Светлана соловецкая в контакте

Храм Георгия Победоносца в Ендове стоит в самом сердце столицы в плотном окружении современных офисных высоток. Среди них церковное здание XVI века смотрится как нечто необычное и экзотическое. Еще более удивится сторонний наблюдатель, узнав о том, что этот храм, его клир и причт имеют непосредственное отношение к одному из известнейших в мире мужских монастырей, отличающихся особой строгостью устава. О прошлом и настоящем подворья Соловецкого ставропигиального монастыря и жизни насельников рассказывает его настоятель – архимандрит Мефодий (Морозов).

Архимандрит Мефодий (Морозов)

Посольство в миру

– У Вас имеется личный аккаунт в социальной сети «Фейсбук», что, прямо скажем, нехарактерно для монашествующего духовного лица. Какова цель Вашего присутствия в интернет-пространстве?
– Я далеко не единственный православный священнослужитель, кто имеет свою страничку в «Фейсбуке». Нас достаточно много, в том числе и архиереев. Во-первых, пытаюсь осуществлять по мере возможности воцерковление участников интернет-сообщества. Другая цель – познакомить православный народ с нашим храмом и подворьем. Оно действует уже больше двадцати лет, но, к сожалению, о его существовании очень немногие знают. Интернет в этом смысле представляет большие возможности.

– Для чего вообще нужно монастырское подворье в городе?
– Подворье в Москве – это представительство, своего рода посольство монастыря. Все, кто здесь несет послушание, являются иноками Соловецкого монастыря, мы живем по уставу обители. Богослужение начинаем в шесть утра, ежедневно молимся преподобным основателям нашей обители Зосиме, Савватию и Герману Соловецким. У нас в храме имеется чтимая икона с их святыми мощами. Утром совершается братский молебен перед этой иконой, каждое богослужение заканчивается пением тропаря, кондака, величания и чтением молитвы преподобным. К сожалению, Литургия пока бывает не каждый день.

Большинство побывавших на Соловках ищет, где можно вновь соприкоснуться с их атмосферой, ведь Соловки обладают огромной притягательной силой. Если нет возможности приехать туда снова, можно побывать на маленьких Соловках в самом сердце Москвы, тоже на острове под названием Балчуг.

По сути дела, наше подворье – единственный так близко расположенный к Кремлю действующий православный монастырь. Отсюда до Красной площади – не более десяти минут ходьбы. Когда я был помоложе, мы с моим собратом, иеромонахом Антонием, тогда настоятелем подворья Соловецкого монастыря в Кеми, вечерами часто ходили вокруг Кремля. Нам хватало сорока пяти минут для того, чтобы обойти весь Кремль неспешным шагом, с молитвой.

Подворье ведет большую хозяйственную работу по обеспечению монастыря всем необходимым: продовольствием, стройматериалами. Раньше бывало так, что мы прямо здесь формировали грузы, все было заставлено ящиками, коробками, мешками с картошкой, целыми буртами капусты, лука, яблок, морковки и других овощей, потому что монастырю не хватало всего этого, своих сельхозугодий не было. Приходилось объезжать подмосковные хозяйства, прося пожертвовать для Соловков различные овощи. Все, собранное здесь, загружается в грузовой трейлер, тонн по десять-двадцать. Груз транспортируется в Кемь, оттуда с началом навигации – на Соловки. Самолетом многого не доставишь – только самое необходимое. Каждый год от ста до двухсот тонн самых разных грузов мы отсюда отправляем на Соловки.

Поклонный «Соловецкий» крест на территории подворья

– Как и когда появился на подворье большой поклонный крест?
– Когда мы сюда пришли в 1992 году, в церковном здании располагались запасники Дирекции художественных выставок Художественного фонда России. От прежнего убранства храма, от икон ничего не осталось, только роспись в куполе четверика, которую мы позднее отреставрировали. Мы все думали, как сделать так, чтобы храм и его территория «осоловели». Зародилась мысль воздвигнуть крест, подобный тем поклонным крестам, которые стоят на Соловках. Традиция их устанавливать существовала с давних пор – до 1917 года на территории архипелага поклонных крестов насчитывалось до трех тысяч. В итоге поставили девятиметровый крест, который изготовлен в монастырской кресторезной мастерской на Соловках. Его центральный столб – из дерева, выросшего на Соловках, и камни, которыми он заложен у основания, тоже соловецкие.

Помню, как собрались наши прихожане и этот крест, без помощи крана, вручную, с большим воодушевлением, так же, как на Соловках, подняли и установили. Под крестом сделано углубление, где уложены человеческие останки, найденные на территории храма во время благоустройства. Храм – древний, рядом издавна располагался погост, где погребали в том числе и прихожан. Крест освятил Святейший Патриарх Алексий II в 2001 году.

Я все думаю: вот на Лубянке в память о жертвах репрессий поместили огромный камень с Соловецких островов. Люди там собираются, проводят поминальные мероприятия. Даже священнослужители приходят и служат панихиды. Может быть, некогда поставленный на подворье крест станет альтернативой этим камням? Все-таки, помолиться о душах невинно убиенных куда как благодатнее возле креста.

Каждое воскресенье по территории подворья совершается крестный ход – такова наша монастырская традиция. Крестный ход делает остановку возле креста, где в дни особого поминовения усопших и в праздники в честь новомучеников Российских и Соловецких возглашается «Вечная память» всем православным христианам, в том числе и пострадавшим от гонений.

Из сварщиков – в скитоначальники

– Вокруг подворья много офисной застройки, жилые дома немногочисленны. Вероятно, это сказывается на численности прихожан?
– С одной стороны, иногда скорблю по этому поводу. Я начинал монашескую жизнь в Даниловом монастыре в 1984 году, когда происходило церковное возрождение, людей в монастырь приходило множество. Оказавшись здесь, я долгое время не мог привыкнуть к тому, что даже в праздники молящихся немного. В первые годы, направляясь из кельи на богослужение, думал: «Ну сейчас меня затолкают, в алтарь будет трудно пройти». Входил в храм, а там – народу меньше, чем братии. Особенно ощутимо безлюдье летом. Но как поет бард Евгений Бачурин в одной из своих песен, которая называется «Всё от Бога»: «Что ж, не вечно жить самим, / Надо место дать другим». Надо дать людям возможность летом помолиться в сельских храмах, которые зимой, напротив, обычно пусты.

Самое главное, что утешает меня здесь, на подворье, относительно количества прихожан: пусть их немного, но они осмысленно ищут именно неторопливого монашеского богослужения. Мне приходилось бывать в храмах, которые похожи на метро, где прихожане заходят, уходят, снуют, свечки покупают и ставят. И служба кажется какой-то пересадочной станцией. По милости Божией у нас этого нет!

– Что изменилось на подворье за двадцать с лишним лет?
– Много поменялось братии. За эти годы человек шесть, наверное, от нас перешли на послушание в монастырь, а начинали здесь как трудники. Нынешний благочинный Соловецкого монастыря архимандрит Ианнуарий, выпускник МФТИ, например, пришел на подворье почти юношей. Здесь был пострижен в рясофор и в мантию. Закончил заочно семинарию, академию, стал кандидатом богословия. Однажды сварщик пришел с соседней стройки и сказал: «Батюшка, я хочу у вас быть, возьмите меня». Он трудился на строительстве огромного офисного центра «Балчуг Плаза», который стоит практически у нас во дворе. Сейчас бывший сварщик – иеромонах, скитоначальник Свято-Троицкого скита на острове Анзер. Другой наш бывший послушник – настоятель Соловецкого подворья в подмосковном селе Фаустово. Они духовно выросли здесь на подворье, поэтому даже в этом смысле мы не зря трудились все эти годы.

– А соседи – обитатели офисов «Плазы» – посещают ваш храм?
– Да. И не только посещают. Среди них есть люди, которые уже много лет очень серьезно финансово нам помогают. Мы бы сами многого не смогли. Весь храм расписан на средства одного из обитателей соседнего офиса, которому мы глубоко благодарны и с любовью молимся о нем.

– Значит, не зря это здание построили здесь.
– Не зря! Господь ведь не случайно все творит, понимаете? Знаете, когда я стал здесь настоятелем, обнаружил столько всяких деталей, которые говорят о том, что я не просто так здесь. Храм расположен недалеко от станции метро «Новокузнецкая». А я сибиряк, мои детство и юность прошли в городе Новокузнецке Кемеровской области. До нас в храме размещались запасники Дирекции художественных выставок Художественного фонда России, а мой покойный папа был профессиональным художником и всю жизнь проработал в Художественном фонде. Мне иногда кажется, что он ждал меня здесь. Я понял, что этот храм просто не мог оставаться без меня, и скоро уже исполнится двадцать пять лет, как моя жизнь с ним связана. Во всем нужно видеть Божественный Промысл, Он нас ведет.

Царский ковчег

– На Соловках некогда был свой собственный достаточно интересный обиходный распев. Он здесь звучит?
– К сожалению, сейчас нет. Долгое время братии на Соловках было совсем немного, и бывало, один певчий пел всю Литургию, особенно зимой. Порой после братского молебна насельники расходилась на послушания, в храме оставался один служащий священник и, в лучшем случае, один иеродиакон с ним, один певчий, один пономарь. Чаще всего именно этими людьми, которые совершали Литургию, число молящихся и ограничивалось. Сами понимаете, тут не до сложных нотных песнопений. И вот тогда на аналой возлагался Соловецкий обиход, звучали старинные распевы – простые, но удивительно молитвенные. Полноценный хор в монастыре складывался постепенно, в его репертуаре есть и песнопения из Соловецкого обихода. У нас на подворье сменялись разные хоровые составы, лет пять назад, наверное, сформировался мужской квартет, который поет и сейчас. Обычно на богослужении звучат традиционные монашеские распевы: Киевский, Троице-Сергиевой Лавры. Но, увы, пока не Соловецкие.

– Расскажите, пожалуйста, какие святыни находятся на Соловецком подворье?
– Икона с частицами святых мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа, а также ковчег, который нам пожертвовали вместе с частицами святых мощей преподобных старцев Глинских. У нас есть икона с мощами великомученика Пантелеимона, иконы преподобной Анны Кашинской, преподобных Оптинских старцев с частицами их мощей.

Ко времени освящения креста на некоторое время к нам привезли с Соловков большой ковчег с частицами мощей различных святых. Я могу здесь в чем-то быть не очень точным, поэтому прошу не воспринимать мои слова как истину в последней инстанции, но мне говорили, что этот ковчег как будто когда-то пребывал в одном из соборов Московского Кремля. И в Соловецком музее его называли Царским ковчегом. До 1993 года он находился в музейных собраниях Соловецкого музея-заповедника. По договоренности с руководством музея ковчег был передан на временное хранение в монастырь, а с годами так в монастыре и остался. Мы попросили этот ковчег с Соловков привезти, потому что тогда у нас было совсем пусто и никаких святынь не было. А в нем- огромные частицы святых мощей великомученика и целителя Пантелеимона, великомученика Георгия Победоносца, что особенно для нас ценно, поскольку наш храм сохранил свое древнее посвящение этому святому, хотя главный придел – в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

– Мало кто об этом знает, кстати…
– С давних пор москвичи особо почитают великомученика Георгия Победоносца, и придел, освященный в его честь, в нашем храме всегда существовал. Поначалу придел был совсем крохотным и располагался за иконостасом, в южной части храма, подобно Успенскому собору Лавры, где за главным иконостасом есть приделы со своими небольшими иконостасами. Для Руси это очень давняя традиция.

В XIX веке к храму пристроили трапезную. В северной ее части был устроен придел во имя святителя Николая, а в другую часть перенесли придел в честь великомученика Георгия. Когда Святейший Патриарх Алексий в 2003 году совершал великое освящение обоих приделов – Рождества Богородицы и Никольского, мы попросили Его Святейшество освятить бывший Никольский придел в честь сразу двух святых: в честь святителя Николая и в честь великомученика Георгия. Богослужение совершается в этом приделе только в дни памяти этих святых – в дни, являющиеся для нас престольными праздниками.

Постепенно сложилась традиция, по которой соловецкая святыня – Царский ковчег – попеременно находится то на самих Соловках, то у нас на подворье. Когда на островах происходит большой наплыв паломников, обычно это начинается с конца мая, уже после дня памяти великомученика Георгия, мы отправляем ковчег в монастырь. А в начале сентября, когда навигация по Белому морю заканчивается и паломников в обители практически не бывает, ковчег привозят опять к нам. Эта традиция служит важной духовно связующей нитью между Соловецкой обителью и ее московским подворьем.

Беседовала Ольга Кирьянова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *