Старец Ивановская область

Журналистам показали стройку свинокомплекса в Петровском

Специалисты группы компаний «Дымов» организовали пресс-тур для журналистов, чтобы они своими глазами увидели и оценили стройку. Свинокомплекс начали строить в сентябре прошлого года возле поселка Петровский около деревни Шатры. Объем инвестиций — 2 миллиарда 300 миллионов рублей. Предполагается, что будущее предприятие по производству свинины станет крупнейшим в стране.

Комплекс состоит из девяти корпусов. Это будет ферма закрытого типа с использованием современных датских технологий. Собственно, датскими технологиями будет пронизан весь объект. Об экологической безопасности, которая так волнует обывателя, позаботились на стадии проектирования. Проект прошел положенные стадии проверок и экспертиз. Во всех корпусах будет система навозоудаления, после которой отходы жизнедеятельности свиней будут попадать в специальные лагуны.

Александр Филатов, директор ООО «Тарбаево»: «Типа бассейна выкапывается. Затем делается глиняный замок, который уже не позволяет, глина не позволяет просачиваться. Но кроме того, все днище сверху накрывается соответствующей мембраной. Это такой материал прорезиненный, и он не дает возможности проникать куда-либо».

Хранится содержимое в лагунах от 8 до 10 месяцев. Руководит проектом Алексей Абакумцев, который в перспективе возглавит комплекс. Он приехал в область из Краснодарского края, где, напомним, размещается действующее производство товарной свинины группы компаний «Дымов». Руководитель проекта прокомментировал: то, что будет хранится в лагунах содержит лишь 5-7 процентов непосредственно свиного навоза. Все остальное вода, которую используют для обработки помещений. Конечный продукт содержимого — удобрение.

Алексей Абакумцев, руководитель проекта: «За 8-11 месяцев, которые он находится в закрытых лагунах, происходит анаэробное сбраживание и дегельминтизация отходов. Перед тем, как внести его в поля, мы вызываем лабораторию, и берем пробы».

После проверки на безопасность и содержание в удобрении полезных веществ, специалисты определяют, под какие культуры и сколько его можно применять. Напомним, возле Петровского строится первая очередь комплекса компании «Дымов». И многих волнует судьба высокоплодородных земель, так называемого Владимирского ополья, которое в нашей области находится на территории Гаврилово-Посадского района.

Денис Черкесов, директор департамента сельского хозяйства и продовольствия: «Петровский не находится на территории Владимирского ополья. Граница ополья заканчивается в Гаврилово-Посадском районе, именно в Гавриловом Посаде и южнее идет в сторону Суздаля».

Вторую очередь комплекса планируют строить возле села Ярышево. И этот участок не на территории ополья. Чтобы убедиться в этом, можно посмотреть агрохимическую карту в интернете.

Кстати, оба объекта не усыпаны артефактами. Это тоже волнует общественность. Земли прошли соответствующую обработку, перекопаны вдоль и поперек. И не археологами, а аграриями.

Здесь, в Гавриловом Посаде, будут применяться самые современные технологии и содержания, и кормления. Сейчас работают над выбором генетики будущего поголовья. Скорее всего остановятся на датских свиньях.

Алексей Абакумцев, руководитель проекта: «Соответственно здесь, я надеюсь, будет один из лучших свинокомплексов не то, что в Ивановской области, в России».

Кстати, в работе над улучшением породы, над формированием племенного ядра работают студенты ивановской сельхозакадемии, которые здесь будут проходить практику и возможно, останутся работать.

Ирина Афонина, Виктор Иванов, программа «Губерния»

«СПАСАЙ СВОЮ ДУШУ — СПАСЕШЬ РОССИЮ»
Ю. Токаренко
Иваново — деревня Михаила Архангела Город Иваново, родина первого Совета, переживает расцвет храмового строительства.
Иеромонах Иринарх во время ремонта упал с купола храма. Головой вниз. В результате — открытый перелом обеих рук. Руки лечили с помощью аппарата Илизарова. Когда на работах по отделке храма 45-летний священник поднимает носилки с цементным раствором, на руках видны поперечные шрамы — следы переломов.
Раньше он работал в другом месте, там, где знают секреты смерти, — в секретном НИИ, работавшем на «оборонку».
Он был активный атеист. Грамотный. Горячий. Жена, дети. Успех. И вдруг — ушел в монахи. Без видимых причин. Кроме той, наверное, по которой в свое время Савл стал Павлом. Он узнал секреты жизни. Когда-то, будучи на вокзале, «чтобы убить время», зашел послушать лекцию гастролирующего специалиста по научно-мистическим проблемам. Специалист хвалил все, ругал только одно — Православие. Будучи человеком неглупым, отец Иринарх заинтересовался именно Православием.
Сегодня в Иванове затихли ритмичным стуком отбивающие время ткацкие производства («Фабрики — рабочим!»), и кажется, стрелка часов замерла. Вообще вдумчивый наблюдатель, проехав по центральной России, сделает правильный вывод, что времени нет. Особенно это бросается в глаза в сегодняшней Ивановской области, где словно склеились приметы разных эпох и теперь обнажаются, как проталины, на удивление и радость промерзшему населению: неужели бывает весна?

Родина первого Совета, похоже, становится оплотом возрождения Православия в России. Настоятельница восстановленного Даниловского женского монастыря — в недавнем прошлом учительница. Настоятель другого прихода — бывший офицер-подводник.
Ивановская область испещрена горелыми глазницами куполов. Ощущение застывшего ужаса. Осматриваешь внутреннюю роспись старинного храма: самодостаточная цивилизация — мощная, свободная, добрая. Третий Рим. Она не нуждалась в учителях. У нее можно было только учиться. Это был самый удачный в мировой истории опыт построения государственности, красивой, незлой, нежадной, не преодоленной по силе никем. Сравните с западной цивилизацией: от начала до конца — история насилия, алчности, разврата, безбожия, а сегодня — неприкрытый сатанизм и культурологическая импотенция (зверь — это понятнее, чем человек и святость).
В селе Михаила Архангела Ивановской области (большевики переименовали село в Красноармейское — много мужиков полегло в войну) отец Иринарх на четвертом году отказа от прежней жизни восстанавливает здешний храм 1752 года постройки.
Внутренности храма растаскивали долго. Сказывали, какая-то икона пошла на ступеньки крыльца соседнего дома. Кто вспомнил и как узнать? Доски как доски, даже намека на рисунок нет. Узнали с помощью бесноватой. Злобный дух, коим одержима несчастная, злорадно проговорился: потоптали мы вашу святыню. Есть версия, что эта икона Николая-Угодника.
По словам отца Иринарха, деревня сегодня — неверующая. Прихожане в основном приезжие — горожане, интеллигенция, дачники. Для деревни бог — телевизор, водка, деньги — город, одним словом.
Неподалеку в селе Сергееве восстанавливается великолепной архитектуры мужской монастырь. Пока здесь — проходной двор. Тут же общага, запои, ходят девицы в исподнем. Стены исписаны матерщиной. «Какие мы монахи, — вздыхает отец Иринарх, — одно название. Что сказано про последних монахов? В монастыре будет как в миру, в миру — как в аду. Точно про наши времена».
Но сегодня все чаще наряду с черными глазницами играют на солнце голубизной или золотом купола женских и мужских монастырей. Прежде чем стать настоятелем, отец Иринарх семь месяцев пробыл в одном из них.
«А как ваша жена отнеслась к идее пострига?» — «Вначале была обида, но сейчас у меня отношения с семьей в чем-то даже стали лучше». «- Что станет с Православием в XXI веке?» — «А будет ли XXI век? Для церкви жизненно важно сохранить полноту и форму древних богослужений, чем мы пользуемся по сей день. Как только начнется сокращение и обновление — пиши пропало. По преданию, окончательное падение мира начнется с падения Православной церкви. Собственно, тогда Церковь уйдет из больших городов, останется одна видимость. Кажется, Господь потихоньку переселяет «своих людей» из Москвы и Петербурга на периферию. По последним пророчествам, в какой-то момент эти города уйдут под воду. Возможная будущая столица — Владимир. А в Сибири будут китайцы».
Отец Иринарх почти не ест. Он худ как щепка и облит Божьей благодатью как медом. Пообщавшись с ним несколько раз, я понял, что такое «не хлебом единым». После «опыта благодати» значение еды приближается к нулю.
Благословенные места. Здесь близость Бога ощущается до вселенского страха и до соседского рукопожатия. Небо, усыпанное звездами, ложится на линии электропередач — ночью страшно с крыльца шаг шагнуть. Здесь были Минин и Пожарский. Здесь вдоль реки Тезы, где ввиду остановки отечественной промышленности появился жерех (глупая рыба любит только чистую воду), колея от барских экипажей. В двух шагах напротив от жилья, на речке около храма — святой источник. Здесь древние дубы и многовековые вязы, которые не обхватишь и которые все помнят, — и это чувствуешь. Отсюда телеэфир и современный город кажутся приветом с другой планеты. Здесь шлюзы, построенные при Петре Первом.
В древнерусском городе Шуе я купил китайскую игрушку (потом видел ее и в других городах) — вовсе не игрушечные наручники. На одной их стороне — масонский зверь, на другой — три перевернутые шестерки. Привез домой, а то на слово никто не верит, как я не поверил своим глазам. Игрушкой рекомендуется пользоваться после шестнадцати лет.
«Приучают», — говорит отец Иринарх. Он обращает наше внимание на электронные карточки. Это из опубликованных материалов о суперкомпьютере в Брюсселе, действующем в системе трех шестизначных чисел и способном контролировать два миллиарда человек. И электронные карточки, мол, уже готовы. Переход на электронные деньги, «печать зверя» на лбу или на правой ладони, в скором будущем. Это — вживление сигнальной электроточки в лоб или в правую ладонь (пайка или крестное знамение?). Все это перестает казаться только технической отсталостью, когда узнаешь, что карточки действительно готовы («они будут рекламироваться как самые удобные и полезные») и внедряются в крупных городах с большой настойчивостью.
Если монах нам скажет: «Все идет хорошо, ребята, наливай!» — какой же это монах? Это в Европе в эпоху Возрождения попы содержали кабаки, игорные и публичные дома. Кстати, именно на Ренессанс приходится расцвет оккультизма и костров инквизиции, а отнюдь не на «мрачное средневековье». Тогда же, по мнению В. Алексеева и А. Григорьева («Религия антихриста»), зародилась современная техническая наука как «естественная магия» и возможность безраздельной эксплуатации природы, приведшие к современному экологическому кризису.
Кризис, кажется, не имеет решения, за исключением научно опровергнутой утопической «жизни в подземелье», в изоляции от природы. Нынешние вавилонские и по смыслу, и по стоимости космические проекты Запада только подтверждают неадекватность переедающей передовой части человечества. Тратить миллиарды долларов для техногенного контроля из космоса над сознанием миллиардов населения, чтобы зарабатывать новые миллиарды долларов, пущенных в ту же индустрию и зомбирование.
Элементарный экологический быт планеты, здравый смысл гомо сапиенс, а особенно жизнерадостный оптимизм американского гомо роботуса подталкивают к неутешительному выводу о том, что на дворе — последний век.
Правда, православные пророчества предрекают еще один чудесный, последний взлет государственности славянского суперэтноса во главе с последним православным царем. На недолгое время. Во свидетельство истинной веры миру, в противовес нарождающемуся западномасонскому атеистическому супергосударству с грядущим Антихристом во главе. Последний воцарится после окончательного падения славянского царства. Но уже совсем ненадолго.
Если у монахов есть специализация, то у отца Иринарха специализация — кротость. Редкий случай, должен сказать. «Что значит спасать Россию? — мягко реагирует он на горячие призывы соработников. — Делай хорошо свое прямое дело, спасай свою душу — спасешь Россию».

Воскресенско-Феодоровский мужской монастырь в с. Сергеево
Епархиальный мужской монастырь

Шубина была духовной дочерью праведного Иоанна Кронштадтского и по его благословению она решила устроить женскую обитель в Сергееве, в усадьбе, которую она выкупила у своего дяди. В 1871 г. Шубина организовала неформальную женскую общину сестер, которые приехали из нижегородского села Ново-Иванцево, первоначально в общине было 30 сестер. Шубина пожертвовала общине свой барский дом и домовую Воскресенскую церковь. Преобразование общины в женский монастырь произошло 2 сентября 1889 г. Первой настоятельницей стала игумения Софья (Успенская), в обители уже насчитывалось тогда около 100 монахинь Воскресенскому монастырю была передана местная церковь Архангела Михаила. Будучи больной, А.Н. Шубина завещала монастырю пахотные земли близ монастыря, два доходных дома в Санкт-Петербурге.
В 1897 г., в год смерти Шубиной, по проекту архитектора П.Г. Бегена началось строительство величественного Успенского собора. Собор строился 7 лет и был освящен 24 октября 1904 г. Главной святыней монастыря считалась чудотворная икона Знамение Божией Матери, в обители хранилось много реликвий, связанных с Серафимом Саровским, Иоанном Кронштадтским. «Образцовый» по внутреннему устроению монастырь стал местом паломничества (в основном крестьян), и иногда на Великий пост приезжало до 300 человек, в обители было построено две странноприимные гостиницы. В 1917 г. в монастыре проживало 60 монахинь и 145 послушниц.
Формально решение о закрытии мона­стыря было принято в 1918 г., но, благодаря организованному и эко­номически успешному монастырскому хозяйству удалось найти компромисс с местными властями, и оби­тель превратилась в «монастырь-совхоз». В 1924–28 гг. в Воскресенско-Феодоровском монастыре проживал и служил гонимый митрополит Серафим (Чичагов). В 1924 г. в монастыре находилось 97 насельниц и священнослужителей. Неоднократно предпринимались попытки разогнать монастырь, который «прикрывался» совхозом. Это решение было принято властями в 1929 г., и все монахини были изгнаны. Последняя настоятельница монастыря игумения Арсения (Добронравова) была арестована и скончалась в заключении в 1939 г. (прославлена в лике новомучеников) В начале 1930-х гг. на территории монастыря размещалась школа-колония для малолетних, затем, в течение 20 лет – совхозная школа животноводства. В 1953 г. постройки монастыря были переданы Шуйскому техникуму механизации сельского хозяйства. Отдельные монастырские постройки были разрушены, на территории монастыря появились частные дома.

В 1992 г. открывается Михаило-Архангельский храм и предпринимается попытка возродить женскую общину, которая не увенчалась успехом.

Воскресенско-Феодоровский мужской монастырь был открыт по решению Священного Синода 9 апреля 1998 г. Первым настоятелем был игумен Георгий (Ильин).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *