Схиархимандрит авраам рейдман

Послушничество

После определенного периода трудничества в монастыре, во время которого испытывается твердость намерения всецело посвятить свою жизнь служению Богу, по решению игумена или Духовного собора человек может быть принят в число послушников обители. Для этого трудник подает соответствущее прошение и выражает согласие исполнять устав избранной им обители.

Послушник – это уже член братии, готовящийся принять монашество и проходящий новый этап искуса – проверку, насколько этот образ жизни ему близок, насколько есть к нему призвание. Обычно срок монашеского искуса составляет не менее трех лет, но он может быть сокращен до одного года для тех, кто получил духовное образование или учится на дневном отделении духовного учебного заведения (еще одна причина уменьшения срока – тяжелая болезнь). Испытательный срок может быть и продлен, решение об этом принимает игумен обители – единолично или вместе с Духовным собором.

Следует сразу заметить, что желающий посвятить себя монашескому подвигу не должен быть связан в миру такими обстоятельствами, как оставленные без помощи престарелые родители, семья и не достигшие совершеннолетия дети, долговые и иные гражданские обязательства. Все отношения с миром нужно разрешить до ухода в монастырь.

Живя в монастыре, послушник должен неукоснительно исполнять устав. При этом он еще до пострига может отказаться от своего намерения и вернуться в мир, не понеся никаких канонических прещений. Помимо занятости на монастырских послушаниях, кандидат на принятие пострига участвует в богослужениях, в Таинствах Церкви. В этот период он находится под особым духовным окормлением самого игумена и назначенного ему духовного наставника.

Во время монашеского искуса особенно внимательно надо следить за собой и своими помыслами и понимать, что именно в данный момент полагается основа всей монашеской жизни. Монашество – особое призвание, особый вид подвига. Обстоятельства прихода в монастырь могут быть разными, но целью монаха всегда является, по слову Евангелия, стремление к нравственному совершенству и стяжание благодати Духа Святого путем оставления мира, отсечения своей воли, путем усиленной молитвы и труда.

Трудовая деятельность послушников и монахов – неотъемлемая часть жизни в стенах монастыря. Послушания, налагаемые на братию, необходимы не потому только, что нужно создавать какие-то материальные блага для поддержания существования. Приходя в обитель, человек приносит с собой и свои страсти, которые являются следствием измененной грехом человеческой природы; пагубные для спасения привычки. Именно через самоотверженный труд тело, а вместе с ним и душа освобождаются от страстей, отсекаются греховные воля и желания, побеждаются гордость, самолюбие и саможаление. «Общее послушание паче всего содействует к избавлению от гордости. На общем послушании человек обучается духовному искусству, если захочет, и когда на вещи смотрит просто…» (преподобный Амвросий Оптинский). И зачастую именно неправильное отношение к послушаниям, налагаемым в монастыре, является причиной того, что человек по наущению врага рода человеческого оставляет этот благодатный и спасительный путь и уходит из обители. Исполнение послушаний – это прежде всего жертвенное служение Богу и братии, во исполнение заповедей Христовых.

Но послушнический труд должен быть постоянно сопровождаем молитвенным деланием, которое является основанием жизни монашеской.

Во время монашеского искуса послушник должен стараться внимательно и деятельно изучать Священное Писание и аскетические творения святых отцов, прежде всего – Поучения аввы Дорофея, «Оглашения» преподобного Феодора Студита, «Лествицу» преподобного Иоанна Синайского, «Руководство к духовной жизни…» преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка (начиная с ответа 216), творения преподобного Ефрема Сирина, творения святителя Игнатия Брянчанинова и прочие – с совета и благословения игумена или игумении монастыря.

При принятии в послушники благословляется ношение подрясника. При этом совершается обряд, который называется «перемена риз» или «совлечения мира»: трудник (трудница), положив три земных поклона в Алтаре перед святыми Престолом (а трудница перед Царскими вратами) и один поклон игумену (игумении), принимает из его (ее) рук подрясник, монашеский пояс, скуфью и четки. С этого момента он не носит в монастыре мирской одежды.

В некоторых случаях, если это предусматривает внутренний устав монастыря, по благословению правящего архиерея и при письменном согласии послушника может быть совершен чин его облачения в рясу и клобук. После этого послушник именуется рясофорным послушником или иноком, что налагает на него более серьезную ответственность. Покидая монастырь, послушник не имеет более права носить особые одежды, в которые был облачен в период испытания. Игумен монастыря, внимательно наблюдающий за прохождением послушником монашеского искуса и видя его готовность к принятию ангельского образа, сам, или совместно с Духовным собором, письменно представляет кандидата правящему архиерею, испрашивая благословения на монашеский постриг.

***

Время послушничества – это особый период в жизни монаха. Многие вспоминают его с любовью. Вот что пишет, например, о послушничестве в своей книге «Несвятые святые» наместник московского Сретенского ставропигиального мужского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов): «Неповторимым и, быть может, самым счастливым временем монашеской жизни надо признать послушничество. Это потом у инока будут и духовные взлеты, и превосходящие всякое воображение события, которых мирской человек даже представить не может. Будут победы и поражения в невидимой аскетической брани, удивительные открытия – мира и самого себя. Но все равно – годы послушничества не сравнимы ни с чем.

Как-то у престарелого патриарха Пимена спросили:

– Ваше Святейшество, вы достигли высшей ступени церковной иерархии. Но если бы сейчас можно было выбирать, кем бы вы хотели быть?

Обычно малоразговорчивый, погруженный в себя патриарх, не задумываясь, ответил:

– Послушником, сторожем на нижних воротах Псково-Печерского монастыря <…>

Это напоминает лишь светлую отраду беспечального детства – жизнь состоит из одних прекрасных открытий в новом бесконечном и неизведанном – мире. Кстати, две тысячи лет назад апостолы, по сути, три года были самыми настоящими новоначальными послушниками у Иисуса Христа. Их главным занятием было следовать за своим Учителем и с радостным изумлением открывать для себя Его всемогущество и любовь.

Ровно то же самое происходит с послушниками наших дней. Апостол Павел сделал великое открытие: Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же. Эти слова подтверждаются всей историей христианства. Меняются времена и люди, но Христос и для поколения первых христиан, и для наших современников остается все Тем же.

Истинные послушники получают от Бога бесценный дар – святую беззаботность, которая лучше и слаще всякой другой свободы».

______________

1. В настоящее время решение о принятии в число послушников утверждается правящим архиереем. Проект «Положения о монастырях и монашествующих» предлагает передать право окончательного решения о приеме послушников игумену/игумении и Духовному собору монастыря. Сегодня этот вопрос находится в компетенции Межсоборного присутствия.

А. Покровская
Фото А. Ольшанской

Я хоть сейчас в монастырь, или Один день послушания

Очень часто приходится слышать – «Ой, я хоть сейчас в монастырь… Там так хорошо». О таинственной монашеской жизни мечтают женщины и девушки, порой даже независимо от возраста и социального статуса. У кого-то из них есть муж и дети, но семейная жизнь не сложилась. Дети подрастают, муж пьет и часто распускает руки. Кто-то уже разведен и думает начать новую жизнь как бы с чистого листа. Кто-то еще только учится, но впереди неизвестность, а так бы хотелось иметь надежную защиту, не бояться столкнуться с суровой жизнью. Вот и хочется все бросить и уйти туда, где… хорошо, где тебя понимают, где о тебе заботятся, где твоя душа найдет спокойствие и мир.

Да, очень часто складывается такое восприятие монашеской жизни. Потом уже начинаются расспросы: «Что надо, для того, чтобы уйти в монастырь?», «Какие послушания у сестер, чем они занимаются?», «Можно ли общаться с родственниками?», «А интернет запрещен?»

Лично мне такие вопросы на моих социальных страницах от интернет-пользователей и коллег по социальным сетям приходят часто. Со всеми этими – «А как?..», «А можно ли?..», «Как часто?..» – я решила подойти к настоятельнице Казанского женского монастыря г. Ярославля игумении Екатерине (Гаевой). Мы не только пообщались, но и вместе прошлись по сестринским послушаниям.

А послушаний в Казанском женском монастыре много и на любой вкус. Послушаний, то есть дел. Но в монастырях, да и в церковной среде в широком смысле принято говорить послушаний. Это работа, которая выполняется по послушанию. Это та работа, которую ты делаешь не для нее самой и не для себя.

– Очень многие считают, что монахи – подвижники, что они все время и по ночам в том числе молятся, ведь монастырь – место молитвы. Это такое исключительно благоговейное отношение к монашеству, – говорит игумения Екатерина. – Но таких монастырей, где бы была только одна молитва – нет. Везде молитва сопряжена с трудом, а послушания – самые разнообразные. Все зависит от обители.

Про послушание, про молитву мы многое восприняли из книг, из святоотеческой литературы. Но с чем сталкиваешься в реальности? Конечно же есть устав, конечно есть правила монашеской жизни. Но также есть и свойственная каждому монастырю неповторимая среда обитания: ближайшие соседи – города и деревни – жители которых идут в монастырь со своими проблемами и нуждами; паломники, ищущие не только святынь, но и возможности отдохнуть от суеты, сбросить с себя повседневный стресс; нуждающиеся и не только в духовном наставлении. Формируют свой неповторимый портрет монастыря и сами сестры. Они имеют определенный навык жизни в миру, имеют образование и таланты. Поэтому священники многим своим чадам и советуют сначала поехать в монастырь, пообщаться с сестрами, посмотреть на монашескую жизнь.

– Казанский монастырь находится в центре Ярославля, – продолжает настоятельница. – Так и вся наша активная жизнь проходит вместе с городом. Поэтому труды сестер связаны даже с тем, чтобы людям помочь понять что-то о церковной жизни, разобраться со своими проблемами, помочь подойти посоветоваться со священником. Бывает так, что люди смущаются это делать. Почему мы даже очень просим, чтобы священник оставался на какое-то время в монастыре и общался с приходящими. А вопросов очень много.

Сейчас в монастыре живет более 20 сестер. Есть здесь и совсем молодые и те, кто по возрасту и состоянию здоровья находятся уже на полном пансионе. Пришли в обитель сестры в разное время, но каждая из них не уходила из мира, убегая от проблем, прячась в тихом уютном уголке, а приходила к Богу.

– Самое главное для чего люди приходят в монастырь – Богу угодить, – отвечает матушка на вопрос «Так как же прийти?..». – Я по себе могу судить, что когда человек живет в миру, над ним довлеет мирское понимание окружающей действительности, жизненных целей. Человек живет для себя и исполняет свою волю, он выбирает что ему хочется, анализирует, что ему надо, что лучше сделать для карьеры, для профессионального роста, как лучше устроиться в жизни. Но наступает какой-то момент, когда ты понимаешь, что это не главное, когда ты, достигнув каких-то результатов, вдруг задаешься вопросом «А что дальше, что за этим?», «Ради чего все?». И тогда человек начинает искать вокруг себя, внутри себя то единственное, что может для него стать Истиной и Целью, ради чего по-настоящему стоит что-то делать, ради чего стоит жить. Когда человек это понимает, он начинает искать Бога. И поиск этот всегда не прост, как и любая работа над собой. Для наших сестер такой поиск и закончился приходом в монастырь. Но поначалу и ум сопротивлялся, и здравый смысл негодовал: «Как так, все оставить и уйти?» А душа просто пела…

В монастыре вообще вся жизнь посвящена Богу. Конечно, когда приходит человек в монастырь, он как на крыльях летает. Потому что он обрел это место – источник жизни. Но потом постепенно начинаешь учиться монашеской жизни. Она без послушания, без отречения от своей воли немыслима. Это уже будет не монашеская жизнь. То, как ты навык жить в миру – для себя… все по-своему… как тебе хочется – здесь надо будет полностью отказаться от этого. Даже если ты будешь делать что-то, что тебе интересно, что тебе нравится, что ты понимаешь, ты будешь это делать за послушание – это будет уже угодно Богу.

Тут мы не рассуждаем – «Как мне сделать так, чтобы у меня получилось лучше, чтобы меня похвалили…», «Как устроится на лучшее послушание…» или «Почему мне надо посуду мыть, когда я пришла сюда подвиги совершать…». Здесь мы уже отказываемся от своей воли, переступаем через свои желания и таланты. Все за послушание. Все будет во славу Божию. Все будет как Богу угодно. Это послушание мирским умом порой бывает вообще не понять. И если сестра, придя в монастырь, все еще меряет жизнь вокруг себя миром, то она может сначала просто расстраиваться, разочаровываться. Она же мечтала о чем-то романтическом, о подвигах и молитве, когда ты весь в отрешенном от мира состоянии…

А для подвига здесь возможностей – хоть отбавляй. Здесь можно и сестрам послужить и паломникам. Нужно и посуду мыть, и храм убирать, и людей кормить, и экскурсии устраивать, и паломников принимать, и читать псалтирь.

К 6.00 сестры собираются в храме. Те, кто пробовал, те знают… Рано. Хочется спать. Но встают сестры еще раньше, так как у каждой есть келейное правило. Оно дается по силам и не вопреки здравому смыслу. С келейного правила и начинается монашеская жизнь. Правило. Полунощница. Божественная литургия. Так утром молитвенно и настраиваются сестры на целый день. В Казанском женском монастыре служится самая ранняя Литургия в городе. Каждый день в 6.30 начинается служба. Есть возможность спокойно, тихо помолиться. Матушка отмечает, что прихожане приходят и на полунощницу и на раннюю Литургию, особенно это удобно тем, кто спешит на работу. Когда на Украине начались страшные события, в монастыре начали читать неусыпающую псалтирь. Сейчас сестры читают псалтирь по очереди, вычитывая все кафизмы в течении дня.

Трапеза – дело общее, но в то же время и индивидуальное. Сестры могут отказаться от завтрака или от ужина, если они не хотят. Я, конечно же, в первую очередь поинтересовалась что на завтрак. Овсянка, как правило. Гастрономические вкусы у всех разные, но за долгие годы учебы и работы в редакции относительно овсянки сложилось самое доброе мнение. После нее ты свеж и добр.

Скоро в монастыре будет работать и паломническая трапезная. «Хотелось бы, чтобы это была добрая, простая монастырская трапеза – из натуральных продуктов, традиционная, монашеская…», – поясняет мне матушка. Но, как правило, практика подсказывает, что приходящие в монастырь и разделяющие с сестрами трапезу, хотят именно этого. И причина не в том, что здесь какие-то особенные рецепты, а в том, как готовили блюда, как любят говорить в монастырях – с послушанием и молитвой.

После службы сестры расходятся по послушаниям. Кто в трапезную, кто выезжает из монастыря по делам, кто в просфорню, кто в сад. Монастырские цветы первыми встречают гостей обители. А ухаживают за садом сестры с особым вниманием. «Всю эту красоту вокруг храмов обители надо холить и лелеять, – говорит матушка. – Надо смотреть, чтобы цветы не болели, чтобы грунт был хороший. Сестры обрабатывают чуть ли не каждый бутон, когда начинает нападать тля. Опрыскивают от одной болезни, начинается другая – опрыскивают от другой». Интересуюсь, не принимала ли матушка участие, как архитектор по своему светскому образованию, в планировке сада… Нет, сестры все делают сами, как им сердце подсказывает. Пока мы идем по подворью из келейного корпуса в храм одна из сестер обрабатывает цветник. Надо убрать сухоцветы, чтобы в следующем году было много цветов.

Казанская просфорня – это особое место. Благодаря сестрам, которые здесь несут послушание, Литургия совершается в более чем 40 храмах, а точнее – в 47. Просфору пекут здесь и на архиерейское богослужение. Матушка скорбит, что не всем храмам получается помочь. Но предположить по лицам сестер, что они умудряются столько сделать – невозможно. По просфорне порхают веселые и свежие, как только что после полноценного отдыха.

– Это все настолько, казалось бы, обыденная жизнь… Но здесь сестры приобретают навык послушания, смирения и любви, – размышляет игумения, – и трудятся они над этим всю свою жизнь. Конечно бывают и искушения – кажется, что ты ничего не несешь, не на что не способен. Ничего не соображаешь и вообще не понимаешь что происходит. Но продолжаешь делать с послушанием, и все устраивается лучшим образом. И я и сестры часто удивляемся – как это получилось, как будто помимо тебя.

Конечно весной и летом забот в монастыре много. Но зато глубокой осенью и длинной в наших краях зимой есть больше времени и на иконописную мастерскую. Здесь все обустроено по правилам. Хорошее освещение, удобные столы, стеллажи для икон. Какие-то из них и сейчас в работе, в основном – реставрация.

Есть в монастыре библиотека, в которой около 5 тысяч томов. Любая сестра может прийти и взять книги. Конечно сестрам хочется читать, берут сразу несколько книг, но не всегда есть время и силы на чтение. Приходят и прихожане. Что-то читается за общей трапезой.

Самое сложное послушание – уход за теми сестрами, которые уже находятся на полном пансионе. Монастырь – это большая семья. И немощные монахини получают от своих младших сестер заботу. Сейчас на пансионе трудится несколько сестер, но бывает так, что старшая по послушанию остается одна.

О многих монастырских службах стало возможно говорить после того, как обители передали часть дореволюционных монастырских зданий. Здесь разместились гостиница, большая трапезная, просфорня, швейная и реставрационная мастерские, классы воскресной школы.

Здесь же обустроилась и социальная служба монастыря, здесь принимают православный юрист и психолог – прихожане обители. Социальный отдел работает каждый день кроме понедельника и вторника. Несет здесь послушание прихожанка монастыря, недавно она закончила курсы при Синодальном социальном отделе. Это и помогло правильно наладить работу. Вместе с тем эта сестра получает второе высшее образование и на кафедре Теологии при Ярославском педагогическом университете. Всего же на обеспечении монастыря находится 37 многодетных семей, а в них – 111 детей, а когда начинали – было всего 3 семьи, и тогда сестрам казалось, что понести проблемы этих семей – непосильная задача. Сестры рассказывают, что на прошлой неделе в монастырь пришли сразу две многодетные мамочки, у одной трое детей, у другой – трое, а в кошельке по 40 рублей. И идти им не куда. Наш случай.

Для социальной службы оборудован специальный вход – прямо с улицы, здесь же на доске объявлений можно узнать о ближайших благотворительных акциях «Свеча милосердия», которые проходят на каждый большой праздник. Они очень выручают. Иногда – это единственная возможность собрать средства на благотворительность. А живет социальная служба только на пожертвования. Затраты большие. Ежемесячно, каждое второе воскресенье, отдел дает всем своим подопечным семьям продуктовый паек: крупы, масло, мука, сахар. Сейчас же первоочередная задача – собрать детей в школу.

Так и протекает жизнь монахинь в Казанском монастыре. Я увидела всего лишь один день. Конечно, каждый из них не похож на другой. Но основной тон всему монастырскому укладу задает молитва. С нее начинается раннее утро, она сопровождает сестру днем на послушаниях, она же и завершает день. Это средоточие всей монашеской жизни.

С игуменией Екатериной (Гаевой) и сестрами монастыря беседовала монахиня Екатерина (Парунян)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *