Соколова наталия Николаевна

«Называть белое – белым» – серию книг «Наследие семьи Пестовых и Соколовых» представили в Москве

Семья Пестовых-Соколовых – это три поколения уникальной московской поистине православной семьи. На протяжении многих поколений вера в Бога помогала Соколовым – Пестовым выстоять в непростое время XX века, и только благодаря вере они сохранили стойкость духа и лучшие традиции православной семьи.
На встрече присутствовала Екатерина Соколова-Ткаченко, вторая дочь Натальи Николаевны и отца Владимира, внучка Николая Евграфовича Пестова, протоиерей Николай Соколов а также отец Николай Важнов, настоятель маросейского храма, супруг Любови Владимировны, младшей дочки матушки Наталии Николаевны Соколовой.
10 не придуманных историй веры
Собравшихся приветствовал директор издательства “Никея” Владимир Лучанинов. “Мы видим переход от XX века к XXI в истории одной семьи”, – сказал Владимир, – “сейчас все говорят о разрыве традиций. У нас нет опыта воплощения Евангельских заповедей, на которые мы могли бы опереться”, и все же есть одна семья, в которой традиции веры были удивительным образом сохранены в самые трудные годы.
Владимир Лучанинов вспомнил о психологическом эксперименте, который проводился в XX веке, когда в комнату пускали одного человека и двадцать подготовленных участников, отвечавших неправильно на очевидный вопрос. Выслушав неправильные ответы, ничего не подозревавший человек, тоже говорил неверный ответ, но, если в группе был хоть один участник, отвечавший правильно, тот человек чувствовал поддержку и тоже озвучивал верное мнение. По словам директора “Никеи” собрания воспоминаний Пестовых-Соколовых для многих в годы гонений на Церковь стало именно такой поддержкой. “Эти книги называют белое – белым”, – добавил он.
Владимир Лучанинов вспомнил себя студентом Свято-Тихоновского православного университета. Его факультет перевели на станцию метро Юго-Западная и из центра Москвы теперь до занятий приходилось добираться довольно долго. В мрачном настроении в лифте с друзьями, поднимаясь на пары, он встретил протоиерея Николая Соколова. Шел Великий пост. Отец Николай улыбнулся хмурым студентам “Ешьте шоколад, и все будет хорошо”, – подбодрил протоиерей Николай Соколов, разрешив, чтобы победить уныние, небольшое послабление поста
“Роду Соколовых – 300 лет”, – начал свой рассказ протоиерей Николай Соколов, – “Мои дедушки и бабушки – ‘волжане’, выходцы с Волги, бабушка – из Углича. Я помню, как в моем детстве мы с бабушкой посещали Третьяковскую галерею. Остановившись перед картиной “Утро стрелецкой казни”, бабушка сказала “никогда не выступай против власти. Вот, – расстреливают наших предков”
Рассказывая о Николае Евграфовиче Пестове, протоиерей Николай вспомнил, как видел его горячо молящимся в четыре-пять утра. “Мы просыпались от того, что дедушка плакал и бил поклоны. Он был горящей свечой перед Богом. Бабушка говорила ему: “Оставь ты Бога в покое, Он тебе все простил”. Только после смерти дедушки мы узнали, за что он просил прощения”. Михаил Евграфович сражался против Колчака на стороне Красной армии, но “Бог вернул его на Свою сторону”.

Первым читателем книг Михаила Евграфовича стал его сын Николай Пестов, погибший на фронте в Смоленской области в 1943 году. Получив похоронку, Михаил Евграфович нашел в себе силы сказать “Слава Богу за все”, такова была сила его веры. Письма Коли Пестова с фронта, никогда ранее не издававшиеся, войдут новое издание книги “Жизнь для вечности”. Эти письма — ценнейшее свидетельство не только о самом Коле и его близких, но и о времени, в которое они жили.
Протоиерей Николай Соколов представил также иконы написанные Натальей Николаевной. “Она не могла не писать, писала то, что было у нее на душе”, – сказал отец Николай, показав собравшимся образ Богоматери, написанный Натальей Николаевной под вдохновением от такого же образа, явившегося ей в форме инея на окне морозным утром.
Тепло вспоминал Наталью Николаевну и священник Николай Важнов, называя ее не иначе как “своей второй мамой”.
“Мы имели счастье ухаживать за ней до последних дней, – сказал отец Николай, – милость Божия – жить в такой замечательной семье Соколовых”. Натальи Николаевны не стало 24 января 2013 года. Она была живым свидетелем эпохи мученичества, исповедничества, писала прекрасные иконы, дарила любовь ближним. Священнику Николаю Важнову при встрече матушка Наталия подарила свой нательный крестик в знак своей любви, который он продолжает носить по сей день.
“Каким счастливым было время нашего детства!”, – вспоминала, выступая на встрече Екатерина Соколова-Ткаченко, – “Мы не видели ни пьянства, ни ссор. Нас оберегали от всего”. Екатерина Владимировна прочитала два отрывка из дневников матушки Наталии, которые та вела с 1936-го года. Трогательные и не по-детски мудрые письма 10-летней девочки и надпись, сделанная рукой ее мамы, – в 11 лет, в день рождения она “убрала навсегда свой кукольный уголок”. Детство кончилось.
“Когда началось “дело врачей”, на кафедре дедушки судили как врага народа ведущего химика. Профессора Юшкевича впоследствии приговорили, но дедушка не принимал в этом участия. Он демонстративно встал и вышел из зала”, – рассказала Екатерина Соколова-Ткаченко.
“Мои родители не были пионерами, но они очень хорошо учились, никаких санкций на них по этому поводу не накладывали. Причин отказа вступить в пионерскую организацию они не называли. Когда их вызывали, просто молчали”, – вспомнила Екатерина.
“В нашу семью часто приезжала монахиня Магдалина Пашкевич из Марфо-Мариинской обители. Она была из дворянского рода. Еще в 1917-1918 году она преподавала математику в Марфо-Мариинской обители. В то время, когда она приходила к нам, мне было 10 лет, а она была уже в возрасте, прошла и тюрьма, и ссылки. У нее не было пенсии, она жила на пожертвования. В Москве она останавливалась у нас, а потом уезжала обратно в неотапливаемый барак, а бабушка посылала ей посылки. Она была человеком необыкновенной души, очень кроткой. В один из визитов дедушка предложил ей принять у нас ванну и попросил меня вымыть ванну. Я почему-то сказала “не хочу”, уже не могу вспомнить почему. Наш кроткий дедушка сам взял специальную мочалку, вымыл ванну, а мне сказал: “сейчас ты отказалась вымыть ванну для святого человека. Ты знаешь, что она прошла страшную ссылку и тюрьмы, а ты не захотела сделать для нее даже такую малость. Подумай, кому ты отказала?”. Я помню об этом до сих пор”.

Бесконечное количество трогательных историй звучало на встрече, но всем было ясно, что их не уместить в формат небольшого диалога. Издательство “Никея” планирует издать серию их десяти книг. Некоторые из них уже издавались, со многими воспоминаниями читатели смогут познакомиться впервые.
Серию «Наследие семьи Пестовых и Соколовых» открывает книга Натальи Соколовой «Под кровом Всевышнего», которая в конце XX века стала бестселлером на церковном рынке. Посвященная “всем православным женщинам”, эта книга стала своего рода духовным руководством по воспитанию детей и семейной жизни уже для нескольких поколений православных семей.
Всего же планируется выпустить около 10-и книг.
Благодаря этим текстам мы сможем соприкоснуться со всем двадцатым веком, от первых его лет до последних. Проникнутые искренней верой, теплотой и любовью к ближним, слова из книг семьи Пестовых-Соколовых всегда будут звучать мощно и современно. Ведь это слова тех, кто жил для Вечности.

Православие и мир

Наталья Соколова — Под кровом Всевышнего

12 3 4 5 6 7 …111

ПОД КРОВОМ ВСЕВЫШНЕГО

Н.Н. Соколова

По благословению Сергия — епископа Новосибирского и Бердского Н. Н. Соколова. Под кровом Всевышнего. М., 2005.

Православным женщинам посвящается

Аннотация

К читателю

Часть I — В РОДИТЕЛЬСКОМ ДОМЕ

Папа

Загорянка

Мама в тюрьме

Чудо преподобного Серафима

Валентиновка. Отец Исайя

Школа

Отношения в семье между детьми и родителями

Начало молитвы и борьбы

Начало Второй мировой войны

Трудфронт

Окончание школы

Мои студенческие годы. Полиграфический институт

Пророчество отца Исайи

Первые чувства юности

В Гребневе. Знакомство с Володей

Рай на душе

Зимняя тоска

Друг в утешение

Весна

Гребневское общество

Последняя зима в Строгановке

За благословением к старцу

Пророчества отца Митрофана

Моя судьба решается

Общая радость

Сговор

Прощай, институт!

Перед свадьбой

День свадьбы

После свадьбы

Первая весна в Гребневе

Первая моя Пасха в Гребневе

Часть II — ИСПЫТАНИЕ ПРОВИНЦИЕЙ

Нелады на приходе

Отец Василий

Паломничество в Стромынь

«Там убоятся они страха, где нет его…»

Начало моих болезней

Мечта отделиться от родных по плоти

Промысел Божий

На волосок от смерти

После родов

Снова дома

Пожар на колокольне

Болезнь первенца

Чудо святого великомученика Пантелеймона

Помощь святителя Николая

Рождение Серафимчика

«Помолись, отец Серафим!»

Мечта сбывается

Мои мытарства

Откуда пришли к нам святыни

Сон ребёнка

Чудотворная икона Богоматери

Началась самостоятельная жизнь

Сила благодати преподобного Сергия

Отец Владимир расстаётся с Гребневом

Любочка

Вторичная постройка дома

Часть III — ДЕТСТВО БУДУЩИХ ПАСТЫРЕЙ

Мальчики начинают служить

Среди покойников

За грибами

Проблема с няней

Школа — горе!

«Если по плоти живёте, то умрёте…» Мы решаемся на пятое дитя

«Буду терпеть!»

Племянники

Ветрянка, скарлатина

Рождественский Божий дар

Силою Иисуса Христа

«Только с чистою совестью…»

Воспоминания из 40-х годов

Наталия Ивановна

Детство Федюши

Владыка Стефан

Музыкальная школа

Симочка и музыка

Перегрузка Симы

Школа учила обманывать

Борьба за чистоту детской нравственности

Переходный возраст

Отец Владимир и дети

Отец Димитрий и отец Василий

За ёлкой

Дед Мороз

Дедушка Николай Евграфович

Пюхтицы

Продолжение рассказов матушки Ангелины

Сенокос

Псково-Печерский монастырь

Часть IV — СНОВА В СТОЛИЦЕ

Последние годы в Гребневе

Хлопоты о квартире

Кооперативная квартира

Владыка Пимен

Фиброма

Семья Гриши Копейко

В больнице

Хирург Иван Петрович

Беседы с евангелистами

Перед операцией

Операция

После операции

Снова в родном доме

Снова в Гребневе

Опять болезни

Проверка на атеизм

Золотая свадьба родителей

Кончина моей мамы

Переживания за взрослых детей

Суета земная

Предчувствие

Кража

Следствие по делу о краже

Промысел Божий

Обыск и чудо

Дело затянулось на три года

Суд

Тяжёлая обстановка в Гребневе

Пожар внутри храма

Отец Димитрий Дудко в Гребневе

Последние дни земной жизни моего отца

Кончина Николая Евграфовича

Возвращение к живописи

Художники

И для меня воскресли вновь…

Священники отец Иван Зайцев, отец Аркадий

«Бунт» в храме

Молитва о Феде

Гриша

Новые староста и казначей

Мы печём просфоры

Донос и желанная свобода

Начало разлуки

Прозорливость юродивой

Инсульт

Мои проповеди

Ампутация ноги батюшки

Молодые друзья

Последнее Рождество отца Владимира

Наши беседы по вечерам

Последняя Пасха батюшки

Кончина отца Владимира

Как Господь открыл глаза девушке

«Истинные браки совершаются на Небесах»

Послесловие

Отец Павел Груздев

Избранник Божий

Кто же служит в храме?

Материнское благословение на поступление в семинарию

Под стенами Лавры

Ночные молитвы у отца Арсения

Послушание у отца Серапиона

Первый приход

«Не даёт храмы закрывать, упрямый, не подчиняется!»

ПОСЛЕСЛОВИЕ

К читателю

Прежде чем сделать краткое вступление к данной книге, хотелось бы привести небольшую аналогию.

Памяти Натальи Николаевны Соколовой.

Матушка Наталия Соколова — автор книги «Под кровом Всевышнего», мать пятерых детей — протоиерея Владимира Соколова, протоиерея Феодора Соколова (погиб в автокатастрофе в 2000 году), епископа Новосибирского Сергия (Соколова) (скончался в 2000 году).
Встречи с иными людьми оставляют в душе глубокий след. Я говорю о праведниках, угодивших Богу, носителях благодати, настоящей радости. Такой человек возбуждает очень сильные чувства, не смотря на краткость знакомства. Моя приятельница однажды летом ехала в троллейбусе домой. Ее внимание привлекла старушка в бархатной шапочке и газовом платке. Линзы очков сильно увеличивали глаза попутчицы, или сами эти глаза были так глубоки и выразительны? Девушке показалось, что ей заглянули прямо в душу и — наполнили светом. Троллейбус, ехал, покачиваясь, удивительная женщина смотрела на нее… Приятельница моя оказалась, словно в другом измерении и не заметила, как по щекам покатились теплые слезы. Совершенно неверующий человек, она предположила, что, здесь, посреди шумного мегаполиса, суеты и льющегося из водительской кабины шансона за нее была вознесена молитва Богу.

ПАМЯТИ НАТАЛЬИ НИКОЛАЕВНЫ СОКОЛОВОЙ
Наталья Николаевна впервые приехала в Новосибирск в связи с безвременной кончиной своего сына – епископа Сергия (Соколова), возглавлявшего кафедру столицы Сибири в течение непростых пяти лет – с 1995 по 2000 гг. За год до своего ухода в вечность, летом 1999 владыка Сергий благословил супруга принять священный сан. Он был тогда полон сил, спрашивал о наших делах, перекрестил мой большой живот с сыном Ваней – я носила тогда второго ребенка, и рассказал о том, что в семье его дорогого младшего братца протоиерея Феодора ожидают рождения девятого чада!

Наталья Соколова
Год 2000 был для семьи Соколовых мостом в Вечность. В феврале, в день своего Ангела погиб в автокатастрофе младший сын Натальи Николаевны, глава большого семейства, ревностный пастырь и любвеобильный прекрасный человек, приведший к Богу тысячи душ – отец Феодор. Наш владыка проводил брата в последний путь, и, меньше чем через год ушел сам – не пережил разлуку.
Я хорошо помню 20 октября 2000 года – была ранняя, метельная зима. На улице царил холод, с крыш угрожающе свисали совершенно январские сугробы. Поздно вечером мы с о. Андреем прибежали в кафедральный собор, где встал гроб с телом владыки Сергия. Муж облачился, присоединился к духовенству. В этот момент в клубах морозного пара в храм вошли родные почившего епископа. Я стала невольной свидетельницей встречи матери и сына. Наталья Николаевна подошла ко гробу, откинула покровец с дорогого лица… И перекрестила его с невероятной улыбкой, как если бы она благословила своего мальчика в путь – маленького, первоклассника, с огромным ранцем, стоящего на пороге перед выходом в школу первого сентября. Она провела рукой по щеке, поцеловала лоб. Простите, что я пишу об этом так подробно… В этот момент все, стоящие рядом ощутили без преувеличение что смерть отступила, скрылась, здесь больше не было холодного тела. Вера матери и ее благодарность Богу – за все, победила всеобщую нашу глухую скорбь. Владыка словно стоял рядом, придерживая под руку свою удивительную маму, которая еще находила в себе силы утешать безутешных – нас.
Надо сказать, что первое знакомство с матушкой Натальей у нас состоялось гораздо раньше. В 1998 году родилась на свет Лиза – старший ребенок. Владыка Сергий, узнав об этом, на службе подозвал супруга и подарил книгу своей мамы «Под кровом Всевышнего» с надписью – «В благословение на воспитание дочери Елизаветы». Эту книгу зачитали до дыр все поколения женщин нашей семьи. Моя бабушка благодаря этому автобиографическому труду воцерковилась и стала молиться. А я все время мечтала написать письмо автору – с благодарностью и любовью. Но духу узнать у владыки адрес его мамы не хватило. Так, мы впервые встретились с ней у владыкиного гроба… И, конечно же, это было не то место, где я бы отважилась к ней подойти. Тем не менее, чуть позже у нас завязалась переписка: ко мне в храме обратилась одна наша прихожанка и передала прямо в руки ксерокопии писем Натальи Николаевны новосибирцам. Одно письмо начиналось словами: «После кончины моего сына вы все мне родными стали…»

Я написала, сумбурно, как мы любили владыку, что он благословил наш брак, что мы благодарим за книгу… Наталья Николаевна тут же написала очень большое и теплое слово в ответ. Ее письма читали все вместе, за столом. Больше всех радовалась моя бабушка, новоиспеченная православная христианка, что у нас появилась такая чудная советчица и неравнодушный друг. Тон писем отличался от общепринятого вежливого участия, обычного для переписки малознакомых людей. Наталья Николаевна, узнав, что владыка рукополагал мужа, во всех подробностях выспрашивала о нашей жизни и давала потрясающие советы! Еще больше помогала молитвами и утешительным словом – просто рассказывая о собственном жизненном опыте. Она все время напоминала нам о необходимости вручать детей Богу, помнить, что все они – Христовы, даны нам на время, что все скорби преходящи, советовала гневаться друг на друга и на детей как бы «понарошку», дорожить каждым днем и благодарить Бога, не роптать.
Наталья Николаевна приезжала в Новосибирск несколько раз, и дважды — летом, в канун праздника Преображения Господня, — престольного в кафедральном храме города Бердска, у алтаря которого был похоронен владыка Сергий. Это время всегда совпадало с молодежным сезоном в лагере «Радонеж», который много лет проводил наш о. Андрей. И Наталья Николаевна, помолясь на могиле сына, неизменно навещала Радонеж и беседовала с насельниками лагеря. Это было счастье! Особенно запомнилась первая беседа, на которую матушка собрала только девушек. Я мало что помню из слов Натальи Николаевны, но могу сказать, что душу она мне перевернула совершено. Да и не только мне – мы все плакали. Слова были просты и понятны: о внешнем виде, обыкновенном стремлении христианок подражать Божией Матери — даже внешне, о служении женщины в браке, и о том, что родители это благословение семей и что нужно искать сначала Христа – а потом мужа.

Наталья Соколова
Я рискну пересказать то, что больше всего запомнилось из той беседы, хотя и боюсь навлечь на себя и, невольно, – на дорогого человека непонимание нынешних «православных феминисток», с которыми часто знакомлюсь в новостных лентах социальных сетей.
«Чтобы Богородица помогала вам в вашей жизни, станьте для нее «своими». Она должна знать вас в лицо – во время молитвы и ваш облик должен быть ей приятен, чтобы ваша целомудрие было и внешним, и внутренним. Зачем вы оскорбляете свою природу брюками? Миленькая, да как же ты себя обтянула, посмотри… Представь себе, что в таком виде ты встретишь Богородицу! Матушка Царица Небесная, кроткая голубица, пречистыми своими глазами посмотрит ли на тебя? Ты будешь просить ее о благодеяниях, а сама не можешь и частью своей души подвинуть, чтобы угодить ей?
Невеста Неневестная носила плат на голове своей, закрывай волосы, а ты распустила свою косу по спине, такая — простоволосая… Деточка, пусть ничто в тебе не будет распущено – собранный внешний вид уцеломудривает человека.
Милые девочки, будьте ближними нежной Деве, не отвращайте от себя святых и ангелов своим внешним обликом, ибо от внешнего частично зависит и внутреннее.
Человек, возлюбивший Бога всей душой, хотя и не понимает, порой, зачем, просто по велению совести — не грешит. А мы, стремясь приобрести заступничество и помощь Богоотроковицы, не должны ли внешне подражать ей, хоть внутренний наш мир пока и не готов изменяться… Постепенно и нутро преобразится, от внешнего — к внутреннему, есть такой духовный закон. Конечно, лучше бы наоборот, но это могут только люди, живущие настоящей духовной жизнью. А мы слабы. Говорю вам, что внутреннего человека внешний может немного «унять». Если девушка делает себя объектом мужских взглядов при помощи косметики, вызывающего поведения, одежды… То она этим должна будет всю жизнь себя занимать – украшаться. А душу не потеряем ли за этим занятием? Наше целомудрие способно украшать и окружающих нас мужчин, пробуждая в них не страсти, а более возвышенные чувства.
Всегда имейте перед своим внутренним взором Богоматерь — и спасетесь, и будете счастливы. Всех, кого любит Царица Небесная, и Господь Иисус Христос примет в Свои объятия»
Публикую фотографии, на которых хорошо видно, как я счастлива находиться близ такого человека. На моих глазах везде блистят слезы радости.

Наталья Соколова

Наталья Соколова
Царствие Небесное Наталье Николаевне, вечный покой. Она сейчас, вероятно, уже увиделась со своими возлюбленными сыновьями, дорогим супругом. А еще – впереди Встреча со Спасителем, которому она служила всей своей жизнью. Помолимся, братия и сестры о упокоении ее прекрасной души!
Анна Ромашко | 23 января 2014 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *