Страх божий

Страх Божий

(52 голоса: 4.7 из 5)

  • О страхе Божием Энциклопедия изречений
  • Слово о страхе Божием и о любви Божией свт. Игнатий (Брянчанинов)
  • О страхе Божием прп. Авва Дорофей
  • О страхе Божием Сборник
  • О страхе Божием С.И. Фудель
  • Страх Божий. Что это значит? свящ. Георгий Чистяков
  • Страх Божий свящ. Игорь Прекуп
  • Страх Божий и любовь к человечеству К.Н. Леонтьев
  • О Страхе Божием архим. Софроний (Сахаров)
  • О страхе Божием свщм. Сергий Мечёв
  • Страх Господень cоставитель К.В. Гриценко
  • преп. Ефрем Сирин О Страхе Божием и о Последнем Суде

«Начало мудрости – страх Господень»
(Пс. 110:10)

Страх Бо́жий – благоговейное отношение к Богу, проявляемое в осознании и ощущении Божественного присутствия, боязни оскорбить Бога греховным помыслом или поступком, формируемое и поддерживаемое в человеке при содействии благодати Божией.

Слово «страх» (греч. φόβος) в древнегреческом языке не имело значения боязни (греч. τρόμος), но означало уважение.

Через страх человек достигает любви, а не иначе

«Познавший себя, – говорит преп. Иоанн Лествичник, – достиг разума страха Господня и, ходя в оном, достигает врат любви».

«Умножение страха Божия есть начало любви», – говорит он же.

Преп. Исаак Сирин учит:
«Человек, пока в нерадении, боится часа смертного; а когда приблизится к Богу, боится сретения суда; когда же всецело подвинется вперед, тогда любовию поглощается тот и другой страх… Кто достиг любви Божией, тот не желает уже снова пребывать здесь; потому что любовь сия уничтожает страх «.

Авва Херемон, отшельник египетский, сказал:
«Три побуждения заставляют людей уклоняться от пороков, т. е. страх будущего мучения в геенне… надежда и желание получить Царство Небесное, наконец, расположение и любовь к самой добродетели … Посему-то св. апостол все дело спасения заключил в исполнении трех оных добродетелей. Ныне пребывают, говорит он, вера, надежда, любовь, три сия (1Кор. 13:13). Вера страхом будущего суда и мучений отклоняет нас от скверны пороков; надежда ожиданием небесных воздаяний, отторгая ум наш от настоящего, заставляет презирать все плотские удовольствия; любовь, огнем своим воспламеняя в душе нашей любовь ко Христу и к преспеянию в духовных добродетелях, побуждает с совершенною ненавистью отвращаться от всего, что противно им. Хотя эти три добродетели ведут нас, по-видимому, к одному концу… но степенями своего превосходства много различаются между собою. Две первые свойственны тем людям, которые стараются преуспевать в добродетелях, но не имеют еще постоянного расположения к ним; третья же особенно принадлежит Богу и тем людям, которые восстановили в себе образ и подобие Божий…

Поэтому, кто стремится к совершенству, тот с первой степени страха, собственно называемого рабским… (Лк. 17:10), должен постепенно восходить на стезю надежды. Здесь человек уподобляется уже не рабу, а наемнику, ибо действует в ожидании будущего воздаяния. Уверенный в прощении грехов своих, он уже не страшится наказания за них, а сознавая в себе добрые дела, думает получить за них милостивую награду. Но, несмотря на то, он еще не имеет в себе такого расположения, какое прилично сыну, который в полном уповании на отеческое благоволение к себе не сомневается усвоять себе все, что принадлежит отцу…

Великое находится различие между тем, кто страхом геенны или надеждою будущего воздаяния погашает в себе пламень пороков и, между тем, кто ужасается порочности и нечистоты по чувству любви божественной… В таком состоянии человек, хотя бы не имел ни одного свидетеля дел своих, не решится воспользоваться случаем ко греху и не может увлечься самыми сокровенными, обольстительными помыслами, ибо питая искреннейшую любовь к добродетели, он не только не приемлет сердцем ничего противного ей, но и с величайшим ужасом отвращается сего».

Иногда это третье состояние называют совершенным страхом. «…Есть два страха, – читаем у аввы Дорофея, – один первоначальный, а другой совершенный… Например, кто исполняет волю Божию по страху мук, тот еще новоначальный, ибо он не делает добра для самого добра, но по страху наказания. Другой же исполняет волю Божию из любви к Богу, любя Его, собственно, для того, чтобы благоугодить Ему; этот знает, в чем состоит существенное добро, он познал, что значит быть с Богом… таковой боится Бога и исполняет волю Божию уже не по страху наказания, уже не для того, чтобы избегнуть мучений, но потому, что он, вкусив самой сладости пребывания с Богом, боится отпасть, боится лишиться ее. И сей совершенный страх, рождающийся от этой любви, изгоняет первоначальный страх. Поэтому-то апостол и говорит: совершенная любовь изгоняет страх . Однако невозможно достигнуть совершенного страха иначе, как только первоначальным страхом».

Польза страха Божьего

«…Когда страх Господень приходит в сердце, то показует ему все грехи его».

«Умудрись же в основание шествия своего, – говорит св. Исаак Сирин, – полагать страх Божий; и в несколько дней, не делая кружений на пути, будешь у врат Царствия».

Еще сказал: «Душа, имеющая в себе страх Божий, не боится чего-либо такого, что вредит ей телесно, потому что на Бога уповает отныне и во веки веков».

Св. Иоанн Златоуст так поучает об этом же: «Нет зла, которого не уничтожал бы страх Божий. Как огонь, приняв железо, хотя бы самое испорченное и покрытое большою ржавчиною, делает его ясным и светлым, очищая его и совершенно исправляя повреждение, так и страх Божий в короткое время совершает все и не допускает ничему человеческому вредить тем, которые проникнуты им».

«…Человек добродетельный, имеющий в себе страх Божий, мудрее всех; потому и некий мудрец говорит: начало премудрости страх Господень(Притч. 1:7). Если же бояться Бога значит иметь мудрость, а порочный не имеет этого, то, без сомнения, он лишен мудрости, а лишенный истинной мудрости бессмысленнее всех».

Как приобрести страх Божий?

Святитель Тихон Задонский приводит следующие причины, от которых рождается страх Господень:
От размышления о страшных наказаниях Божиих, постигавших грешников, как-то: Каина (Быт. 4:11-12), погибших от потопа (Быт. 7:21-23), содомлян (Быт. 19:24-25) и многих других.
От размышления о свойствах Божиих, особенно о Его вездесущии и всеведении.
От рассуждения, что приказывает страшный и великий Бог, а не простой человек, и притом приказывает не просто, а с прещением (Пс. 118,4; Мф. 10,28).
От мысли, что повелевает Господь, как Отец благоутробный и нас любящий.

Так как истинный страх Божий есть дар от Господа, как Сирах говорит (Сир. 1:13), то должно нам у Бога просить его усердною молитвой.

Страх сатанинский

Но когда страх, вместо того чтобы быть направленным на вечное воздаяние за гробом, на последний Суд, на неизвестность будущего конца, который ожидает человека, «бывает о теле, тогда он делается сатанинским, – говорит св. Исаак Сирин, – потому что человек поколебался в вере своей в Промысл Божий и позабыл, как печется и промышляет Бог о подвизающихся ради добродетели… (Пс. 24, 14; 33, 16; 90, 10)».

Человек начинает бояться за свою жизнь, за свое общественное положение; боится, что случится с ним какое-либо несчастье, обкрадут, сделается пожар (поэтому, внушает демон, нельзя зажженную лампадку пред святыми образами оставлять, когда из дому уходишь), что заболеет и прочее и прочее. Начинают бояться и темной комнаты (и это когда даже в бесов, говорят, не верят), и всякой мелочи, каждого стука: мышь, таракан или паук пробежит – все приводит в страх и смятение.

Так, император Петр I , не боявшийся совершать чудовищные грехи и жестокости, от которых кровь стынет в жилах, боялся, однако, очень малой твари – тараканов. Интересно описывает это современник:
«И не можно того думать, чтоб великой и неустрашимой герой боялся так малой гадины – тараканов: и наперед его едущего кули-еры бежали, и где надлежит быть станции, осматривали, нет ли в избе тараканов, и по крайней невозможности таких изб обыскать не можно, то по дорогам ставили избы нарочные для охранения от сей гадины».

Наконец, случается с человеком так называемый безотчетный страх, по-нашему, по-христиански сказать, от бесов, или страхования.

Так как этот страх бесовский задевает иногда и спасающихся – разумеется спасающихся неискренно и не как должно, – то я приведу из Иоанна Лествичника о нем несколько строк, изъясняющих его происхождение, сферу действия и надлежащие противоядия.

«Боязливость есть младенчественный нрав в старой тщеславной душе. Боязливость есть уклонение от веры в ожидании нечаянных бед».

«Гордая душа есть раба страха; уповая на себя, она боится слабого звука тварей и самых теней».

«Не пустыня и мрачность места укрепляет бесов против нас, но бесплодие нашей души; иногда же это бывает промыслительно к вразумлению нашему».

Когда люди были сильны в подвигах, в вере, а больше всего в смирении, то святые отцы так их учили:

«Не ленись в самую полночь приходить в те места, где ты боишься быть. Если же ты хоть немного уступишь сей младенчественной и смеха достойной страсти, то она состареется с тобою. Но когда ты пойдешь в те места, вооружайся молитвою…».

***

«Страх Божий невозможно уподобить никакому ощущению плотского, даже душевного человека. Страх Божий – ощущение совершенно новое. Страх Божий – действие Святого Духа. Ощутив страх Божий, ощутив от действия страха Божия при молитве твоей присутствие Бога, безвидно, духовно увидишь Невидимого, познаешь, что молитва есть предстояние на Страшном Суде Божием».
епископ Игнатий (Брянчанинов)

Имеющий страх Божий явно и тайно, то есть перед людьми и без людей, бережется от всяких грехов, поскольку везде перед собою видит Бога, Которого опасается прогневать.

В доме ли я сижу – Господь Бог со мною; выйду ли из дому – Он не оставляет меня. По пути ли иду – Он со мною. В городе ли, в пустыне ли, с людьми или без людей, — не отступает от меня Господь. Не вижу Его, ибо хожу верою, а не видением, но делаю ли, или говорю, или мыслю – перед Ним все делаю, говорю или мыслю. На молитве ли стою – перед Ним стою, Он на меня смотрит и видит меня, видит, когда я сижу и встаю, и разумеет помышления мои. Перед Ним я преклоняю колени мои, и припадаю, и поклоняюсь, и вздыхаю, и молюсь Ему, и прошу, и ищу у Него милости, но Его Самого не вижу. К Нему простираю руки мои и очи мои, но Его Самого не вижу. Это размышление мое учит меня всегда и везде бояться Тебя, о Боже, и трепетать, со страхом и опасением жить и обращаться, делать, говорить, мыслить и что-либо начинать, как дети перед отцом своим, подданные перед царем своим.
святитель Тихон Задонский

«Если будешь призывать знание и взывать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище, то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге» (Притч. 2:3-5). Корень богоугодной жизни – страх Господень. Когда придет он, то, как творческая сила, все в тебе перестроит и воссоздаст в тебе прекрасный порядок – космос духовный. Как стяжать страх Божий? Он в тебе есть, только заглушен, воскреси его. Для этого дай голос разуму твоему и открой сердце твое для принятия внушений Истины. До сих пор разуму не давали слова, он был в рабстве и не смел говорить здравые речи; пусть теперь говорит. Он начнет речь о Божием вседержительстве, держащем тебя и могущем бросить в каждое мгновение; о Божием вездесущии и всеведении, все в тебе видящем и гневающемся на тебя за все худое в тебе; о Божием правосудии, готовом наказать тебя сейчас, но удерживаемом до времени милостью; о смерти, в каждое мгновение готовой схватить тебя и предать суду и воздаянию. Слушай и вводи сердце твое в чувство этих истин. Пробудишь чувство – придет вместе с тем и страх Божий. Это заря жизни.

Страх Господень ненавидит неправды, досаждения же и гордыни (Притч. 8:13). А если ненавидит, то прогонит их; если прогонит, то душа станет чиста от них и поэтому явится правой пред Господом. А это и есть все, чего теперь с такой заботою ищем. Стало быть, восстанови в себе страх Божий и поддерживай его – и будешь обладать самым могущественным средством к самоисцелению. Страх Господень не допустит тебя согрешить, и он же заставит тебя делать всякое добро, при всяком к тому случае. И будет у тебя исполняться заповедь: «уклоняйся от зла и делай добро» (Пс. 33:15), которую дает пророк ищущим истинной жизни. Как дойти до страха Божия? Ищи и обрящешь. Здесь нельзя сказать: то и то сделай; страх Божий есть духовное чувство, сокровенно зачинающееся в сердце от его обращения к Богу. Размышление помогает, помогает и напряжение себя на это чувство, но делом оно дается от Господа. Взыщи его, как дара, и дан тебе будет. И когда дан будет, тогда только слушайся его беспрекословно – он выправит все твои неправды.

Страх Божий как приводит к началу святой и богоугодной жизни, так бывает самым верным блюстителем ее, когда кто, последовав его внушениям, положит это начало. Учит нас этому нынешний апостол, приводя на память грозные суды Божии и наказания, еще здесь явленные над не покоряющимися Его воле. «Ангелов согрешивших не пощадил» (2Пет. 2:4). Были чисты и в пресветлом обитали жилище. Но как только согрешили, низвержены во мрак преисподней. Нас ли с тобою пощадит, если пойдем против воли Его?! Разлилось нечестие при Ное. Бог навел потоп и всех погубил, исключая восемь душ семейства Ноя. Не посмотрел, что было много нечестивых. Над тобою ли одним станет Он раздумывать – погубить тебя или нет, когда не станешь слушать голоса Его?! Долго терпел Господь Содом и Гоморру. Они же вместо вразумления спешили на верх нечестия, за то, когда не чаяли, поражены огнем, во образ вечного огня, ожидающего нечестивых. Не миновать и тебе этого огня, если пойдешь теми же путями. Приводи все это на память, сидя сам с собой, особенно в ночной тишине и темноте, и, возгревая тем страх Божий, страшись греха, как если бы в нем подкрадывался к тебе пламень огня вечного.
епископ Феофан Затворник

Если в присутствии царя мы не позволим себе никакой небрежности, а тем более неприличия, но стараемся, чтобы всякое наше слово, всякое движение было ему угодно, тем более представляющий себя в присутствии Божием не позволит себе никакого греха, поревнует о святом деле угодном Богу.
святитель Филарет, митрополит Московский

«Страх Божий – это не значит бояться Бога, как мы боимся молнии или электрического разряда, страх Божий – это значит бояться потерять Его, потерять чувство полноты, чувство вечности, чувство божественного. Это самое высокое, поющее чувство в человеке, даже когда человек этого не сознает. Но он может его потерять, и потерять надолго, а может потерять это навсегда – вот чего следует бояться».
прот. Александр Мень

Только страх Господень освобождает от страха перед людьми. Бояться Его – это просто признать со всем смирением, кто Он и кто я. «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх» (1Ин. 4:18).
священник Георгий

Бойся Бога из любви, а не из-за того, что Его считают жестоким.
прп. Исаак Сирин

Будем ходить в страхе Господнем, так как нам предписано – со страхом и трепетом соделовать свое спасение (Флп. 2:12). Страх Господень искореняет из души все лукавства и грехи. Кто же не боится Бога, тот впадает во многая злая.
преп. Антоний Великий

Должно всегда иметь Бога пред собою. Страх Божий приобретается еще исполнением заповедей Божиих, и чтобы все делать по совести.
преп. Амвросий Оптинский

Не ради согрешений только должен человек бояться Бога, но потому что Бог любит его, а он не любит Бога, и, будучи недостоин, получает благодеяния.
преп. Петр Дамаскин

Никогда не бойся наказания, но бойся греха, порождающего наказание.
святитель Иоанн Златоуст

Страх Божий рождается от рассуждения Божиих свойств, а именно:
1) Что Бог вездесущий, и всякое дело, слово и помышление ведущий.
2) Что Бог ненавидит всякое беззаконие и всякое зло.
3) Что Бог – праведный Судия, и всякому воздаст по делам.
4) Что Его даже и ангельские чины трепещут.
5) Что Бог весь свет в руке Своей содержит.
6) Что Бог, в мгновение ока может грешника праведным судом погубить при самом совершении греха…
святитель Тихон Задонский

По мере очищения покаянием, начинаем ощущать присутствие Божие: от ощущения присутствия Божия является святое ощущение страха Божия.
святитель Игнатий Брянчанинов

***

«Не бойся никого, кроме Бога одного» — русская пословица.

Страх Божий. Что это такое?

«Будем служить благоугодно Богу,
с благоговением и страхом».
Евреям, 12:28.
По словарю русского языка С.И.Ожегова слово «страх» означает «очень сильный испуг, сильную боязнь». В «Википедии» можно прочесть такие определения: страх — неприятное чувство ощущения риска или опасности ситуации. Страх — внутреннее состояние, обусловленное грозящим реальным или предполагаемым бедствием. С точки зрения психологии считается отрицательно окрашенным эмоциональным процессом.
Признавая этот смысл, многие люди не принимают Бога, который, по их пониманию, вызывает такие негативные эмоции. И я не желала верить в такого Бога. Но когда через чтение Библии мне открылся духовный смысл понятия «страх Божий», я начала с нежностью «бояться» Отца Небесного.
Не всем детям выпало счастье испытать боязнь в отношении кровного отца. Эта странная для нашего времени фраза, вызовет удивление, поскольку средства массовой информации ежедневно убеждают нас, что много детей страдает от жестокости родных отцов. Дети боятся жестокого наказания и даже издевательства, и в их отношении к родителю преобладает инстинкт самосохранения, но не любовь и доверие. Счастливы те дети, которые испытывают только один страх — огорчить своего любимого отца. Именно такой, библейский смысл, я вкладываю в это высказывание. Помогут ли выбранные мною цитаты из Слова Божия убедить и вас в ином аспекте на слово «страх»? Надеюсь на водительство Духа Святого.
«Да будет страх Господень на вас: действуйте осмотрительно; ибо нет у Господа, Бога нашего, неправды, ни лицеприятии, ни мздоимства». 2 Пар. 19:7.
Итак, что означает в Библии понятие страх Господень/страх Божий?
СТРАХ БОЖИЙ – это смирение перед Всемогуществом Творца, осознание Его величия. Смирение – единственный путь в присутствие Божье.
«За смирением следует страх Господень, богатство и слава и жизнь». Пр.22:4.
«…Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». 1 Пет. 5:5.
СТРАХ БОЖИЙ – это источник жизни.
«Страх Господень ведет к жизни, и кто имеет его, всегда будет доволен, и зло не постигнет его». Пр.19:23.
«В страхе пред Господом – надежда твердая, и сынам Своим Он прибежище. Страх Господень – источник жизни, удаляющий от сетей смерти». Пр. 14: 26-27.
СТРАХ БОЖИЙ – это и стремление к праведности, к добру.
«Страх Господень отводит от зла». Пр. 16:6.
«К страждущему должно быть сожаление от друга его, если только он не оставил страха к Вседержителю». Иов, 6:14.
«Страх Господень чист, пребывает вовек. Суды Господни — истина, все праведны». Пс. 18:10.
«Страх Господень чист» — значит, бескорыстен, исполнен любовью к Творцу и Спасителю.
СТРАХ БОЖИЙ – это начало мудрости.
«Откуда же исходит премудрость? И где место разума? Бог знает путь ее, и Он ведает место ее. И сказал человеку: «вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла – разум». Иов, 28:28.
«Страх Господень научает мудрости». Пр. 15:33.
Мудрый человек сознает свою слабость и видит Божью силу. Бояться Бога – значит постигать Его истину.
«Наставь меня, Господи, на путь Твой, и буду ходить в истине Твоей; утверди сердце мое в страхе имени Твоего». Пс.85:11.
СТРАХ БОЖИЙ – это духовная связь с Господом. Бояться нам нужно одного – потерять живое общение с Богом.
«В страхе перед Господом – надежда твердая, и сынам Своим Он прибежище». Пр. 14:26.
«Боящиеся Господа! Уповайте на Господа: Он наша помощь и щит». Пс. 113:19.
Есть еще такое понятие «уважительный страх перед Господом»:
«И был страх Господень на всех царствах земель, которые вокруг Иудеи, и не воевали с Иосафатом». 2 Пар,17:10.
Царь Иосафат и своему народу желал уважительного страха перед Богом, он ввел обязательное обучение Слову Божьему. Он знал, что если народ будет иметь благоговейный трепет перед Всевышним, то смирится перед Ним и будет повиноваться Господу. И это принесет Иудее процветание и мир.
«Не в страхе ли Бога нашего должны ходить вы, дабы избегнуть поношения от народов, врагов наших?». Неем. 5: 9.
«Владычествующий над людьми, будет праведен, владычествуя в страхе Божием». 2 Цар. 23:3.
Бог благоволит верующим в Него, но «…воздает ненавидящим Его в лице их, погубляя их». Втор. 7:10. Страшен Всемогущий Бог только для тех, кто отвергает Его и не принимает искупительную жертву Сына Его Иисуса Христа.
«Ибо Господь Всевышний страшен, — великий Царь над всею землею». Пс.46:3.
«Страшен будет для них Господь; ибо истребит всех богов земли, и ему будут поклоняться – каждый со своего места – все острова народов». Соф. 2:11.
«Он укрощает дух князей. Он страшен для царей земных». Пс. 75:13.
«Скажите Богу: как страшен Ты в делах Твоих! По множеству силы Твоей, покорятся Тебе враги Твои». Пс. 65:3.
«…могущество Его — на облаках. Страшен Ты, Боже, во святилище Твоем». Пс. 67: 35-36.
И это все – не страх Божий, о котором мы говорили выше, а страх биологический, основанный на инстинкте самосохранения, боязнь за свою жизнь.
СТРАХ БОЖИЙ освобождает нас от страхов мира.
«Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, ибо Ты со мною; Твой жезл и Твой посох –они успокоивают меня». Пс. 22: 4.
Благоговейный страх перед Богом побуждает нас остерегаться греха и всего, что неугодно Творцу, желающему нашего спасения.
«И дал им повеление, говоря: так действуйте в страхе Господнем, с верностию и с чистым сердцем». 2 Пар. 19:9.
«И настанут безопасные времена твои, изобилие спасения, мудрости и ведения; страх Господень будет сокровищем твоим». Ис. 33:6.
«Бойтесь Бога — и вам больше нечего будет бояться».
«Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей». 2 Кор. 5:11.
СТРАХ БОЖИЙ, в духовном смысле, – это вера, поклонение, послушание и любовь Богу и Сыну Его, Спасителю и Господу. Когда человек живет в постоянном общении с Богом через чтение Слова Его, через молитву, он лучше узнает Бога и любит Его всем сердцем.
В библейском понимании страх Божий – не эмоция страха, а глубинное чувство любви к Творцу.
«В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не совершен в любви». 1 Иоан. 4:18.
Детям Божиим, любящим Отца, живущим по Слову Его, не Бога нужно бояться, а своей духовной слабости перед плотскими страстями и соблазнами мира. «Князь мира сего» стремится соблазнить греховными приманками, прежде всего наследников Царствия Божия. Поэтому Дух Святой наставляет в любви детей Своих:
«Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских; …станьте, препоясавши чресла ваши истиною, и облекшись в броню праведности, обувши ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие; всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом». Еф. 6: 11, 13-18.
«Итак покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас» Иак. 4:7.
Главная опасность, грозящая нам, — перестать надеяться на Господа, утратить Страх Господень в духе своем. Я преклоняюсь перед Богом, люблю Его и боюсь огорчить непослушанием. И что бы ни произошло в моей жизни, я твердо знаю: «любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу». Рим.8:28.

Страх Божий и любовь к Богу – что это и зачем?

Вопрос читателя:

В Исходе Бог часто говорит Моисею: пойди и сделай то…, но Я ожесточу сердце Фараона, и он не отпустит народ твой. Он это делал для того, что бы показать евреям свою силу, что бы они видели, что Бог сильнее Фараона. И когда я читаю Исход, у меня складывается впечатление, что когда Фараон борется с Израилем, это борьба двух рук, принадлежащих одному телу, ведь Он мог бы не ожесточать сердце фараона. Зачем?

В Исходе, когда Фараон отпустил евреев, евреи стали уходить из Египта, но Бог опять ожесточил сердце фараона, и фараон решил погубить евреев. И потом Господь потопил войско фараона, на глазах у евреев. И тогда у евреев появился страх (“и убоялся народ господа, и поверил Господу и Моисею” (Исход 14:31)). Здесь мы видим, как у евреев появился страх Господа, иными словами, они увидели на египетских воинах, как Бог может наказывать.

А что имею я…? Мой “страх”, – это не тот страх, который был у евреев. Я не видел, как Бог наказывает людей, делающих зло, я не видел как справедливость торжествует.

Христианин должен любить Бога…, но я вот знаю, что я люблю, к примеру, свою мать, своего отца, раньше я ещё любил свою первую жену, которая от меня ушла, я любил её очень сильно, я растворялся в этой любви. Я знаю, что в моей жизни были люди, которых я любил, а вот Бог, любил ли я его? Думаю, что нет…

И я сейчас пришёл к такому видению. Христианин должен любить Бога, христианин должен бояться Бога, но эти любовь и страх современный христианин в большинстве случаев выращивает сам. Из маленькой любви к Богу он старается вырастить большую, из маленького страха он старается напугать себя ещё больше. И вот эти любовь и страх выращиваются искусственно, я говорю про свой пример. Я вот, к примеру, хочу иметь любовь к Богу, хочу иметь страх Божий, но я сам его выращиваю. Я не вижу, как Бог наказывает плохих людей, но я видел, как он наказывает меня в тех случаях, когда, казалось бы, можно было бы и не наказывать.

Или вот, к примеру, я думаю, что если бы современные атеисты увидели бы, как Бог разделяет воды морские и люди могут перейти эту воду по дну, то, я думаю, они бы не задавались вопросом «а есть ли Бог». Они бы в него даже не верили, они бы знали, что Он есть. И вера евреев, которых Он вывел из Египта, отличается от нашей в том, что они ЗНАЮТ, а не просто верят. А современный христианин верит либо потому что ему хочется верить, либо выращивает свою веру, казалось бы, из ничего

Отвечает иерей Петр Гурьянов:

Добрый вечер, Дмитрий! Любовь к людям – это и есть проявление любви к Богу. Хорошо об этом говорит Господь в Евангелии: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.
Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?
когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:
ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.
Страх Божий – действие благодати Святого Духа в человеческом сердце, дарующее человеку ощущение Божественного присутствия и боязнь оскорбить Бога греховным помыслом и поступком.
«Страх Божий невозможно уподобить никакому ощущению плотского, даже душевного человека. Страх Божий – ощущение совершенно новое. Страх Божий – действие Святого Духа. Ощутив страх Божий, ощутив от действия страха Божия при молитве твоей присутствие Бога, безвидно, духовно увидишь Невидимого, познаешь, что молитва есть предстояние на Страшном Суде Божием» Епископ Игнатий (Брянчанинов).
Что описывает Ветхий Завет? Он описывает создание человека, жизнь первых людей на земле. Далее Ветхий Завет описывает историю одного, когда-то Богом избранного иудейского народа. В чем же смысл ветхозаветной истории? Человечество во всей своей полноте настолько удалилось от Единого Истинного Бога, настолько потеряло осознание вечности, осознание того, что существует душа у человека, что существуют определенные законы духовной жизни, преступить через которые никто не может, – настолько было страшно помрачение всего человечества, что был единственный путь спасения человечества. Бог избрал один народ среди всей огромной массы язычников, поклоняющихся трудам своих рук – идолам, поклоняющихся диаволу, увлекавшему все человечество в вечную погибель. Так вот, Господь избрал один народ и вел этот народ на протяжении нескольких тысяч лет для того, чтобы из него произвести Пресвятую Владычицу нашу Приснодеву Марию, Которая и стала Матерью Бога. Через Нее смог воплотиться Бог. Не через язычников, не знавших Бога, а через лучшую представительницу человечества – Богородицу. Но для того, чтобы грубый, жестоковыйный, как он называется Библии, иудейский народ, слушал Бога, он должен быть полностью отделен от всех остальных народов, погрязших в язычестве. Один культ Молоха с детскими жертвоприношениями чего стоит! Отделение от остального человечества осуществлялось жесткой рукой, потому что в противном случае иудеи сразу предавали Бога, падали в язычество, в сатанизм. Жесткой рукой Господь вел этот жестоковыйный народ к истинной духовной свободе. И только лишь в избранных своих людях – в Матери Божией, в апостолах, в первых христианах – иудеи смогли подняться до того уровня, которого желал Бог. Остальные все предали Христа.
Кажущаяся жестокость Господа – это жестокость любящего Отца. Что делают отец и мать, когда видят, что их сын связывается с дурной компанией и может стать преступником, наркоманом? Отсекают всякое общение: бьют ребенка, изолируют его, переезжают в другой город, уходят в пустыню… Подобное было и в Ветхом Завете, было и страшнее. Когда иудеи завоевывали землю обетованную, т.е. обещанную Богом, появилась угроза, что они мгновенно развратятся вместе с жившими там язычниками. В те грубые и страшные века приходилось истреблять этих язычников для того, чтобы вот та единственная пуповина, соединявшая человечество и Бога, все же не прервалась. Иначе бы иудеи развратились полностью.
Один из святых отцов говорит, что Господь не зря выбрал один из самых жестоких, самых непокорных народов, чтобы именно через него провести все человечество ко принятию Спасителя, и тем дать пример всем другим народам. Поэтому мы, читая Библию, видим и весь ход человеческой истории – не только Ветхозаветной, но и Новозаветной. Эта книга является для нас вечным примером и вечным источником исторических и духовных аналогий для того, чтобы познать, как надо быть верным Богу, как надо отсекать всякий грех неверности и сомнений. Это великая книга – учебник для всех нас. И порой этот учебник бывает и жесток и строг, но все в нем направлено для спасения каждого конкретного человека и для спасения всего человечества.

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

«Страх Божий», проф. А.И. Осипов, «Православие.Ru»

На пути к Красоте

Мы продолжаем наши встречи в рамках проекта «Добротолюбие», и мне хотелось бы несколько слов сказать о названии цикла наших бесед – «Добротолюбие». Это слово – славянский перевод греческого «Филокалия» – так называется огромный сборник поучений и наставлений о духовной жизни и подвижничестве. В славянском языке слово «доброта» имеет значение «красота», и «филокалия» можно было бы перевести на русский язык совершенно необыкновенно – как «красотолюбие», то есть «любление красоты». Кстати, на греческом именно этот смысл и есть: «калия» по-гречески – «красота», «филео» – «люблю».

Итак, добротолюбие говорит о красоте. О какой же красоте? Красивого мы видим много в этом мире: и лица, и предметы, и пейзажи, и живых существ… Но есть и нечто, превосходящее то, что мы называем тварью, сотворенным. Можно найти много упоминаний о Боге как о первичной красоте. Кстати, чтобы несколько углубить этот вопрос, приведу вам один интересный диалог Сократа, известнейшего древнегреческого философа, с неким софистом. Сократ его спросил: «Что такое красота?» – и получил ответ: «Это, например, красивые горы». Сократ: «Да нет же, я о красоте спрашиваю!» Тот: «Вон женщина красивая идет». Сократ: «Да неужели ты не понимаешь, что любая самая первая красавица – сущая обезьяна перед богиней?!» Он: «Так чего же ты хочешь от меня, Сократ?!» – «Я хочу, чтобы ты мне сказал, что такое КРАСОТА!» Видите, как Сократ от бытового понятия красоты уводит к философскому…

В человеке всегда была сильная интуиция, что есть нечто первичное, что можно назвать красотой, а всё прочее – всё, что мы видим, с чем соприкасаемся и что часто поражает наше воображение, – это есть только тень, отражение, отблеск. Христианство и назвало эту первичную красоту – Бог. И мы видим, как целый огромный спектр лучей расходится от этой первичной Красоты, проявляясь по-разному, и все говорят о разной красоте, но по сути об одном и том же.

Сборник, давший название нашему циклу, «Филокалия» – «Добротолюбие» – в России стал известен сравнительно недавно. Некоторые отцы-подвижники, его «авторы», давно переводились на Руси, но сам сборник впервые появился на русском, а лучше сказать – на словено-русском – языке в конце XVIII века благодаря преподобному Паисию Величковскому, который подвизался на Афоне и был учеником известного преподобного Никодима Святогорца. Они ревностно занимались изучением рукописей, которые хранились на Афоне и в других, кстати, монастырях, не только афонских, но особенно много Паисий, а прежде всего – Никодим, нашли в Ватопедском монастыре Афона. Первое издание «Добротолюбия» у нас, в России, на словено-русском языке – 1793 год.

В России этот сборник нашел весьма благодатную почву. Те, кто жаждал духовной жизни, сразу же увидели, что тут они найдут ответы на множество вопросов, связанных с путем духовной жизни, с исканиями той первичной Красоты, которая является Богом. В «Добротолюбии», где собраны не только высказывания и поучения, но целые сочинения святых отцов и подвижников, как раз и показаны и различные стороны и проявления духовной жизни, и путь духовной жизни, и те препятствия, которые стоят на этом пути.

На пути чего, что это за путь? Этот путь – искание Бога, то есть первичной Красоты. Хочу сразу отметить, что, когда говорят «искание Бога», речь идет не о том, что люди ничего не нашли, что они ищут, есть ли Бог или нет Его. Вовсе нет, и речь не об этом. Это люди глубоко верующие. Но Бог в Своей сущности, в Своей, скажем так, познаваемости – действительно бесконечен. Поэтому и путь Его познания так же бесконечен. Вот в каком смысле святые отцы искали первичную Красоту – Бога.

Что такое «страх Божий»

Теперь перейдем непосредственно к теме нашей сегодняшней беседы – к вопросу о страхе Божием. Да, это один из очень важных элементов духовной жизни. Многие отцы даже называют его тем первичным состоянием, без которого человек не может ничего понять в духовной жизни и чего-то в ней достигнуть.

Анализ этого понятия чрезвычайно важен потому, что многими людьми, не соприкасавшимися с творениями святых отцов и вообще далекими от духовных материй, страх Божий воспринимается именно как страх, то есть надо страшиться Бога, бояться Бога. Как бояться? А вот как мы боимся, например, что сейчас волк выскочит, или тигр на нас бросится, или медведь прибежит. Это страх «а что же будет?» Вот такое представление является полным непониманием того, что в аскетике именуется страхом Божиим. И это ложное понимание глубоко сидит в сознании людей, в душе людей по той простой причине, что мы не понимаем ни Бога, ни, следовательно, того, что значит «страшиться Бога».

Надо усвоить: когда мы говорим «страх Божий», то этим подразумевается никак не страх оказаться под мечом Бога за те свои поступки и прегрешения, которые, как мы знаем, у нас есть и которые на нас висят. Не об этом речь! Такое вот представление идет еще из Ветхого Завета, из иудаизма, даже из язычества, где Бог понимался как справедливость, как высший Судия. Судия, Который точно каждому воздаст по заслугам: за добродетели – наградит, за беззаконие – накажет. Уже сколько раз приходилось говорить, что христианство буквально перевернуло понимание Бога, открыло то, чего древний мир просто не знал. Были какие-то отдельные интуиции, но они встречались только изредка, как искорки некие. У пророка Давида, например, в его изумительных псалмах, у некоторых других пророков. Но в основном понимание Бога в дохристианском мире было именно такое: Бог есть высший и справедливейший Судия над каждым человеком и всем миром. Христианство сказало: нет, не так!!!!! – с миллионом восклицательных знаков. И доказательство этому – даже не притчи и учение Спасителя (хотя, конечно, и это тоже), а факт – потрясающий факт: когда бандиту, распятому справа от Христа, вдруг Христос говорит: «Сегодня же будешь со Мною в раю». Мы настолько к этому факту привыкли – к великому сожалению, что привыкли! Благоразумный разбойник – а чем благоразумный? Бандит, преступник, у которого руки по локоть в крови, – и вдруг: «Сегодня будешь в раю»!

Если бы вы попробовали у представителей всех религий мира спросить: что нужно для того, чтобы действительно быть в раю? – все бы сказали: надо исполнять заповеди Бога. Только Христос сказал: «Нет!» Что же Он сказал? Тут была открыта потрясающая истина, за которую, уж и не знаю как, люди должны были бы благодарить. Ныне и присно, то есть всегда, и во веки веков Бог не справедливость, а Любовь! Только по любви возможно было такое – чтобы преступник первым вошел в рай. Не первосвященник (в переводе – патриарх), не архиереи, не богословы, то есть книжники, не фарисеи, то есть монашествующие, – не они оказались первыми, а преступник! Этот факт открывает нам великую тайну души человеческой и великую тайну понимания того, кто есть Бог. И, в частности, того, о чем мы сейчас говорим, – страха Божия.

Что же тогда есть страх Божий перед лицом этого потрясающего откровения? Что, разбойник от страха не знал, что делать? Увидел во Христе рядом распятого Бога и Спасителя и затрясся: «Ой, что теперь со мной будет?! Помилуй меня, не казни меня в вечности»? Да, так? – Нет, нет и нет! Он совсем другое сказал! И получил совсем другой ответ. Оказывается, страх Божий – это страх перед тем, каким человек увидит себя перед святыней, увидит всю свою грязь, свое непотребство, свои грехи, свои бесчисленные преступления. Вот только когда он это увидит ясно – тогда он поймет, кто он есть. Он готов тогда сам себя испилить от стыда перед этой любовью, чистой любовью, в которой нет и йоты никакого осуждения его. Вот Он – Любовь – а чем я ответил не нее? Чем?! Христос говорит: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11: 28) А я что сделал? К Нему я пришел? Нет! Я прошу Его: отойди от меня! Ты мне не нужен, Господи! Вот, оказывается, с чем соприкасается любой человек, когда он хотя бы чуть-чуть ощутит Божественную любовь к себе.

Страх Божий – это страх не ужаса, это страх любви! Мне вспоминается один эпизод, о котором рассказывает, кажется, епископ Александр (Семенов-Тян-Шанский). Однажды он, еще полумальчишка-полуюноша, листал какую-то книгу, и открылась картинка, где показано, как спариваются лошади, и он как-то задержался на ней – и в этот момент к нему в комнату зашла его мать. Он пишет: «Я готов был провалиться сквозь землю, мне было невероятно стыдно. Она ничего мне не сказала, но с тех пор, даже когда только что-нибудь подобное мелькнет, я вовеки веков зарекся смотреть на это». Вы понимаете? Только мать стала свидетельницей этой сцены, а не Бог, а не абсолютная святость и чистота Самого Бога. И он зарекся…

Это очень хорошее определение: страх Божий – страх любви. Страшусь не потому, что меня растерзают, а чтобы не оскорбить, не причинить вреда, не сделать неприятное – кому? – Тому, Кто ко мне относится со всей любовью.

Если только мы вспомним, что сделал Христос, как Он распялся – добровольно, а не потому, что Его схватили и всё такое… Он добровольно пришел распяться за нас. Накануне даже молился! Только ради этого и пришел. Зная, какие муки, какие страдания придется перенести! Так вот, перед лицом этой Любви как себя будет чувствовать человек, который делает совсем не то, что должен бы?!

Страх Божий – это страх любви, а не страх какого-то зверя, который сейчас растерзает меня за то, что я сделал, не страх перед палачом, который казнит меня. Это очень важно знать и понимать. А что, прежде всего, понимать нужно? Что Бог – это не Судия, справедливый Судия, Который одного наградит, а другого накажет. О, если бы было так, – как пишут святые отцы: Исаак Сирин, Иоанн Златоуст, – да мы бы мгновения одного не могли просуществовать, потому что ни одно мгновение мы не живем по-Божиему, а живем только по своим страстям. И поэтому каждый человек, когда он согрешает, должен помнить одну великую истину: Бог не перестает быть Любовью, ибо Он неизменяем. Мы изменяемы! Мы сейчас любим, через час – ненавидим. Бог – неизменяем, Он всегда – Любовь, и что бы мы ни сделали – Он остается Любовью. Это мы часто закрываемся непроницаемой завесой от любви Божией, как от солнечных лучей. От нас и только от нас зависит – возвратить себе эту любовь Божию или закрыться от нее.

И что же говорит христианство? Оно говорит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3: 20). Бог стучится Своей любовью. А как мы можем открыть эту дверь? Конечно, покаянием! Так что, что бы человек ни сделал, он должен понимать: Бог к нему хуже не относится, а нужно только тебе, человек, покаяться. И учти: покаешься – простит тебе Господь, помилует тебя Господь, залечит эту твою тяжелую рану, которую ты сам себе нанес, не беспокойся – но требуется покаяние и требуется понуждение себя, потому что истинное покаяние – это изменение своей жизни. Изменение, а не празднословие, мол, «я каюсь», и тем более не отчет о проделанных грехах, во что часто превращается наша исповедь.

Итак, страх Божий – это страх Любви.

Пастор Франс ТИССЕН

Как-то пожилой проповедник, оглядев собрание, сказал: «Какие вы все хорошие, милые, приятные. Хотел бы я на вас дома посмотреть». Действительно, в церкви, на собраниях, мы все такие хорошие, верующие. А какие мы в будни? Какими нас видят соседи, жена, дети, сотрудники? Многие слагаемые определяют нашу жизнь. Одно из них — наличие в нас страха Божьего.

ЧТО ТАКОЕ «СТРАХ БОЖИЙ»

В Евангелии от Луки (23:39-41) написано: «Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же напротив унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал». Иисус Христос висит на кресте, рядом висят два разбойника. Никто не был так близок к Иисусу, как эти два человека. Возможно, их руки почти касались пронзенных рук Иисуса, возможно, еще немного, и они могли бы прикоснуться к ним. Но какими разными были эти два разбойника! Мы читаем, что один из повешенных злословил Его, а другой унимал злословящего, то есть другому было стыдно за то, что делал первый. Он не понимал своего товарища, хотел как-то достучаться до его сердца и думал: «Ну, почему он злословит Иисуса? Почему он делает неправильно, почему говорит неправильно, почему так относится к этому Праведнику?» И он пришел к заключению: «Ты не боишься Бога, у тебя нет страха Божьего. Если бы у тебя был страх Божий, ты бы так не говорил, ты бы не злословил».

Что же такое страх Божий? В книге Исход (19:16) мы читаем о том, как Бог говорил с Моисеем на Синае, когда давал ему Закон. Это событие сопровождалось таким громом, молнией и сильным трубным звуком, что вострепетал весь народ, бывший в стане: все пришли в страх. Кажется, всё нормально. Но через некоторое время тот же народ, ранее имевший страх, выливает золотого тельца, пьет, гуляет, играет, говоря: «Вот бог, который вывел нас из рабства». Это не был страх Божий, это был страх перед Богом, плотской страх. Это не был страх за бесславие имени Господа, который длится всю жизнь. Когда у людей плотской страх, просто страх перед Богом, некоторое время они будут воздерживаться от каких-то грубых грехов. Но как только впечатления изгладятся, они поступают еще хуже. Мы можем вспомнить царя Валтасара из книги Даниила. Царь увидел кисть руки на стене и был в страхе. Он закричал сильным голосом и приказал позвать всех тайноведцев и гадателей, чтобы они истолковали то, что написала кисть на стене. Никто не смог помочь царю. Потом пришел Даниил и объяснил значение роковых для царя слов. Казалось бы, царь должен покаяться, но ничего подобного не произошло. Это был плотской страх.

Иногда мы путаем плотской страх со страхом Божиим. Люди, имея плотской страх, ошибаются, думая, что они имеют страх Божий. Правда, бывает, что плотской страх переходит в Божий страх. Страх Божий — это такое состояние сердца человека, когда он из любви к Богу боится огорчить Господа или сделать что-то, бесславящее Его имя. Я хотел бы поразмышлять о последствиях наличия или отсутствия в нас страха Божия, о том, как обрести страх Божий, а также где и как руководствоваться страхом Божьим.

ПОСЛЕДСТВИЯ НАЛИЧИЯ СТРАХА БОЖЬЕГО

Как Бог смотрит на нас, когда мы боимся Его огорчить из любви к Нему? Мы не Бога боимся, мы боимся огорчить Того, Кого мы любим. В притчах Соломона мы читаем о том, что началом мудрости является страх Господень. Иногда у нас нехватает мудрости. Нехватает мудрости промолчать, нехватает мудрости сказать, где-то чувства нами неправильно овладели. Когда мы имеем страх Божий, мы имеем мудрость. Библия говорит, что, когда мы имеем страх Божий, мы ненавидим зло. Это больше, чем не делать зло. В притчах Соломона написано, что страх Божий — это удаление от сетей греха и смерти. Страх Божий ведет к довольству. Человек, имеющий страх Божий, — это довольный человек. Быть довольным — это больше, чем все другие приобретения. Павел писал Тимофею, что быть довольным — это великое приобретение. Тогда не будет ропота, недовольства, ссор. Почему иногда не обращаются к Господу наши родственники? Мы ищем разные причины, иногда оправдывая тем, что это — право их выбора. Но Писание говорит, что богобоязненная жизнь привлекает людей к Богу. Мы думаем, что мы — не евангелисты. Вот если бы тот брат сказал… Но Библия указывает на то, что богобоязненная жизнь жен приобретает мужей без слов.

Я помню рассказ брата Роберта Провоста о том, как он пришел к Господу. Он является директором Евангельского Славянского Общества. Он говорил, что с детства был воспитан по-христиански, а потом отступил от Бога и стал верующим лишь формально. Настоящей жизни с Богом не было. Он мог и на собрание пойти, но дома была ужасная жизнь. Жена постоянно его «пилила», пугая адом и сильно раздражаясь. Они жили так, что он постоянно искал причины, чтобы не быть дома. Но однажды Бог проговорил к сердцу его жены, и она поняла, что может приобрести своего мужа через богобоязненную жизнь. Вскоре его жена сильно изменилась, и он не мог понять, в чем дело. Она стала нежная, добрая, ласковая, перестала повышать голос и упрекать мужа, всегда старалась вовремя готовить пищу, следила за порядком в доме. Ему это очень понравилось, и он старался проводить больше времени дома. Так прошло полгода. Однажды она сказала мужу: «У меня есть просьба к тебе». И он не мог ей отказать. Она сказала, что в город приезжает известный проповедник Билли Грэм, будет евангелизационное собрание, и попросила мужа пойти туда. Он согласился. И вот, в назначенный день муж стал собираться и, видя, что жена не одевается, стал поторапливать ее. Она сказала, что не пойдет. Он удивился: «Как же так, а я?» — «А ты обещал», — ответила жена. И он пошел один. На собрании он не услышал ничего нового. Но потом прозвучал призыв к покаянию, и вдруг что-то его подняло с места. Он почувствовал себя несчастным погибшим грешником и пошел вперед, чтобы помолиться. После покаяния он поехал домой. На крыльце его уже ждала жена, и взгляды их встретились. Муж сообщил, что сегодня он стал новым человеком. Жена сказала: «Я знаю. Когда ты ушел, я встала на колени и все это время за тебя молилась. Я знала по времени, когда будет призыв к покаянию, и умоляла Бога о тебе». — «Тогда я понимаю, что меня подняло», — сказал муж. Когда этот брат свидетельствовал о своей вере, он сказал, что пришел к Господу именно через богобоязненную жизнь своей жены.

Может, и у нас порой не хватает терпения, и мы упрекаем своих родственников в том, что они не хотят верить в Бога. Один брат покаялся, побывав на богослужении три раза, и думал, что любому человеку достаточно сходить три раза на собрание, чтобы покаяться. Он просил своего сына три раза сходить на собрание. Сын три раза был в церкви, но не покаялся. Отец был очень раздражен этим. Он взял Библию и, ударив сына ею по голове, сказал: «Какой же ты бестолковый! Ну, как донести до тебя эту Благую Весть?» Сын страшно огорчился.

Нам, детям Божьим, нужна святая богобоязненная жизнь, которая является следствием наличия в нас страха Божия.

НО КАК ЖЕ ОБРЕСТИ СТРАХ БОЖИЙ?

Когда-то Иисус сказал: «Я есмь путь, истина и жизнь». Куда мы идем? Куда идет наша страна? Куда идет человечество? Иногда мы думаем, что знаем это, но мы ошибаемся. Иисус же сказал, что Он является нашим путем. Проблема многих из нас в том, что у нас нет смирения, мы слишком горды, самоуверенны: нет страха Божьего. Писание говорит, что за смирением следует страх Господень. Если мы хотим, чтобы наша жизнь положительно влияла на окружающих, чтобы все преображалось вокруг нас, а люди приходили к Богу, видя Его страх, мы должны проверить себя на предмет смирения.

Писание говорит, что страх Божий приходит через суды Божии. Вспомните, как Анания и Сапфира хотели обмануть Бога. Эта семейная пара позволила сатане вложить им мысль солгать Святому Духу, в результате чего оба умерли. После это случая был страх на всякой плоти. Однажды я получил письмо из другой страны, в котором была исповедь девушки. Она рассказала о том, что один уже немолодой человек проявлял вольности по отношению к ней. В то время эта девушка еще жила в Казахстане и была почти ребенком. Это не были интимные отношения, но это были очень неправильные отношения. Теперь она собиралась выйти замуж, и ее это мучило, хотя она уже покаялась. Я поехал в ту местность, где жил этот человек и встретился с ним. Он был проповедником. Все, о чем я ему рассказал, он категорически отрицал. Я сказал, что у меня есть факты, и показал письмо той девушки. «Ну, было чуть-чуть, пощекотал я ее…». Тогда я ему рассказал случай, когда человек за открытый обман был поражен Богом. Я сказал ему, что не могу проверить, как было на самом деле, и отдаю его на суд Божий. Предложил ему помолиться и сказать Богу: «Я невиновен». Я предупредил его, что, если это так, он останется жив, а если не так, тогда я не знаю, как Бог с ним поступит, и стал становиться на колени. Неожиданно он говорит: «Брат, подожди, подожди!», — и стал каяться. Потом я спросил его: «Больше ничего не было?» — Он ответил: «Нет». Но дух мне открыл, что было. И я снова сказал ему, что предаю его на суд Божий. Когда я спросил, не изменял ли он своей жене, он ответил, что нет. «Хорошо, — сказал я. — Если это правда, Бог помилует тебя, а если изменял — накажет». Я снова предложил склониться на колени для молитвы. Он опять остановил меня: «Брат, подожди! Брат, я должен подумать». Он сел и стал думать. Потом сказал: «А, один раз было! Да, я вспомнил». Вы представляете, что было тогда в моем сердце?! Я понимал Моисея, разбившего скрижали. Я сказал ему: «У тебя страха нет, а значит, нет и веры».

Слово Божье учит обличать согрешающих. Если согрешающий остается в грехе, нужно обличать пред всеми, чтобы и они имели страх. Суды Божии учат людей страху Его. Писание также говорит, что величие Его научает нас страху Божьему. Об этом говорится в книге Иов.

Мы можем научиться страху Божьему через Его познание, когда изучаем Божий характер. Это самый красивый характер. О Нем сказано, что Он прекраснее всех сынов человеческих, но в Нем не было вида, который привлекал бы людей. Он был для нас примером, быв обезображен, оплеван, унижен. В этом Его величие, красота, любовь. Когда мы об этом размышляем, мы учимся страху Божьему и не хотим Его огорчать. Вспомните Петра и других учеников на море, с большим уловом. Петр, увидев действие Божие, удивился и устрашился. Он воскликнул: «Господи, выйди от меня, ибо я — человек грешный!» Почему у некоторых людей нет страха Божьего? Они не знают Бога, не познают Его воли.

ГДЕ НАМ РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ СТРАХОМ БОЖЬИМ?

Давайте поразмышляем и об этом. Когда я исследовал этот вопрос, я удивился тому, как много в Библии мест, говорящих, что в нас должен быть страх Господень. Мы должны руководствоваться страхом Божьим в наших словах, в нашем служении. Во втором псалме мы читаем: «Служите Господу со страхом и радуйтесь с трепетом». Я думал, как же можно радоваться с трепетом? Радоваться и трепетать одновременно? Бог не против радости — мы можем и смеяться. Но наша радость не должна огорчать Господа. Один брат увидел, как молодежь церкви собралась вокруг руководителя молодежи. Он подумал: «Как хорошо, что молодежь так льнет к своему руководителю!» Когда он подошел к ним поближе, то услышал, как руководитель рассказывал анекдот и как все смеялись. Это — радость без страха, это — бесславие Господа. Мы ответственны за то, как мы живем, как проводим свое время. Мы так должны планировать свое время, чтобы не огорчить Господа. Писание учит нас повиноваться друг другу в страхе Божьем. Жены должны повиноваться мужьям в страхе Божьем, младшие — старшим из любви к Господу, а не как человекоугодники. Когда мы практикуем это в своей жизни, тогда хорошо и нам, и окружающим нас людям.

Мы должны руководствоваться страхом Божьим и тогда, когда мы что-то приобретаем. Некоторые подумают: «Ну, какая разница, что мы покупаем». Мы должны думать, не огорчит ли это Господа. Написано: «Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище, и при нем тревога» (Пр.15:16). Давид говорит: «Вещи непотребной не положу пред очами моими». У некоторых полный гардероб вещей, и им нужно еще и еще, и они при этом без страха используют средства. Я встретил одного очень богатого человека и поразился его скромному образу жизни. Он был настоящим христианином. Когда он решил приобрести казахстанский сувенир для своей жены и увидел верблюда, который стоил примерно 10 долларов, он спросил у своего внука: «Как ты думаешь, мы не огорчим Господа, если купим его?» Это была не игра слов, он действительно переживал об этом. Мы можем подумать: «Ну, что для него значат эти 10 долларов при его миллионах. Мы здесь, в Казахстане, можем потратить и больше, не задумываясь». Причем этот человек выписывал чеки на сто миллионов для нуждающихся в Индии. Он рассказал, что, будучи номинальным верующим, однажды оказался вместе с женой на домашнем христианском общении. Он вдруг заметил, что люди разговаривают с Богом, и у них при этом счастливые лица. Он понял, что не имеет того, что есть у них. После этого он начал искать Бога и нашел Его, став счастливым человеком. Этот человек научился говорить с Богом, и Бог говорил с ним. Он обрел эту возможность на тех домашних общениях. Дома в молитве он сказал Богу: «Все мои дома — Твои дома, все мои машины — Твои машины, все мои деньги — Твои деньги, и если Ты не против, то я буду работать на Тебя управляющим». И Бог разрешил ему, потому что у этого человека был страх Божий. Божья любовь и величие покорили сердце этого брата, и если он приобретает, то делает это со страхом.

И употреблять пищу мы должны со страхом Божьим. Писание говорит о людях, которые без страха утучняют себя. Кажется, ну, какая разница Богу, сколько мы едим. А Библия говорит, что такие люди, как безводные облака, как деревья, дважды исторгнутые, это — люди без страха.

Мы должны и одеваться со страхом. Неужели Богу и до этого есть дело? Да, мы читаем об этом в Слове Божьем (1 Птр. 3:3,4).

Мы могли бы продолжить этот список. Всегда важно иметь страх Божий: едим ли, пьем ли, планируем ли время. Все нужно делать так, чтобы не огорчить Господа, чтобы не бесславить Его имя. Как вы думаете, у вас есть страх Божий? Давайте проверим свое сердце.

ЗА НАМИ ВСЕГДА НАБЛЮДАЮТ

Во-первых, наблюдают ангелы, потому что Бог дал им такое задание. Ангелы — это слуги Божьи, они призваны служить людям. Бог сказал, чтобы они ополчались вокруг боящихся Его. Иногда люди просят: «Помолитесь, чтобы Бог благословил нашу дорогу», «Помолитесь, чтобы в нашем доме пожара не было», «Помолитесь, чтобы нас не обворовали»… Но представьте себе, что ангел Божий охраняет того, у кого есть страх Божий: один ангел победил войско численностью 75 тысяч.

Во-вторых, за нами наблюдают люди. Однажды я ехал в поезде по Дальнему Востоку из Хабаровска в Чердомын. В Чердомыне я знакомился с верующими и подошел к группе молодых людей, говоря, что вижу их впервые. «А мы Вас видели», — говорят они. — Я удивился: «Где?» — «Мы ехали с Вами в одном вагоне». — «А что же вы не подошли?» — спросил я. — «А мы наблюдали за вами. Пресвитера всегда говорят, что в поезде надо молиться перед едой, нужно людям свидетельствовать о Боге. Вот мы и хотели посмотреть, а сами Вы это делаете или нет». Я невольно стал прокручивать в мыслях все, что я делал в вагоне. Слава Богу: я и молился, и свидетельствовал.

Когда нет страха Божьего, нет и веры. В одной церкви из сокровищницы стали пропадать деньги. Кто-то воровал. Стали исследовать это дело — круг сузился. Похоже, вором был кто-то из своих. Страшно подумать! Поставили скрытую камеру, но неудачно, глазок оказался заметным. Воровство прекратилось. Даже пожертвования стали щедрее, а люди как-то по-особому проходили это место. А мне стало грустно от мысли, что тот, кто это делал, не имеет веры. Почему он не верит, что очи Господа обозревают всю землю? У него нет страха Божьего, но есть плотской страх. Когда поставили камеру, ему стало страшно, он перестал воровать, чтобы не попасть в милицию. А Библия говорит, что все тайное станет явным. Как важно иметь страх Господень!

Да, мы — не идеальные люди: мы согрешаем, спотыкаемся, нам бывает очень стыдно, и хотим, чтобы Бог нас снова и снова миловал. А знаете, к кому у Бога самая большая милость? К боящимся Его. Так говорит Библия: «Милость же Господня от века и до века к боящимся Его» (Пс.102:17). Мы любим Господа и не хотим Его огорчать, но, если нечаянно споткнулись и нам стыдно, Он нас милует. Он знает, что мы любим Его.

И последнее: отсутствие страха Божьего — отступление, это духовная смерть.

ЗАКОНЧУ ЕЩЕ ОДНИМ ПРИМЕРОМ

Какие мы в буднях? Очень разные. Но если мы хотим угодить Господу, если мы хотим, чтобы наша жизнь была благоуханием Христовым, если мы хотим своей жизнью привлекать людей к Богу, мы должны иметь страх Божий. Люди везде должны увидеть, что Бог есть.

На богослужение пригласили одну известную женщину, еврейку по национальности, крупного специалиста в области музыки и пения. Наша сестра познакомилась с нею в больнице, где свидетельствовала ей о Боге. После чего женщина решила прийти и послушать, как поет церковный хор. Ради нее хористы сделали дополнительную спевку, приготовили концертные гимны. Хор действительно пел замечательно. После собрания эта женщина поделилась с нашей сестрой впечатлениями о музыкальном служении. Как оказалось, больше всего ей понравилось совместное пение церкви, а особенно тронуло ее душу то, что во время пения она увидела слезы на глазах рядом стоящей женщины. Эти слезы убедили женщину-музыканта в существовании Бога. Она увидела, что плачущая женщина благоговела и трепетала пред Богом, сознавая Его величие.

За нами наблюдают…

Да поможет нам Господь иметь в сердце страх Божий, чтобы привлекать людей к Нему. они имеют страх Божий.

Страх Божий и страхи человеческие

Для любви в греческом языке есть несколько слов, с помощью которых люди выражают ее оттенки. Страх тоже бывает разный — от панического ужаса до благоговейного трепета. Какой страх приличен христианину, а какой показывает его духовную незрелость? Как отличить страх Божий от человеческих страхов?

В религиозности очень многих людей сегодня очень заметное место занимает страх перед наказанием. В советские времена вообще бытовало мнение, что верующие только потому и верят в Бога, что после смерти не хотят мучиться в Аду. Именно как страх перед адскими муками, которые ждут ослушников после их смерти, представляла православную веру атеистическая пропаганда. И надо сказать, делала это вполне профессионально.

Без сомнения, страх перед смертью и перед тем наказанием, которое вслед за нею последует, — это форма веры, но только чисто средневековая. Художники тогда изображали на фресках и картинах Страшный суд, адское пламя, чертей, которые мучают грешников и с гнусным смехом влекут их в преисподнюю и проч. Такого рода изображения можно найти практически в любом средневековом храме как на Востоке, так и на Западе.

Именно тогда появилось и отсутствующее в Священном писании выражение Страшный (!) суд — в Евангелии такого выражения нет, не знали его и христиане первых веков. Да и мы теперь понимаем, что страшен этот суд только одним — тем, до какой степени он прост. У нас не спросит Судия, как мы постились или как вычитывали правило, не спросит Он и о том, к какой Церкви мы принадлежали, какой символ веры исповедовали и как понимали тот или иной догмат. Он скажет просто: «Я был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня» или наоборот: «Я был наг, и вы не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня» (Мф 25:36 и след.).

Однако в Средние века религия большинства (разумеется, не вера преп. Сергия, но многих его современников) была основана именно на страхе перед посмертным или даже прижизненным наказанием. «Страх создал богов», — воскликнул один римский поэт и был по-своему прав, ибо говорил не о нашей вере, не о Боге, а о богах, и, следовательно, о языческих религиях. От язычников этот страх унаследовали христиане, особенно те, для которых вера была основана не на Евангелии, а на естественном для человека стремлении обезопасить себя перед лицом непонятного и, в общем, враждебного мира, где каждого на каждом шагу подстерегает какая-то неприятность.

В XVIII-XIX веках под влиянием бурного развития естественных наук и в результате того, что человек в течение этих двух столетий мало-помалу начал осознавать, что такое права человека, и чувствовать потребность не быть рабом в социальном смысле, страх этот стал проходить. В результате человек, освободившись от страха (чему можно только радоваться, так как страх — это всегда рабство, подавленность и зажатость, а Господь наш зовет нас к свободе), одновременно начал терять веру (а это уже беда!), но только по той причине, что эта вера была перемешана с чисто языческим по своей природе страхом. Страх этот еще в IV веке принесли в церковные стены те номинальные христиане, о которых говорит блаж. Августин, люди, крестившиеся и внешне ставшие христианами, но по сути оставшиеся язычниками.

Отсюда французский атеизм эпохи Вольтера, Дидро и Даламбера и наш — Писарева, Добролюбова и др. Люди почувствовали себя свободными от страха перед наказанием и из своей жизни удалили Бога. Трагедия людей этого времени и в их числе блестящих мыслителей, ученых и поэтов заключается в том, что они отказались от Бога в тот самый момент, когда появились удивительные возможности Его почувствовать, открыть Его для себя и для будущего.

Все случилось как в пословице: вместе с водой выплеснули ребенка, вместе со средневековыми предрассудками, которые неминуемо должны были уйти (и слава Богу, во многом уже ушли из жизни), человечество потеряло веру. Выплеснутым ребенком оказался Младенец, родившийся в Вифлееме.

Дети, которых учат бояться Бога и того, как Он накажет, в какой-то период своей жизни переживают то же самое, что пришлось пережить во времена Д. Дидро всей нашей цивилизации. Они перестают бояться, становятся безбожниками и отказываются в результате от какой бы то ни было нравственности. Ж.-П. Сартр рассказывает, как в детстве он прожег, играя спичками, ковер; сначала он ждал, что Бог, Который видит все, накажет его за это, а потом, когда наказания не последовало, понял, что бояться Его не нужно, а значит, как говорил Достоевский, «все позволено». Так в сердце будущего философа начали прорастать первые ростки неверия.

Рембрандт. Возвращение блудного сына

В «Откровенных рассказах странника» говорится, что к Богу ведут три дороги: раба, наемника и сына. Когда человек воздерживается от грехов «страха ради мук», это безуспешно и неплодно, таков путь раба, которым руководит страх перед наказанием. Путь наемника связан с желанием заработать себе награду.

«Даже и желания ради Царства Небесного если кто станет совершать подвиги, — восклицает странник, — то и это святые отцы называют делом наемническим. Но Бог хочет, чтоб мы шли к Нему путем сыновним, то есть из любви и усердия к Нему вели себя честно и наслаждались бы спасительным соединением с Ним в душе и сердце». В прошлом к Богу, быть может, вели три дороги, теперь, к концу ХХ века, стало ясно, что первая и вторая — тупиковые; идя по ним, можно прийти только к нервному срыву, погубить и себя, и многих вокруг себя людей.

И тем не менее даже мы сами иногда пугаем друг друга тем, что Бог за что-то накажет. «Бог наказал», — говорим мы о людях, у которых что-то случилось, если считаем, что они заслуживают наказания. Получается, что мы боимся Бога, как греки — Зевса, египтяне — Амона, а римляне — Юпитера. И при этом не замечаем, как сами становимся язычниками.

И тем не менее без страха Божьего нельзя! Это выражение встречается в Библии множество раз, и, разумеется, не случайно. Только надо понять, что такое этот страх, который учит мудрости (Притч 15:33), отводит от зла (там же, 16:6) и ведет к жизни (там же, 19:23), он чист (Пс 18:10) и, кроме всего прочего, заключается в том, чтобы ненавидеть зло (Притч 8:13). Однако это не ужас перед Богом и не страх перед наказанием. Бог не следит и не наблюдает за нами, но мы можем легко причинить Ему боль.

На вопрос, что такое страх Божий, исчерпывающий ответ дает Библия на латинском языке — Вульгата. За тысячу лет истории в языке Горация, Тибулла, Овидия и других величайших поэтов человечества накопился огромный словарный запас, латинские слова передают тончайшие оттенки смысла там, где почти всякий другой язык будет бессилен.

Одно греческое слово «фобос» (страх) по-латыни это и «pavor», и «metus», и «terror», но есть еще слово «timor», и именно этим последним переводится слово «фобос», когда речь идет о страхе Божьем. «Timor» (отсюда французское «timide» и «timidement») — это радостное робение или же страх причинить боль, обидеть, страх потерять. Это очень важно понять, чтобы наша духовная жизнь и наша жизнь в целом стала нормальной.

Я боюсь волка или носорога, но я, когда вижу птиц в саду, тоже боюсь, но боюсь спугнуть их громким голосом или резкими движениями. Кто-то боится маму, потому что она может выпороть, а кто-то другой боится свою маму огорчить или расстроить. Вот где кроется разница между чисто человеческим страхом перед чем-то страшным и тем страхом Божьим, который есть для нас всех сокровище драгоценнейшее.

Те сердитые православные молодые люди 90-х годов, для которых религия связана прежде всего со страхом перед Уставом, перед тем, как бы не нарушить пост или не совершить какого другого греха, мрачные, суровые, внешне похожие на иноков и монашек, выбрали сегодня путь раба. Понятно, почему — мы в советское время слишком долго были рабами, поэтому теперь избавиться от рабской психологии нам трудно, даже почти невозможно. Но это необходимо, иначе и мы потеряем веру, как потеряли ее наши прадеды и деды, отказавшиеся от Бога, ибо в Боге видели несвободу. Понять их можно. Отказываясь от Бога умом, они продирались к Нему сердцем; отвергая несвободу, они рвались именно к Богу, но только не знали, что тот, кто им так нужен, кого им так не хватает, — это именно Он, а не кто-то другой.

Безбожники конца прошлого века, которые уезжали в глубинку, становились там земскими врачами, акушерками и учителями, были в тысячу раз ближе к Иисусу, чем надутые охотнорядцы и чиновники, не пропускавшие ни одной обедни. Но эти чудные юноши и девушки нашего прошлого, которые могли бы стать настоящими святыми, в сердце горя Богом, увы, отвергали Его умом, не только не принимали Его, но презирали и даже ненавидели. А ведь на самом деле отвергали они не Бога, а только рабский к Нему путь. Так зачем же мы теперь снова сворачиваем на эту тупиковую дорогу?

Считая, что мы ходим в Церковь именно из-за страха перед наказанием, неверующие люди полагают, что религиозность унижает человека, подавляет его «я» и вообще делает нас рабами. Это действительно так, если видеть в страхе Божьем страх перед карой, наказанием или возмездием. Тех, кто так его понимает, религия на самом деле закабаляет и превращает в рабов.

Мы знаем тому множество примеров, ходить за которыми далеко не надо. Однако, если мы понимаем, что страх Божий — это не pavor или metus, а timor, вера наша дает нам крылья, открывает перед нами новые возможности и новые горизонты, дает новые силы. Именно в христианстве невозможное становится возможным. По слову Иисусову: «Человекам это невозможно, но не Богу; ибо все возможно Богу» (Мк 10:27).

В связи с этим уместно будет вспомнить и то, что слово «эвед», что значит служитель или соработник Божий и одновременно отрок, то есть ребенок, который уже вырос, но еще не совсем. С ним уже можно общаться как со взрослым, но при этом еще можно заботиться о нем как о ребенке — вот что такое «раб Божий»!

Один американский физик, прочитав в «Русской мысли» мою статью «Вера или идея», прислал мне письмо, в котором высказывает недоумение по поводу моих слов о том, что христианство начинается с коленопреклонения. Слова эти и стоящий за ними тезис мне очень дороги. Но… прочитав его письмо, я постарался взглянуть на эту фразу его глазами, взглядом образованного, умного и даже доброго ученого, который, однако, ничего не знает ни о христианстве, ни о богослужении, ни о мистическом опыте в христианстве. Взглянул и увидел, что эта фраза для человека, который ничего не знает о христианстве изнутри, а все только снаружи, изображает человека, задавленного или рабски склоняющего колени перед иконой в темном храме.

Священник Георгий Чистяков

Да, именно так может быть понято коленопреклонение христианина, если смотреть на него снаружи. На самом деле, однако, в нем выражается не рабская зависимость, покорность или страх, а совсем другое чувство — восторг: «Яко возвеличишася дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси» (Пс 103).

Это то чувство, которое удивительно полно выражено в прокимне, поющемся на вечерне в субботу «Господь воцарися, в лепоту облечеся» и далее.

Это чувство пережил всякий врач, который видел безнадежного ребенка выздоровевшим, всякая мать, встретившая своего сына после войны живым, да в конце концов — всякий ребенок, обнаруживший утром в день своего рождения у постели игрушки или книжки, о которых долго мечтал. И любовь, и благодарность, и счастье, и ощущение Его присутствия рядом, в общем, полнота, — вот что такое наше коленопреклонение, и ничто другое, во всяком случае — не страх. «Мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее… В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх» (1 Ин 4:16-18).

И тем не менее религия, основанная на страхе, чем-то привлекательна. Недавно вышла книжечка под названием «Рассказы сельских священников» (увы, анонимная, без имени составителя), в которой в извлечениях напечатаны заметки из журнала «Странник» за 1866 год.

На обложке чудная церковь, утопающая в купах деревьев, сельская дорога, изгородь, одним словом — русская идиллия. А внутри?

Рассказывается, как на Ильин день одна женщина, лишь только заблаговестили к обедне, отправилась в поле на свою ниву вязать снопы. На другой день вечером ехала она в телеге, лошадь чего-то испугалась, бросилась изо всей силы бежать. Женщина упала, и колесо телеги так сломало ее, что «страшно было взглянуть: кожа с ноги была содрана, кость переломлена, грудь истерзана, лицо, руки, одним словом — все изувечено». И умерла без покаяния.

Молодой мужик, уже женатый, не слушался родителей, пил и проч.; отец стал журить его, тот хотел ответить что-то резкое, но не успел, оперся рукою на окно, «от сильного натиска стекло лопнуло, разбилось и обрезало руку Алексею повыше кисти; кровь ручьем полила». Прошло шесть дней — несчастный скончался.

У одной бедной вдовы был сын, в день Покрова поехал он работать, и его «во время работы завалило глиной до смерти».

Бедная чиновница мучалась без средств к существованию с семерыми детишками и однажды в сердцах прокляла свою любимую дочку, та пошла с подругой на речку и утонула, причем подругу удалось спасти, а дочку несчастной вынули из воды умершей.

И т. д., и т. д.

Что хочет сказать нам составитель? Зачем еще раз нам предлагается путь раба?

Если в религию добавлена изрядная доля страха, ее можно с успехом использовать как инструмент, в первую очередь в целях удержания общества под пятой той или иной власти. При ее помощи можно манипулировать общественным сознанием, удерживать людей от нежелательных шагов и т. п.

Первое время этот инструмент работает великолепно, но затем непременно обнаруживается, что он никуда не годится.

Использование религии в качестве инструмента оборачивается трагедией для всех. И для тех, кто ее так использует, и для народа, которым таким образом пытаются управлять, и для самой религии. Это всегда приводит к развитию сначала полной религиозной индифферентности, затем к взрыву безбожия и тут же к появлению новых исповеданий и новых религий.

Именно такой новой религией стал к концу XIX века марксизм, занявший в сердцах не худших людей России место Бога, вытесненного оттуда обязательностью говения, справочками об исповеди, которые надо было представлять по месту работы, и той атмосферой страха, которая нагнеталась при помощи статеек из журнала «Странник», переизданных непонятно почему в 1996 году.

Разумно было бы предположить, что указания издавать такие книги и вообще насаждать в православном народе атмосферу страха сегодня исходят от руководства КПРФ и даются, чтобы сделать нас более послушными, покорными и забитыми и одновременно с целью ослабить влияние Церкви на людей, дискредитировать ее в глазах населения и т. д. Однако это не так. Книги эти издаются вполне честными людьми и без каких бы то ни было дурных замыслов. Не в том беда, что их издатели кем-то наняты, а в том, что и они, а зачастую и мы сами хотим быть рабами.

Мы все выросли в эпоху рабства и с пеленок были рабами, уже в 3-4 года мы усвоили общеобязательную истину и до такой степени привыкли к своему рабскому состоянию, что на дороге к Богу тоже выбираем путь раба. Евреи в пустыне увидели в Моисее врага именно потому, что он освободил их от рабства (Исх 16:2-3), мы тоже видим врага в каждом, кто напоминает нам о том, что мы призваны к свободе (Гал 5:13), причем только по той причине, что к несвободе мы просто привыкли, она нам психологически ближе. Но именно несвобода, сковывающая наши сердца, мешает нам почувствовать Иисуса, в Церкви мы видим установления, требования, запреты и не чувствуем Его опаляющего присутствия и той радости, о которой так замечательно говорит автор «Откровенных рассказов странника».

В советской школе детей учили знаниям, ориентировали на факты, развивали их память. Учили быстрому чтению, а надо бы учить чтению медленному, но вдумчивому. Но никто не развивал их чувства. И вот теперь, придя в Церковь, они тоже хотят все знать и о Боге, и об истине, и о православной вере. И не понимают, что главное здесь не знать, а чувствовать. И эта ориентированность на знание делает нас какими-то неживыми, нас с нашей рабской психологией превращает еще и в рабов нашего собственного ума и его неминуемо ограниченных возможностей, а поэтому мы все еще не в силах погрузиться в Бога как в Океан подобно автору «Откровенных рассказов…».

Мы все время и везде ищем врагов, еретиков, проверяем нашу веру по правилам, как ученик сверяется с ответом в задачнике, друг друга пугаем Богом, видя в Нем, быть может, и доброго, но рабовладельца, ибо мы — рабы.

Нам кажется, что все вокруг плохо, ужасно, так плохо, как не было никогда раньше. Именно так пишут сегодня во многих душеспасительных книгах: «Россия никогда не знала таких преступлений, которые сегодня терзают наше общество» (А при Ленине? А при Сталине? Нет, как бы ни было трудно сейчас, при них преступления были много чудовищней!). И поэтому мы до сих пор не в силах воскликнуть вместе с архиепископом Иоанном (Шаховским): «Земля в солнечном дыму от любви Господней». А ведь это действительно так.

Из книги «Размышления с Евангелием в руках», М., «Путь», 1996 (тж. М., «Новый ГрадЪ», 2008)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *