Спас благое молчание

Празднование 28 сентября.
Это редкая икона, на которой Христос изображается «в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа» (1 Петр. 3, 4), в виде юношески прекрасного Ангела в Царском одеянии. Если «Спас Эммануил» и «Спас Нерукотворный» изображают Христа таким, каким Он был на земле, а «Спас в Силах» — таким, каким Он придёт в конце времен, то «Спас Благое Молчание» — это Христос до Своего прихода к людям.
Голова Его окружена двойным двуцветным сиянием: крещатым нимбом, присущим Спасителю, и звездой Предвечности, как Ангела Великого Совета. На концах — греческие буквы монограммы слова «Сущий». Это единственное изображение Христа с таким нимбом.
Христос облачён в светлые, сияющие золотом одежды, украшенные широкими золотыми оплечьем и каймами с драгоценными камнями и жемчугом. Волосы Его, разделённые на длинные двойные пряди, симметрично спадают на плечи. На золотом фоне витиеватой вязью — красная надпись.
Важный элемент иконографии этого образа — одежда Христа. Белые одежды, символ чистоты, возвышенности и безплотности, присущи Ангелам, особенно когда они предстоят Престолу Господнему. Одежды Спаса — белый стихарь (левкион): символ Пречистой Плоти Христа, Его Преображения и Воскресения. При облачении священника в стихарь поётся: «Да возрадуется душа моя о Господе, облече бо тя в ризу спасения» (Ис.б1, 0). А шитые украшения стихаря (поручи) означают узы Христовы, которыми, связав, повели Его к Каиафе и Пилату.
Очи Христа не глядят строго и печально прямо на созерцающих Его Лик, как на других изображениях; взор Его углублённо обращён внутрь Себя.
Руки Христа на иконе скрещены на груди, чем выражена суть Его молчания: «0н не возопиет и не возвысит голоса Своего» (Ис. 42, 2). И потому образ «Спас Благое Молчание» особенно любит и чтит православное монашество, в среде коего практика исихазма и «умной молитвы», пришедших к нам со Святой Горы Афон в XIV веке, до сих пор считаются наиболее благотворными для ума и сердца молитвенного отшельника. Не зря ведь в третьей песни канона Пресвятой Богородице Христос назван «Начальником тишины». Известный богослов Н.В.Покровский также связывал эту икону Христа с идеями исихазма: «…формы изображения навеяны были подвигом и учением исихастов: исихасты проводили ангельское житие, помощник их Ангел, отсюда иконографическая форма Ангела, в которой олицетворена идея молчания».
Образ «Спас Благое Молчание» встречается только в России. Особенно актуальным он стал в ХYIII-ХIХ столетиях, когда в России возникли сильные общества богословов. Вот что писал выдающийся исследователь церковных древностей Николай Иванович Троицкий: «Идея иконы «Благое Молчание»» не только по внешнему виду, но и по существу — та же, что идея Софии, идея Премудрости, именно Божественной и Царственной… эта икона есть образ Лица Мессии — Искупителя, как он дан в пророчествах Исайи о Еммануиле как Царе и Судии игра».
Таким образом, в иконе «Спас Благое Молчание» раскрыта вся богословская концепция Домостроительства спасения: слиты воедино черты Предвечного Логоса — Эммануила, воплотившегося Логоса — Премудрости Божией, жертвы Христовой — Агнца, и Христа-священника, давшего человечеству возможность соединения с Богом в лоне Церкви и в евхаристической безкровной жертве. «И той, зане озлоблен бысть, не отверзает уст своих: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стрегущими его безгласен, тако не отверзает уст Своих. Во смирении Его суд Его взятся: род же Его, кто исповестъ; яко вземлется от земли живот Его, ради беззаконий моих ведеся на смерть…» (Ис. 53, 7—8), — эти слова произносит священник на проскомидии, происходящей в алтаре на жертвеннике.

Основой для правильного толкования символического содержания образа «Спас Благое Молчание» служат библейские пророчества Исайи: «Уповаю на Него, Того, Кто возвестил народам истину. Он не закричит и не пожалуется, но глас Его будет услышан на улицах» (42, 1—2).
Кроме этого, существует ещё несколько толкований смысла иконы «Спас Благое Молчание». К примеру, такое: «она — выражение промыслительного долготерпения, с которым Господь ожидает обращения грешника: «..говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и был жив» (Иез. 33,11). Идея ожидания передана жестом рук, бездейственно сложенных у груди. Так, кротким неупреканием, безконечно терпеливым недеянием, благим молчанием Своим Христос призывает грешников к покаянию во спасение» (ИАПрипачкин. «Иконография Господа Иисуса Христа»).
А староверы принимали этот образ как олицетворение старообрядчества, вынужденного безмолвствовать перед лицом господствующей Церкви.
Другие склонны полагать, что «Спас Благое Молчание» отражает то молчаливое смирение, с каким Христос перенёс страдания и смерть, приводя те же слова из Евхаристии: «И той, зане озлоблен бысть, не отверзает уст своих: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стрегущими его безгласен, тако не отверзает уст Своих», — «Он истязуем был и не открывал уст Своих».
И еще:
“Благое Молчание”, русская икона, где Христос изображен Ангелом “в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа” (1 Петр. 3: 4). Христос — Ангел в царском одеянии, голова Его окружена двойным сиянием: крещатым, присущим Спасителю, и звездой Предвечности, как Ангела Великого Совета. По сторонам от Него надпись: Ис. Хс. Руки Его сложены на груди, и свиток учительства отсутствует, чем выражено Его молчание. По словам Пророка, “Он не возопиет и не возвысит голоса Своего” (Ис. 42: 2), “Он истязуем был и не открывал уст Своих” (Ис. 53: 7).
Икона “Благое Молчание” особо распространена среди монашества, служа примером подвига молчания и “умственной молитвы”, процветавших на св. горе Афон в XIV в. Псалмопевец Давид говорит: “Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих” (Пс. 140: 3).
Во второй половине 19-го столетия (sic!) в старообрядческом медном литье(sic!!) начинает широко воспроизводиться почти неизвестный до этого сюжет «Спас Благое Молчание». Удивление вызывает именно то обстоятельство, что древний, малораспространенный образ, близкий к так называемым «пререкаемым» иконам, против которых восставали в 16-м столетии думный дьяк И.М. Висковатов и преподобный Зиновий Отенский, внезапно становится актуальным и начинает тиражироваться в самом массовом и демократическом виде церковно-прикладного искусства.
В применении к «Благому Молчанию» справедливы слова о. Павла Флоренского, высказанные им в отношении икон Софии: «разбираемый …иконописный сюжет был в свое время обширным религиозным явлением, может быть, даже – обширнейшим и, во всяком случае, любимым и национальным; допустить возникновение его ex nihile, из религиозной пустоты — было бы нелепо».

Благое Молчание Христа Спасителя – это изображение известного мессианского пророчества Исайи, которое повторяет всякий священник, совершающий проскомидию: «И той, зане озлоблен бысть, не отверзает уст своих: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стрегущими его безгласен, тако не отверзает уст Своих. Во смирении Его суд Его взятся: род же Его, кто исповесть; яко вземлется от земли живот Его, ради беззаконий моих ведеся на смерть…»(Ис.53, 7-8).
Но молчание Софии изображается не сомкнутыми устами и наложенным на них перстом, а сложенными на груди руками. Это знак не столько безмолвия, сколько бездействия. Такое Молчание – символ невысказанности, неявленности, невоплощенности. София – это неизглаголанный Логос. Молчание Софии – символ невоплощенности Предвечного Логоса, а Сама София – это Логос до Воплощения. Таким образом, икона «Спас Благое Молчание» — это образ Иисуса Христа до Его Рождества.

Галина Ермолина. Ангел Благое Молчание.

Ангел Благое Молчание

В 90-х годах МЦР издали серию небольших книжечек с работами и статьями Н.К. Рериха, тогда-то я и прочитала в статье «Обитель Света» Об Ангеле Благое Молчание. В моей жизни было несколько случаев духовного потрясения-восторга, эта статья – один из немногих подобных случаев.
Икона «Ангел Благое Молчание» — одна из наиболее мистических Русских икон. На ней изображён Огненный Ангел. Николай Константинович писал: » Ангел Благое Молчание». Кто не восхищался пламенною тайной в образе огневого Ангела? Кто не преклонялся всепроникающей вестью этого жданно-нежданного Гостя! Он безмолвен, как сердце постигшее. В нём хранима нетленная красота духа. Красота в вечности безмолвного и кроткого духа, — Он и хранит и напутствует…»
Какой Огонь и Красота в этих строках! Это не сжигающий, а вдохновляющий Огонь, поднимающий дух человека, ищущего Свет и Истину.
Образ Ангела Благое Молчание произвёл на меня настолько огромное впечатление, что я была полна решимости найти изображение иконы, наивно, как оказалось, полагая, что в этом мне поможет церковь. Первая же бабушка, продающая Православные иконы, к которой я обратилась, к моему удивлению, стала креститься и кричать что-то вроде «Свят! Свят!», отталкивая меня от прилавка. Тут я ещё раз убедилась, какая это непростая Икона, конечно же продолжила поиски, уже осторожно обращаясь к служителям церкви с расспросами.

В марте 1999года я оказалась в США в группе победителей конкурса преподавателей из России. Не вдаваясь в детали, замечу, что большинство из нас понимали цель подобных программ – показать прелесть американского образа жизни и мышления, увлечь нас им, чтобы мы затем несли «эту прелесть» дальше. Всё происходило в рамках международного сотрудничества, а для нас, надеюсь, для большинства, — по принципу «Васька слушает, да ест», так как нас уж очень широко ознакомили с историей и культурой страны, что, конечно, интересно.

23 марта (Канун Дня Света) мы стояли перед зданием Конгресса США, когда из него вышли 2 члена Парламента и объявили, что «…конгресс одобрил решение НАТО по поводу бомбардировки Югославии, заявив, что мы свято верим в демократию, а в Югославии были нарушены демократические ценности свободы, нужна наша защита…» и т.д.

Все мы помним наше, российское отношение к этому событию, я была несколько в угнетённом состоянии после такого заявления для прессы, но так как ещё до этого запланировала посещение Библиотеки Конгресса по просьбе товарища – искусствоведа творчества Н.К.Рериха, решила всё же пойти в Библиотеку. У них там собрано очень много материалов по России. Прочитала отдельные рассказы князя Сергея Щербатова «Художник в ушедшей России» о многих известных деятелях культуры России начала 20 века, в том числе и о Н. К. Рерихе. Я только просмотрела книгу,- хороший слог, всё же известный интеллигент писал, довольно красочно написано, но то, что Щербатов написал о Николае Константиновиче, может написать только вражина, ненавидящий Рериха и его идеи.

А потом я подошла к служителю и спросила, могу ли я найти материалы о Русской иконе, интересующей меня. Он посоветовал мне обратиться к Андрею, молодому человеку из России, работающему над диссертацией, связанной с Православием. Поговорили с Андреем о материалах, которые здесь можно найти, а потом я спросила, что он знает об иконе » Ангел Благое Молчание»? Андрей сказал, что видел эту икону и вдруг на полуслове остановился, сказав, что не может говорить об этой иконе, сбивчиво пробормотал, что когда-то он тоже интересовался ею. На мои просьбы категорически отказался говорить на эту тему, очевидно, потому, что интерес подобными вопросами под запретом у так называемых «оцерковлённых», но так как для меня » истина дороже», я продолжала поиски и нашла следующую небольшую запись в Энциклопедии на русском языке: » Благое Молчание» — почитаемая икона Спасителя, имеется в нескольких монастырях: например, в Спасо -Яковлевском Дмитриевском монастыре г. Ростова, Ярославской Губернии. Спаситель изображён с крыльями и сложенными на груди руками. Другая икона находится в Борисоглебском монастыре, что на Устье-Ростовском м-ре( что это сокращение значит,- было не понятно, может быть «микрорайоне», но тогда это слово, наверное, не употреблялось — Г.Г.). Сверху изображения Спасителя надпись » Иисус Благое Молчание». Позади Спасителя нарисованы два ангела».

Это всё, что мне тогда удалось найти. Прошло два года… Я — в Петербурге, и с приятельницей – местной жительницей, мы пошли в Храм Спас на крови. Его совсем недавно открыли после реставрации. Народу было великое множество; группы, ведомые экскурсоводами, идут нескончаемым потоком. Мы ходили сами по себе, долго стояли перед Алтарём слева, очень красиво инкрустированным полудрагоценными камнями. Вдруг гид подошедшей группы буквально скороговоркой произнесла: » А теперь посмотрите вверх, — над алтарём вы видите изображение Ангела Благое Молчание»- и сразу же увела группу дальше. Да, вверху было удивительное изображение, не могу сейчас по прошествии времени описать, как оно выглядело, но это было прекрасно. Мы ещё долго простояли на том месте в надежде услышать или расспросить об Ангеле, но больше ни один гид ни словом не обмолвился об Ангеле Благое Молчание, и никто не призывал слушателей обратить на него внимание.
Так, что моё исследование продолжается, просила знакомых сделать фото изображения, когда окажутся в Петербурге, но пока жду…
А в январе 2010 в очередной раз оказалась у моей хорошей знакомой в Уймонской долине на Алтае. Редкой души человек, недавно стала староверкой, но не традиционной, за что иногда сельчане выговаривают ей, а у неё большое любящее всех сердце, и от всего сердца ежедневно она молится не только за близких, но и за весь мир. Весь красный угол в избе у неё занят иконами, иконы разные — и старинные, и простенькие на вид, даже может быть, вырезанные из журнала, не это ведь главное. Перед иконами постоянно горит лампадка, и какая же это благодать спать в её избушке, расположенной в месте, которое в сознании многих людей ассоциируется с Беловодьем. Так вот, в последний свой приезд я сразу же заметила новую икону, это была фотография иконы «Спас нерукотворный», которая находится в г. Кулевичи Одесской области. Поразительная, необычная, мощнейшая икона! Преобладают два цвета — красный и чёрный. На голове Спасителя терновый венок, но он не выглядит мучеником, огненные глаза, сосредоточенное лицо очень напоминают другое лицо. Он в терновом венце и в то же время одет в расшитую драгоценностями мантию. Конечно же я подумала об Ангеле Благое Молчание, это не та икона, но Дух её тоже огненный. Приятельница показала видеосюжет об этой иконе. Она проявилась недавно, в буквальном смысле слова «проявилась», так как, когда её нашли, на доске почти ничего не было видно, но вскоре стал выявляться лик. Икона Спаса — чудотворная, было уже много исцелений, и в церкви перед ней не только молятся, но прикладывают к больному человеку для изгнания бесов, что и показано было в сюжете.
Время сейчас судьбоносное, особенно для нашей страны, и проявления Святых ликов, конечно же не случайно.
Ангела вам в дорогу — пожелаю от всего сердца!
Галина Ермолина
Ангел благого молчания

Молитва

Ангел благого молчания,
Властно уста загради
В час, когда силой страдания
Сердце трепещет в груди!
Ангел благого молчания,
Радостным быть помоги
В час, когда шум ликования
К небу возносят враги!
Ангел благого молчания,
Гордость в душе оживи
В час, когда пламя желания
Быстро струится в крови!
Ангел благого молчания,
Смолкнуть устам повели
В час, когда льнет обаяние
Вечно любимой земли!

Ангел благого молчания,
Душу себе покори
В час, когда брезжит сияние
Долгожеланной зари!
В тихих глубинах сознания
Светят святые огни!
Ангел благого молчания,
Душу от слов охрани!

7 мая 1908
Валерий Брюсов

Ангел благого молчания

Грудь ли томится от зною,
Страшно ль смятение вьюг,—
Только бы ты был со мною,
Сладкий и радостный друг.
Ангел благого молчанья,
Тихий смиритель страстей,
Нет ни венца, ни сиянья
Над головою твоей.
Кротко потуплены очи,
Стан твой окутала мгла,
Тонкою влагою ночи
Веют два легких крыла.
Реешь над дольным пределом
Ты без меча, без луча,—
Только на поясе белом
Два золотые ключа.
Друг неизменный и нежный,
Тенью прохладною крыл
Век мой безумно-мятежный
Ты от толпы заслонил.
В тяжкие дни утомленья,
В ночи бессильных тревог,
Ты отклонил помышленья
От недоступных дорог.

Федор Сологуб
1908
Спас Благое Молчание — иконографический тип изображения Иисуса Христа, представляющий Его в виде Ангела Великого Совета, в ангельском чине, до воплощения, в виде юноши с крыльями за спиной, в белой далматике с широкими рукавами. Руки сложены крест-накрест и прижаты к груди. Нимб не кресчатый, восьмиконечный (единственный иконографический тип изображения Христа с нимбом данного вида), нимб Господа Саваофа.
Спас Благое Молчание. Россия. XIX век. Поморское письмо. Дерево, темпера. 35 х 30 см.
СПАС БЛАГОЕ МОЛЧАНИЕ — Иисус Христос, Который есть Предвечное Слово Божие, ипостась Троицы Живоначальной, — в образе Ангела Великого Совета (Ис. IX, 6), истинного Посланника — до Своего прихода к людям, до воплощения.
Он в белой мантии (далматике) с широкими рукавами, руки сложены крест-накрест и прижаты к груди. Нимб ещё не крестчатый, а подобен восьмиконечной звезде (единственный иконографический тип изображения Христа с нимбом Господа Саваофа). Звезду образуют два квадрата, один из которых обозначает божественность Творца-Вседержителя, другой знаменует собой мрак непостижимости Божества.
Иконография «Спаса Благое молчание» — святоотеческая и достаточно поздняя — не ранее XVI в.

Ангел Великого Совета. Именно так называют это изображение ангела на кресте известные собиратели 19-го века братья Ханенко. Сам ангел с зерцалом и мерилом в руках напоминает хорошо известное изображение архангела Михаила. Однако присутствие креста за спиной у ангела помогает увидеть в этом образе более глубокое богословское содержание. Ангел Великого Совета
Промысл Божий наделяет человека свободой, которая может быть направлена против него самого. Бог создает человека, который, как и Он, может принимать решения и выбирать. Человек может выбирать решения, направленные против Бога. Бог создает свободное существо, способное отказаться от Того, кто Его создал.
Бог создает человека свободным, чтобы призвать его к соединению с Собой. ….Эта свобода от Бога: свобода есть печать нашей причастности Божеству, совершеннейшее создание Бога, шедевр Творца».
Вся информация об иконах, картинки и стихи об Ангеле Благого Молчания с сайта Православный Форум Апостола Андрея Первозванного.

Публикации Галины Ермолиной (Новосибирск).»

Благое молчание

Тишина великого храма… Та тишина, не немая, но исполненная присутствия Духа, трудового творческого движения Духа, животворящая тишина, в какой Бог создавал мир.

Престарелый священник – и Ангел пред ним, возвестивший о скором рождении того, кто станет великим пророком Израиля, предтечей и крестителем Христа, того, кого Сам Христос назовет величайшим среди рожденных женщиной…

И сказал Захария Ангелу: по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных.
Ангел сказал ему в ответ: я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благовестить тебе; вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время. (Лк. 1, 19-20).

Молчание Захарии сопровождало явление в мир младенца Иоанна, как знамение от Бога, знак для окружающих, что совершается нечто вышеестественное – и как состояние человеческого сердца, полностью погруженного в высочайшие глубины Богообщения.

Молчание это завершится, когда чудо произойдет, уста старца разверзнутся вновь, когда он даст имя новорожденному. В этом евангельском эпизоде в облике Захарии видится облик праотца Адама, нарекающего имена всему живому, произносящего слова, исполненные смысла и Божественной творческой силы…

Фото: hmiodrag, orthphoto.net

Слово – серебро, молчание – золото, говорит народ. Ему вторят знаменитые слова преподобного Исаака Сирина о том, что слова суть орудия мира сего, а молчание есть тайна будущего века. В собрании слов преп. Исаака «О Божественной тайне и о духовной жизни» говорится:

По мере приближения человека к познанию истины он становится менее подвержен действию чувств и постоянно движется к рассудительному молчанию. А по мере приближения его к образу жизни мира сего в служении своем приобретает он горячность и возбуждение чувств.

Образ бытия и поведение жизни сей способствует деятельности чувств, а образ грядущей жизни – духовной деятельности. И когда бы ни удостоился человек этого знания, члены его внезапно ослабевают, и ниспадают на него безмолвие и тишина; ибо прекращается в поведении новой жизни всякое пользование чувствами.

Поскольку даже в сем мире не выносят чувства встречи с этой тайной, – хотя, словно в некоем сне, прекращают они свою деятельность в минуту покаяния, даже несмотря на то, что не они встречают тайну, а внутренний человек, – да дарует тебе Бог познать силу будущего века, и ты уже здесь прекратишь всякое участие в настоящей жизни.

То, о чем говорит преподобный – вовсе не умерщвление жизни, как иногда считают не только критики монашества, но и вообще те, кто плохо знаком с христианской подвижнической традицией, с мистикой Православия.

Напротив, это стяжанное в подвиге – но и данное как дар умножение Богоданной духовной жизни в человеке, не бесплотно-интеллектуальной, бесполой и бескровной, как мы порой представляем себе «духовное», но подлинной и цельной, наполняющей всё существо человека в его полноте, возводящее человека из нынешнего его существования в причинно-следственном концлагере греха и смерти – на свободу, на родину, в Царство Божие, на более высокую ступень бытования.

Качество жизни человека в этом Царстве, на этой ступени, качество его жизни теперь уже – с Богом и в Боге, в Его любви, а не в смертельном одиночестве самости, настолько разнится от качества существования в мире сем, что преподобный Исаак главным знаком этого нового качества ставит – молчание, и утихание буйства чувств, шума крови и страстей, и невозможность бренным и ограниченным человеческим языком передать сути этой новой жизни, называя в своих словах его то «гробовым», то есть всецелым, молчанием, то молчанием «различения и рассудительности».

Язык, речь – и место общения человека с Богом и миром, место жизни смыслов, но и место, в котором шум наших греховных страстей, шум суеты мирской, отдаляющей от Бога, наиболее оглушающ. Мы усердно молимся – но нередко забываем: молитва – не только наши слова к Богу (о, сколь часто превращающиеся в глухой монолог!…), но и умение замолчать и прислушаться к Божьему ответу.

Именно для стяжания этой тишины от шума страстей собственного «я» и уходили в леса и пустыни православные подвижники, именно потому и сейчас западные монахи-трапписты строго соблюдают устав преп. Бенедикта Нурсийского, в котором предписаны не только молитва по 11 часов в день, строгий пост и труд, но и обет молчания, прерываемый только для общих Богослужений.

Когда двое любят друг друга, им всегда хорошо вместе, и один из признаков этого – им хорошо вместе молчать… Молчание двоих любящих – не признак равнодушия. Это знак того, что любовь выражают не только славословиями и излияниями чувств, но прежде всего – готовностью служить друг другу делом, жертвенно, отдавать себя всецело.

Недаром на иконе «Спас Благое Молчание» Спаситель, Сын и Слово Божие, Ангел Великого Совета, изображенный еще не родившимся в мир, но уже готовым служить людям, облачен в далматик ангела. Это – знак того, что Бог готов служить нам, и ждет и от нас ответных шагов как проявления нашего доверия Ему и нашей любви, нашей готовности ступить в Его Царство, царство светлого молчания и полноты бытия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *