Стих о войне

Служба в армии – это долг перед Родиной. Суровые будни по составленному расписанию, строевая и стрельбы, тяжело жилось молодым призывникам. Те, кто уже отслужил в армии, вспоминают об этом с улыбкой, и даже дедовщина не затуманивает воспоминания. Они там нашли друзей на всю жизнь.

Ты идешь и молчишь, ноги в кровь изодрал.
Ты Российский солдат!
Ты такое видал!
Шел ты в стужу и в зной,
Не боялся огня,
Шел и помнил о том,
Где-то любят тебя!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Ждать солдата — отважное дело,
Похвалить бы девчонок за это.
Только в армии парень поймет,
Что за девушка любит и ждет.
Что за девушка ногти кусает,
Когда смотрит тоскливо в окно,
По кусочкам себя собирает —
Словно вазы разбитой стекло.
И не вправе она подчиняться
Подлой грусти своей, не сейчас!
Нужно сильной и стойкой остаться,
Чтоб любви огонек не погас.
Хоть устанет рука девчонки,
Письма будет ему писать.
И солдатик услышит смех звонкий
По строкам. Будет долго читать.
Год пройдет незаметно, игриво,
И с апрелем к девчоночке той
Придет нежный, любимый, красивый
Ее парень с блестящей звездой.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Любимый мой, я буду тебя ждать!
Мою любовь не передать словами.
Скоро в разлуке будем мы с тобой,
Зачем судьба так поступает с нами?
Это не страшно, не смертельно
Ведь год-это не вечность…не беда,
Но как же быть, если уже скучаю,
Хотя мы виделись вчера…
Этот год для нас ничто не значит
Ведь впереди у нас еще года
И я хочу сказать тебе мой милый,
Что очень сильно я люблю тебя!!!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Здравствуй любимая мама,
Я дарю тебе строчек букет,
Я тебя в этот день поздравляю
И желаю счастья на век.
Ты прости, что с тобой я не рядом,
Не могу тебя крепко обнять,
Потому что стою с автоматом,
Потому что солдатом я стал.
А когда ты прочтешь эти строки,
Еле сдержишь слезинку в себе,
Ты поймешь, что тебя нет дороже,
Моя милая, нежная мама.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Солнце всходит над землей,
Плачет девушка тихонько,
Рядом парень молодой,
Пять минут осталось только.
Впереди там служба ждет,
Что там будет, он не знает,
Вот и мать его идет,
И она слез не скрывает.
Парень их поцеловал,
И как воин развернулся
«Я люблю вас! — он сказал, —
Как могу я не вернуться,
Как могу оставить дом
И людей, мной так любимых,
Эх, увидеться б с отцом,
Да он в небесах незримых».
Девушка рукой махает
И кричит: «Не уходи!»
Ну а он ей отвечает:
«Я вернусь, ты только жди!»
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Быть скучной и грустной не надо,
Пусть парни тебя вспоминают,
Бросают влюбленные взгляды
И даже пусть провожают.
Но если из них кто захочет
Обнять тебя по дороге,
Ты вспомни о том, кто средь ночи,
Идет по учебной тревоге!
Кто в серой шинели сквозь ветер
Упрямо идет к перевалу,
Кто служит, чтоб ты на рассвете
Спросонья лениво вставала,
Его твои письма согреют,
Яснее покажутся дни,
Ты вспомни его поскорее,
Обнявшего — оттолкни.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Ты далеко, ты служишь где-то,
Я жду тебя, тоскуя и любя.
Ты знаешь и ты чувствуешь это,
И пишешь письма, нежностью горя.
Я буду ждать тебя и в дождь, и в непогоду,
И в жаркий полдень, и в осенний полумрак.
Ты только не забудь меня за эти годы,
Мой нежный и задумчивый солдат.
Служить осталось ведь совсем немного,
И скоро сбудется заветная мечта,
Ты остановишься у моего порога
И тихо скажешь: «Я люблю тебя!»
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Как много дней прошло в разлуке,
Тебя всё нет ты где-то далеко…
Ещё не скоро ласковые руки
Обнимут нежно и тепло.
А за окном вечерняя прохлада
И фонари за окнами зажглись.
Я жду тебя,
Мне никого не надо!
Ты только обязательно вернись.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Любить солдата — это гордость,
Забыть солдата — это подлость,
А ждать солдата — это честь,
Что не у всех девчонок есть.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Ты кинешь в угол сапоги
И сменишь форму на гражданку,
Наденешь на ноги носки,
Забудешь, как мотать портянки,
А перед тем, как сесть за стол,
Застынешь будто ждешь команды,
Никто тебе её не даст,
Здесь не войска, здесь нет сержанта,
Отец увидит, все поймет,
И младший брат подшутит «вольно»
Садись сынок, ты все прошел,
Ты отслужил, с тебя довольно!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Я закрою глаза. Я забуду,что было,
Я прощу даже то,что не стоит прощать.
Но никто, никогда, как тебя я любила,
Не сумеет любить и не сможет так ждать!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Пройдут и лето, и зима,
Пройдут со временем года,
Но дату своего призыва
Я не забуду никогда.
Я буду помнить эту дату,
Когда нас утром привезли,
Когда сказали: «Вы солдаты —
Защитники родной земли».
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Не каждый на себя примерит
камуфляж и сапоги,
а ты осмелился проверить
и испытанье мужеству пройти.
целый год-товарищ по оружию
сержант, ефрейтор или рядовой
начнешь здесь понимать что тебе нужно
и за случайности ответить головой.
и если не боишься той наружности:
казарма-дом твой, взвод-твоя семья,
ты стойко вынесешь все тяготы и трудности
поэтому достоин уважения.
и жизнь твоя идет по расписанию,
что будешь делать, знаешь наперед.
неподчинение рождает наказание,
но боевой твой дух не подведет.
ты дни считал, теперь один последний он
родную часть в парадной форме покидаешь,
«я был солдатом, но остаться им не смог»-
про армию ты, вспомнив, гордо скажешь.

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Был июнь, когда надев пилотки,
Призвала нас родина служить.
Песней строевой срывая глотки,
Без залетов мы старались жить…
Пели песни, чистили картошку,
На чем свет стоит ругали всех…
И когда-то простенький Алешка,
В Алексея превратился… Смех…
Помню все: присягу, баню, роту,
Вахту КПП и БЗЖ,
Чистку территорий в непогоду…
…Жаль не повторится все уже…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Солдат умеет долго ждать,
Умеет драться и стрелять,
Умеет бегать, водку пить,
Но он умеет и любить.
Солдат привыкнет к переменам,
Привыкнет мерзнуть, голодать,
Но не привыкнет он к измене,
И не научится прощать.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Любить легко, когда подруга рядом,
Любить в разлуке очень тяжело..
Пишите письма в армию солдатам,
Они приносят ласку и тепло.
Он на посту и в дождь, и в стужу,
Иначе на войне нельзя..
Пишите чаще тем, кто служит,
Подруги, матери, друзья…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Поцелуешь меня на прощанье,
На ресницах застынет слеза…
Мы не будем давать обещаний,
Лишь посмотрим друг другу в глаза.
Сбросит листья октябрь дождливый…
Вспоминать тебя буду таким:
Самым ласковым, самым красивым,
Самым нежным и самым родным!
Буду долго стоять на перроне
И поймаю влюбленный твой взгляд…
Ты откроешь окошко в вагоне,
Я скажу: «До свиданья, солдат!»
Поезд тронется неторопливо,
Вслед за ним я не буду бежать.
Ты всё дальше… А я молчаливо
Буду взглядом тебя провожать…
Будет год тянуться как вечность,
Ты меня будешь там вспоминать…
Ну, а я каждый день, каждый вечер
Буду ВЕРИТЬ, НАДЕЯТЬСЯ, ЖДАТЬ!!!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Из уставной армейской жести
Особо в памяти храню
Параграф про отданье чести,
А не какую-то фигню.
Не знаю как, я почему-то
По доброй воле, не силком
Сюжет всосал за полминуты,
Как с материнским молоком.
В основе этого сюжета –
Вся прелесть ратного труда.
Кто хоть однажды сделал ЭТО,
Не станет прежним никогда!
«Солдат при встрече с офицером
Не должен сразу наутёк,
А сделать репу умной в меру
И руку взять под козырёк.
А чтоб, как шланг водопроводный,
Не телепался на ветру
Кулак другой руки – свободной –
Неистово прижать к бедру.
Посредством плеч расправить тело
И так сплотить окорока,
Чтоб всё внутри окаменело,
Включая кончик языка.
Сапог на Землю ставить твёрдо
И сразу весь – не по чуть-чуть.
И жрать начальство взглядом морды,
Стараясь чтобы не спугнуть.
Зрачки сводить не надо вместе,
Дабы читалась между глаз
Реальная потеря чести,
Восторг и подлинный экстаз.
Когда же офицер подробно
Расскажет, кто ты есть такой,
Лицо поставить, как удобно,
Возобновив махать рукой.
На нос опять спустить пилотку,
Ослабив бляху на ремне,
Канать свободною походкой,
Как комбайнёр по целине,
Держа всё время на заметке
Три запретительных табу:
Не отдаётся честь в разведке,
В военном танке и в гробу…»
Всё это в памяти хранится,
Томя и закаляя дух.
Казалось бы – одна страница,
А мозг выносит, как от двух…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Я был ближайший друг комбата,
Как брат по линии жены,
Мы с ним делились автоматом,
А как — детали не важны.
Я с ним шагал в жару и в холод,
В морозный день, в строю одном,
Он был как я — такой же молод,
Жил, как и я, в краю родном.
Мы с ним бывали в переделках,
В ремонт сдавая БТР,
Он был чуть крупным, я — чуть мелким,
Он — как Портос, я — Де ла Фер.
И нашу дружбу не сумели
Разлить вода, огонь и дым,
И враг, пуляя в нас в ущелье,
Стрелял совсем не холостым.
Патроны жалестно свистели
Над головой со звуком «вжик»,
Комбату ногу чуть задели,
Но он стерпел, ведь он мужик!
Я, стиснув зубы, нёс комбата
На плащ-палатке по земле,
Он на врага ругался матом,
Так, словно был навеселе.
Переползая огородом,
Хлебнули мы землицы фунт,
Но я его при всём народе
Доставил вовремя в медпункт.
Врачи спасли герою ногу,
А дырки в брюках — не видны.
Мы также служим понемногу
И защищаем честь страны!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Отцвела как слива, так и вишня.
Покраснела зорька, как ожог.
Пробежаться Груша, как-то, вышла
На пологий, низкий бережок.
Представленье принятое руша
О колхозных бабах, как никто,
Тело подготавливала Груша
К сдаче нормативов ГТО.
Над рекой туманы, вдруг, поплыли,
С удареньем на последний слог.
Девушка бежала, клубья пыли
Поднимая обувью для ног.
Ей навстречу ехала Катюша.
За рулём Катюши был солдат.
Он сидел, си-ди Рамштайна слушал,
Бельма чуть навыкат и поддат.
Песня так водилу заводила,
Что он взгляды копьями метал.
Видно, думал — что же за водила,
Если он не слушает металл?
Паренёк выходит из кабины.
Груша понимает, что не зря.
Запылали щёки, как рубины,
И зарделись, грубо говоря.
Ухажёр глаза склоняет долу.
А солист настолько голосист,
Что прогрыз, казалось, магнитолу,
Шпрехая, при этом, как фошыст.
Видно, что процесс любви сержанта
Так запущен, что необратим.
Но поняв, что девушка зажата,
Он не стал форсировать интим.
И на память, беленькый, в цветочек,
Тканью представляющий батист,
Попросил у стайерши платочек,
Так как был немножко фетишист.
Надобно, сказал, ему, хоть тресни.
Груша, разумеется, дала.
В голове — субтитры текста песни
Про степного сизого орла.
А пернатый, с бронзовым загаром,
Под радушный шёпот водных струй,
Громко хлопнул дверкой — перегаром
Пах его воздушный поцелуй.
Заревела, выхлопнув, Катюша,
Получив конкретно по газам,
Сорвалась, протектором утюжа,
Как Феррари Феттеля к призам.
Леди Макбет Мценского уезда
В этот миг напомнила собой.
Слышно было, как в момент отъезда
Клапана стучат наперебой.
Вот такая, вдруг, возникла тема.
Всё ж являлась женщиной она,
Хоть и реактивная система
Залпового, шутка ли, огня.
Не смогла предательства такого
На свою стерпеть она беду.
Я б сказал, предательства двойного,
Так как и Рамштайн имел ввиду.
С пробуксовкой по намывам ила
И с невероятной быстротой
В сторону Катюша зарулила —
На высокый берег на крутой!
Да и кувырнулася оттуда,
Как бы инсценируя краш-тест.
И была паденья амплитуда
Видима и слышима окрест.
Затонула гордая Катюша,
Унеся с собой одну из тайн.
Не пристало вам, солдаты, слушать,
В дни служенья Родине, Рамштайн!

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Вот обозвали пулю дурой.
А где, когда, в каком бою,
Кто занимался процедурой
Определения ай-кью?
Как пуле жить с такой харизмой,
Характеристикой такой?
Причём, написанной Отчизны

Собственноручною рукой…
По ходу действия событий,
Мы выясняем, наконец,
Что штык гораздо башковитей.
И потому он — молодец.
Он прямо блещет интеллектом
В процессе боя раз по сто.
Что возмутительно — при этом
Не ставит пулю ни во что.
А нет ли в этом перегиба?
Я в оружейном деле нуль,
Но от штыков людей погибло
Гораздо меньше, чем от пуль.
К тому же, пуля, скажем смело,
Чья жизнь в полёте — только миг,
С тех пор заметно поумнела,
Чего нельзя сказать про штык.
Довольно глупых разговоров
И ущемленья чьих-то прав!
Сдаётся мне — неправ Суворов,
Генералиссимус и граф…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Пошли в атаку мы с комбатом.
Точней сказать – послали нас.
Он впереди шел с автоматом,
Я сзади нес боеприпас.
Редели серые мундиры,
Ложились толпами вповал.
Комбат крошил их на гарниры,
А я патроны подавал.
Но вдруг внезапно «мессершмитты»
Напали как из-под земли.
Тут быть обоим нам убитым,
Когда б комбат не крикнул: «Пли!»
И в бой вмешалась батарея,
Врага сшибая налету.
А мы с комбатом, взяв трофеи,
Нашли Полярную звезду
И тронулись в расположенье,
Успешно выполнив приказ,
Предотвратив врага вторженье
В который раз на мирных нас.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Врачей полным-полно на белом свете,
Но был у нас в стройбате экспонат…
Мы звали его просто — Доктор Петя,
Сорокалетний старший лейтенант.
В одном был Доктор Петя постоянный —
В какое время не зайдешь к нему,
Тот был всегда наполовину пьяный,
Ну или — полутрезвый, как кому.
Любил он пошутить на эту тему:
Сидеть на спирте и не выпить — вред,
А змей, обвивший рюмку на эмблеме —
Его психологический портрет.
В санчасть солдаты обращались редко,
По крайности, когда совсем «прижмет»,
Но никаких уколов и таблеток
Начмед не признавал, наоборот,
Он утверждал, лекарство только губит
Борьбу с болезнью и иммунитет,
Что он, как врач, лечить, конечно, будет —
Есть у него проверенный рецепт:
Обычные кристаллы марганцовки —
И доктор «ставил» на ноги больных,
Он ими выводил татуировки
Тем, кто желал избавиться от них.
Водой зальет кристаллики в стаканы —
Это вовнутрь, когда понос, запор,
Ну а грибки, фурункулы и раны
Прижгет, покрепче разведя раствор.
Скучал сверхсрочник фельдшер в лазарете,
Больных сюда и палкой не загнать.
Лежать на марганцовочной диете?
Да лучше гауптвахта суток пять!
Конечно, все кончается когда -то,
Покинул Доктор Петя нашу часть,
Но жутким стрессом стало для комбата-
Что в батальон пришел гражданский врач!
Стал лазарет заполнен до отказа,
Лекарствами завалена санчасть.
Производительность труда упала сразу,
А доктор — штатский, штаб ему не власть.
Мне даже и признаться-то неловко,
А то обижу этим докторов —
Всегда в моих аптечках — марганцовка,
Попить, прижечь, помазать… Я здоров.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Я не останусь в армии, друзья.
Мне надоело в пустоте томиться.
Потребность жизни зачеркнуть нельзя,
Нельзя ж навек напиться и забыться!
…Свобода манит, словно, карнавал,
И ветер странствий голову мне кружит.
Тот ценит жизнь, кто службу повидал.
А кто не ценит – пусть идет и служит!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
— Вот и всё. Теперь уже другие
Будут сухпаёк вскрывать штыком
На броне въезжать в горящий Киев
Вместе с наступающим полком
Рыть окопы, проклиная глину
Вытирать пилоткой липкий пот
Где-то там, на подступах к Берлину
На холмах Зееловских высот
Напрягать простуженную глотку
Утверждая криком, что Крым наш
На плотах, понтонах и на лодках
Под огнем форсировать Ла-Манш
Без эмоций, без изысков мата
Как о чем-то будничном таком
Мне сказал как бывшему солдату
Абсолютно бывший военком
— Как же так?! А я совсем не в курсе….
Жду повестку в райвоенкомат….
— Ты у нас специалист по ПТУРсам?
— Что подводник?! Ну, ты выдал, брат!
Посмеялся, сморщив носа шишку
А потом как локтем саданул
— Саня, мы давно уж не мальчишки
Ты бы, парень, в паспорт заглянул
Дело в том, что вас почти «покойных»
Извещать об этом не должны
Усмехнулся отставной полковник
И достал заначку от жены
Выпили. Ещё. Он хмурил брови
Всё вертел в руках десертный нож
Вспоминал о службе в Приднестровье
Где коньяк действительно хорош
— Раньше-то от службы не косили
Я ведь помню ваших пацанов
Майку «Путин это наша сила»
Я продам, недорого, сынок
И хоть он мне вовсе не начальник
По большому счёту и не друг
Я спросил в нахлынувшей печали
— Ну а что же делать «если вдруг»?
Он поправил мятую фуражку
И сощурил хитро правый глаз
Да не вешай носа, «старикашка»,
«Если вдруг», то кто же кроме нас!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Срочной службы время, быль и небыль,
Как заносы кирзовой пурги…
Тридцать лет, как отшумел мой дембель
Тридцать лет, как снял я сапоги
Кто был пограничником дозорным,
Кто на танке Родине служил,
Я же был Вэ-Вэшником позорным,
За забором зэков сторожил
Кто-то был девчонками ласкаем,
Был род войск для зависти предлог,
Я же был конвойным вертухаем,
А ВВ считались «западло»
И пускай я самых честных правил,
«Западло» неслось порой вдогон
И плечо назойливо кровавил
Одиозный краповый погон
Вот зачем в застойном соцболоте
Верховых приспичило козлов
На такую подлую работу
Призывать сопливых пацанов!?
В восемнадцать лет (какая малость!)
Нам велели зэков охранять
И к тому ж в обязанность вменялось
При попытке к бегству в них стрелять
Не в зверьё – агрессоров из НАТО,
Не в гипотетических врагов,
А в блатных, в фуфайках полосатых,
Русскоговорящих мужиков
Самая же гадостная подлость
Заключалась в том, что если ты
Застрелил кого – давали отпуск,
Как осуществление мечты
Хорошо, что этой страшной чашей
В милости обнёс меня Господь
И «в штабу» забытой части нашей
Я сжевал радистом свой ломоть
Там треща морзянкой, как чечёткой,
Уловлён, как радиоволна,
Я своею службой непочётной
Нахлебался всяко и сполна
А под дембель осенью небрежно,
В мельтешеньи белых балерин,
Под салют был сброшен в яму Брежнев
И ушла моя эпоха с ним
И с тех пор лишь только двадцать третье
Февраля на жизненном витке,
Средь друзей, собравшихся отметить,
Я молчу как рыба в уголке
А потом, нажравшися, хочу я
Получить у Родины ответ,
Сам себя сомнением бичуя —
Так защитник всё ж я или нет?
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Вот двадцать третье на носу —
Страна — в экстазе!
Я службу верную несу —
Сержант в запасе.
Лежит мой воинский билет

В комоде старом.
Лежит почти полсотни лет,
Глядит устало.
Достану, нежненько протру,
Скажу: «Мир праху…»
И сядем с мужем поутру
Распить рюмаху.
Муж любит выпить и поесть,
Вопить, — что главный!
Но отдает свою мне честь
Он регулярно.
Он — бонвиан, он сибарит,
Взрывной, как мина.
Но предо мной всю жизнь стоит
По стойке «Смирно!»
Чуть не по мне, приказ такой:
«Отставить, Вася!»
Ведь я — сержант, он — рядовой,
Притом в запасе!

Короткие стихи про армию

Я верю, брат, наступит дембель,
Не будет лычек и тоски,
И будем мы с тобою вместе
На хате кушать пирожки!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Порой бывает так паршиво,
Что даже чай не лезет в глотку,
А лезет в глотку только пиво,
Которым запиваешь водку.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Ваня пудрит носик,
Федя красит глазки —
Едут в войсковую часть
Голубые каски.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Кто не был в армии суровой,
Не проводил там юные года,
Не тосковал по девушке любимой,
Тот не поймёт солдата никогда…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Кто не был в учебке, тому не понять,
Как хочется есть, как хочется спать,
Как хочется морду сержанту набить,
А после отбоя пузырь раздавить…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Забудь про любовь и откинь одеяло,
Ведь завтра подъём и опять всё сначала…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Мы два года не видали
Молодых, красивых глаз,
Мы два года целовали
Вместо губ противогаз…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Там, где чёрт сломает ногу,
ЖДВ найдёт дорогу..
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Старшина нам мать родная,
Замполит отец родной,
Нахрена родня такая?
Лучше буду сиротой!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Бывает, проснешься как птица —
Крылатой пружиной на взводе
И хочется жить и трудиться!..
Но к завтраку это проходит…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Я помню чудное мгновенье
Когда я снял противогаз
Мне свежий воздух в нос ударил
И слезы брызнули из глаз.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Два солдата из стройбата
Заменяют экскаватор.
Два солдата ВВС
Заменяют взвод СС.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Когда на земле еще не было рас,
И разум не знал о Вселенной,
Один первобытный другому дал в глаз,
И так появился военный.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Тишина опять в казарме
Улеглися «старики»
Только маленький «душара»
Умирает от тоски
Он на деда смотрит нежно, и качает головой
«Я хочу с тобой на дембель,
увези меня с собой».
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Опять приходит с обыском конвой.
Опять нашли под полом пулемет.
Я думал, это тот же — нет, другой.
Какая сволочь их туда кладет?
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Не хочу служить я
Все- идите в попу
Соберу монатки
И сбегу в Европу
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Там куплю базуку
Буду о-очень рад
И с лица земли
Сотру военкомат!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Дам врачам я взятку
Доллары щас в моде
И они мне скажут
Все, пацан, не годен!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
«Есть в штанах у солдата
заветное место —
там карман, в нем хранится
письмо от невесты»
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Когда противник прёт, как танк —
(Великолепная картина!) —
Обычно я спокоен. Как
Противотанковая мина.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Танк — на меня. В моих руках берданка.
И не в таких варившийся печах,
А-ля Геракл, отныне шкуру танка
Носить я скромно буду на плечах…
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
— Товарищ ефрейтор, приказ Ваш исполнен:
Казарму уже я до блеска убрал!
— Вы в срок уложились. Я Вами доволен.
Помойте ещё туалет, генерал.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Флот, прощай. Привет, «гражданка»!
Я теперь гражданский спец —
Критикан восьмого ранга,
Первой гильдии глупец!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Я, кстати, знал артиллериста,
Так тот — напиться! — целью выбрав,
Привычно залпом, грамм по триста,
Пил из стаканов всех калибров!
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞

Юрий Воронов

Блокада


* * *


Опять война,
Опять Блокада, —
А может, нам о них забыть?
Я слышу иногда:
«Не надо,
Не надо раны бередить.
Ведь это правда, что устали
Мы от рассказов о войне.
И о блокаде пролистали
Стихов достаточно вполне».
И может показаться:
Правы
И убедительны слова.
Но даже если это правда,
Такая правда
Не права!
Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война:
Ведь эта память — наша совесть.
Она, как сила, нам нужна.

В школе


Девчонка руки протянула
И головой —
На край стола.
Сначала думали — уснула,
А оказалось:
Умерла.
Ее из школы на носилках
Домой
Ребята понесли.
В ресницах у подруг
Слезинки
То исчезали, то росли.
Никто
Не обронил ни слова.
Лишь хрипло,
Сквозь метельный стон,
Учитель выдавил, что снова
Занятья —
После похорон.

Книги


Мы, чтоб согреться, книги жжем.
Но жжем их,
Будто сводим счеты:
Те, что не жалко, — целиком,
У этих — только переплеты.
Мы их опять переплетем,
Когда весну в апреле встретим.
А не придется —
Вы потом
Нас вспомните
По книгам этим…

Сверху видно,
Как сброшенный им же фугас
Превращает
Дома ленинградские
В груды.
Только жаль,
Что пилоту не видно оттуда
Наших лиц,
Наших сомкнутых губ,
Наших глаз.
Он бы столько увидел!

Ленинградки


Что тяжелее тех минут,
Когда под вьюгой одичалой
Они
На кладбище везут
Детей, зашитых в одеяла.
Когда ночами снится сон,
Что муж навстречу
По перрону…
А на пороге почтальон,
И не с письмом,
А с похоронкой.
Когда не можешь есть и спать
И кажется, что жить не надо…
Но ты жива.
И ты опять
Идешь
На помощь Ленинграду.
Идешь, сжимая кулаки,
Сухие губы стиснув плотно.
Идешь.
И через грудь платки,
Крест-накрест,
Лентой пулеметной.

После зимы


Чтоб знать, кто выжил,
Пишем всем знакомым,
А вот ответы
Редкие идут.
Нам больше отвечают управдомы:
«Все умерли… На фронте… Не живут…»
И вдруг
Письмо от бывшего соседа:
«Хожу с трудом, но это не беда.
На днях пойдет трамвай,
И я заеду…»
Трамвай пойдет опять —
Вот это да!

Братская могила


Над ним
Оркестры не рыдали,
Салют прощальный не гремел.
Поскольку досок не достали,
Он
Даже гроба не имел.
И даже собственной могилы
Ему
Не довелось иметь.
У сына не хватило б силы:
Его бы тоже
Сбила смерть.
Но тут
Другие люди были,
И сын
Пошел с лопатой к ним.
Все вместе
К вечеру отрыли
Одну могилу — семерым.
И знали люди,
Обессилев
И завершив печальный труд:
Могилы общие в России
Недаром
Братскими зовут.

Заснешь —
И могут смолкнуть пушки,
Растает холод, будто не был,
И вместо ледяной подушки —
Горячая буханка хлеба.
Проснешься —
А в тебя опять
Их дальнобойные колотят.
У нас в палате
Минус пять,
Уже четвертый день
Не топят.
Мы бредим
Хлебом и теплом.
И все ж, весна,
Ты будешь нашей!..
Смотрите,
Хлопья за окном
Летят, как лепестки ромашек!

Комсомольцы бытовых отрядов


Бывает так:
Когда ложишься спать,
Тревожишься за завтрашнее дело,
А по утру
От слабости не встать,
Как будто к простыне примерзло тело.

А рядом.
Ни соседей ,ни родни.
И ты лежишь,
В спасение не веря.
И вот тогда
К тебе придут они,
Взломав не без труда
Входные двери.
И ты отдашь им карточку на хлеб,
Ещё боясь,
Что могут не вернуться.
Потом поймешь,
Что был ты к людям слеп,
И губы
Виновато улыбнутся.
А в печке затрещит разбитый стул,
И кто-то за водой,с ведром на санках.
И кто-то ночью,
Словно на посту,
Подбросит щепок в дымную времянку.
Они добром и словом врачевали
Бойцы из Бытотряда над Невой.
Ведро воды — и люди вновь вставали
Пусть говорят,что нет воды живой!


На Литейный
Снаряды ложатся,
Искалечен некрасовский дом,
Старику
Помогают подняться
Две дружинницы
С красным крестом.
Только сдавленный шепот:
«Не надо» —
Как свеча
Полыхнул и погас…
Мы
Воронки от этих снарядов
Заровняем землей
Через час.

Похороны


Тяжело,
Потому что нами
Занялись и мороз, и вьюга.
Потому что земля как камень.
Потому что хороним друга.
Мы хороним тебя без гроба,
Без цветов, без речей, без плача
И не скажем ни слова, чтобы
Оправдаться.
Нельзя иначе.
Нам,
Тебя хоронящим людям,
Ты обязан простить все это.
Если ж вдруг
Мы тебя забудем,
Вот тогда нам прощенья нету.

Камни


Нам пишут:
«Будьте стойки, как гранит!…»
Но память
Этих строк не сохранит.
Не потому,
Что стертые слова.
Не потому,
Что стоптано сравненье.
Бывает,
И осенняя трава
В глаза ударит
Свежестью весенней.
Не потому,
Что к слову здесь мертвы, —
Нужней, чем тут,
Оно нигде не будет!
Но без людей
И каменные львы,
И мрамор зданий,
И гранит Невы
Не поднимали б к солнцу головы…
…О, камни!
Будьте стойкими, как люди!

Я забыть
Никогда не смогу
Скрип саней
На декабрьском снегу.
Тот пронзительный,
Медленный скрип:
Он как стон,
Как рыданье,
Как всхлип.
Будто все это
Было вчера…
В белой простыне —
Брат и сестра…

Ленинградские деревья


Им долго жить —
Зеленым великанам,
Когда пройдет
Блокадная пора.
На их стволах —
Осколочные раны,
Но не найти рубцов от топора.
И тут не скажешь: Cохранились чудом.
Здесь чудо или случай
Ни при чем…
Деревья!
Поклонитесь низко людям
И сохраните память
О былом.
Они зимой
Сжигали все, что было:
Шкафы и двери,
Стулья и столы.
Но их рука
Деревьев не рубила
Сады не знали
Голоса пилы.
Они зимой,
Чтоб как-нибудь согреться —
Хоть на мгновенье,
Книги, письма жгли.
Но нет
Садов и парков по соседству,
Которых бы они не сберегли.
Не счесть
Погибших в зимнее сраженье.
Никто не знает будущих утрат.
Деревья
Остаются подтвержденьем,
Что, как Россия,
Вечен Ленинград!
Им над Невой
Шуметь и красоваться,
Шагая к людям будущих годов.
…Деревья!
Поклонитесь ленинградцам,
Закопанным
В гробах и без гробов.

Февраль


Какая длинная зима
Как время медленно крадется
В ночи ни люди, ни дома
Не знают кто из них проснется
А по утру когда снега
Метелью застилают небо
Опять короче чем вчера
Людская очередь за хлебом
В нас голод убивает страх
Но он же убивает силы
На Пискаревских пустырях
Все шире братские могилы
И зря порою говорят
«Не все снаряды убивают»
Когда мишенью ЛЕНИНГРАД
Я знаю, мимо не бывает
Ведь даже падая в Неву
Снаряды в нас чтоб нас ломало
Вчера там каменному льву
Осколком лапу оторвало
Но лев молчит, молчат дома
А нам по прежнему бороться
Чтоб жить и не сойти с ума
Какая длинная зима,
Как время медленно крадется

Когда живое всё от взрывов глохло,
А он не поднимал ни глаз, ни рук,
Мы знали: человеку очень плохо.
Ведь безразличье хуже, чем испуг.
Мы знали: даже чудо не излечит,
Раз перестал он жизнью дорожить.
Но был последний способ — взять за плечи
И крикнуть человеку: «Надо жить!»
Приказом и мольбой одновременно
Звучал тот полушёпот-полукрик.
И было так: с потусторонним пленом
Вновь расставался человек в тот миг…
И если вдруг от боли или муки
Я стану над судьбой своей тужить,
Ты, как тогда, на плечи брось мне руки
И, как тогда, напомни: «Надо жить!..»

Память


Неверно,
Что сейчас от той зимы
Остались
Лишь могильные холмы.
Она жива,
Пока живые мы.
И тридцать лет,
И сорок лет пройдет,
А нам
От той зимы не отогреться.
Нас от нее ничто не оторвет.
Мы с ней всегда —
И памятью и сердцем.
Чуть что —
Она вздымается опять
Во всей своей жестокости нетленной.
«Будь проклята!» — мне хочется кричать.
Но я шепчу ей:
«Будь благословенна».
Она щемит и давит.
Только мы
Без той зимы —
Могильные холмы.
И эту память,
Как бы нас ни жгло,
Не троньте
Даже добрыми руками.
Когда на сердце камень —
Тяжело.
Но разве легче,
Если сердце — камень?…

В блокадных днях
Мы так и не узнали:
Меж юностью и детством
Где черта?..
нам в сорок третьем
Выдали медали.
И только в сорок пятом —
Паспорта.
И в этом нет беды…
Но взрослым людям,
Уже прожившим многие года,
Вдруг страшно оттого,
Что мы не будем
Ни старше, ни взрослее,
Чем тогда…

Салют над Ленинградом


За залпом залп.
Гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем.
Цветами пёстрыми цветут.
А ленинградцы
Тихо плачут.
Ни успокаивать пока,
Ни утешать людей не надо.
Их радость
Слишком велика —
Гремит салют над Ленинградом!
Их радость велика,
Но боль
Заговорила и прорвалась:
На праздничный салют
С тобой
Пол-Ленинграда не поднялось…
Рыдают люди, и поют,
И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе —
Салют!
Сегодня ленинградцы
Плачут…

Улица Росси

1


На улице Росси строй жёлтых фасадов
Подчёркнуто чёток, как фронт на парадах.
Она небольшая. И нет ленинградца,
Который сумел бы на ней затеряться.
Здесь фильмы снимают при ясной погоде,
Туристы, беседуя с гидами, бродят.
Проходят девчонки с походкой приметной,
Поскольку тут здание школы балетной.
Я тоже на улице Росси бываю.
Но мне здесь невесело: я вспоминаю…

2


Дворец пионеров, что с улицей рядом,
Стал новой больницей в начале блокады.
Сюда привозили из разных районов
И тех, кто спасён был в домах разбомблённых,
И тех, кто контужен был вражьим снарядом,
И тех, кто в дороге от голода падал…
Я помню, как плотно стояли кровати
В промёрзлой насквозь полутёмной палате.
Мне видятся скорбные лица лежащих
И слышится голос соседа всё чаще.
Он, если мы долго и мрачно молчали,
Читал нам «Онегина»: чтоб не скучали…
Мы верили твёрдо: вот-вот наступленье,
Когда согласились с его предложеньем,
Что в первую пятницу после Победы
Все в полдень на улицу Росси приедут.

Сомненья по поводу места для сбора
Он тут же развеял без долгого спора:
— До Росси не только легко добираться:
На улице этой нельзя затеряться!..
А вскоре в метель, что гудела, бушуя,
Его отправляли на землю Большую.
Он еле дышал, но, прощаясь, нам бросил:
— Пока… Не забудьте про улицу Росси…

3


Я в пятницу вслед за победным салютом
На встречу приехал минута в минуту.
Я ждал. Я в надежде к прохожим бросался.
Но снова и снова один оставался.
Забыть уговор? Не могли! Неужели?..
А может быть, с фронта прийти не успели?
А кто-то оставить работу не может?..
Но в сорок шестом повторилось всё то же.

4


Всё то же… А время без устали мчится.
Я в чудо не верю: его не случится.
Но в первую пятницу после Победы
Я снова на улицу Росси поеду.
Мне надо с друзьями тех лет повидаться…
На улице этой
нельзя
затеряться!

Трое


Я к ним подойду. Одеялом укрою.
О чем-то скажу, но они не услышат.
Спрошу — не ответят…
А в комнате — трое.
Нас в комнате трое, но двое не дышат.
Я знаю: не встанут.
Я все понимаю…
Зачем же я хлеб на три части ломаю?

Наш город в снег до пояса закопан.
И если с крыш на город посмотреть,
То улицы похожи на окопы,
В которых побывать успела смерть.
Вагоны у пустых вокзалов стынут,
И паровозы мёртвые молчат, —
Ведь семафоры рук своих не вскинут
На всех путях, ведущих в Ленинград.
Луна скользит по небу одиноко,
Как по щеке холодная слеза.
И тёмные дома стоят без стёкол,
Как люди, потерявшие глаза.
Но в то, что умер город наш, — не верьте!
Нас не согнут отчаянье и страх.
Мы знаем от людей, сражённых смертью,
Что означает: «Смертью смерть поправ».
Мы знаем: клятвы говорить непросто.
И если в Ленинград ворвётся враг,
Мы разорвём последнюю из простынь
Лишь на бинты, но не на белый флаг!

Воронов Ю.П. — стихи о войне.

Ленинградские деревья
Юрий Воронов
Им долго жить — зелёным великанам,
Когда пройдёт блокадная пора.
На их стволах — осколочные раны,
Но не найти рубцов от топора.
И тут не скажешь: сохранились чудом.
Здесь чудо или случай ни при чём…
…Деревья! Поклонитесь низко людям
И сохраните память о былом.
Они зимой сжигали всё, что было:
Шкафы и двери, стулья и столы.
Но их рука деревьев не рубила.
Сады не знали голоса пилы.
Они зимой, чтоб как-нибудь согреться —
Хоть на мгновенье, книги, письма жгли.
Но нет садов и парков по соседству,
Которых бы они не сберегли.
Не счесть погибших в зимнее сраженье.
Никто не знает будущих утрат.
Деревья остаются подтвержденьем,
Что, как Россия, вечен Ленинград!
Им над Невой шуметь и красоваться,
Шагая к людям будущих годов.
…Деревья! Поклонитесь ленинградцам,
Закопанным в гробах и без гробов.

Опять война
Юрий Воронов
Опять война,
Опять блокада, —
А может, нам о них забыть?
Я слышу иногда:
«Не надо,
Не надо раны бередить.
Ведь это правда, что устали
Мы от рассказов о войне.
И о блокаде пролистали
Стихов достаточно вполне».
И может показаться:
Правы
И убедительны слова.
Но даже если это правда,
Такая правда
Не права!
Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война:
Ведь эта память — наша совесть.
Она, как сила, нам нужна.

Бомбёжка
Юрий Воронов
За лязгом и скрежетом — взрывы и свист.
Всё небо распорото боем.
И жёлтые звёзды срываются вниз:
Им выдержать трудно такое.
И мечется между разрывов луна,
Как птица над лесом горящим…
Бомбёжка всё ближе. Взрывная волна
Мой дом задевает всё чаще.
Холодный чердак, где находится пост,
Как старый скворечник, колышет…
Осколки зенитных снарядов и звёзд
Колотят по стенам и крышам.
И вдруг — снова темень и тишь над тобой.
И звёзды на небе помятом
По прежним местам разобрались… Отбой.
За нынешний вечер — девятый…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *