Сталин и церковь во время войны

Содержание

Роль русской православной церкви в победе в Великой Отечественной войне

Православная Церковь на протяжении всей русской истории жила одной жизнью со своим народом и в дни Великой Отечественной войны, она вместе со всей страной переживала несчастье, обрушившееся на нашу Родину, целиком отдавая себя на службу ей. В первый же день войны она благословила всех православных на защиту отечества, назвав дело этой защиты всенародным подвигом.

22 июня 1941 года глава Православной Церкви в России патриарший местоблюститель Сергий обратился к пастырям и верующим с посланием, собственноручно напечатанным на машинке и разосланным по всем приходам.
В этом послании он выражал уверенность в том, что с Божией помощью русский народ развеет в прах фашистскую вражескую силу.
В послании к верующим говорилось о вероломстве фашизма, звучали призыв к борьбе с ним и глубокая вера в то, что русский народ «развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном долге перед Родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы – православные, родные им и по плоти, и по вере».

Откликаясь на все основные события военной жизни страны, митрополит Сергий в годы войны обращался к пастве с 23 посланиями, и во всех них выражалась надежда на конечную победу народа. Сталин же нашел в себе силы обратиться с воззванием к согражданам лишь спустя полмесяца после начала войны.

Советское руководство во главе со Сталиным скоро осознало важность церковной поддержки среди советских граждан. Несмотря на тяжелое военное положение, была возобновлена церковная издательская деятельность, вновь начал выходить «Журнал Московской Патриархии», ставший свидетелем патриотической работы духовенства. Сотрудничество с Всеславянским комитетом предоставило Московской Патриархии возможность напрямую, через радио и печать, обращаться к народу в Советском Союзе и в зарубежных странах. В целях противодействия фашистской пропаганде и разъяснения патриотического курса Патриархии была выпущена книга-альбом «Правда о религии в России» (1942 г.), а затем вышла книга «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война» (1943 г.). Кроме того, зимой 1942/1943 г. на студии Ленкинохроники при участии митрополита Николая (Ярушевича) был снят документальный фильм о сборе ленинградскими верующими средств на танковую колонну имени Димитрия Донского и эскадрилью имени Александра Невского.

Русская Церковь с помощью верующих с 1941 по 1943гг внесла в Фонд обороны 200 миллионов рублей. К концу войны общая сумма средств, переданных на нужды обороны, увеличилась до 300 миллионов рублей.
Патриотическая деятельность Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны проводилась по многим направлениям: ободряющие послания и проповеди к пастве; идейная критика фашизма как антигуманной, античеловеческой идеологии; организация сбора пожертвований на оружие и боевую технику, был открыт специальный церковный сбор в фонд помощи детям и семьям бойцов Красной Армии. Собранные Церковью средства шли на содержание госпиталей и раненых, детей-сирот.

Помимо материальной помощи, Церковь морально поддерживала людей, на фронте и в тылу. На фронте верили в чудотворную силу икон и крёстного знамения. Молитвы выступали в роли душевного успокоения.
В тылу оставались старики, женщины и дети. Они переживали за близких, которые были на фронте, но уберечь их от смерти не могли. Оставалось молиться, просить Бога, чтобы Он защитил и уберёг. Кто может сделать так, чтоб кончилась война? Сталин? Гитлер? Для советских «неверующих» людей Бог оказался ближе, чем Сталин или Гитлер.

5 апреля 1942г. в приказе военного коменданта Москвы было объявлено о разрешении беспрепятственного движения по городу всю пасхальную ночь «согласно традиции», а 9 апреля в Москве впервые за многие годы состоялся Крестный ход со свечами. На это время пришлось даже приостановить действие закона о чрезвычайном положении — Сталин вынужден был вынужден считаться с Церковью.

В блокадном Ленинграде митрополит Алексий в этот же день провел службу и особо отметил, что дата Пасхи совпадает с датой Ледового побоища и ровно 700 лет отделяют эту битву под предводительством Александра Невского от сражения с фашистскими полчищами. После благословения митрополита Алексия, воинские части Ленинградского фронта под развернутыми знаменами двинулись от Александро-Невской Лавры на свои боевые позиции.

Английский журналист А.Верт, посетивший в 1943 году освобожденный советскими войсками город Орел, отмечал патриотическую деятельность православных церковных общин во время немецко-фашистской оккупации. Эти общины, писал он, «неофициально создавали кружки взаимной помощи, чтобы помогать самым бедным и оказывать посильную помощь и поддержку военнопленным…. Они (православные храмы) превратились, чего немцы не ожидали, в активные центры русского национального самосознания».

Многие представители православного духовенства принимали участие в боевых действиях и были награждены орденами и медалями.
Постановлением Моссовета от 19 сентября 1944 года и от 19 сентября 1945 года около двадцати священников московских и тульских церквей были награждены медалями «За оборону Москвы».

За что же удостоены священнослужители воинских наград? В октябре 1941 года, когда враг подошел к стенам столицы, эти пастыри руководили постами противовоздушной обороны, принимали личное участие в тушении пожаров от зажигательных бомб, вместе с прихожанами осуществляли ночные дежурства…. Десятки столичных священников отправлялись на строительство оборонительных рубежей в Подмосковье: рыли окопы, строили баррикады, устанавливали надолбы, ухаживали за ранеными….
Судьбы сотен приходских священников были отмечены высокими наградами. Сразу после Победы Советского Союза над фашистской Германией более 50 из них удостоились медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Примером верного служения Отечеству является вся жизнь святителя Луки, к началу войны отбывавшего ссылку в отдаленном поселке Красноярского края. Один из талантливейших хирургов своего времени, доктор медицинских наук и профессор хирургии, Лука направил телеграммы в Наркомздрав Н.Н. Бурденко, главному хирургу армии, и «всесоюзному старосте» М.И. Калинину. Опальный архиерей просил использовать его как медика, обещая по окончании войны вернуться в ссылку.

Важными были и внешнеполитические акции Русской Православной Церкви, призванные консолидировать прогрессивные силы в борьбе с фашизмом. В оккупированных фашистами странах многие священнослужители и миряне Православной Церкви деятельно участвовали в освободительной борьбе с фашистскими поработителями и их союзниками, и немало мужественных сынов и дочерей церкви становились жертвами безжалостного врага. В оккупированных нацистами странах Западной Европы было немало православных русских людей, участвовавших в движении Сопротивления. Среди них были расстрелянные нацистами Борис Вильде и Анатолий Левицкий, мученически скончавшиеся в концлагере священник Димитрий Клепинин и мать Мария — в занятом фашистами Париже они руководили деятельностью русской церковно-общественной организации «Православное действие», укрывали евреев и советских военнопленных.
Духовенство Церкви Англии во главе с Архиепископом Кентерберийским Козмо Г. Лангом, написавшим специальную молитву о даровании победы русскому воинству, активно участвовало в сборе средств в помощь нашей стране. Свыше тысячи деятелей Епископальной церкви и других представителей духовенства США обратились с письмом к президенту США Ф. Рузвельту, в котором призывали оказать максимальную помощь России. «Мы присоединяемся к Англиканской и Русской Православной Церквам, — говорилось в письме, — и призываем к поддержке русского народа и его Красной Армии».
2 июля 1941 г. митрополит Алеутский и Северо-Американский Вениамин выступил с речью на огромном митинге в Нью-йоркском Мэдисон-Сквер-Гарден. «Всякий знает, — сказал он, — что момент наступил самый страшный и ответственный для всего мира. Можно и должно сказать, что от конца событий в России зависят судьбы мира…. И потому нужно приветствовать намерение президента и других государственных мужей о сотрудничестве с Россией…. Вся Русь встала!.. Не продадим Совесть и Родину!» – эти слова, по свидетельству газет, буквально наэлектризовали аудиторию, патриотические чувства охватили массы русского населения в Америке. Митрополит Вениамин был избран Почетным председателем русско-американского Комитета помощи России.

В 1943году, 8 сентября, в Москве состоялся собор епископов, обратившийся к христианам всего мира с призывом «дружно, братски, крепко и мощно объединиться во имя Христа для окончательной победы над общим врагом в мировой борьбе, за попранные Гитлером идеалы христианства, за свободу христианских Церквей, за свободу, счастье и культуру всего человечества».

К началу Великой Отечественной войны советская власть закрыла большинство церквей страны и попыталась искоренить христианство, но в душах русских людей православная вера теплилась и поддерживалась тайными молитвами и обращениями к Богу. Об этом свидетельствуют истлевшие находки, которые встречают поисковики в наше время. Как правило, стандартным набором вещей русского солдата являются партбилет, комсомольский значок, спрятанная в потайной кармашек иконка Божьей матери и нательный крест, носимый на одной цепочке с именной капсулой. Вставая в атаку, вместе с призывным криком «За родину! За Сталина!» солдаты шептали «С Богом» и уже открыто крестились. На фронте из уст в уста передавались случаи, когда людям только с чудесной Божьей помощью удавалось выжить. Известный афоризм, проверенный и подтвержденный годами, подтвердился и на этой войне: «На войне атеистов не бывает».

Обескровленная Церковь

К началу Великой Отечественной войны была в разгаре пятилетка, направленная на полное уничтожение духовенства и православной веры. Храмы и церкви закрыли и здания передали в ведомство местных властей. Около 50 тысяч священнослужителей приговорили к расстрелу, а сотни тысяч сослали на каторгу.

Согласно планам советских властей, к 1943 году в Советском Союзе не должно было остаться ни работающих церквей, ни священников при них. Неожиданно начавшаяся война расстроила задумки безбожников и отвлекла от исполнения задуманного.

В первые дни войны Московский и Коломенский митрополит Сергий среагировал быстрее, чем верховный главнокомандующий. Он сам подготовил речь для граждан страны, напечатал ее на пишущей машинке и выступил перед советскими людьми с поддержкой и благословением на борьбу с врагом.

В речи прозвучала пророческая фраза: «Господь нам дарует победу».

Сталин только через несколько дней впервые обратился к народу с речью, начав своё выступление со слов «Братья и сестры».

С началом войны властям стало некогда заниматься агитационной программой, направленной против русской православной церкви, и Союз безбожников был распущен. В городах и селах верующие стали устраивать сходки и писать ходатайства об открытии храмов. Фашистское командование приказало на оккупированных территориях открывать православные церкви, чтобы привлечь на свою сторону местное население. Советским властям ничего не оставалось делать, как дать разрешение на возобновление работы храмов.

Закрытые церкви начинали работать. Священнослужителей реабилитировали и отпускали с каторги. Народу было дано негласное разрешение на посещение церквей. Саратовской епархии, в подчинении которой не осталось ни одного прихода, в 1942 году был сдан в аренду Свято-Троицкий собор. Спустя некоторое время открылась Духосошественская церковь и некоторые другие храмы.

В годы войны Русская православная церковь стала советником Сталина. Верховный главнокомандующий пригласил главное духовенство в Москву для обсуждения дальнейшего развития православия и открытия духовных академий и школ. Совершенной неожиданным для русской церкви стало разрешение о выборе главного патриарха страны. 8 сентября 1943 года решением Поместного Собора православная наша церковь приобрела новоизбранного Главу митрополита Сергия Старогородского.

Батюшки на передовой

Одни священники поддерживали народ в тылу, вселяя веру в победу, а другие переодевались в солдатские шинели и шли на фронт. Никто не знает, сколько батюшек без рясы и креста с молитвой на устах шли в атаку на врага. Кроме того, они поддерживали дух советских солдат, проводя беседы, в которых проповедовались милость Господа и его помощь в победе над врагом. Согласно советской статистике около 40 священнослужителей были удостоены медалями «За оборону Москвы» и «За оборону Ленинграда». «За доблестный труд» получили награду более 50 священников. Батюшки-солдаты, отставшие от армии, записывались в партизанские отряды и помогали уничтожать врага на оккупированных территориях. Несколько десятков человек получили медали «Партизану Великой Отечественной войны».

Многие священнослужители, реабилитированные из лагерей, отправлялись сразу на передовую. Патриарх всея Руси Пимен, отбыв срок на каторге, вступил в состав Красной Армии и к концу войны имел звание майора. Многие русские солдаты, выжившие в этой страшной войне, возвращались домой и становились священниками. Пулеметчик Коноплев после войны стал митрополитом Алексием. Борис Крамаренко, кавалер орденов Славы, в послевоенное время посвятил себя Богу, отправившись в церковь под Киевом и став диаконом.

Архимандрит Алипий

Архимандрит Алипий, наместник Псково-Печерского монастыря, принимавший участие в битве за Берлин и получивший орден Красной звезды, так рассказывает о своем решении податься в священнослужители: «На этой войне я увидел столько ужаса и кошмара, что постоянно молил Господа о спасении и дал ему слово стать батюшкой, выжив в этой страшной войне».

Архимандрит Леонид (Лобачев) одним из первых добровольно попросился на фронт и прошел всю войну, заслужив звание старшины. Количество полученных медалей внушает уважение и говорит о его героическом прошлом во время войны. Его наградной список содержит семь медалей и орден Красной Звезды. После победы священнослужитель посвятил свою дальнейшую жизнь русской церкви. В 1948 году его направили в Иерусалим, где он первым стал руководить Русской Духовной Миссией.

Святой епископ-хирург

Незабвенна героическая отдача всего себя на благо общества и спасение умирающих епископа Русской Православной Церкви Луки. После университета, еще не имея церковного сана, он успешно работал земским врачом. Войну встретил в третьей по счету ссылке в Красноярске. В то время тысячи эшелонов с ранеными отправлялись в глубокий тыл. Святитель Лука делал сложнейшие операции и спас множество советских бойцов. Его назначили главным хирургом эвакуационного госпиталя, и он консультировал всех медицинских работников Красноярского края.

По окончанию срока ссылки святитель Лука получил сан архиепископа и стал возглавлять Красноярскую кафедру. Высокое положение не помешало ему продолжать благое дело. Он, как и прежде, оперировал больных, после операции делал обход раненых и консультировал врачей. Наряду с этим успевал писать медицинские трактаты, проводить лекции и выступать на конференциях. Где бы он ни находился, на нем всегда была неизменная ряса и клобук священника.

После переработки и дополнения «Очерков гнойной хирургии», в 1943 году было опубликовано второе издание знаменитого труда. В 1944 году архиепископа перевели на Тамбовскую кафедру, где он продолжил лечить раненых в госпитале. После окончания войны святитель Лука был удостоен медали «За доблестный труд».

В 2000 году решением Православной Епархии арх-п Лука был причислен к лику святых. На территории саратовского медуниверситета идет возведение церкви, которую планируется освятить во имя святого Луки.

Помощь фронту

Священнослужители и православные люди не только героически воевали на поле боя и лечили раненых, но и оказывали Советской Армии материальную помощь. Батюшки собирали средства на нужды фронта и покупали необходимое оружие и технику. 7 марта 1944 года 516-му и 38-му танковым полкам было передано сорок танков Т-34. Торжественным вручением техники руководил митрополит Николай. Из подаренных танков была укомплектована колонна им. Дмитрия Донского. Сам Сталин объявил духовенству и православным людям благодарность от Красной Армии.

Объединившись с народом, православная наша церковь проводила божественные литургии в честь павших героев и молилась за спасение русских войнов. После службы в храмах устраивались совещания с христианами, и обсуждалось, кому и как могут помочь русская церковь и мирные жители. На собранные пожертвования священнослужители помогали детям-сиротам, оставшимся без родителей, и семьям, потерявшим кормильцев, отправляли на фронт посылки с необходимыми вещами.

Прихожане из Саратова смогли собрать средства, которых хватило на постройку шести самолетов марки «Александр Невский». Московская епархия за три первых года войны собрала и сдала на нужды фронта пожертвований на 12 миллионов рублей.

Не свастика, а крест

В годы Великой Отечественной войны власти впервые за годы своего правления разрешили русской церкви провести крестный ход. На праздник Великой Пасхи во всех крупных городах православные люди собрались вместе и совершили великое Крестное шествие. В пасхальном послании, написанном митрополитом Сергием, были следующие слова:

«Не свастика, а Крест призван возглавить нашу христианскую культуру, наше христианское жительство».

Прошение о совершении крестного хода было подано маршалу Жукову ленинградским митрополитом Алексием (Симанским). Под Ленинградом шли ожесточенные бои, и существовала угроза взятия города фашистами. По чудесному совпадению день Великой Пасхи 5 апреля 1942 года совпал с 700-летием со дня поражения немецких рыцарей в Ледовом побоище. Битвой руководил Александр Невский, впоследствии причисленный к лику святых и считающийся покровителем Ленинграда. После совершения крестного хода поистине случилось чудо. Часть танковых дивизий группы «Север» по приказу Гитлера была переброшена на помощь группе «Центр» для нападения на Москву. Жители Ленинграда оказались в блокаде, но зато враг не проник в город.

Голодные блокадные дни в Ленинграде не прошли даром как для мирных жителей, так и для духовенства. Наряду с рядовыми ленинградцами от голода умирали священнослужители. Восемь клириков Владимирского собора не смогли пережить страшную зиму 1941-1942 года. Регент Никольской церкви умер прямо во время службы. Митрополит Алексий всю блокаду провел в Ленинграде, но его келейник инок Евлогий умер голодной смертью.

В некоторых церквях города, имеющих подвальные помещения, устраивались бомбоубежища. Александро-Невская лавра отдала часть помещений под госпиталь. Не смотря на тяжелое голодное время, в церквях ежедневно проводились божественные литургии. Священнослужители с прихожанами молились за спасение солдат, проливающих кровь в жестоких боях, поминали безвременно ушедших войнов, просили Всевышнего быть милостивым и даровать победу над фашистами. Вспомнили молебен 1812 года «в нашествие супостатов», и каждый день включали его в службу. Некоторые богослужения посещали командиры Ленинградского фронта вместе с главнокомандующим маршалом Говоровым.

Поведение ленинградского духовенства и верующих стало поистине гражданским подвигом. Паства и священники объединились и вместе стойко переносили тяготы и лишения. В городе и северных пригородах находилось десять действующих приходов. С 23 июня церкви объявили о начале сбора пожертвований на нужды фронта. Из храмов были отданы все средства, находящиеся в запасе. Расходы на содержание церквей сократили до минимума. Богослужения проводились в те моменты, когда в городе не было бомбежек, но независимо от обстоятельств, совершались ежедневно.

Тихий молитвенник

Тихая молитва преподобного Серафима Вырицкого в дни войны не прекращалась ни на минуту. С первых дней старец пророчил победу над фашистами. Он молился Господу о спасении нашей страны от захватчиков день и ночь, в своей келье и в саду на камне, поставив перед собой образ Серафима Саровского. Предаваясь молитве, он провел многие часы, прося Всевышнего увидеть страдания русского народа и спасти страну от врага. И чудо свершилось! Пусть и не быстро, прошло четыре мучительных года войны, но Господь услышал тихие мольбы о помощи и послал снисхождение, даровав победу.

Сколько людских душ было спасено благодаря молитвам незабвенного старца. Он являлся соединяющей нитью между русскими христианами и небесами. Молитвами преподобного был изменен исход многих важных событий. Серафим в начале войны предсказал, что жителей Вырицы минуют беды войны. И на самом деле, ни один человек из поселка не пострадал, все дома остались целы. Многие старожилы помнят удивительный случай, произошедший во время войны, благодаря которому церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы, расположенная в Вырице, осталась невредимой.

В сентябре 1941 года немецкие войска интенсивно обстреливали станцию Вырица. Советское командование решило, что для правильной наводки фашисты используют высокий купол церкви и решили подорвать ее. Команда подрывников во главе с лейтенантом пошла в поселок. Подойдя к зданию храма, лейтенант приказал бойцам ждать, а сам пошел в здание для ознакомительного осмотра объекта. Через некоторое время из церкви послышался выстрел. Когда бойцы вошли в храм, они нашли там бездыханное тело офицера и лежащий рядом револьвер. Солдаты в панике покинули поселок, вскоре началось отступление, и церковь Промыслом Божьим осталась целой.

Иеромонах Серафим до принятия сана был известным купцом в Петербурге. Приняв монашеский постриг, он стал во главе Александро-Невской лавры. Православный народ очень почитал священнослужителя и со всех концов страны ехал к нему за помощью, советом и благословением. Когда старец переехал в 30-е годы в Вырицу, поток христиан не уменьшился, и люди продолжали посещать духовника. В 1941 году преподобному Серафиму было 76 лет. Состояние здоровья преподобного было не важным, он не мог самостоятельно ходить. В послевоенные годы к Серафиму хлынул новый поток посетителей. Многие люди в годы войны потеряли связь со своими близкими и, при помощи сверхспособностей старца, хотели узнать об их местонахождении. В 2000 году православная церковь причислила иеромонаха к лику святых.

>Православная церковь в годы Великой Отечественной войны>1.Православная церковь в
годы Великой
Отечественной Войны

2. Война унесла….

• 27 000 000 людей погибло
• 1418 дней и ночей шла война
• Территория военных действия – 3 000 000
км кв.
• Стерто с лица земли 30 000 000 жилищ
• План Гитлера – победа за 150 дней.
• Потери фашистов около 8 600 000.
Три советских солдата и офицера за 1
оккупанта.

3. Положение церкви до войны:

Одна верующая ленинградка вспоминала: «В Пасхальную
ночь 1941 года тысячные толпы народа стояли плечо к
плечу вокруг храмов, с горящими свечами в руках, и
единодушно пели пасхальные песнопения, не обращая
внимания на беснование конной милиции, тщетно
пытающейся их разогнать, так как все уличное движение
вокруг храмов было нарушено…».
На Пасху 1942 года крестные ходы вокруг церквей с
зажженными свечами, несмотря на угрозу немецких
самолетов, будут официально разрешены, в ту
Пасхальную ночь отменят даже комендантский час.

6. 22 июня 1941 года

Воскресение – Малая
пасха.
память Всех Святых, в
земле Российской
просиявших, включая
новомучеников.
Для всех верующих людей
это было совершенно
определенным знаком
великой надежды, что
начатая борьба
непременно закончится
победой нашего оружия.

7. Митрополит Сергий

• Пусть грянет буря. Мы знаем, что она
принесет не только несчастье, но и
облегчение; она очистит воздух и унесет
все ядовитые испарения.
• Благословил «всех православных на
защиту священны границ нашей Родины»
• Долг людей – следовать примеру святых
Александра Невского и Дмитрия Донского
>8.Слева: церковь,
разрушенная
большевиками.
Сверху: “враги народа”
> 9. 1941. Страшные события• 9 июля 1941 – захват Пскова
• 8 сентября 1941 взят в кольцо Ленинград

10. ПЕРВАЯ ПАСХА ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

Первая военная Пасха
18 апреля 1942 года
совпала с 700-летием
со дня разгрома
немецких рыцарей в
Ледовом побоище
святым князем
Александром
Невским – небесным
покровителем города
на Неве.

11. С началом Великой Отечественной войны старец Серафим Вырицкий нес подвиг моления на камне — совершал его ежедневно. К тому

времени
болезнь очень сильно его
ослабила и он практически не
мог передвигаться без
посторонней помощи. К месту
моления его вели под руки, а
иногда просто несли,
вспоминают близкие. Молился
о. Серафим столько, насколько
хватало сил — иногда час,
иногда два, а порою и
несколько часов кряду.
Отдавал себя всецело, без
остатка — это был воистину
вопль к Богу

12.

Молитвами таких
подвижников выстояла
Россия и был спасен
Петербург. Невзирая на
холод и зной, ветер и
дождь, настойчиво
требовал старец
помочь добраться ему
до камня; невзирая на
многие тяжкие болезни,
продолжал он свой
непостижимый 1000дневный подвиг. Так,
изо дня в день, в
течение всех долгих
изнурительных военных
лет, возносил свои
молитвы о спасении
Отечества старец
Серафим Вырицкий.

13. Митрополит гор Ливанских Илия

Он всем сердцем стал
молиться за спасение
России от погибели,
от нашествия
вражеского. Он решил
затвориться и просить
Божию Матерь
открыть, чем можно
помочь России.

14.

• Для этого он спустился в
каменное подземелье, где не
было ничего, кроме иконы
Божией Матери. Он не ел и не
пил, не спал, а только молился
перед иконой Божией Матери.
Наконец, после трех суток
бдения ему явилась Сама
Богородица и объявила, что
он, как истинный молитвенник
и друг России, избран для
того, чтобы передать
промысел Божий народу
российскому. Если все, что
определено, не будет
выполнено, то Россия
неминуемо погибнет.

15.

• «Должны быть открыты во всей
стране храмы, монастыри, духовные
академии и семинарии. Священники
должны быть возвращены с фронтов
и из тюрем, должны начать служить.
Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда
— сдавать нельзя. Пусть вынесут
чудотворную икону Казанской Божией
Матери и обнесут ее крестным ходом
вокруг города, тогда ни один враг не
ступит на святую его землю. Это
избранный город. Перед Казанскою
иконой следует совершить молебен в
Москве; затем она должна быть в
Сталинграде, сдавать который врагу
нельзя. Казанская икона должна идти с
войсками до границ России. Когда
война окончится, митрополит Илия
должен приехать в Россию и
рассказать о том, как она была
спасена».

16.

Все произошло так, как и было
предсказано. Не было сил, чтобы
удержать врага. В Ленинграде был
страшный голод, ежедневно
умирали тысячи людей. Из
Владимирского собора вынесли
Казанскую икону Божией Матери и
обошли с ней крестным ходом
вокруг Ленинграда — город был
спасен. Но многим до сих пор
непонятно, чем держался
Ленинград, ведь помощи ему
практически не было: то, что
подвозили, было каплей в море. И
тем не менее город выстоял. После
Ленинграда Казанская икона начала
свое шествие по России

17. Церковь и власть в годы ВОВ

“Братья и сестры! К вам
обращаюсь я, друзья мои”
И.В.Сталин,1941
Во время войны Сталин,
напутствуя полководцев
перед сражением, обычно
говорил: «Ну, дай Бог!» или
«Ну, помоги Господь!»

18.

• На стороне Русской
Православной Церкви
и Г. К. Жуков. В
Белоруссии один из
священников сообщил
ему, что немцы
вывезли колокола из
его храма. Тогда
Жуков распорядился
направить туда целый
вагон колоколов и
даже выделил взвод
солдат для их
установки.

20. Чудо Божией Матери и Св.блг.кн. Александра Невского в блокадном Ленинграде

Крестный ход вел
митрополит Алексий. 150
наших дзотов были
выжжены.
12 сентября неожиданный
приказ Гитлера не брать
город, а блокировать его.
Из группы «Север»
средства передвижения
фюрер отправил в группу
«Центр» на Москву

21. Спасение Москвы

• 15 сентября операция
фашистов – Тайфун.
• За 14 дней наш
Западный фронт
окружили
• Танки пошли на
Москву.
• 15 октября началась
эвакуация из Москвы
• 16 октября по всей
столице в храмах
молились
• Московским
святителям и всея
Руси чудотворцам
Петру, Алексию, Ионе,
Филиппу и Ермогену.
• 17 октября выпал
первый снег.
• 18 октября молебен –
снегопады и дожди.
• Немцы завязли в 100
км от столицы на 2
недели.

22. Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва! Василий Клочков

• Наши войска удалось
перебросить.
• 4 ноября – Казанская
(избавление Москвы
от поляков)
• 7 ноября – парад на
Красной площади
• 15 ноября танки опять
пошли.
• 16 ноября.
Панфиловцы. 28
бойцов – 18 танков.
• Морозы!
• 4 декабря Введение
во храм Богородицы.
• Наступление
захлебнулось…
• 6 декабря (память
Александра Невского)
при малочисленности
войск успешное
контрнаступление – на
100-250 км от Москвы

23.

.. Бегство немцев!
Чудотворная икона
Тихвинской Божией
Матери из храма Тихона в
Алексеевском была
обнесена самолетом
вокруг Москвы.
Столица была спасена, а 9
декабря 1941 года
освобожден Тихвин.

24. Ленинград

• 27 августа 1942 Нарвская Вратарница.
• План Волшебный огонь у фашистов.
• Наше контрнаступление. Силы немцев растрачены.
Станция Мга, «тигры»
• Фашисты не смогли осуществить штурм Ленинграда
осенью.
• 12 января на свт.Макария Московского началось
наступление и совершен прорыв блокады!

25. Сталинград

• Кубанский хлеб и
нефть Кавказа.
• Операция по захвату
Сталинграда.
• Приказ «Ни шагу
назад!»
• Бои на улицах города
около 2 месяцев
• Молебен митрополита
Николая Ярушевича
перед Казанской
иконой Богородицы
2 февраля 1943
отступление
фашистов с Кавказа и
Кубани, сдались в
Сталинграде.

26. Курская дуга

• 5 июля 1943
Цитадель.
• Величайшее
танковое сражение
под Прохоровкой 12
июля (апостолов
Петра и Павла)
• Начало советского
контрнаступления!
• На Казанскую взяли
у фашистов Киев!
> 27. 1943 год . Перелом.• Встреча со Сталиным
3 митрополитов –
Сергия, Алексия,
Николая.
• Избрание Патриарха –
Сергия.
> 28. Освободительный 1944 год• Лето 44 – Белоруссия, Крым,
Украина, Литва –
освобождены!
• Осень 44 – Румыния и
Югославия свободны!
• 23 июля 1944 освобожден
Псков!
> 29. Освободительный 1944• Полностью освобожден Ленинград
27 января 1944 года

30. 1945. Победа!

• Кенигсберг взят за 4 дня
• 25 апреля встреча на
Эльбе с союзниками
• 9 мая – Прага
• Пасха — 6 мая –
Великомученик Георгий
Победоносец
• Парад Победы состоялся
24 июня – день Святой
Троицы

31. Какими они были, победители?

• Каждый пятый из советских воинов за мужество и
проявленный героизм был награждён орденами и
медалями, многие получили их посмертно. Пять
пионеров СССР были удостоены высшего звания
Героя Советского Союза. Свыше 200 детей и
подростков получили медаль «Партизану ВОВ»,
более 15 тысяч – «За оборону Ленинграда», более
20 тысяч – «За оборону Москвы».
• За самоотверженность 12 советских городов стали
городами-героями, а звания крепости-героя
получила Брестская
• крепость.

33. Патриотическя деятельность Православной Церкви во время Великой Отечественной Войны

В блокадном ЛЕНИГРАДЕ, несмотря на нищету и голод,
продолжался сбор пожертвований в фонд обороны. Активно в
этом участвовало духовенство города: к 1 июня 1944 г. сумма
таких пожертвований достигла 390 тыс. руб. Митрополит
Алексий внес 50 тыс., а протодиакон Л.И. Егоровский,
сдавший 49 тыс. руб., получил персональную телеграмму с
благодарностью от И. Сталина. Всего же верующие
ленинградцы за 1942 г. собрали 1.485.000, а за 1943 —
5.051.000 руб.
> 35. 16.274.500 собрали жители города на Неве.

36.

В Саратове за 1943 г. верующие собрали 2.339.000 руб., а к 15
сентября 1944 г. еще 1.350. 000 руб., из них 600 тыс. на
строительство 6 самолетов эскадрильи им. Александра Невского
.В конце 1944 г.
каждая епархия
прислала в Синод
отчеты по
специальной
форме о своей
патриотической
деятельности,
общая сумма
церковных взносов
на нужды войны,,
составила более
200 млн. рублей
> 37. Особую страницу составляет создание на церковные средства

танковой колонны «Димитрий Донской».

38.

40 танков «Т-34», которые составили общецерковную
танковую колонну, были построены на заводе
Челябинска. Их передача частям Красной Армии
состоялась у деревни Горелки, что в 5 км северозападнее Тулы. 7 марта 1944 г.

39.

25 патриарших храмов Москвы и пригородов ко дню
рождения Советской Армии (23 февраля 1942 г.)
собрали 1159 тыс. рублей, а к 1 мая — на подарки
военнослужащим — 541 тыс. руб. Под руководством
владыки Николая московские приходы внесли 2 млн.
руб. на танковую колонну «Димитрий Донской»,
свыше 1 млн. — на эскадрилью «Александр
Невский».
> 40. > 43. Температура в храмах опускалась ниже нуля. Певчие пели в пальто, валенках, едва державшись на ногах от голода. Окна быливыбиты, по
церквам гулял морозный ветер. Но верующие молились
> 45. 9 мая 1945 годаДень Победы нашего народа над немецко-фашистскими
оккупантами приходится на дни, когда все
православные празднуют величайший праздник Святую Пасху.
> 46. Священники на фронтах Великой Отечественной войныПротоиерей Борис Бартов

48. Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

В 1942-1946 служил
радиотелеграфистом в
Красной армии.
Участвовал в снятии
блокады Ленинграда,
воевал в Эстонии,
Чехословакии, дошёл до
Берлина. За боевые
заслуги был награждён
медалями.
С мая 1946 года — в
Троице-Сергевой Лавре

49. Протоиерей Василий Брылев

В 1942 году ушел на
фронт
добровольцем. Был
подо Ржевом. На
Курской дуге
работал связистом.
Однажды под
бомбардировкой
восстанавливал
разорванную связь.
Получил медаль «За
отвагу». Был ранен
и демобилизован.

51. АРХИМАНДРИТ ПЕТР (КУЧЕР) (1926 г.р.)

АРХИМАНДРИТ ПЕТР (КУЧЕР)
В сентябре 1943 года в
(1926 г.р.)
возрасте 17 лет был призван в
армию. После окончания
полковой школы в Одессе 11
июня 1944 года прибыл в
действующую армию 3-го
Украинского фронта на
Днестре в районе
города Бендерыи участвовал
в освобождении Молдавии,
Румынии, Болгарии, Югослави
и, Венгрии, Австрии и Чехосло
вакии.
Награждён несколькими
боевыми наградами, среди
которых — орден Славы III
степени, орден
Отечественной войны II
степени, медали «За
отвагу», «За освобождение
Белграда», «За взятие
Будапешта», «За взятие
Вены» и др.Демобилизовался
осенью 1950 года, майор в
отставке.
> 52. > 55. Протоиерей Глеб Каледа ПСКОВО-ПЕЧЕРСКИЙ МОНАСТЫРЬ
> 60.

62. СВЯЩЕННИК ФЕДОР ПУЗАНОВ

Командир 5-й Ленинградской партизанской бригады, Герой Советского Союза К.Д.
Карицкий прикрепляет медаль «Партизану Отечественной войны II степени» священнику
церкви псковского села Хохловы Горки Порховского района Федору Пузанову
> 64. Протоиерей Александр Романушко с товарищами-партизанами из Пинской областиПротоиерей Александр Романушко
с товарищами-партизанами из Пинской области

65. Архимандрит Леонид (Лобачев)

Архимандрит Леонид (Лобачев)
В начале войны добровольцем
вступил в ряды Красной Армии и
стал гвардии старшиной. Дошел до
Праги, был награжден орденом
Красной Звезды, медалями «За
отвагу», «За боевые заслуги», «За
оборону Москвы», «За оборону
Сталинграда», «За взятие
Будапешта», «За взятие Вены»,
«За победу над Германией». После
демобилизации снова вернулся к
служению в священном сане и был
назначен первым руководителем
Русской Духовной Миссии в
Иерусалиме после ее открытия в
1948 году.

66. Протоиерей Ариан Пневский

В войну передавал партизанам
сведения о продвижении поездов
с немецкими солдатами и
бронетехникой, а также поездов с
советскими военнопленными и
угоняемыми на работу в
Германию мирными жителями.
Когда в списках отправляемых в
Германию оказался сам Ариан
Пневский, партизаны забрали его
в отряд.
> 68. Матушка София(Екатерина Михайловна Ошарина)От Москвы до Берлина
прошла она, сражаясь
за родную землю.

69. Протоиерей Сергий Вишневский

В 1941 году учился в
ремесленном училище на
автозаводе имени
Молотова в Горьком, попал
под первую бомбежку. В
армию призван в 1943 г.
Служил в пехоте, охранял
склады с боеприпасами.
При росте 149 см весил 36
кг. После войны отец
Сергий закончил духовные
семинарию и Академию, в
1952 году принял
священство.

70. МОНАХИНЯ АДРИАНА (В МИРУ НАТАЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА МАЛЫШЕВА) (1921-2012)

После школы был призван на
фронт и направлен в
Ленинград. Пережил блокаду.
«Вы даже представить себе не
можете, что такое блокада.
Это такое состояние, когда
есть все условия для смерти,
но никаких — для жизни.
Никаких — кроме веры в Бога.
Нам приходилось копать
траншеи для пушек и
блиндажи в пять накатов из
брёвен и камней. А питались
при этом травой. Запасали её
на зиму».
Защищал «Дорогу жизни»
обеспечивающую связь
блокадного Ленинграда с
внешним миром

72. Протодиакон Николай Попович

Родился в крепкой
крестьянской семье. В 37-м
отца расстреляли. Все
хозяйство отобрали. Мама
умерла с голоду — все, что
удавалось раздобыть,
отдавала четверым детям.
После смерти матери их
распределили по
детдомам. 15-летнего
Романа отправили в
Луганск. Уже в 16 он пошел
на шахту. А в 17 — в 41-м
— на войну. Победа
застала его в Праге.

Русская Православная Церковь в период Великой Отечественной войны

Воскресный день 22 июня 1941 г., день нападения фашистской Германии на Советский Союз, совпал с празднованием памяти Всех святых, в земле Российской просиявших. Казалось бы, начавшаяся война должна была обострить противоречия между Церковью и государством, уже более двадцати лет гнавшим ее. Однако этого не произошло. Дух любви, присущий Церкви, оказался сильнее обид и предубеждений. В лице Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) Церковь дала точную, взвешенную оценку разворачивавшихся событий, определила свое отношение к ним. В момент всеобщей растерянности, смуты и отчаяния голос Церкви прозвучал особенно отчетливо. Узнав о нападении на СССР, митрополит Сергий вернулся в свою скромную резиденцию из Богоявленского собора, где он служил Литургию, сразу же ушел к себе в кабинет, написал и собственноручно напечатал на машинке «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви». «Невзирая на свои физические недостатки – глухоту и малоподвижность, – вспоминал позднее архиепископ Ярославский Димитрий (Градусов), – митрополит Сергий оказался на редкость чутким и энергичным: свое послание он не только сумел написать, но и разослать по всем уголкам необъятной Родины». Послание гласило: «Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг…». В грозный час вражеского нашествия мудрый первоиерарх увидел за расстановкой политических сил на международной арене, за столкновением держав, интересов и идеологий главную опасность, грозившую уничтожением тысячелетней России. Выбор митрополита Сергия, как и каждого верующего в те дни, не был простым и однозначным. В годы гонений он вместе со всей Церковью пил из одной чаши страданий и мученичества. И теперь всем своим архипастырским и исповедническим авторитетом убеждал священников не оставаться молчаливыми свидетелями и тем более не предаваться размышлениям о возможных выгодах по другую сторону фронта. В послании четко отражена позиция Русской Православной Церкви, основанная на глубоком понимании патриотизма, чувстве ответственности перед Богом за судьбу земного Отечества. Впоследствии на Соборе епископов Православной Церкви 8 сентября 1943 г. сам митрополит, вспоминая о первых месяцах войны, говорил: «Какую позицию должна занять наша Церковь во время войны, нам не приходилось задумываться, потому что прежде, чем мы успели определить, как-нибудь свое положение, оно уже определилось, – фашисты напали на нашу страну, ее опустошали, уводили в плен наших соотечественников, всячески их там мучили, грабили… Так что уже простое приличие не позволило бы нам занять какую-нибудь другую позицию, кроме той, какую мы заняли, т. е. безусловно отрицательную ко всему, что носит на себе печать фашизма, печать, враждебную к нашей стране». Всего за годы войны Патриарший Местоблюститель выпустил до 23-х патриотических посланий.

Митрополит Сергий не был одинок в своем призыве к православному народу. Ленинградский митрополит Алексий (Симанский) призывал верующих «жизнь свою положить за целость, за честь, за счастье любимой Родины». В своих посланиях он прежде всего писал о патриотизме и религиозности русского народа: «Как во времена Димитрия Донского и святого Александра Невского, как в эпоху борьбы с Наполеоном, не только патриотизму русских людей обязана была победа Русского народа, но и его глубокой вере в помощь Божию правому делу… Мы будем непоколебимы в нашей вере в конечную победу над ложью и злом, в окончательную победу над врагом».

С патриотическими посланиями к пастве обращался и другой ближайший сподвижник Местоблюстителя митрополит Николай (Ярушевич), который часто выезжал на передовую, совершая богослужения в местных церквах, произнося проповеди, которыми утешал исстрадавшийся народ, вселяя надежду на всемогущую помощь Божию, призывая паству к верности Отечеству. В первую годовщину начала Великой Отечественной войны, 22 июня 1942 г., митрополит Николай обратился с посланием к пастве, жившей на территории, оккупированной немцами: «Исполнился год, как фашистский зверь заливает кровью нашу родную землю. Этот ворог подвергает осквернению наши святые храмы Божии. И кровь убиенных, и разоренные святыни, и разрушенные храмы Божии – все вопиет к небу об отмщении!.. Святая Церковь радуется, что среди вас на святое дело спасения Родины от врага восстают народные герои – славные партизаны, для которых нет выше счастья, как бороться за Родину и, если нужно, и умереть за нее».

В далекой Америке бывший глава военного духовенства белой армии митрополит Вениамин (Федченков) призывал Божие благословение на воинов советской армии, на весь народ, любовь к которому не прошла и не уменьшилась в годы вынужденной разлуки. 2 июля 1941 г. он выступил на многотысячном митинге в Медисон-Сквер-Гарден с обращением к соотечественникам, союзникам, ко всем людям, сочувствовавшим борьбе с фашизмом, и подчеркнул особый, промыслительный для всего человечества характер совершавшихся на Востоке Европы событий, сказав, что от судьбы России зависят судьбы всего мира. Особое внимание Владыка Вениамин обратил на день начала войны – день Всех святых, в земле Российской просиявших, считая, что это есть «знак милости русских святых к общей нашей Родине и дает нам великую надежду, что начатая борьба кончится благим для нас концом».

С первого дня войны иерархи в своих посланиях выразили отношение Церкви к начавшейся войне как освободительной и справедливой, благословили защитников Родины. Послания утешали верующих в скорби, призывали их к самоотверженному труду в тылу, мужественному участию в боевых операциях, поддерживали веру в окончательную победу над врагом, способствуя тем формированию высоких патриотических чувств и убеждений среди тысяч соотечественников.

Характеристика действий Церкви в годы войны будет не полной, если не сказать, что действия иерархов, распространявших свои послания, были противозаконны, так как после постановления ВЦИК и СНК о религиозных объединениях 1929 г. район деятельности служителей культа, религиозных проповедников был ограничен местонахождением членов обслуживаемого ими религиозного объединения и местонахождением соответствующего молитвенного помещения.

Не только на словах, но и на деле Церковь не оставила народа своего, разделила с ним все тяготы войны. Проявления патриотической деятельности Русской Церкви были очень разнообразны. Епископы, священники, миряне, верные чада Церкви, совершали свой подвиг независимо от линии фронта: глубоко в тылу, на передовой, на оккупированных территориях.

1941 г. застал епископа Луку (Войно-Ясенецкого) в уже третьей по счету ссылке, в Красноярском крае. Когда началась Великая Отечественная война, епископ Лука не остался в стороне, не таил обиду. Он пришел к руководству райцентра и предложил свой опыт, знание и мастерство для лечения воинов советской армии. В это время в Красноярске организовывался огромный госпиталь. С фронта уже шли эшелоны с ранеными. В октябре 1941 г. епископ Лука был назначен консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. Он с головой погрузился в многотрудную и напряженную хирургическую работу. Самые тяжелые операции, осложненные обширными нагноениями, приходилось делать прославленному хирургу. В середине 1942 г. срок ссылки закончился. Епископ Лука был возведен в сан архиепископа и назначен на Красноярскую кафедру. Но, возглавляя кафедру, он, как и раньше, продолжал хирургическую работу, возвращая в строй защитников Отечества. Напряженная работа архиепископа в красноярских госпиталях давала блестящие научные результаты. В конце 1943 г. было опубликовано 2-е издание «Очерков гнойной хирургии», переработанное и значительно дополненное, а в 1944-м г. вышла книга «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов». За эти два труда святителю Луке была присуждена Сталинская премия I степени. Часть этой премии Владыка перечислил в помощь детям, пострадавшим в войне.

Столь же самоотверженно в осажденном Ленинграде свои архипастырские труды нес митрополит Ленинградский Алексий, большую часть блокады проведший со своей многострадальной паствой. В начале войны в Ленинграде оставалось пять действующих храмов: Никольский Морской собор, Князь-Владимирский и Преображенский соборы и две кладбищенские церкви. Митрополит Алексий жил при Никольском соборе и служил в нем каждое воскресенье, часто без диакона. Своими проповедями и посланиями он наполнял души исстрадавшихся ленинградцев мужеством и надеждой. В Вербное воскресенье в храмах было прочитано его архипастырское обращение, в котором он призывал верующих самоотверженно помогать воинам честной работой в тылу. Он писал: «Победа достигается силой не одного оружия, а силой всеобщего подъема и могучей веры в победу, упованием на Бога, венчающего торжеством оружия правды, «спасающего» нас «от малодушия и от бури» (Пс.54:8). И само воинство наше сильно не одной численностью и мощью оружия, в него переливается и зажигает сердца воинов тот дух единения и воодушевления, которым живет весь русский народ».

Имевшую глубокое духовно-нравственное значение деятельность духовенства в дни блокады вынуждено было признать и советское правительство. Многие священнослужители во главе с митрополитом Алексием были награждены медалью «За оборону Ленинграда».

Аналогичной наградой, но уже за оборону Москвы был награжден митрополит Крутицкий Николай и многие представители московского духовенства. В «Журнале Московской Патриархии» читаем, что настоятель московской церкви во имя Святого Духа на Даниловском кладбище, протоиерей Павел Успенский, в тревожные дни не покидал Москву, хотя обычно он жил за городом. В храме было организовано круглосуточное дежурство, очень тщательно следили за тем, чтобы на кладбище по ночам не задерживались случайные посетители. В нижней части храма было организовано бомбоубежище. Для оказания первой помощи при несчастных случаях при храме был создан санитарный пункт, где имелись носилки, перевязочный материал и необходимые лекарства. Супруга священника и две его дочери принимали участие в сооружении противотанковых рвов. Энергичная патриотическая деятельность священника станет еще более показательной, если упомянуть, что ему было 60 лет. У протоиерея Петра Филонова, настоятеля московской церкви в честь иконы Божией Матери «Нечаянная радость» в Марьиной роще, три сына служили в армии. Он также организовал в храме убежище, так же, как и все граждане столицы, в свою очередь стоял на постах охраны. И наряду с этим он вел большую разъяснительную работу среди верующих, указывая на вредное влияние вражеской пропаганды, проникавшей в столицу в разбрасываемых немцами листовках. Слово духовного пастыря было весьма плодотворным в те тяжелые и тревожные дни.

Сотни священнослужителей, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 г. на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей армии. Так, уже побывав в заключении, заместителем командира роты начал свой боевой путь по фронтам войны С.М. Извеков, будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Наместник Псково-Печерского монастыря в 1950–1960 гг. архимандрит Алипий (Воронов) воевал все четыре года, оборонял Москву, был несколько раз ранен и награжден орденами. Будущий митрополит Калининский и Кашинский Алексий (Коноплев) на фронте был пулеметчиком. Когда в 1943 г. он вернулся к священнослужению, на груди его блестела медаль «За боевые заслуги». Протоиерей Борис Васильев, до войны диакон Костромского кафедрального собора, в Сталинграде командовал взводом разведки, а затем сражался в должности заместителя начальника полковой разведки. В докладе председателя Совета по делам РПЦ Г. Карпова секретарю ЦК ВКП (б) А.А. Кузнецову о состоянии Русской Церкви от 27 августа 1946 г. указывалось, что многие представители духовенства награждены орденами и медалями Великой Отечественной войны.

На оккупированной территории священнослужители являлись подчас единственным связующим звеном между местным населением и партизанами. Они укрывали красноармейцев, сами вступали в партизанские ряды. Священник Василий Копычко, настоятель Одрижинской Успенской церкви Ивановского района на Пинщине, в первый же месяц войны через подпольную группу партизанского отряда получил из Москвы послание Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия, прочитал его своим прихожанам, несмотря на то, что фашисты расстреливали тех, у кого находили текст воззвания. С начала войны и до ее победного завершения отец Василий духовно укреплял своих прихожан, совершая богослужения ночью без освещения, чтобы не быть замеченным. Почти все жители окрестных деревень приходили на службу. Отважный пастырь знакомил прихожан со сводками Информбюро, рассказывал о положении на фронтах, призывал противостоять захватчикам, читал послания Церкви к тем, кто оказался в оккупации. Однажды в сопровождении партизан он приехал к ним в лагерь, обстоятельно ознакомился с жизнью народных мстителей и с того момента стал партизанским связным. Дом священника стал партизанской явкой. Отец Василий собирал продукты для раненых партизан, присылал и оружие. В начале 1943 г. фашистам удалось раскрыть его связь с партизанами. Церковь и дом настоятеля немцы сожгли. Чудом удалось спасти семью пастыря и переправить самого отца Василия в партизанский отряд, который впоследствии соединился с действующей армией и участвовал в освобождении Белоруссии и Западной Украины. За свою патриотическую деятельность священнослужитель был награжден медалями «Партизану Великой Отечественной войны», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Личный подвиг сочетался со сбором средств по приходам на нужды фронта. Первоначально верующие переводили деньги на счет Комитета Государственной обороны, Красного Креста и других фондов. Но 5 января 1943 г. митрополит Сергий послал Сталину телеграмму с просьбой разрешить открытие Церковью банковского счета, на который вносились бы все деньги, пожертвованные на оборону во всех храмах страны. Сталин дал свое письменное согласие и от лица Красной Армии поблагодарил Церковь за ее труды. К 15 января 1943 г. в одном Ленинграде, осажденном и голодающем, верующие пожертвовали в церковный фонд для защиты страны 3182143 рубля.

Создание на церковные средства танковой колонны «Дмитрий Донской» и эскадрильи «Александр Невский» составляет особую страницу истории. Не существовало почти ни одного даже сельского прихода на свободной от фашистов земле, не внесшего свой вклад в общенародное дело. В воспоминаниях о тех днях протоиерея церкви села Троицкого Днепропетровской области И.В. Ивлева говорится: «В церковной кассе денег не было, а их надо было достать… Я благословил двух 75-летних старушек на это великое дело. Пусть их имена будут известны людям: Ковригина Мария Максимовна и Горбенко Матрена Максимовна. И они пошли, пошли уже после того, как весь народ уже внес свою посильную лепту через сельсовет. Пошли две Максимовны просить Христовым именем на защиту дорогой Родины от насильников. Обошли весь приход – деревни, хутора и поселки, отстоявшие в 5–20 километрах от села, и в результате – 10 тысяч рублей, сумма по нашим разоренным немецкими извергами местам значительная».

Собирались средства на танковую колонну и на оккупированной территории. Примером тому – гражданский подвиг священника Феодора Пузанова из села Бродовичи-Заполье. На оккупированной Псковщине для строительства колонны он сумел собрать среди верующих целую котомку золотых монет, серебра, церковной утвари и денег. Эти пожертвования на общую сумму около 500000 рублей были переданы партизанами на большую землю. С каждым годом войны сумма церковных взносов заметно росла. Но особенное значение в заключительный период войны имел начатый в октябре 1944 г. сбор средств в фонд помощи детям и семьям бойцов Красной армии. 10 октября в своем письме к И. Сталину возглавлявший Русскую Церковь после смерти Патриарха Сергия митрополит Ленинградский Алексий писал: «Эта забота со стороны всех верующих нашего Союза о детях и семьях наших родных воинов и защитников да облегчит великий их подвиг, а нас да соединит еще более тесными духовными узами с теми, кто не щадит и крови своей ради свободы и благоденствия нашей Родины». Духовенство и миряне оккупированных территорий после освобождения также активно включались в патриотическую работу. Так, в Орле после изгнания фашистских войск было собрано 2 млн рублей.

Историки и мемуаристы описали все битвы на полях сражений Второй мировой войны, но никто не в силах описать битвы духовные, совершавшиеся великими и безымянными молитвенниками в эти годы.

26 июня 1941 г. в Богоявленском соборе митрополит Сергий отслужил молебен «О даровании победы». С этого времени во всех храмах Московского Патриархата стали совершаться подобные молебствия по специально составленным текстам «Молебен в нашествие супостатов, певаемый в Русской Православной Церкви в дни Великой Отечественной войны». Во всех храмах звучала молитва, составленная архиепископом Августином (Виноградским) в год наполеоновского нашествия, молитва о даровании побед русскому воинству, вставшему на пути цивилизованных варваров. Церковь наша с первого дня войны, не прерывая молитвы своей ни на один день, за всеми службами церковными усердно молилась Господу о даровании успеха и победы нашему воинству: «О еже подати силу неослабну, непреобориму и победительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение врагов и супостат наших и всех хитрообразных их наветов…».

Митрополит Сергий не просто призывал, но и сам был живым примером молитвенного служения. Вот что писали о нем современники: «Проездом из северных лагерей во Владимирскую ссылку в Москве находился архиепископ Филипп (Гумилевский); он зашел в канцелярию Митрополита Сергия в Бауманском переулке, надеясь увидеть Владыку, но тот был в отъезде. Тогда архиепископ Филипп оставил Митрополиту Сергию письмо, в котором были такие строки: «Дорогой Владыка, когда я думаю о Вас, стоящем на ночных молитвах, – я думаю о Вас, как о святом праведнике; когда же я размышляю о Вашей повседневной деятельности, то я думаю о Вас, как о святом мученике…».

Во время войны, когда решающая Сталинградская битва близилась к концу, 19 января Патриарший Местоблюститель в Ульяновске возглавил крестный ход на Иордань. Он горячо молился о победе русского воинства, но неожиданная болезнь заставила его слечь в постель. В ночь на 2 февраля 1943 г. митрополит, как рассказывал его келейник, архимандрит Иоанн (Разумов), пересилив недуг, попросил помочь подняться с постели. Встав с трудом, он положил три поклона, благодаря Бога, и затем сказал: «Господь воинств, сильных в брани, низложил восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром! Может быть, это начало будет счастливым концом». Утром радио передало сообщение о полном разгроме немецких войск под Сталинградом.

Дивный духовный подвиг совершил во время Великой Отечественной войны преподобный Серафим Вырицкий. Подражая преподобному Серафиму Саровскому, молился он в саду на камне перед его иконой о прощении грехов людских и об избавлении России от нашествия супостатов. С горячими слезами умолял Господа великий старец о возрождении Русской Православной Церкви и о спасении всего мира. Этот подвиг требовал от святого неизреченного мужества и терпения, это было воистину мученичество ради любви к ближним. Из рассказов родных подвижника: «…В 1941 г. дедушке шел уже 76-й год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила, и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах в пятидесяти, выступал из земли гранитный валун, перед которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения отец Серафим. К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона, а дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к небу… Чего ему это стоило! Ведь он страдал хроническими заболеваниями ног, сердца, сосудов и легких. Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слез на все это смотреть было невозможно. Неоднократно умоляли мы его оставить этот подвиг – ведь можно было молиться и в келье, но в этом случае он был беспощаден и к себе, и к нам. Молился отец Серафим столько, насколько хватало сил – иногда час, иногда два, а порою и несколько часов кряду, отдавал себя всецело, без остатка – это был воистину вопль к Богу! Верим, что молитвами таких подвижников выстояла Россия и был спасен Петербург. Помним: дедушка говорил нам, что один молитвенник за страну может спасти все города и веси… Невзирая на холод и зной, ветер и дождь, на многие тяжкие болезни, настойчиво требовал старец помочь добраться ему до камня. Так изо дня в день, в течение всех долгих изнурительных военных лет…».

Обратилось тогда к Богу и множество простых людей, военнослужащих, тех, кто в годы гонений отошел от Бога. Их молитва была искренна и носила зачастую покаянный характер «благоразумного разбойника». Один из связистов, принимавших по радио боевые донесения русских военных летчиков, говорил: «Когда летчики в подбитых самолетах видели для себя неминуемую гибель, их последними словами часто были: «Господи, прими мою душу»». Неоднократно свои религиозные чувства публично проявлял командующий Ленинградским фронтом маршал Л.А. Говоров, после Сталинградской битвы стал посещать православные храмы маршал В.Н. Чуйков. Широкое распространение среди верующих получила убежденность, что всю войну с собой в машине возил образ Казанской Божией Матери маршал Г.К. Жуков. В 1945 г. он вновь зажег неугасимую лампаду в Лейпцигском православном храме-памятнике, посвященном «Битве народов» с наполеоновской армией. Г. Карпов, докладывая в ЦК ВКП(б) о праздновании Пасхи в московских и подмосковных храмах в ночь с 15 на 16 апреля 1944 г., подчеркивал, что почти во всех церквах, в том или ином количестве были военные офицерского и рядового состава.

Война подвергла переоценке все стороны жизни советского государства, вернула людей к реальностям жизни и смерти. Переоценка происходила не только на уровне рядовых граждан, но и на уровне правительства. Анализ международного положения и религиозной ситуации на оккупированной территории убедили Сталина, что необходимо поддержать возглавлявшуюся Митрополитом Сергием Русскую Православную Церковь. 4 сентября 1943 г. митрополиты Сергий, Алексий и Николай были приглашены в Кремль для встречи с И.В. Сталиным. В результате этой встречи было получено разрешение на созыв Архиерейского Собора, избрание на нем Патриарха и решение некоторых других церковных проблем. На Архиерейском Соборе 8 сентября 1943 г. Святейшим Патриархом был избран Митрополит Сергий. 7 октября 1943 г. был образован Совет по делам РПЦ при Совнаркоме СССР, что косвенным образом свидетельствовало о признании правительством факта существования Русской Православной Церкви и желании урегулировать с ней отношения.

В начале войны Митрополит Сергий писал: «Пусть гроза надвигается, Мы знаем, что она приносит не одни бедствия, но и пользу: она освежает воздух и изгоняет всякие миазмы». Миллионы людей смогли снова присоединиться к Церкви Христовой. Несмотря на почти 25-летнее господство атеизма, Россия преобразилась. Духовный характер войны заключался в том, что путем страданий, лишений, скорбей в конечном итоге люди вернулись к вере.

В своих действиях Церковь руководствовалась причастностью к полноте нравственного совершенства и любви, присущих Богу, апостольским преданием: «Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу, и всем» (1Фес.5:14–15). Сохранить этот дух значило и значит остаться Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью.

Источники и литература:

1. Дамаскин И.А., Кошель П.А. Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М.: Красный пролетарий, 2001.

2. Вениамин (Федченков), митр. На рубеже двух эпох. М.: Отчий дом, 1994.

3. Ивлев И.В., прот. О патриотизме и о патриотах с большими и малыми делами//Журнал Московской Патриархии. 1944. №5. С.24–26.

4. История Русской Православной Церкви. От восстановления Патриаршества до наших дней. Т.1. 1917–1970. СПб: Воскресение, 1997.

5. Марущак Василий, протод. Святитель-хирург: Житие архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). М.: Даниловский благовестник, 2003.

6. Новопрославленные святые. Житие священномученика Сергия (Лебедева)//Московские Епархиальные Ведомости. 2001. №11–12. С.53–61.

7. Наиболее почитаемые Петербургские святые. М.: «Фавор-XXI», 2003.

8. Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М.: Республика, 1995.

9. Русская Православная Церковь в советское время (1917–1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью/Сост. Г.Штриккер. М.: Пропилеи, 1995.

10. Серафимово благословение/Сост. и общ. ред. епископа Новосибирского и Бердского Сергия (Соколова). 2-е изд. М.: Про-Пресс, 2002.

11. Цыпин В., прот. История Русской Церкви. Кн. 9. М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1997.

12. Шаповалова А. Родина оценила их заслуги//Журнал Московской Патриархии. 1944. №10.С. 18–19.

13. Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1999.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *