римма Иванова под огнём оказывала помощь раненым. Когда во время боя погибли оба офицера роты, она подняла роту в атаку и бросилась на вражеские окопы. Позиция была взята, но сама Иванова получила смертельное ранение разрывной пулей в бедро. Указом Николая II, в виде исключения, Римма Иванова была посмертно награждена офицерским орденом Св. Георгия IV степени. Стала второй (после учредительницы Екатерины Великой) и последней подданной России, награждённой за 150 лет его существования.
На третий месяц войны сестра милосердия Елизавета Александровна Гиренкова была награждена орденом Св. Георгия I степени «за выдающуюся храбрость, проявленную под огнем неприятеля при оказании помощи раненым». Баронесса Евгения Петровна Толль к концу второго года войны была трижды ранена, награждена крестом Св. Георгия IV степени и представлена к третьей и второй.

Великая княгиня Мария Павловна Романова больше года проработала сестрой милосердия во фронтовом лазарете простой сестрой милосердия, награждена двумя Георгиевскими медалями.
Самое деятельное участие в деятельности сестер приняли женщины всех сословий, включая и самые высшие. Вот о сестрах милосердия самого высшего ранга страны, незаслуженно забытых, оскорбленных и оклеветанных, и хотелось бы напомнить.
Императрица Александра Федоровна являлась одной из руководительниц Российского общества Красного Креста и общин сестер милосердия с самого начала войны в 1914 г.


Сестры милосердия РОКК Александра Федоровна, Татьяна и Ольга Романовы, Царкосельский лазарет, 1914 год
Она с единомышленниками и помощниками превратила город Царское Село и огромную часть Зимнего дворца в крупнейшие в мире военные медицинские госпитальные и реабилитационные центры, которые были оснащены самым передовым медицинским оборудованием. Поэтому туда привозили самых тяжёлых раненых, за которыми сама императрица ездила на фронт в санитарных поездах.

Лазарет в Зимнем Дворце, 1915
В 1914 г. под опекой императрицы и ее дочерей только в Царском Селе было открыто 85 лазаретов во дворцах, госпиталях, частных домах и дачах, начиная с Большого Екатерининского дворца и кончая дачами и особняками. Александра Федоровна распределяла пожертвования на нужды войны, приспособила под госпитали свои дворцы в Москве и Петрограде, организовала выпуск медицинских журналов, где рассматривались передовые методы лечения.
В дворцовых госпиталях она с дочерьми организовывала курсы сестер милосердия и сиделок. В Зимнем дворце отвели под раненых лучшие парадные залы, выходящие на Неву, а именно: Николаевский зал с Военною галереею, Аван-Зал, Фельдмаршальский и Гербовый — всего на тысячу раненых. По ее инициативе были пристроены благоустроенные пристройки к дворцам, чтобы разместить в них жен и матерей госпитализированных солдат, что исключительно благоприятно влияло на процесс выздоровления раненых, организованы санитарные пункты, где женщины всех сословий вместе готовили перевязочные материалы для раненых.
Но все-таки главной обязанностью для себя и всех своих четырех дочерей она считала непосредственную помощь раненым в качестве сестер милосердия. В ноябре 1914 г. Александра Федоровна с дочерьми Ольгой и Татьяной и сорока двумя другими сестрами первого выпуска военного времени сдали экзамены и получили свидетельство военной сестры милосердия. Потом все они поступили рядовыми хирургическими сестрами в лазарет при Дворцовом госпитале и ежедневно перевязывали раненых, в том числе и тяжелораненых.
Как любая операционная сестра, Императрица подавала инструменты, вату и бинты, уносила ампутированные ноги и руки, перевязывала гангренозные раны, научилась быстро менять застилку постели, не беспокоя больных, гордясь нашивкой Красного Креста.
Из письма Императрицы Николаю II. Царское Село. 20 ноября 1914 г.: «Сегодня утром мы присутствовали (я, по обыкновению, помогаю подавать инструменты, Ольга продевала нитки в иголки) при нашей первой большой ампутации (рука была отнята у самого плеча). Затем мы все занимались перевязками (в нашем маленьком лазарете), а позже очень сложные перевязки в большом лазарете. Мне пришлось перевязывать несчастных с ужасными ранами… они едва ли останутся мужчинами в будущем, так все пронизано пулями. Я все промыла, почистила, помазала иодином, покрыла вазелином, подвязала, — все это вышло вполне удачно. Я сделала 3 подобные перевязки. Сердце кровью за них обливается, так это грустно, будучи женой и матерью, я особенно сочувствую им.»

Сестра РОКК Александра Федоровна Романова обрабатывает рану, Царскосельский лазарет.

Из дневника дочери, Татьяны Николаевны: «…Была операция под местным наркозом Грамовичу, вырезали пулю из груди. Подавала инструменты… Перевязывала Прокошеева 14-го Финляндского полка, рана грудной клетки, рана щеки и глаза. Перевязывала потом Иванова, Мелик-Адамова, Таубе, Малыгина…».

Сестра РОКК Татьяна Романова перевязывает раненого под руководством лучшего хирурга России Веры Гедройц.
Из дневника дочери, Ольги Николаевны: «…Перевязала Потшеса, Гармовича 64-го Казанского полка, рана левого колена, Ильина 57-го Новодзинского полка, рана левого плеча, после Мгебриева, Побоевского….».

Сестра РОКК Ольга Романова
Младшие дочери Мария и Анастасия прошли домашние курсы медицинских сиделок и помогали матери и сестрам в их госпиталях в уходе за ранеными, за что те были им бесконечно благодарны.
Стихи раненого прапорщика, великого русского поэта Николая Гумилева, пациента Царскосельского лазарета Большого Дворца, посвященные Анастасии от имени группы раненых офицеров.
Сегодня день Анастасии,
И мы хотим, чтоб через нас
Любовь и ласка всей России
К Вам благодарно донеслась.
Какая радость нам поздравить
Вас, лучший образ наших снов,
И подпись скромную поставить
Внизу приветственных стихов.
Забыв о том, что накануне
Мы были в яростных боях,
Мы праздник пятого июня
В своих отпразднуем сердцах.
И мы уносим к новой сече
Восторгом полные сердца,
Припоминая наши встречи
Средь царскосельского дворца.
Эта работа не была показухой: вот как об этих сестрах милосердия отзывалась их непосредственная начальница, лучший хирург России Вера Игнатьевна Гедройц, не любившая вообще-то самодержавие, и с настороженностью отнесшаяся поначалу к ним: «Они не играли в сестер, как это мне приходилось потом неоднократно видеть у многих светских дам, а именно были ими в лучшем значении этого слова».
Татьяна Мельник, дочь врача Боткина: «Доктор Деревенко, человек весьма требовательный по отношению к сестрам, говорил мне уже после революции, что ему редко приходилось встречать такую спокойную, ловкую и дельную хирургическую сестру, как Татьяна Николаевна».
Эти сестры милосердия оказали помощь сотням раненых защитников Отечества, многим тем самым сохранив жизнь. Можно ли представить, чтобы жены и дочери высших большевистских бонз (до и после 91 г) служили хирургическими сестрами?
Александра Федоровна и дочери проявили заботу и об умерших от ран: по ее распоряжению в Царском селе впервые было открыто и первое официальное братское кладбище павших за Отечество в Первую мировую войну. На свои средства императрица построила церковь. Многих из погребенных здесь царская семья лично провожала в последний путь, и заботились о могилах.
Коммунисты впоследствии снесли кладбище бульдозерами и устроили на нем … огороды. Сегодня на месте кладбища установлен гранитный памятник-крест в честь павших за Родину в Великой войне, один из немногих, существующих в России в память о Великой войне.
Памятник павшим воинам в ПМВ 1914-1918 годов на месте Братского кладбища Царского Села (2008), вокруг огороды на могилах.
После ареста царской семьи лазареты и госпитали пришли в полный упадок и раненые оказались без должного ухода. Уникальный лазарет Зимнего был разграблен и закрыт уже 27 октября, были закрыты лазареты Федоровского городка Царского Села.

Даже будучи в Тобольске, Александра Федоровна и дочери интересовались состоянием лазаретов, где служили и переживали об их упадке… Их жизни оборвались трагически и страшно: сестры милосердия Российского Общества Красного Креста Александра Федоровна, Татьяна Николаевна, Ольга Николаевна, Мария Николаевна, Анастасия Николаевна Романовы, спасшие многие и многие жизни раненых русских воинов, были зверски убиты большевистскими нелюдями вместе со своими родными и близкими.
Расправа была изуверской: сначала были убита Александра Федоровна на глазах детей, затем убиты девушки и мальчик, очнувшуюся позже Анастасию добили штыками. Убивали их трусы, которые сами на фронте никогда не воевали и поэтому даже не представляли себе, какое это страшное преступление — убить сестру милосердия.
Имена этих самоотверженных прекрасных женщин России, настоящих Милосердия Сестер, искренне отдавших свои сердца и руки лечению и восстановлению раненых защитников Отечества, навсегда останутся в сердцах благодарных граждан России, вечная им честь и слава. Они жили, и будут жить вечно в потомках выхоженных их руками раненых солдат и офицеров России.
Памятник российским Сестрам Милосердия

Сестры милосердия

СЁСТРЫ МИЛОСЕРДИЯ — лица, добровольно посвятившие себя безвозмездному уходу за больными и ранеными. В 1844 году была учреждена первая в России Свято-Троицкая община сестер милосердия для попечения о больных, заботы о покинутых детях, падших женщинах; при ней были госпиталь, убежище и школа для детей, убежище для женщин. В 1854 году Великая княгиня Елена Павловна учредила Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия для помощи раненым во время войны. В Крым и другие места было отправлено несколько отрядов с 250 сестрами, а также сердобольные вдовы из Петербургского и Московского вдовьих домов и Одесской богадельни. В 1859 году были учреждены Покровская община в Петербурге, приют для иногородних монахинь в Москве и при нем больница и община сестер милосердия; в 1865 году была создана Община сельских сестер милосердия Марии Магдалины. С учреждением Красного Креста он принял на себя подготовку опытного женского санитарного персонала и большая часть общин находилась в его ведении.

Сестры Крестовоздвиженской общины заботы о раненых в Севастополе в 1855 году: Баршевская, Н. Смирнова, Глебова, Савельева, Е. Гординская, Якукина, Домбровская, М. Гординская, Стахович, мать Серафима, Борисова, О. Смирнова

В 1875 году были изданы правила о сестрах милосердия Красного Креста, обучавшихся на курсах, благодаря чему на русско-турецкую войну 1877—1878 годов удалось послать более 1000 сестер милосердия. Санитарные отряды сестер милосердия Красного Креста посылались на места во время эпидемий, голода, стихийных бедствий.

В сестры милосердия принимались девицы и вдовы христианских вероисповеданий от 20 до 40 лет. Жили они при общинах либо при военных госпиталях и больницах, служба была безвозмездной, но от общины сестры милосердия получали одежду и содержание. Престарелым и потерявшим здоровье после 15 лет службы выплачивалась пенсия в 240 руб. в год, для престарелых сестер милосердия были устроены убежища при Общине св. Евгении в Петербурге и при комитете «Христианская помощь» в Москве и др. На 1900 год имелись 81 община с 1600 сестрами милосердия, 60 человек, готовившихся в сестры милосердия, и 860 человек в запасе. В 1897 году Красный Крест учредил в Петербурге также курсы братьев милосердия для ухода за больными и ранеными, а в военное время — для перевязочных пунктов на передовых позициях, куда сестры милосердия не допускались, а также для сопровождения транспортов с ранеными.

Специфика личных судеб сестер милосердия заключалась в том, что в XIX веке выйти замуж они не могли и были обречены на одиночество. Связано это было с предрассудками, бытовавшими в образованном обществе, из которого прежде всего и выходили сестры милосердия: в больницах и госпиталях им приходилось обмывать и перевязывать мужчин, ухаживать за неподвижными мужчинами и, значит, постоянно иметь дело с обнаженным мужским телом, и вследствие этого они уже считались развращенными; по общественным канонам XIX века девица даже не должна была задумываться о том, откуда берутся дети, а не то что знать об этом. В начале XX века, особенно во время Первой мировой войны, воззрения общества отчасти изменились, так что в столичных госпиталях сестрами милосердия работали даже Великие княжны — дочери Императора Николая II. Тем не менее среди пожилых мужчин — носителей прежней морали отношение к сестрам милосердия было однозначным.

Сестры милосердия имели нечто вроде униформы: длинное глухое серое платье с белыми, отдельно привязывавшимися рукавчиками, глухой белый передник и белая косынка, напоминавшая апостольник монахинь, с большим красным крестом на лобной части.

Беловинский Л.В. Иллюстрированный энциклопедический историко-бытовой словарь русского народа. XVIII – начало XX в. М., 2007, с. 615-616.

Кто такие сестры милосердия и о ком они заботятся

Первые общины сестер милосердия Красного Креста появились на территории современной Беларуси еще в XIX веке. Тогда их основной задачей была подготовка женского санитарного персонала для ухода за больными и ранеными как в военное, так и в мирное время. За прошедшие годы изменилось многое, и сегодня список дел сотрудников медико-социальной службы Белорусского общества Красного Креста «Дапамога» включает в себя десятки пунктов, связанных с оказанием медицинской и социальной помощи на дому пожилым и одиноко проживающим людям, людям с инвалидностью и тяжелыми хроническими заболеваниями. Сделать укол, измерить давление, обработать пролежни, умыть, переодеть, сменить постельное белье, провести уборку жилья, приготовить еду, сходить в аптеку и магазин, оплатить коммуналку. И, конечно же, просто поговорить по душам, рассказать последние новости, обсудить полюбившийся сериал. А порой — держать за руку до последнего вздоха…
Здесь не бывает ненужных дел и слов: свою сестричку подопечные часто воспринимают как самого родного и близкого человека, которому доверяют и с которым готовы общаться сутками напролет. Кто соглашается на эту тяжелейшую в физическом и психологическом плане работу? И почему мы никуда не уйдем от развития интегрированного подхода в оказании помощи на дому? Беседуем об этом с генеральным секретарем Белорусского Общества Красного Креста Ольгой Мычко.
— Ольга Викторовна, обеспечение достойного качества жизни пожилых и одиноких людей всегда в приоритете вашей организации. Но, как говорится, помощи много не бывает.
— Руки нужны всегда. А к рукам — голова и сердце, которые могли бы эту помощь оказывать, избегая формальностей. Знаете, в чем проблема современной медицины во всем мире? Мы не лечим Иванова, Петрова или какую-нибудь миссис Смит. Мы лечим гипертонический криз, пневмонию, бесплодие. А у наших сестер милосердия на попечении как раз конкретные Ивановы и Петровы. Со своими жизненными перипетиями, с окружением, которое тоже максимально старается помочь. Вокруг одного больного человека — семеро мужчин и женщин, которые задействованы в его жизни. И часто нужно оказывать помощь не только тому, кто прикован к кровати или инвалидной коляске, но и его ближнему кругу. Ведь помощь — понятие многогранное. В понедельник это может быть информационная поддержка: как узнать, где купить те или иные лекарства, получить бесплатно подгузники. В среду — физический труд: нужно вымыть полы, сходить в магазин, приготовить еду, чтобы дать хоть какую-то социальную передышку тем, кто ухаживает за инвалидом изо дня в день. В пятницу — психологическая разрядка: просто быть рядом, разговаривать, поддерживать, поднимать настроение.
— В нашей стране созданы сильные системы здравоохранения и социальной защиты, каждая из них выполняет свои функции. Достаточно вспомнить о социальных работниках, патронажных медсестрах.
— Это так, но, к сожалению, в некоторых моментах возникает пробел, который не покрывается отдельными государственными или общественными структурами. Красный Крест находится на стыке этих двух систем и вносит свой важный вклад в оказание помощи тяжелобольным людям на дому. Наша организация подписала соглашения с Министерством труда и социальной защиты и Министерством здравоохранения. На местах наша медико-социальная служба тесно взаимодействует с территориальными организациями здравоохранения, с участковыми врачами, с центрами социального обслуживания населения. Помощь, которую оказывают сестры милосердия, — долговременная, в среднем около пяти лет. Как правило, они обслуживают подопечного до конца его жизни и помогают ему достойно покинуть этот мир.
Есть в нашей работе и элемент кейс-менеджмента, когда работник становится координатором услуг. Если нужно решить вопрос с оформлением инвалидности, с опекой, сестра милосердия часто берет это на себя. Порой случается и такое: помогает подопечному наладить контакт с родными и близкими, друзьями, соседями. Такие вопросы, казалось бы, никак не связаны с нашими прямыми функциями, но уникальность этой работы в том и состоит, что медицинское неотделимо от социального. Шесть медицинских сестер милосердия Белорусского Красного Креста получили международное признание и удостоены медали имени Флоренс Найтингейл — самой почетной и высшей награды для сестер милосердия во всем мире: это Нина Близнюк (2009 год), Людмила Леликова (2011 год), Ольга Гейцева (2013 год), Тамара Терешина (2013 год), Изольда Семушина (2013 год). А буквально на днях к их компании присоединилась и Галина Кулагина — Сколько в стране сестер милосердия Красного Креста и что это за люди?
— Сегодня это совсем небольшая цифра — 225 работников. Все они — представительницы прекрасного пола (хотя одно время у нас работал один брат милосердия). В основном — старше 50 лет, которые либо уже находятся на пенсии, либо совмещают работу в нашей организации со своей основной деятельностью. И вот этими силами ежегодно медико-социальную помощь на дому удается оказывать почти 1500 пациентам. Хотя, если учитывать, что в стране порядка 125 тысяч человек нуждаются в услугах сестер милосердия, в среднем на каждую из наших самоотверженных женщин приходится около 60 подопечных.

Иван Игнатьевич Воронов и медицинская сестра милосердия Валентина Найденок. Посещает подопечного каждый день.
Фото: @ Швейцарский Красный Крест
— Нагрузка просто нереальная…
— И это только если вести речь об инвалидах. Но не стоит забывать, что мы постепенно приближаемся к отметке в 20% пожилого населения, а это означает, что одиноких и одиноко проживающих пожилых и престарелых людей становится все больше. В то же время, если двое стариков живут вместе и либо не имеют детей, либо их дети и внуки живут далеко, они тоже нуждаются в присмотре.
Зачастую престарелые матери и отцы категорически не желают переезжать к своим ближайшим родственникам, хотят дожить и умереть в своем доме, так что не нужно огулом обвинять сыновей и дочерей в преступном равнодушии к судьбе родителей. Например, сын каждую неделю в выходные ездит за сотни километров от дома в деревню, чтобы проведать 85-летнего отца, проводит у него часть отпуска, праздники. Но он не может бросить в другом городе семью и работу, чтобы вернуться в отчий дом и досматривать близкого родственника. Поэтому на помощь приходит сестра милосердия.
Есть и другие примеры. В частности, совсем старенькая жена самоотверженно ухаживает за лежачим мужем, но она сама в таком состоянии, что ей нужно помогать спускаться по лестнице, ходить в магазин. Дети у этой пары умерли, внуки разъехались по другим странам, а супруги и слышать не желают о том, чтобы переехать к кому-то из них.
Хватает в жизни историй, в которых трудно найти правых и виноватых. С одной стороны — родительский эгоизм, с другой — человек имеет право жить и умереть там, где он хочет. И в идеале каждому нужно помочь. В 2019 году исполняется 55 лет со дня формирования медико-социальной службы Белорусского Красного Креста — В Беларуси более 3000 общественных и около 800 организаций, которые позиционируют себя как гуманитарные. Неужели нельзя привлечь силы со стороны?
— Вопрос не в том, чтобы сделать медико-социальную службу, что называется, колоссальной. Но до 2002 года, когда эта система поддерживалась рублем, у нас работало больше тысячи таких сотрудников. На данный момент осталось только 67 ставок, финансируемых за счет бюджета (их удалось создать благодаря системе государственного социального заказа). Остальные сестры милосердия получают зарплату за счет членских взносов, спонсорской помощи, безвозмездных пожертвований от граждан, коммерческих структур. И люди не особенно рвутся идти на зарплату в 350 рублей, тем более что чаще всего с ними заключаются договоры подряда, а не трудовые контракты сроком на 3—5 лет. Это объяснимо: бюджет формируется на год, и если в следующем году ставка не будет утверждена — что делать с работником? С другой стороны, нельзя оставить этот вопрос исключительно на откуп государственным институтам здравоохранения и социальной помощи, они и так делают свою работу. Да, наилучший вариант — задействовать общественные организации, максимально вовлекать людей в гуманитарные процессы. Социальные проекты и социальные инициативы нужно поддерживать на местах.

Волонтер БОКК Валентина Ткачук помогает подопечной Раисе Шашалевич по дому.
Фото: @ Швейцарский Красный Крест
— Каким образом заинтересовать людей, далеких от проблем одиночества и старости?
— Поверьте, у нас хватает людей зрелого возраста и молодежи, которые хотят быть задействованы в благотворительном процессе. Кто-то просто не знает — как. Одни в состоянии помочь материально, другие готовы предоставить то, о чем мы говорили в самом начале, — руки, сердце, голову. Нужно готовить общество к тому, чтобы оно могло определить свою точку приложения в вопросах милосердия. Выход — создание инициативных групп на местах, в конкретном городе, районе. Чтобы показать человеку, где он может быть применим, где он нужен.
Большинство нормальных людей, которые не больны и не живут только ради себя, готовы не только брать, но и отдавать. Возможностей сделать что-то полезное для общества, для конкретного человека и для себя лично — тысячи. Кто-то организовал для пенсионеров кружок любителей скандинавской ходьбы — это же отлично! Кто-то занялся обустройством спортивного детского городка — на здоровье! Кто-то хочет готовить горячие обеды для бездомных — ради Бога! А есть и те, кто настроен помогать людям на дому. И мы обучаем волонтеров навыкам первой помощи и ухода за тяжелобольными пациентами.
— То есть нужно дать больше свободы общественным организациям?
— Больше правильной свободы. Должно быть регулирование на уровне запросов общества «снизу» — в сельсовете, районе, городе. Как депутат Палаты представителей Национального собрания я обязательно буду ратовать за разработку закона об общественно-полезной деятельности. Нужно четко определить, что включает в себя это понятие, пояснить, как в такую деятельность вовлекаются люди, дать четкий ответ, кто такие волонтеры и какими правами они обладают. Ведь очень многих мужчин и женщин, студентов, которые реально хотят помочь во время, к примеру, весенних паводков, просто не отпускают с работы или с учебы. А как тогда поддерживать инициативных людей, которые готовы взять несколько дней за свой счет, посвятить свое время гуманитарной деятельности? Как вообще в таком случае развивать в обществе понятие милосердия? Оно что, должно быть исключительно без отрыва от производства? Доброе дело нельзя делать строем. Нельзя требовать отчета за человечный порыв. Нужно суметь организовать процесс так, чтобы благие намерения не потонули в пучине бюрократизма и зарегулирования.
КСТАТИ
Помощь нуждающимся Белорусский Красный Крест оказывает на безвозмездной основе. Обеспечить это позволяют разные источники финансирования: до 2002 года это были государственный бюджет и финансовая помощь со стороны Швейцарского Красного Креста и Международной Федерации Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. С 2002 до 2013 года служба работала исключительно за счет членских взносов, пожертвований и внутренней спонсорской помощи. В 2012 году была принята новая редакция закона о социальном обслуживании и внедрен механизм государственного социального заказа, который позволяет привлекать некоммерческие негосударственные организации к оказанию социальных услуг на основе государственного финансирования из средств местного бюджета. Осуществляется это на конкурсной основе. В районе местные органы власти проводят анализ социально-демографической ситуации, определяют приоритетные потребности населения, определяют объем финансовых средств, которые можно выделить на государственный социальный заказ. Затем составляется техническое задание на социальные услуги или проекты, проводится конкурс и выбор поставщиков услуг. Белорусский Красный Крест активно участвовал в инициативе подготовки и внедрения госсоцзаказа в нашей стране и стал пионером его реализации. В 2013 году в Гродно был проведен конкурс на оказание услуг медико-социальной помощи, профинансирована одна ставка медицинской сестры милосердия, и это стало апробацией новой системы. С тех пор организация реализовала около 140 договоров на выполнение государственного социального заказа по оказанию услуг нуждающимся категориям населения. Задействованы все области и город Минск, более 50 районов страны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *