Священник Константин пархоменко где служит

Известный священник Константин Пархоменко дал настолько чудовищное интервью «Правмиру», что после его прочтения возникает вопрос: почему такие священники не находятся за штатом или под запретом? Этот человек не только сам в себе взрастил дикую гордыню, которая довела его до противления святым отцам и Церкви, но он еще и доверчивых прихожан ведет к мании величия. Только пенсионерки старой закалки могут противостоять этому пастырю.

На фото: протоиерей Константин Пархоменко и его жена Елизавета Пархоменко

Отец Константин пал жертвой антихристианского мифа

Интервью «Правмиру» протоиерей Константин Пархоменко дал на пару со своей женой – психологом Елизаветой Пархоменко. Я не буду здесь разбирать все дичайшие высказывания этих людей, так как на это ушло бы несколько десятков страниц.

Судя по интервью, и священник, и его жена не просто гордые люди, а они чудовищно гордые люди. Вплоть до того, что они ставят себя выше святых отцов, выше псалмопевца Давида, выше церковных гимнографов и даже выше Церкви. Они считают, что достигли такого уровня, что могут судить отцов, прославившихся чудотворениями, и учить Церковь.

Я не удивлюсь, если на Страшном суде откроется, что протоиерей Константин Пархоменко и его жена находились в прелести. Как известно, прелесть всегда начиналась с гордыни. А вот что пишет архимандрит Рафаил (Карелин) про причины прелести: «Прелесть начинается с непослушания Церкви, с искания каких-то особых путей спасения и совершенства, то есть с некоего духовного экспериментаторства. Если прельщенного убеждают, что он противоречит святым отцам, то для него это не довод, так как в глубине души он считает, что святые отцы, может быть, и взошли на какую-то высоту, но он взошел выше и видит больше, чем они».

Из интервью видно, что священник Константин Пархоменко и его жена полностью согласны с навязываемым сейчас через СМИ мифом о том, что высокая самооценка ведет к успеху, а низкая самооценка ведет к падению. Однако это антихристианский миф. Под высокой самооценкой здесь подразумевается гордыня, а под низкой – смирение. Между тем, Христос говорил ровно все наоборот: «Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Евангелие от Луки, 14 глава).

Священник не доволен святыми отцами

Протоиерей Константин Пархоменко считает, что Церковь ошибается и что ей надо учиться у поэта Державина: «Вообще, надо отметить, что у нас в Православной Церкви очень сильно разработано монашеское направление духовности, которое подразумевает осознание себя как человека недостойного и грешного. Но это только одна сторона монеты. Самая правильная диалектика обозначена в оде Державина «Бог»: «Я царь – я раб – я червь – я бог!» Это значит, что в человеке есть и низкое, и высокое. Так как наше богослужение и молитвы создавались монахами, вот эта негативная сторона «я раб – я червь» преобладает. И человек, который приходит в Церковь со своими комплексами и низкой самооценкой, получает этого с избытком».

Между тем, из Катехизиса известно, что Церковь свята, она не может ошибаться, ее основал Бог, и Он же дал ей Свое учение – и Сам, и через людей. И это учение православная Церковь хранит в неприкосновенности до сего дня. То есть священник Константин Пархоменко предстает здесь не только в качестве борца с Церковью, но и в качестве богоборца.

Кроме того, известно, что церковные гимнографы писали богослужебные тексты по внушению Святого Духа. Игумения Арсения (Себрякова) говорила: «Все слова, все песни церковные очень поучительны, потому что написаны святыми отцами. Они в эти праздники молились Господу, размышляли о делах Божиих, и Дух Святой внушал им высокие духовные познания». Ученик преподобного Иосифа Песнописца говорил, что тот писал каноны очень быстро – как будто припоминая то, что ему уже было известно. То есть священник Константин Пархоменко восстает не только против гимнографов, но и против Того, Кто за ними стоял – против Третьего Лица Святой Троицы.

Также здесь отец Константин говорит, что православное богослужение вредно, а это клевета – в Церкви нет ничего вредного.

Вот еще пархоменский перл: «Вот этого негативного аспекта много – «я плохой», а позитивного – «каким я должен быть, чтобы стать хорошим, что нужно делать», – этого недостаточно. Это мы можем почерпнуть в Евангелии, в Посланиях апостола Павла, в раннехристианской литературе, но не в монашеской, которая по преимуществу, повторю, сформировала нашу духовность».

Это совершеннейшая клевета на святых отцов – монахов. Они и не разрабатывали в своих книгах тему о том, что «я плохой». Они разрабатывали именно тему того, что надо делать, чтобы стать святым. Именно раскрытию этой темы посвящены люто ненавидимая модернистами «Лествица» преподобного Иоанна Лествичника, а также «Душеполезные поучения» аввы Дорофея и книги других преподобных.

И в этом интервью отец Константин довольно долго мусолит тему о том, что святые отцы – монахи все напортили: они извратили нам все христианство и мы теперь от этого тяжко страдаем. Хотя на самом деле святые отцы обогатили наши знания о человеке и о путях спасения. Они писали только истину. И Господь прославил их чудотворениями. Сотни, если не тысячи людей, смогли попасть в Царство Небесное благодаря наставлениям преподобных.

Борьба с Церковью из-за самооценки

Протоиерей Константин Пархоменко стоит на каких-то странных, параллельных позициях. Все православные христиане вот уже как 2000 лет стоят на недвижимом камне покаяния. В наших храмах каждый понедельник и каждый вторник на утрени читают покаянные каноны. У нас раз в год бывает Великий пост – время для сугубого покаяния, время, в которое богослужебные тексты изобилуют покаянной тематикой. Перед каждым причастием надо читать покаянный канон Господу Иисусу Христу.

А что же мы слышим от пастыря Константина Пархоменко? «Но когда я читаю покаянные молитвы – они меня не удовлетворяют. То есть я чувствую, что для меня лично – это фальшь», – вот что бесхитростно сообщил «Правмиру» этот человек. Почему бы ему не написать письмо в Московскую Патриархию с просьбой освободить его от чтения покаянных молитв и от участия в великопостных богослужениях как человеку, взошедшему на вершину добродетелей? Отцы, которых так яростно порицает священник Константин Пархоменко, имели непрестанный плач о своих грехах, а он не только не считает себя грешником, но и не пытается вымолить у Бога дар зрения своих грехов.

Более того, отец Константин считает, что вредно на протяжении долгого времени чувствовать себя грешником: «Человек может «застрять» в этом состоянии, осознавая себя «тварью дрожащей», и самооценка у него всегда будет низкой».

Священник Константин Пархоменко говорит, что он когда-то чувствовал себя грешником, но потом поработал над собой и теперь вышел на новый уровень. Преподобный Антоний Великий писал своим братьям-монахам, что он вышел на новый уровень, так что уже не боится ни животных, ни людей и испытывает Божественную радость (но про то, что он не считает уже себя грешником, он не писал). Но преподобный Антоний перед этим 20 лет прожил один в пустыни в заброшенной крепости, не видя ни одного человеческого лица, и терпя невыразимые мучения от бесов. А отец Константин какие подвиги подъял ради очищения своего сердца от страстей и какие великие мучения он претерпел для изглаждения из души последствий грехов? И, кроме того, преподобный Антоний Великий на своем новом уровне творил чудеса и был покорнейшим сыном Церкви. А отец Константин не только не творит чудес (и, в общем-то, хорошо, что не творит, а то так называемый старец Власий (Перегонцев) через свою гордость дошел уже до высшей стадии прелести – прорицания будущего), но и восстает на Церковь.

Авва Дорофей писал: «Святые, чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными». А архимандрит Рафаил (Карелин) говорил: «Подвижники видят ад в своей душе, а обманутые демоном – Агнца и Евхаристию».

Протоиерей Константин Пархоменко выступил за новое христианство

Вот что заявил этот гражданин в интервью: «Я глубоко убежден, что сейчас, в XXI веке, мы должны «переоткрыть» для себя христианство. Потому что в том формате, в котором оно еще сто лет назад работало, сегодня оно уже пробуксовывает – не удовлетворяет людей активных и целеустремленных, которые хотят идти как воины Христовы в мир, чтобы нести что-то позитивное. У нас нет святоотеческих творений, которые мотивировали бы людей так действовать, так поступать».

Мне лично ясно, о каком новом христианстве здесь идет речь. О нем сказал в конце ХХ века архимандрит Лазарь (Абашидзе): «Последнее христианство возьмет от древнего только оболочку, содержание же незаметно будет подменено новым духом, иным стилем жизни, образом мышления и другими ценностями. Секуляризованное христианство, с обрезанными крыльями, не только не страшно дьяволу, но еще и сослужит ему службу: ведь и антихрист будет выдавать себя за Христа, за Мессию, за Богочеловека. Дьявол, уготовляя путь антихристу, будет заинтересован в распространении во всём мире обмирщённого, обезжизненного, формального христианства и даже все религии постарается «сдружить» с ним. Все религии признают свое «духовное родство» с христианством, и даже будут восхищаться высотой его учения, святостью его нравственных требований, красотой его символики и т.д. Многие, даже сами наивные христиане, будут рукоплескать, видя такое почтительное отношение мира к их вере и с горячим энтузиазмом, оставив на произвол свои страсти и духовные язвы, устремятся в порыве плотской ревности проповедовать всему миру свое секуляризованное христианство. Про таких проповедников говорит Писание: «Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали» (Иер. 23, 21). Проповедуя приземлённое, приспособленное к плотской воле падшего человечества «христианство», эти «ревностные глашатаи слова евангельского» будут на самом деле отводить мир от Христа и склонять его на стезю антихристову. Но сами эти проповедники не заметят этого».

За появление этого нового христианства выступает и прельщенный бесами модернист – архимандрит Савва (Мажуко). Тот уже в открытую сказал в интервью «Правмиру», что позволяет чему-то вещать через себя во время своих выступлений (моя статья об этом находится ). Архимандрит Савва (Мажуко) тоже говорит, что святые отцы устарели. По его мнению, новым публицистам надо «создавать язык благовестия, понятный современнику».

Страшное духовное окормление

Священник Константин Пархоменко не только сам идет все дальше и дальше по пути гордости, но и людей, попавшихся в его сети, ведет по направлению к аду. Противиться ему могут только пенсионерки: «Я в нашем соборе 18 лет служу, и есть старушки, с которыми я постоянно работаю, исповедую их, проповедую им, но вижу, что дело не сдвигается с мертвой точки. Как им было плохо, одиноко, грустно, так и осталось. То есть это очень глубокие повреждения. А что касается людей молодых и среднего возраста, которые приходят в Церковь, чтобы себя найти, то эти, как правило, дозревают до понимания того, что они – великая ценность в очах Бога».

В этом нет ничего удивительного. Последнее поколение – очень гордое, и семена этой страсти сеются отцом Константином на благодатную почву. У старушек же все не так. У них и врожденной гордости было не очень много, и жизнь была тяжелая, и сейчас многочисленные болезни их весьма смиряют. Поэтому протоиерей Константин Пархоменко и не может их довести до состояния самообольщения, когда людям кажется, что они – великая ценность в очах Бога.

Отец Константин бесхитростно делится с нами: «Когда ко мне приходят люди и говорят: «Батюшка, я делаю много хорошего, но в разных текстах все время встречаю, что я «тварь падшая», хуже меня никого нет – как с этим быть?», я обычно отвечаю: «Это такая ступенька, чтобы мы поняли свою слабость, свою зависимость от Бога. А теперь давайте посмотрим, что апостол Павел нам говорит: я потрудился больше всех. Так что если вы трудитесь – радуйтесь своим успехам!»

Это как раз и есть новое христианство, где от старого христианства – только оболочка, содержание же самое что ни на есть смертоносное. Преподобный Варсонофий Оптинский говорил, что если человек каждый день перебирает в памяти, что он сделал хорошего за минувший день, то это страшное дело. А преподобный Антоний Великий говорил, что если будешь думать о своих добрых делах, то станешь жилищем бесов: «Не будь славолюбив и в сердце своем не держи самовосхваления, говоря: «Я и то, и то сделал, в том и том преуспел». Такие помыслы дышат тщеславием, и кто ими набит, тот стал жилищем нечистых духов».

Ни один нормальный и духовно здоровый человек не будет говорить: «Я делаю много хорошего», потому что все наши добрые дела испорчены или тщеславием, или неразумным их исполнением, или еще какою-нибудь дрянью. Например, придет волонтер в детдом с детьми поняньчиться, а там на него нянечка наорет, волонтер взбесится, обругает ее, и весь вечер будет беситься – вот уже и растворил свое доброе дело злобой.

А это о том, кого отец Константин советует читать новоначальным: «Когда ко мне приходят люди и спрашивают, с чего начать свою христианскую жизнь, я предлагаю почитать митрополита Антония Сурожского – вот у него есть позитивное измерение. И не советую начинать со святых отцов».

Этот митрополит Антоний Сурожский уже научил погибшего нынешней зимой под колесами электрички алтарника Георгия Великанова читать молитву «Отче наш» задом наперед по прошениям, о чем тот и рассказал в своей статье, опубликованной на сайте Православие.ру 25 января 2018 года. А молитву «Отче наш» задом наперед по прошениям читают сатанисты – я сама это слышала, когда смотрела документальный фильм Юрия Воробьевского «Ведьмы вернулись».

Многих других людей митрополит Антоний научил другим нехорошим делам. Вот что пишет архимандрит Рафаил (Карелин) о книге митрополита Сурожского «Школа молитвы»: «Это экуменическая книга, где все смешано и перетасовано: фрагменты из наставлений православных подвижников, медитации, ссылки на католическую традицию молитвы, с прибавлением своего собственного, либерально-экуменического опыта – и все преподносится внешне в красивой оболочке, с сентенциями, рассчитанными на эффект. Надо сказать, что митрополит Антоний прошел путь духовной инволюции, до той ступени, и такого либерально-материалистического мироощущения, что неоднократно высказывал мысль, что если медицина диагностирует подозрение на болезнь плода, то его лучше убить, чем оставить жить калекой. Это – жуткое абсолютизирование земной жизни и игнорирование самого главного – вечной жизни; это языческий культ «здорового тела», с забвением о душе, который заставлял древних спартанцев и римлян убивать больных младенцев. Когда родители решались по-христиански терпеть болезни своего ребенка, то митрополит Антоний вместо приветствия и пастырского благословения на такое дело, назвал это «родительским эгоизмом», и обвинил их в том, что они хотят иметь ребенка во чтобы-то не стало, даже обрекая его на болезнь. Об этом вы можете прочитать в беседе митрополита Антония со священником Гаккелем. В беседе со студентами Московской Духовной Академии митрополит заявил, что можно спастись без Христа. Какому же богу он молился и учит молиться?»

Я думаю, что не надо никому объяснять, что медитации приводят к беснованию, католический образ молитвы – к прелести, а аборты – к отправке душ нерожденных младенцев в ад.

Алла Тучкова, журналист

«Проповедь должна звучать не только в храме»

Петербургский священник Константин Пархоменко хорошо известен как неутомимый миссионер-проповедник. Такую славу батюшке принесли его книги, статьи, проповеди, радиопередачи, выступления перед различными аудиториями и ответы на вопросы через свой сайт на портале «Азбука веры». А миссионерствовать отец Константин начал еще задолго до принятия священного сана. О том, как, согласно завету апостола Павла, «сделаться всем для всех», беседа с протоиереем Константином Пархоменко, клириком храма Живоначальной Троицы в слободе Измайловского полка в Петербурге.

– Отец Константин, вы стали миссионером еще в годы учебы в семинарии. Какой была ваша первая миссионерская деятельность?

Это было в 1990-е годы. Тогда шло активное освоение «миссионерского пространства». Восстанавливались храмы, возникали и исчезали православные журналы, по стране колесил отец Андрей Кураев, чьи книги, пока выпущенные на газетной бумаге, зачитывались нами, семинаристами, до дыр и горячо обсуждались. А в духовную академию приходили письма с просьбой прислать «лектора» или студента для беседы с… Контингент слушателей был самый разный.

Настоящим культурным явлением для Петербурга той поры было создание центра православного общения «Око». Встречи там проводились более пяти лет каждым воскресным вечером. В помещение, рассчитанное на 50 человек, набивалось больше сотни. Мы приглашали верующих и неверующих на беседу и обсуждение. Обсуждение это было порой весьма горячим. Демократическая обстановка (слушатели сидели с чашкой чая в руках) способствовала тому, что к нам приходили люди, еще совсем далекие от веры и боящиеся переступить порог храма. Центр «Око» устраивал праздники, паломничества, экскурсии; два года подряд мы выпускали газету «Фавор» (всего вышло около сотни номеров), которая среди верующих горожан получила такую популярность, что продавалась в Доме книги на Невском проспекте…

– Вы считаете, подобные центры и клубы нужны?

– Несомненно! Благодаря деятельности нашего центра, приглашавшего в свои стены людей разных конфессий и неверующих, в Петербурге формировалась атмосфера религиозной терпимости и сотрудничества между христианами. Большое количество людей через наш центр нашли дорогу в храм, между слушателями появлялись узы дружбы и даже создавались христианские семьи. Думаю, что реально создать нечто подобное при любом приходе. Кстати, в Петербурге при некоторых приходах подобные клубы существуют и сегодня.

– Но где найти ведущих для подобных встреч, ведь священники очень загружены?

– При каждой епархии должна быть создана своя миссионерская команда (при епархиальном миссионерском отделе, например). В число миссионеров могут входить и священнослужители, и образованные миряне. И в городе должны знать (об этом надо сообщать), что такие люди существуют. Что они приедут и проведут встречу, диспут, ответят на вопросы.

Если при епархии такой службы нет, реально и любому священнику создать такой кружок.

Лично у меня есть координаты нескольких ярких петербургских священников, и, когда поступает просьба приехать и выступить, или прийти на телевизионное ток-шоу, или что-то иное подобное осуществить, я с ними созваниваюсь и прошу их это сделать.

Несомненно, что и при каждом духовном учебном заведении хорошо бы иметь такой миссионерский «боевой расчет» мыслящих и ярких студентов, которые были бы готовы приехать на встречу с любой аудиторией. Своего рода «профессиональные миссионеры»…

Я хочу сделать акцент вот на что: миссионером может быть не только священнослужитель, но и любой образованный и ревностный христианин. Если священник на приходе будет знать о таких людях (они сами выразят готовность трудиться на миссионерском поприще), он сможет их привлекать к разным проектам.

– Вы очень долгое время сотрудничали с известным в Санкт-Петербурге протестантским радио «Теос». Насколько интересным и полезным был этот миссионерский опыт?

– Радиостанция «Теос» в Петербурге начала вещать в начале 1990-х годов. Это протестантское радио давало эфирное время и католикам, и православным. И для нас, православных людей, даже не стоял вопрос: идти к ним на радио или не идти. Это же реальная проповедь на тысячи людей, выход на огромную аудиторию! Мы попросили о ежедневной православной передаче и еще о других передачах, и нам это время дали. Естественно, бесплатно. С 1995 по 2002 год я вел программу «Православная беседа», которая шла каждый будний день. Выходила она в записи, то есть я приносил на радио кассеты со сделанными передачами, и их выпускали в эфир.

– Какой миссионерский эффект давали эти передачи?

– Невероятный! Протестанты говорили: «Ну вот, православных бы только и слушали! У них самые лучшие передачи». Я вел только «Православную беседу». Другие православные передачи готовили иные люди, из которых не могу не назвать архимандрита Ианнуария (Ивлиева), архимандрита Августина (Никитина), протоиерея Бориса Безменова, протодиакона Андрея Чижова.

Где-где, но в Петербурге никакой протестант 1990-х годов не говорил, что православные – это глупые, темные, суеверные люди. Любовь православных людей к Богу, подвиги святых, благодать Божия, изливающаяся через святыни, поддержка Богородицы – все это знали протестанты, потому что в их домах каждое утро звон колоколов возвещал эфир православных передач. Я уже не говорю про большое количество переходов в Православие из протестантизма благодаря этим передачам.

В начале 2000-х годов радио стало приходить в упадок, а потом его купила какая-то иностранная миссия, и православных с радио убрали.

– Вас не упрекали за сотрудничество с протестантами?

– Я никогда не предам этого моего служения и не скажу, что лучше, чтобы православные не связывались с протестантским радио. А меня много попрекали иные ревнители таким сотрудничеством. Скажу только один факт: став священником, я совершал чин присоединения к Православию более сотни раз. В Православие переходили и отдельные люди, и целые семьи. Многие потому, что открыли для себя Православие через передачи радио «Теос». Кто-то скажет: а разве иначе они не могли бы узнать о Православии? А как? Протестантские традиции и конфессии, в общем, закрытые структуры. Часто наш благочестивый прихожанин читает протестантские книжки, слушает баптистские проповеди? Вот и баптисты не будут читать жития и слушать записи православной литургии. Они варятся в своем соку. А тут через родное протестантское радио, которое звучало во многих домах, врывается, как глоток свежего горнего воздуха, православное слово. Есть над чем подумать и что сравнивать.

– В чем особенности миссионерской деятельности в современном мегаполисе?

– Деревенский или провинциальный батюшка всегда может сослаться на свое скромное место: «Что с меня взять? Мы в своей деревне другой жизнью живем…» Я не согласен с такой постановкой вопроса, но как аргумент для людей это работает. Но городской священник не имеет права быть малообразованным и серым. Городская аудитория – это специфическая аудитория. Обычно высокий уровень образованности, вольность в одежде, нравах и поведении. Не учитывать это и не идти к этой аудитории вооруженным знаниями и настроенным на доброжелательную открытость – значит не состояться как миссионер. Приведу пример. В нашем городе есть подворье одного отдаленного монастыря. И вот из монастыря туда регулярно присылают иеромонахов. В своего рода командировку. И немало происходит недоразумений между городскими людьми, зашедшими в храм, и приезжими батюшками. Например, священник изгоняет из храма накрашенных и пришедших в «неподобающем виде». Но ведь люди заходят в храм поставить свечу, написать записку, посоветоваться после или до работы!..

В некоторых храмах с «неподобающим видом» борются тем, что у входа ставят корзину с платками. Один можно надеть на голову, второй завернуть, как юбку, вокруг талии. Лично я против таких благочестивых хитростей. Церковь – это не этнографический заповедник и не театр. В «игре в переодевание» я вижу фальшь, а в Церкви никакой фальши быть не должно. Принимаю традиционное мнение, что женщина в храме должна быть одета в юбку и ее голова должна быть покрыта. Если батюшка это считает важным, пусть об этом даже говорит с амвона (сам я считаю это не настолько важным, чтобы говорить об этом с амвона), но храм не должен быть недоступен для тех, кто по какой-то причине выглядит иначе.

Еще один момент: священник, конечно, прежде всего, должен быть духовным человеком, но он должен еще быть и культурным человеком. Меня коробит, когда иные батюшки тыкают своим прихожанам.

Еще нечто очень важное. Как известно, во многих городах есть грустная и непонятная традиция закрывать храм днем «на просушку», «на уборку» и проч. В результате человек, который хочет зайти помолиться у иконы, оказывается лишенным этой возможности. Я уже не говорю о том, что современный человек очень нуждается в разговоре со священником. Может возникнуть потребность спросить его о чем-то, поделиться бедой или радостью. В храмах, где служат несколько священников, очень просто все организовать, надо лишь распределить, кто из священников в какие дни несет дежурство в храме (так, например, сделано в нашем храме – Троицком соборе Измайловского полка). Священник совершает богослужение утром и вечером, днем служит молебен, панихиду, совершает крещение. И в остальное время дня доступен для общения. Но даже если священник в храме служит один (в крупных городах такого практически нет), все равно возможно посадить в храме сторожа, но храм должен быть днем открытым!

Как ни странно, Москва – самый благополучный в отношении количества храмов и священников город – как раз являет нам печальный пример закрытых храмов. Патриарх Кирилл совершенно однозначно высказался на этот счет на Епархиальном собрании Московской епархии 2009 года: «Все храмы должны быть открытыми в течение светлого времени суток для всех желающих прикоснуться к святыням, при этом всегда должен быть дежурный священник, способный дать ответ пришедшему к нему по всем вопросам духовной жизни и спасения. Именно в церкви люди должны получать ответы на эти вопросы, а не в подземных переходах и не на перекрестках, где ведут свою душепагубную работу сектанты всех мастей, уловляя в свои сети слабые души».

– Насколько помогают миссионеру в его деле современные технологии?

– Как ковш экскаватора – продолжение человеческой руки, а колеса машины – продолжение наших ног, так и технические новинки лишь продолжение того, чем является человек. Продолжение и усиление, многократная концентрация хрупких человеческих усилий.

Произнесенную в храме проповедь услышат сотни людей. Один раз услышат, а потом нахлынувшие впечатления смоют это. Записанная же на диктофон проповедь будет служить многие годы, к ней будут обращаться разные поколения людей. Да и один человек сможет периодически слушать эту проповедь и открывать что-то новое и для него важное.

Эта проповедь будет звучать в салоне автомобиля из плеера, когда прихожанин куда-то поедет; расшифрованная проповедь может быть напечатана в приходской газете, может быть выложена на интернет-страничке священника.

Темы технических приспособлений, помогающих работе пастыря и миссионера, я касался в статье «Зачем пастырю нужен свой интернет-сайт?», поэтому повторяться не буду.

– Какие темы сегодня наиболее актуальны и важны для проповеди? Какие скорее затронут душу и сердце человека, способствуя его обращению к Богу?

– Темы те же, что и сто, и тысячу лет назад. Человек всегда остается человеком, и каждого будут волновать вопросы о Боге, месте человека во Вселенной, вечности, любви и страдании и т.д. Всегда будут «проклятые» вопросы, которые будут интересовать думающих людей: почему, если Бог благ, Он допускает страдания невинных? как согласовать с идеей милосердного Отца Небесного существование вечных мук? спасутся ли демоны? и проч.

Другое дело, что каждое время требует своего прочтения вечных тем и формулирования на них ответов. В этом отношении считаю блестящими миссионерами патриарха Кирилла, митрополита Илариона (Алфеева), протодиакона Андрея Кураева. Из почивших – митрополита Антония Сурожского, протоиерея Александра Меня, протопресвитера Александра Шмемана.

Что же касается миссионерского подхода, то я стою на платформе миссионерства великого Павла: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 22). Подход апостола Павла – это подход не отрицания всего того, что существует в нехристианском мире, а подход осмысления и принятия лучшего и ценного из всего того, что создано в мире сем. Скажем, современная музыка. Ее можно заклеймить как сатанизм и тем самым встать в оппозицию к молодому поколению, а можно ту же молодежь учить видеть крупицы Божественной истины, мерцающие в современной культуре. И тогда музыка будет не уводить от Бога, а приводить к Богу. Христианин, как пчела, должен собирать нектар от всех цветов, произрастающих в мире сем.

Обращаясь к современному человеку, я говорю: «Вера сделает вашу жизнь неизмеримо прекрасней. Согласитесь, что любое знание (например, наше чувствование красоты, умение слышать поэзию и проч.) не обедняет, но обогащает нас. Так же и вера. Она позволяет человеку вырваться из плоскости нашего пространства и соприкоснуться сферам иным, небесным, потусторонним».

Я говорю людям: «Над всеми есть Бог. Верим мы в Него или не верим – наше дело. Если не верим, нам только хуже. Если верим, мы должны определиться, как Его назвать: Господином (отсюда слово Господь)? Всевышним? Творцом? Великим Непознанным? Абсолютом? Христос предлагает другое: зовите Его Отцом, а себя Его детьми. Это невероятное право, не данное никому, кроме христиан. Человек получает право назвать себя сыном, дочерью Божией! Только Христос, истинный Сын Божий, мог даровать нам такое великое и счастливое право – “тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими” (Ин. 1: 12)».

Христос называет Себя Светом, Путем, Истиной… Вера Христова дает человеку, дезориентированному, тычущемуся, как слепой котенок, среди философий, идей, возможность соприкоснуться с реальностью, которая ответит на все вопросы и даст душе то, что душа ищет, но без Бога найти не может: ощущение покоя, радости, смысла. В этом отношении таинство крещения называется в Церкви очень метко – таинством просвещения. Для христианина незрячесть, запутанность сменяется зрячестью и постепенным прояснением того, кто мы, зачем пришли на землю, как и для чего нужно жить, куда уходим после смерти…

Между прочим, дам миссионерам хороший совет: Не поленитесь внимательно прочитать и проанализировать выступления Святейшего Патриарха Кирилла. Это всегда миссия высшей пробы. Посмотрите, как Святейший Владыка строит свою речь, обращаясь к спортсменам, к молодежи, к политикам, к ученым… (Эти речи доступны на официальном сайте Московской Патриархии.) Посмотрите, как патриарх Кирилл держится на сцене, на амвоне, как управляет своим голосом, жестами. Я постоянно обогащаюсь из этих выступлений миссионерскими приемами и примерами.

Из известных мне деятелей я бы очень желал, чтобы было написано два учебника по миссионерству: от патриарха Кирилла и от протодиакона Андрея Кураева.

– Какое место сегодня в проповеди и миссионерстве занимают книги, статьи, выступления священников? Не достаточно ли устной проповеди в храме?

– Недостаточно! Статистика говорит, что в храм ходят и регулярно приступают к исповеди и причастию два-три процента россиян. При том что большинство россиян действительно называют себя верующими людьми. Почему это большинство не в храме? Не понимают смысла церковной жизни, важности таинств, ленятся работать над собой, исправлять жизнь? Причин много, но налицо факт: они не в храме. Разве этих людей мы можем оставить без окормления, без слова о Боге и истине? Нет. Поэтому я считаю, что проповедь должна звучать не только в храме, но и с экрана телевидения, через радиопередачи; религиозная страничка, желательно, должна быть при каждом журнале и в каждой газете. И книги о вере должны лежать на прилавках вместе со светской литературой.

В отношении расширения нашей проповеди скажу вот еще что: Христос Спаситель не сидел на одном месте и не рассуждал, что если кому надо, сами придут послушать. Христос постоянно ходил, перемещался, чтобы Своей проповедью охватить как можно больше людей. Когда народу было много, Он входил в лодку и медленно плыл вдоль берега, проповедуя народу, собравшемуся на берегу. То есть, по мысли Христа, проповедь должна быть максимально всеохватной! Точно этому же служат современные технологии СМИ.

– Вы проповедуете и в книжных клубах, где, как правило, собираются для дискуссий и споров интеллектуалы. В чем особенности работы с такой аудиторией?

– У миссионера не должно быть комплексов сказать в ответ на вопрос, в котором он не компетентен: не знаю. Глупо выглядит проповедник, который с апломбом ввязывается в обсуждение любой темы. Я компетентен в своей области. Но я не могу знать все. Между прочим, умные люди это прекрасно понимают и уважают интеллектуальное смирение собеседника.

У некоторых батюшек вырабатывается странный комплекс. Видимо, под влиянием того, что старушки слушают все, что говорит батюшка, с самым умиленным видом, кивают и целуют ручку, у иных батюшек формируется представление, что все, что они говорят – мудрость высшей пробы. Неприятно видеть самодовольного батюшку, говорящего с умным видом откровенную чушь.

– Какие виды проповеди сегодня допустимы и приемлемы? Насколько оправданы вызывающие недоумения у ряда верующих проповеди на концертах?

– Миссионер может использовать различные формы и площадки для своей проповеди. Как апостол Павел проповедовал в Афинском ареопаге (в нашем понимании – здание парламента), в синагогах (инославные храмы и молитвенные дома), на площадях (концертные площадки), среди книжников и мудрецов (научные сообщества), так и современный миссионер должен идти туда, где люди, чтобы свидетельствовать об Истине!

В этом отношении я не против выступлений Святейшего Патриарха в гигантских концертных залах. Я знаю, что некоторых это коробит. Но субъективное мнение кого-то не есть вся правда Православия и ориентир в нашей деятельности. Пользы от таких выступлений гораздо больше, стократ больше, чем вреда. Молодежь видит, что к ней идут, ей протягивают руку, с ней хотят говорить и ее готовы слушать.

Также считаю, что выступления священнослужителей перед концертами (в частности рок-концертами) приносят больше пользы, чем вреда.

Миссионер всегда рискует. Но его лучшей защитой будет любовь к Господу и искренность, а не попытка всем угодить. Апостол Павел советует своему ученику апостолу Тимофею удаляться от таких, кто «ничего не знает, но заражен страстью к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения», избегать пустых споров «между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка» (1 Тим. 6: 4–5).

– Некоторые священники вынуждены совмещать служение Богу с трудом в миру, чтобы содержать семью. Насколько такую ситуацию можно использовать для миссии?

– Я категорически против того, чтобы священнослужители работали на светской работе. Пастырство, проповедь, молитва, повышение образовательного уровня должны полностью занимать священника. Никаких других дел (педагог светских дисциплин, фельдшер, работник бензоколонки), как это практикуется за границей, у священника быть не должно. Врач, чтобы быть хорошим врачом, должен все силы отдавать делу профессионального совершенствования. Точно так же и педагог. Делать хорошо два дела не получится!

Что же делать, если нужно кормить семью? Думаю, приход должен озаботиться тем, чтобы батюшке было на что кормить семью, давать образование своим детям, ездить в отпуск.

Если приход состоятельный, руководитель прихода, настоятель должен обеспечить достаточное жалованье всем церковнослужителям. На днях я беседовал с чтецом одного петербургского собора. Он, выпускник духовной академии, недавно женился, и ему нужны деньги. Жалованье чтеца маленькая. И вот настоятель предлагает этому чтецу выполнять строительные работы вместе с другими рабочими и за это получать вторую зарплату! Меня поразило такое использование ценного кадра. Разве для выпускника духовной академии нет другого послушания, нежели штукатурно-малярные работы? Можно дать послушание преподавать детям, взрослым. Или взять духовное шефство над какой-нибудь школой, училищем и поручить этому чтецу регулярно проводить там встречи; организовать при приходе молодежную миссионерскую группу и прочее и прочее.

Если приход бедный, помощь ему должны в обязательном порядке (вроде шефства) оказывать приходы богатые. На епархиальном уровне все это должно решаться, и епархиальное начальство должно контролировать эти вопросы. Чтобы не получалось, что богатые храмы не знают, куда деньги потратить (что бы еще позолотить?), а бедные приходы еле выживают.

Есть много и других моделей, хоть даже та, чтобы желающие прихожане вносили десятину или иную сумму на содержание клира.

Вопрос о максимально продуктивной деятельности миссионеров и проповедников стоял уже в I веке. Вспомним, как этот вопрос решился: «Тогда двенадцать апостолов, созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости; их поставим на эту службу, а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова» (Деян. 6: 2–4). Человек, наделенный от Бога харизмой миссионера, учителя, не должен тратить драгоценное время, которое он мог бы посвятить служению, на посторонние дела, не должен думать о хлебе насущном. Можно вспомнить апостола Павла, который шил палатки и этим добывал себе средства к пропитанию, но мне кажется, что это было личное решение апостола Павла. В общем, оказалось, что это неудобно, и Церковь от такого совмещения служений отказалась.

Возвращаясь к вашему вопросу, я скажу, что использовать светскую работу для проповеди должны верующие миряне. Всякий человек, где бы он ни трудился, должен позиционировать себя как христианин, должен стараться жизнью своей не давать поводов к порицанию христианства и всегда должен быть готов свидетельствовать о своей вере.

Пахоменко, Мария Леонидовна

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Пахоменко.

Мария Пахоменко
Основная информация
Полное имя Мария Леонидовна Пахоменко
Дата рождения 25 марта 1937
Место рождения Ленинград, РСФСР, СССР
Дата смерти 8 марта 2013 (75 лет)
Место смерти Санкт-Петербург, Россия
Похоронена Комаровское кладбище
Страна СССР→ Россия
Профессии
Годы активности 1964 — 2013
Певческий голос меццо-сопрано
Жанры эстрадная музыка
Лейблы фирма «Мелодия»
Награды
Медиафайлы на Викискладе

Мари́я Леони́довна Пахо́менко (25 марта 1937 — 8 марта 2013) — советская и российская эстрадная певица. Народная артистка РФ (1998).

Биография

Мария Пахоменко родилась 25 марта 1937 года в Ленинграде. Дочь ленинградского милиционера Леонида Пахоменко.

Родители происходили из деревни Лютня Краснопольского района Белорусской ССР (ныне Могилёвской области Белоруссии).

С детских лет пела в хоре. Училась в машиностроительном техникуме при Кировском заводе. Работала на заводе «Красный Треугольник». Выступала с квартетом под руководством Валентина Акульшина Дворца культуры имени Ленсовета.

Первый успех пришёл к певице в 1963 году — с исполнением на радио песни «Качает, качает» (А. Колкер — Л. Куклин), написанной к спектаклю театра имени Комиссаржевской «Иду на грозу» (режиссёр — М. Сулимов). С этого же года стала солисткой Ленинградского эстрадного оркестра под руководством А. Бадхена при «Ленконцерте».

В 1960—1980-х годах Мария Пахоменко была одной из популярных звёзд советской эстрады. Песни в её исполнении звучали в программах многих радиостанций и на телевидении. Многие годы гастролировала по СССР и за рубежом (пела во Франции, Италии, на Кубе, в Югославии, Польше, Германии, Чехословакии, Болгарии, Финляндии). Про неё снято несколько музыкальных фильмов, один из которых, снятый в Польше, был приобретён 13 странами.
В 1968 году была удостоена первого места на Международном конкурсе «МИДЕМ» — (MIDEM (Marché International du Disque et de l’Edition Musicale, Канны, Франция), с вручением приза «Нефритовая пластинка» как исполнительнице, которая в 1968 году имела рекордное количество выпущенных дисков (около 2,6 млн).
В 1971 году первой из советских эстрадных певиц удостоена Гран-при на международном конкурсе «Золотой Орфей» в Болгарии.

В 1976 году Марии Пахоменко было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.

В 1998 году Марии Пахоменко было присвоено звание народной артистки Российской Федерации.

Мария Пахоменко привнесла на эстраду свой стиль исполнения — народный характер пения с эстрадным артистизмом. Многие ведущие советские композиторы и поэты доверяли певице первое исполнение своих сочинений: «Ненаглядный мой» (А. Пахмутова — Р. Казакова), «Мужчины» (Э. Колмановский — В. Солоухин), «Разговоры» (Э. Ханок — Г. Серебряков), «Вальс при свечах» (О. Фельцман — А. Вознесенский), «Подсолнухи» (В. Кулаков — Э. Кузнецов) и так далее. Сценический успех Пахоменко во многом связан с песнями Колкера — «Опять плывут куда-то корабли» (стихи И. Кашежевой), «Стоят девчонки», «Печальная», «Красивые слова», «Признание», романс Лиды из мюзикла «Свадьба Кречинского» (всё на стихи К. Рыжова). Певица воскресила многие песни прошлых лет — «Матросские ночи» и «Не тревожь ты себя, не тревожь» В. Соловьёва-Седого, «Лучше нету того цвету» (М. Блантер — М. Исаковский) и «К нам в Саратов» М. Фрадкина и др. Выдающиеся классики современной культуры, композиторы Сергей Слонимский и Валерий Гаврилин записали с Марией Пахоменко свои музыкальные циклы в жанре камерной музыки.

Пела на всех ведущих сценах страны и Европы, в том числе в легендарном парижском зале «Олимпия», после выступления в котором французский продюсер Бруно Кокатрикс выпустил её мини-диск.

С 1982 года в течение семи лет работала ведущей на ленинградском ТВ в цикле программ «Приглашает Мария Пахоменко».

Мария Пахоменко скончалась 8 марта 2013 года на 76-м году жизни, пробыв менее суток в отделении реанимации и интенсивной терапии петербургской городской больницы № 2 с диагнозом «пневмония»; в последние годы она страдала болезнью Альцгеймера; похоронена 10 марта на Комаровском кладбище.

Семья

Супруг — Александр Наумович Колкер (род. 1933), композитор.

Дочь — Наталья Александровна Пахоменко (род. 1960), режиссёр и сценарист.

Внучка — Мария Пахоменко.

Семья проживала в Ленинграде (Санкт-Петербурге) на набережной Чёрной речки.

События в феврале 2012 года

В петербургских, а затем и общероссийских средствах массовой информации говорилось, что сотрудники полиции разыскивают народную артистку России, певицу Марию Пахоменко, которая в среду 15 февраля 2012 года ушла из квартиры мужа в Петербурге и до ночи не вернулась. После того, как через СМИ были распространены приметы и фотография М. Пахоменко, в четверг 16 февраля она была опознана охранниками торгового центра «Меркурий». Ночью она была госпитализирована по поводу закрытой черепно-мозговой травмы (сотрясение головного мозга, подкожная гематома левой височной области); состояние оценивалось как средней тяжести.

Дискография

Первые записи певицы изданы в 1964 году на гибких грампластинках в журнале «Кругозор». Первая грампластинка-миньон М. Пахоменко — «Песни А. Колкера» — выпущена в 1966 году и включала популярнейшую песню «Стоят девчонки» (А. Колкер — К. Рыжов).

В 1968 году было продано более двух с половиной миллионов грампластинок Марии Пахоменко, что отмечено «Нефритовой пластинкой» — престижной международной премией, вручаемой в Каннах.

Первый диск-гигант с популярными песнями в исполнении М. Пахоменко был выпущен фирмой грамзаписи «Мелодия» в 1970 году. Песня «Когда смеются львы» (И. Цветков — Я. Голяков) из этого альбома стала шлягером. «Мелодия» выпускала грампластинки певицы вплоть до 1984 года. Дискография М. Пахоменко насчитывает более 30 наименований, в том числе десять дисков-гигантов.

Компакт-диски с лучшими песнями певицы выпущены в серии «Имена на все времена» (2002) и в серии «Золотая мелодия» (компакт-диск «Любовь останется», 2005).

Фильмография

Актриса

  • 1968 «Город и песня» — (фильм-концерт)
  • 1968 «Адрес песен — молодость» (короткометражный) — исполнение песен, главная роль
  • 1970 Бушует «Маргарита» — исполнение песни
  • 1970 «А людям песня так нужна» (фильм-концерт) — исполнение песен, главная роль
  • 1973 «Спойте нам песни свои» (музыкальный телефильм) — исполнение песен, главная роль
  • 1972 «Москва в нотах» (телефильм-концерт) — песня «Стоят девчонки»
  • 1975 «Любовь останется» (фильм-концерт) — исполнение песен, главная роль
  • 1979 «В песне жизнь моя» (фильм-концерт) — песня «Ненаглядный мой»)
  • 1982 «Монологи» (музыкальный телефильм, «Лентелефильм») — исполнение песен, главная роль
  • 1986 «Разлучные песни» (фильм-концерт) — исполнение песен, главная роль

Вокал

  • 1967 «Личная жизнь Кузяева Валентина» — песня «Это не секрет» (А. Колкер — К. Рыжов) с ансамблем «Поющие гитары»
  • 1968 «В день свадьбы»
  • 1968 «Адрес песен — Молодость» (фильм-концерт)
  • 1968 «Город и песня» (фильм-концерт)
  • 1972 «Песня о добром человеке» (документальный)
  • 1973 «Умные вещи» — песня «Яблочко румяное»
  • 1974 «Любовь земная» — песня «Сладка ягода»
  • 1976 «Сладкая женщина» — вступительная песня «Над рекою печальная звёздочка повисла» (стихи Глеба Горбовского)
  • 1976 «Опровержение» — песня «Тихие города» (Ю. Саульский — И. Шаферан)

Документальное кино

  • 2009 — «Синее море…белый пароход…Валерия Гаврилина» (документальный)
  • 2009 — «Формула счастья Марии Пахоменко» (документальный)

Награды и признание

  • 1-е место на конкурсе, проведённом радиостанцией «Юность» (1964), — за исполнение песни «Опять плывут куда-то корабли»
  • 1-е место (приз «Нефритовая пластинка») на международном конкурсе грамзаписей MIDEM в Каннах (1968)
  • Гран-при на международном конкурсе «Золотой Орфей» (Болгария, 1971) — за песню «Ненаглядный мой» (А. Пахмутовой) и песню «Дон Кихот» болгарского композитора Райчева.
  • Заслуженная артистка РСФСР (1976)
  • Народная артистка Российской Федерации (1998)
  • Кавалер ордена » Звезда созидания» ( Санкт-Петербург, 2001)

Примечания

  1. Почётное звание присвоено указом президента России № 1390 от 14 ноября 1998 года
  2. 1 2 3 4 Уварова Е. Д. Эстрада в России. XX век. Энциклопедия. — Олма-Пресс, 2004. — ISBN 5-224-04462-6.
  3. Умерла Мария Пахоменко. Комсомольская правда (8 марта 2013). Дата обращения 8 марта 2012.
  4. «Комсомольская правда».
  5. Пропала известная певица Мария Пахоменко. (недоступная ссылка). Дата обращения 16 февраля 2012. Архивировано 18 февраля 2012 года.
  6. Марию Пахоменко нашли в торговом центре за несколько километров от дома (недоступная ссылка). новости@mail.ru (17 февраля 2012). Дата обращения 18 февраля 2012. Архивировано 6 марта 2012 года.
  7. Источник: У найденной певицы Марии Пахоменко врачи «скорой» обнаружили травмы головы (недоступная ссылка — история ). новости@mail.ru (17 февраля 2012). Дата обращения 18 февраля 2012. (недоступная ссылка)
  8. «Мелодия» 1964
  9. Дискография М. Пахоменко. (Проверено 18 февраля 2012)
  10. Дискография на popsa.info

Ссылки

  • Мария Пахоменко (неопр.). Красная книга российской эстрады (11 февраля 2012). Дата обращения 18 февраля 2012. Архивировано 25 мая 2012 года.
  • Биография и фильмография на сайте Кино-Театр. Ру (Проверено 19 февраля 2012)
  • Крыщук Н., Ланда М. Мария Пахоменко и Александр Колкер : Ни на минуту не расставаясь. // Дело (еженед.). — 2002, 1 июля. (Проверено 19 февраля 2012)
  • Скороходов Г. Мария Пахоменко «Долго будет Карелия сниться…» (неопр.). Радио «Маяк». «Карелия официальная»: Официальный интернет-портал Республики Карелия (17 октября 2004). Дата обращения 18 февраля 2012.
  • могила М. Л. Пахоменко на Комаровском кладбище

Перед смертью Марию Пахоменко дочь сдала в богадельню

Своего отца Александра Колкера Наталья Пахоменко хочет через суд признать недееспособным

Своего отца Александра Колкера Наталья Пахоменко хочет через суд признать недееспособным

8 марта в Санкт-Петербурге, не дожив две недели до своего 76-летия, скончалась исполнительница популярных песен «Качает, качает», «Стоят девчонки», «Чудо-кони», «Лучше нету того цвету», «Сладка ягода», первая среди российских артистов обладательница «Гран-при» международного конкурса «Золотой Орфей» Мария ПАХОМЕНКО, страдавшая последние годы болезнью Альцгеймера и вследствие этого полностью потерявшая память. В прошлом году 53-летняя дочь певицы Наталья ПАХОМЕНКО со скандалом забрала ее у мужа — 79-летнего композитора Александра КОЛКЕРА (подробности). Однако под присмотром дочери, уверявшей, что у нее Марии Леонидовне будет намного лучше, певица прожила всего несколько месяцев.

— Мария Пахоменко скончалась от воспаления легких, — сообщил питерской «Комсомолке» гражданский супруг ее дочери Александр Беляев. — 17 февраля дочь поместила Марию Леонидовну в санаторий в Токсово, который расположен при монастыре. Там современное оборудование и хорошие врачи. Певицу забрали домой 2 марта. Она немного кашляла. Наташа дала Пахоменко лекарство, и симптомы прошли. Вечером 5 марта артистке стало хуже. Вызвали «скорую». Кардиограмма показала: с сердцем все в порядке. «Межреберная невралгия», — констатировал врач. Выписал мазь и еще какие-то лекарства. Но 6 марта состояние не улучшилось. Народной артистке было плохо. Участковый врач 49 поликлиники прослушал легкие: «Все чисто». Но 8 марта певице стало совсем плохо. В 7 утра родные вновь вызвали «скорую». «У нее же воспаление легких!» — воскликнул врач. Пациентку срочно отправили в реанимацию больницы в Учебном переулке. А в полседьмого вечера Мария Пахоменко скончалась.

Дочь певицы и композитора Наталья ПАХОМЕНКО сделала себе пиар и заработала денег на страшной болезни Марии Леонидовны

Украли музыку

Как мне удалось выяснить, санаторием в Токсово, куда дочь отправляла певицу, был Гериатрический медико-социальный центр имени императрицы Марии Федоровны, или, попросту говоря, богадельня при соборе Архистратига Божия Михаила.

— Да, Мария Пахоменко три недели находилась у нас, — подтвердила директор гериатрического центра Галина Михайловна. — Это было не первое ее поступление к нам. До этого она уже была у нас, когда ее дочь уезжала и не могла оставить ее одну. Никакого лечения мы не осуществляли. Только уход. 2 марта Мария Леонидовна убыла домой в сопровождении родственников. Не знаю, что говорят родственники, но от нас она ушла абсолютно здоровым человеком. Соматически здоровым. Если бы у нее было воспаление легких, наверное, это было бы видно по самой пациентке.

Информацию о несвоевременном оказании Марии Пахоменко медицинской помощи поставили под сомнение и в санкт-петербургской поликлинике № 49, чей врач осматривал певицу за два дня до смерти и не обнаружил у нее никаких признаков воспаления легких.

— Насколько я знаю, у певицы были не только наши сотрудники, но и другие доктора, — заметила заведующая поликлиникой Екатерина Королькова. — И родственники с претензиями к нам не обращались. Если с их стороны будут заявления, поликлиника даст официальный ответ.

Красавицу ПАХОМЕНКО любил весь Советский Союз

Александр Колкер, проживший с Марией Пахоменко 54 года, виновниками ее смерти считает дочь и ее гражданского мужа — заведующего лабораторией молекулярной цитогенетики растений в Институте эволюции Университета Хайфы Александра Беляева. Бросив в Израиле жену Ольгу Раскину с несовершеннолетним сыном Михаилом, 55-летний Беляев год назад перебрался в Санкт-Петербург к Наталье Пахоменко и, по мнению композитора, задался целью завладеть имуществом и деньгами их семьи.

— Мне сейчас очень тяжело, — признался Александр Колкер, когда я позвонил ему, чтобы выразить свои соболезнования. — Они осуществили свои преступные планы. Украли и уничтожили Марию Леонидовну. Помогли ей уйти из жизни. Теперь я жду, когда они возьмутся за меня. Фактически они уже взялись. Оклеветали меня по телевидению. Вскрыли мою квартиру и выкрали все мои партитуры, клавиры, всю музыку, которую я написал за свои 80 лет пребывания на этой земле. Если они сумеют быстро переправить мои ноты на Запад, они получат огромные деньги. И никакое Российское авторское общество до них не дотянется. Я обращался в Прокуратуру Санкт-Петербурга и к Бастрыкину в Следственный комитет России. Обращался к нашему губернатору Полтавченко. Но «тишина наших русских полей» была мне ответом. А сейчас дочь подает на меня в суд. Хочет лишить меня дееспособности и назначить надо мной опеку.

Певицу с болезнью Альцгеймера держали в богадельне, где нет даже простейшего медицинского оборудования

Встречи в суде

В Приморском районном суде Санкт-Петербурга, к которому территориально относится место жительства Колкера и его дочери, факт подачи Натальей Пахоменко иска о признании отца недееспособным подтвердить не смогли. Как предположили в канцелярии по гражданским делам, исковое заявление, возможно, передано одному из судей, но слушания по нему еще не назначены, и поэтому оно не зарегистрировано как находящееся в производстве. Зато обнаружилось, что еще 19 декабря сам Колкер подал в Приморский суд иск о признании недействительными договора дарения, ответчиками по которому выступали его дочь и две организации — Управление Федеральной регистрационной службы и Муниципальный округ № 66 Санкт-Петербурга.

Прошлой осенью в интервью «Экспресс газете» Александр Наумович рассказывал, что вскоре после знакомства с Александром Беляевым Наталья Пахоменко переоформила на себя права собственности на три квартиры в Санкт-Петербурге, прежде принадлежавшие ее родителям. Но 12 февраля судья вынес решение — Колкеру в иске отказать. Правда, в законную силу это решение пока еще не вступило, так как композитор подал апелляционную жалобу и она до настоящего момента судом не рассматривалась.

В показаниях сожителя Натальи ПАХОМЕНКО Александра БЕЛЯЕВА — сплошь неправда

Кстати, как свидетельствует судебный архив, всего за несколько месяцев до того, как в жизни Натальи Пахоменко появился Александр Беляев, ее отношения с отцом не были такими враждебными. Тогда в том же Приморском районном суде Наталья Александровна проходила по делу об административном правонарушении. Ее обвиняли в том, что 14 апреля 2011 года, управляя своим автомобилем, она совершила столкновение с инкассаторским броневиком и, причинив ему механические повреждения, скрылась с места ДТП. Ей грозило лишение прав до полутора лет или арест до 15 суток. И избежать наказания ей помог не кто иной, как ее отец Александр Колкер, который дал показания, что дочь спешила доставить их с Марией Леонидовной в Клинику имени Алмазова, где ему ставили в сердце искусственный клапан.

Мария ПАХОМЕНКО и Александр КОЛКЕР прожили вместе 54 года

Взгляд со стороны

«Продала мать и отца»

— Наташа лжет, обвиняя отца в насилии над мамой, — заявила бывший редактор телепередач «Шире круг» и «Споемте, друзья!» Ольга Молчанова. — Александр Наумович всегда очень трепетно относился к Маше.

Помню, когда в конце 70-х я снимала ее в программе «Споемте, друзья!», он просил, чтобы мы замазали объектив камеры вазелином или натянули перед камерой тюль. Видимо, у Маши уже были заметны морщинки. А ему хотелось, чтобы она выглядела более молодо. Потом ко мне в программу «Шире круг» приезжала сниматься Наташа. Она пела дуэтом с мамой. Колкер на этих съемках не появлялся. А когда я приезжала в Ленинград и гостила у них на даче в Комарово, там в свою очередь отсутствовала Наташа.

Тогда я не придала этому значения. Что за всем этим скрывалось — стало мне понятно лишь много лет спустя, когда в 2009 году на телеканале «Россия» мне предложили сделать фильм о Маше Пахоменко. «Давайте мы поснимаем вас дома в Питере!» — предложила я Колкеру. «Снимайте где угодно, но только не там!» — сказал он. Потом я узнала, что они отдали свою трехкомнатную квартиру Наташе, а сами ютились в 17-метровой комнатушке. Судя по всему, он просто стеснялся, что у звезды эстрады и знаменитого композитора, спектакли с музыкой которого идут в театрах всей страны, такие стесненные жилищные условия. В итоге мы решили снимать их на даче в Усть-Нарве.

Маша тогда прекрасно себя чувствовала. И когда давала нам интервью, не испытывала никаких проблем с памятью. В это же время в соседнем доме жила Наташа с дочкой Машей. Но за те пять дней, что наша съемочная группа провела в Усть-Нарве, мы ее ни разу не видели. Чтобы с нами не встретиться, она трусливо и подленько убегала из дома.

Александр Наумович пронёс трепетную любовь к своей супруге через всю жизнь

Я оставила ей у двери записку с просьбой показаться мне на глаза. «Хочется, чтобы ты сказала несколько слов о маме для нашего фильма», — объяснила я в записке. Но она так и не появилась. «У нее плохие отношения с отцом, — объяснила мне Маша. — Но бумерангом это распространяется и на меня. Хотя со мной она общается по чисто деловым вопросам, касающимся внучки и каких-то домашних дел. А с отцом она даже не здоровается».

Что касается отношений между Колкером и Машей, то они по-прежнему оставались более чем нежными. «Пахоменко и Колкер — это символ красивого интеллигентного Ленинграда», — говорил в моем фильме Михаил Боярский. И надо было оставить их в памяти людей такими, какими их все любили. Зачем было выносить эти разборки на телевидение?! Видимо, все дело в больших деньгах, которые, насколько я знаю, Наташе за это заплатили. И она за эти 30 сребреников продала и отца, которого она ненавидит, и якобы любимую маму, которую она показала всей стране в таком виде, что, кроме содрогания, это ничего в душах людей не вызвало.

Протоиерей Константин Пархоменко

Сотворение мира и человека

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА:

Интернет-портал «Православная книга России»

От автора

В книге, которую вы, дорогой читатель, держите в руках, мы поговорим о, может быть, самых интересных и чаще всего задаваемых вопросах.

Не против ли науки Библия? Почему Церковь говорит, что человека сотворил Бог, а наука учит, что он произошел от обезьяны? Как может мир быть создан за 6 дней? Как это Ева была сотворена из ребра Адама?..

Вновь и вновь эти вопросы волнуют людей. Как верующих, так и неверующих. Первых – потому, что они хотят больше узнать о вере. Вторых – потому, что хотят разобраться: так что такое христианская вера? Набор мифов и примитивных антинаучных легенд или нечто большее?

Вам кажется, что современные ученые не думают так о вере? Вспомните нашумевшее несколько лет назад письмо «Десяти академиков».

Эти люди, в самом деле выдающиеся ученые, думают, что религия – это пережитки, тьма ума и непросвещенье… Правда, эти уважаемые люди выпускают из виду, что еще большее количество академиков всех стран считает себя верующими…

Но вопрос такой есть. Иногда он ставится, иногда с повестки дня снимается. Чтобы по прошествии какого-то времени опять возникнуть.

Так что такое Библия? Может ли она противоречить науке? Как ответить на самые каверзные вопросы, с которыми мы встречаемся на страницах Священного Писания?

Мы коснемся следующих тем:

• Происхождение мира по Библии и по данным современной науки: насколько они согласны между собою и насколько разнятся?

• Происхождение человека: можно ли примирить учение Библии о том, что человек создан Богом, с данными современной антропологии?

• Мужчина и женщина: что об их происхождении и их различиях говорит Библия и Христианская Церковь?

Обо всем этом и многом другом – наша книга.

Мы осуществим и еще более смелое предприятие… В конце книги я помещаю раздел «До-библейские верования», который является своеобразным ответом на два старых спора. Первый из них – между креационистами и эволюционистами. И раздел «Духовный мир первобытных людей», как кажется, вносит в этот спор ясность. Предмет второго спора состоит вот в чем: очень часто мне приходится слышать, что верующие лукавят, выдавая за Божественную историю обычные древневосточные мифы, например шумерские и аккадские. Якобы Библия – это неумелый пересказ древних легенд. Специально для тех, кто так считает, я поместил работу «Древнемесопотамская космогония», то есть учение о сотворении мира и человека в древнейших ближневосточных мифах.

В начале сотворил Бог небо и землю…

Если древневосточные космогонии (учения о происхождении мироздания) начинаются с рассказа о том, что сначала творились боги, а затем – вещество, Библия стоит на принципиально иных позициях.

Бог был всегда! Он никогда не произошел, не родился, не был сотворен. Он Сам Творец всего сущего.

Священное Писание начинается с этого самого момента, с начала сотворения Богом мира.

Шаг за шагом Бог создает элементы космоса: сначала первовещество, затем небо, землю, растения, животных. Наконец, после всего творит человека.

Об этом нам рассказывают первая и вторая главы Книги Бытие. Об одном и том же. Но по-разному.

В первой главе говорится о сотворении мира вообще, всего мира. И человек здесь упоминается наравне со всеми живыми тварями, вызванными из небытия к бытию.

Во второй главе – вновь рассказ о сотворении мира, однако теперь человек – не одно из живых существ. Человек поставлен в центре священного повествования. Боговдохновенный автор рассказывает, как, зачем сотворен человек, почему человек разделен на два пола: мужской и женский… Говорит о той духовной высоте, на которую человек был возведен: стать другом и сотрудником Божиим.

Третья глава Библии – о страшной духовной катастрофе, отступлении первобытных людей от Бога…

Презрев божественное в своей душе (образ и подобие Божии, по которым они были сотворены), люди стали подражателями скотов бессловесных. Убийства, ненависть, похоть, бездумная погоня за удовольствиями.

Об этом говорит Книга Бытие с 4-й главы. Жизнь обычных земных людей – все почти как и сейчас.

Господь обращается к людям, вразумляет их, но остается неуслышанным. Нечестие людей достигает таких масштабов, греховная зараза так глубоко проникает в человеческую природу, что Господь, о Котором забыли или, вернее, стараются забыть и вытравить из души все светлое, вынужден людей как-то обуздать, остановить. На землю посылаются воды потопа… Однако грех вошел в человеческую природу настолько глубоко, что им оказались заражены даже праведники, даже те немногие из людей, кто был спасен от вод потопа. И вот мы читаем, как грешат спасшиеся от потопа домочадцы в семье Ноя, как умножившиеся их потомки воздвигают Вавилонскую башню – памятник человеческой гордыне.

Об этом колоссальном периоде времени – от мига рождения Вселенной до жизни древней человеческой цивилизации – говорится в первых нескольких главах Библии. Это небольшие главы. Но они говорят нам о том, что никак нельзя выпустить из поля нашего духовного зрения. О том, зачем вообще Бог сотворил мир и людей. О том, что замышлял Бог, творя мир, и к чему мир пришел, оторвавшись от Бога.

Это очень важные священные тексты, но и трудные для понимания, потому что здесь мы касаемся истории, запредельной нашему опыту.

Ученые – астрофизики, палеонтологи – по крупицам, полученным в результате исследований, восстанавливают историю возникновения нашей планеты, историю зарождения жизни и появления человека. Но, даже решив все научные загадки, ответив на вопрос, как возник наш мир, они не смогут ответить, почему возникла Вселенная, зачем в мире появился человек. И вот как раз об этом говорит Библия.

Мы с вами разберем первые главы первой Книги Библии. И начнем с того, почему первая Книга Библии (а Библия – это сборник, состоящий из почти сотни различных небольших сочинений, каждое из которых мы обычно называем книгой) называется Бытие.

Русское наименование первой библейской Книги, Бытие, – не совсем точный перевод греческого ее названия – генезис, что правильней перевести как «происхождение». Но Ветхий

Завет был написан на древнееврейском. На Ближнем Востоке было принято называть книги по первому слову (или по первым словам), с которого начиналась книга. Первая книга Библии начинается словами: В начале сотворил Бог… Именно поэтому ее иудейское наименование – В начале (Берешит—др. – евр.).

Книга Бытие входит в состав первых пяти библейских книг – Пятикнижия. Часто говорят, что Пятикнижие принадлежит боговдохновенному творчеству израильского вождя и пророка Моисея. Однако вернее говорить, что лишь некоторые элементы Пятикнижия восходят к Моисею. Пятикнижие – это сборник, который был создан несколькими богопросвещенными авторами. Они жили в разное время, богословские взгляды их по второстепенным вопросам иногда разнились. Можно сказать, что на те или иные исторические и богословские темы эти авторы смотрели под разным углом зрения.

Но тем не менее Пятикнижие, как и вся Библия, – произведение цельное. Авторами Библии были поэты и пастухи, цари и рыбаки, интеллектуалы и простецы. В Библии есть и исторические книги, и книги-притчи, куда входят «на равных» переработанные боговдохновенными авторами мифы, легенды, поэмы, есть и особые сверхъестественные откровения, сообщенные Богом Своим избранникам – пророкам.

В Библии есть назидательное чтение, а есть прекрасная любовная поэма Песнь песней, которая, с одной стороны, свидетельствует нам о красоте Богом созданных человеческих отношений, с другой же стороны, поскольку в библейском рассказе подчас сокрыто два, три, четыре уровня смысла, говорит нам об отношении Бога с Его народом.

Сейчас мы не будем говорить обо всех аспектах библеистики (наука, изучающая Священное Писание – Библию). Мы лишь упомянем о том, что пригодится нам при рассмотрении священного сказания о сотворении мира и человека – первых глав Библии.

Авторство

У библейского рассказа о началах мира два основных священных автора. Их имена, конечно, неизвестны. В науке их называют условно – Элогист (или иное обозначение – Священник) и Ягвист. Если сравнить, например, первую и вторую главы Книги Бытие, можно заметить, что автор первой главы, именуя Бога, пользуется словом Элогим. Во второй главе автор Бога называет иначе – Ягве, то есть употребляет Священное имя, которое Бог открыл Моисею. (В русском переводе для удобства читателя там, где стоит: Элогим, у нас перевели: Бог, где Ягве— Господь. На самом деле эти слова – синонимы.)

>Священник Константин Пархоменко

Душеполезное чтение

>ЖИЗНЬ ЗА ПОРОГОМ СМЕРТИ

Весточка

В день, когда я пишу эти строки, исполнилось сорок дней со дня кончины одного нашего друга. Его звали С., и на его похоронах плакали все присутствующие. Это был такой человек, про которых говорят: «Господь забирает лучших». После него осталась жена, друг нашей семьи.

Через две недели после кончины С. мы сидели с этой молодой женщиной в храме, на скамейке и разговаривали. Только что закончилась Божественная литургия. На лице моей собеседницы лежала печаль, но печаль эта была какая-то светлая. Надо пояснить, что и моя собеседница, и новопреставленный были глубоко верующими христианами. Они постились, паломничали, участвовали в социальных проектах прихода. Впереди было громадье планов и перспектив. Внезапная скоротечная болезнь – ровно неделя, и человека не стало.

Моя собеседница тихо улыбнулась: «Не думайте, батюшка, я не унываю. Господь знает, что и как нам лучше, я учусь Ему доверять».

Мы помолчали.

– Можно, отец Константин, я расскажу вам о чуде? Мне С. прислал весточку…

– ???

Моя собеседница внутренне собралась и продолжила:

– У моей мамы есть хорошая знакомая Нина, воцерковлённая женщина лет сорока пяти. Простая, милая женщина (работает парикмахером), в своё время она общалась со старицей Любушкой Сусанинской (почему-то матушка её особо привечала).

Моего мужа, С., Нина видела буквально пару раз и совсем с ним не общалась. Когда мама сообщила Нине о смерти С., она это приняла близко к сердцу и молилась о нем. На третий день после смерти она с утра чувствовала волнение, места себе не находила (была дома). И вот в 16 часов почувствовала неотступное желание сесть и начать писать, взяла листок бумаги, ручку… и в голове стали появляться слова. Она сразу поняла, что с ней разговаривает С., записывала очень быстро, чтобы успеть, даже знаки препинания не расставила.

А вечером она позвонила маме, попросив срочно приехать к ней. Помню, родители уехали на машине, ничего мне не сказав, вернулись уже затемно, я спросила, все ли в порядке, мама ответила, что очень даже хорошо. Но письмо в тот вечер они мне не отдали, поскольку на следующий день были похороны, и они волновались, как я себя поведу у гроба.

А после похорон, когда мы вернулись домой, мама сразу отдала мне письмо, и я с первых строк поняла, что это С. написал (даже почерк похож), но не понимала: как? откуда? Мама всё пояснила, радости не было предела!

Моя собеседница достала из сумочки письмо. Это были стихи.

– С. писал стихи, но об этом знали только самые близкие. И вот эти стихи абсолютно в его стиле, даже его слова и выражения… Он и называет меня так, как только он называл, – это было между нами.

Вот эти стихи:

Не печалься, встреча наша неспроста,
О любви мечтают все.
Подарил тебе всего себя,
Упорхнув в другое бытие.

Думай, думай чаще обо мне,
Свет твой озарит меня,
Там, где много света и тепла,
Буду часто вспоминать тебя.

Мне не плохо и не хорошо.
Как-то странно ощущать себя.
Я бы подождал еще…
Дверь закрылась. Я теперь не я.

Светлый мир, молитва, радость и весна,
Вечная весна и пенье птиц.
Вот что вижу в этом мире я:
Океан любви, где нет границ.

Счастлив я? Пока не знаю сам.
Мне бы все это во сне приснилось…
Пожелал бы оказаться там.
А случилось так, и все осуществилось.

Милая моя жена!
Ты не плачь, голубка дорогая.
Все проходит, и печаль пройдет,
Новою любовью покрывая.

Милости и Божьего Суда,
В новом, неизвестном мире обитая,
Буду помнить и любить тебя,
Радость нашей встречи ожидая.

Реальная весточка из иного мира? Какое-то естественное объяснение? Парадоксы психики Нины, написавшей текст, который она вообще-то не могла бы написать? Каждый сам себе ответит на этот вопрос. Я склоняюсь к первому, потому что много раз слышал о странных звоночках «оттуда». Я знаю семью почившего С. и его жены уже лет 15; оба абсолютно трезвомыслящи (преподаватели ВУЗов по техническим дисциплинам) и далеки от какого-то визионерства.

Кроме всего прочего, лично я ловлю себя на мысли, что текст стихотворения как будто написан человеком, имеющим реальный опыт того, о чем он говорит. Вот, честно говоря, я, поднатараевший во всяких благочестивых проповедях, такого текста бы не написал…

…До тех пор, как я стал священником, я не мог и представить себе, как много существует свидетельств о контактах живых людей с потусторонним миром, с миром ушедших от нас. Мне казалось, что достоверные свидетельства о жизни после смерти относятся к разряду свидетельств, подтверждаемых лишь людьми высокой духовной жизни. Им, в силу их мистической развитости, их «дружбы» с иным миром открывается тайна потустороннего, и именно поэтому так много рассказов о соприкосновении с иным миром мы можем прочитать именно в житиях и сочинениях святых Церкви. Контакт с усопшими («усопшие» – то есть, уснувшие; люди, временно бездействующие телесно, но активные в смысле жизнедеятельности души), так вот, контакт с усопшими, думал я, – это событие, доступное лишь людям напряженной мистической жизни.

Но впоследствии я убедился, что о встречах с потусторонним рассказывают и далекие от религии люди. Я сделал для себя открытие, которое, пожалуй, в свое время сделал для себя и Раймонд Моуди, написавший, после бесед со своими пациентами самый шумный бестселлер последней четверти XX века: «Жизнь после смерти».

Я с несомненной ясностью убедился, что всякий человек, не закрытый потустороннему, всякий желающий слышать что ему скажут «оттуда», как-то в своей жизни пересекается с иным миром.

Почти каждый день, беседуя с людьми, потерявшими родных и знакомых, я слышу, что тот мир не глух, не нем, что он отвечает.

Женщина среднего возраста: «Батюшка, я сама врач, неверующая… раньше неверующая. Со мной произошло что-то необычное. Я была в реанимации, и я видела себя со стороны, свое тело… сверху. Потом туннель, мои родственники умершие. Сказали: должна возвратиться к детям. Батюшка, это все меняет в моей жизни. Я пришла узнать, как теперь, после того как я ЭТО видела, я могу жить?..»

Рассказ духовной дочери

Так много разных историй… Слишком много, чтобы объяснить это случайностью, совпадениями… Нет, тут проглядывает определенный опыт.

Приведу рассказ моей духовной дочери, который она прислала мне на почту:

«Когда я училась в школе, у меня была любимая подруга, Ира Д., самая красивая и популярная девочка в классе. Иногда я ей чуть-чуть завидовала, но все равно очень любила, потому что Ира была очень ласковая, отзывчивая и добрая девочка.

Бабушка Иры – очень верующая женщина, и каждое воскресенье Ира с бабушкой ходили в Никольский собор. Я, когда мне было лет 16, первый раз в своей жизни пошла на службу с ними, правда, не причащалась, как они, да и вообще я еще не была крещена, но, помню, Ира подошла к бабушке и сказала «Бабулечка, а ведь то, что N сегодня пришла, ей уже зачтется, правда?» Егор на той службе тоже был, он в то время прислуживал в Никольском соборе. Я хотела пойти с ними и в следующее воскресенье, но меня мама не пустила – она считала церковь сектой и не пускала меня туда. Это было зимой…

Прошло время, мы закончили школу и поступили в ВУЗы, Ира поступила в Герцена. Новый год мы справляли очень весело – помню, накануне гуляли по Апрашке, покупали всякие глупости и смеялись без остановки. А потом Ира заболела. Она сказала, что у нее в носу нашли полип и будут удалять (она немного говорила в нос), потом оказалось, что это не полип, а опухоль, потом – что опухоль злокачественная. Ира держалась молодцом. Ей сделали операцию, через все лицо проходил шрам, стали выпадать волосы от химиотерапии, все болело, конечно, она очень похудела… Я старалась приходить к ней почаще в больницу, а потом, когда ее выписали, и домой. За время ее болезни мы сблизились еще сильнее, я старалась отвлекать ее от грустных мыслей.

Стояло лето. Мы поехали ко мне на дачу и ели удивительно вкусную пиццу, заботливо приготовленную ее мамой-поваром. Ира спросила у меня: «А если я умру?» Я не хотела, чтобы она думала о смерти, и сказала ей: «Давай, если я умру первая, я тебе приснюсь, а если ты – ты мне, чтобы мы знали, что жизнь не заканчивается…» Она задумалась на мгновение, а потом сказала: «Хорошо, давай».

Больше к этой теме мы не возвращались. Был июнь. В середине июля я уехала на летние каникулы к тете, а 7 августа Ира умерла. Я узнала об этом в тот же день. И мне стало страшно, дико страшно, потому что я помнила о нашем уговоре, и я боялась, что она мне приснится… Мне казалось что мир живых и мир мертвых очень разделены… Каждый вечер я молилась за нее и просила Господа перед иконкой Нерукотворного Спаса, чтобы она мне не снилась (за полгода до этого я покрестилась), и она мне не снилась…

Прошло несколько дней – около 10 – может, больше, может, меньше. Я молилась вечером, как всегда, прочитала молитвы об упокоении за нее, поплакала, но ход моих мыслей поменялся – я представила, что она такая же, как и я, и она в первый раз умирает, ей, может, тоже где-то непонятно и странно такое состояние… стена между нами рухнула… и я почувствовала, что у подножия моей кровати кто-то стоит. Высокий и невидимый. Мне не было страшно, я знала, что должно произойти, и что, как только я лягу, я сразу засну. Так и случилось.

Я обнаружила себя в прекрасном солнечном месте. День был очень яркий. Солнца не было видно, но все было пронизано светом. (Каждый раз весной – в начале лета, когда солнце особенно яркое и светит сквозь свежую зелень, – бывают такие дни, я вспоминаю это, и мне становится хорошо.) Были очень большие деревья, я таких больших раньше не видела, все было зелено, ходили люди, они улыбались, я стояла на дорожке и ждала Иру. Иру привели ко мне из глубины этого сада. Мне показалось, что она немного удивилась, увидев меня, но ей что-то сказали (не знаю, кто, Ангелы??), и она заулыбалась и кинулась меня обнимать. Я сказала, что очень ее люблю, и она сказала что очень меня тоже любит, и я почувствовала такое тепло в груди, мне было очень хорошо. Ира выглядела, как в жизни, только волосы были чуть темнее – не мелированные.

Потом мы гуляли, мы провели вместе целый день – очень много времени, мы говорили и не могли наговориться. Интересно, что я всегда шла с одной стороны, а она с другой, в каком бы направлении мы ни шли, мы не менялись положением. Мы даже ели мороженое. Мне было очень радостно. Когда мы разговаривали, я отметила себе две вещи: первая – то, о чем мы говорим, очень интересно нам обеим и не касается земной жизни, вторая – я ничего не буду помнить из нашего разговора. Так и есть. Эта мысль – единственное, что я помню.

Потом пришла пора прощаться, мы тепло обнялись на прощанье… И тут я вспомнила, что Ира умерла. Меня откинуло назад. Между нами возникла черная полоса – как пропасть-граница. И я сказала: «Ирочка а ведь ты же, ты же …», я хотела сказать «умерла» и не смогла… Как можно сказать «ты умерла» человеку, который стоит перед тобой живой, с которым ты только что обнималась и который спрашивает, что же ты хочешь все-таки сказать?
Я почувствовала, что меня кто-то взял за правую руку выше локтя, потянул назад, и услышала в голове голос – «пора». Заботливый голос. Дальше я очутилась в комнате, где спала. Было солнечное утро. Я видела себя лежащей на кровати и плавно опускалась на себя. У меня не было никаких особенных эмоций по этому поводу, хотя мне было 18 лет, мне не было интересно, как я выгляжу или что-нибудь такое. Я обратила внимание, что рука неудобно лежит – наверное, затекла… Когда я опустилась к своему лицу, я проснулась. Рука действительно затекла…

Прошло больше 10 лет. Я очень люблю Иру. Когда я думаю о ней, у меня нет чувства безысходности и утраты, мне приятно о ней думать, но в последнее время я стала сильнее по ней скучать.

P.S. Эти 10 лет я регулярно – раз в месяц-два – навещаю Ирину бабушку, я ее очень люблю и дружу с ней – она удивительно добрый и адекватный человек, несмотря на свой преклонный возраст. Конечно, она рассказывала мне о смерти Иры. Ее положили в отдельную палату, бабушка была с ней. За какое-то время до смерти ее мучили сильные боли, и ей кололи обезболивающие лекарства. Но за три дня до смерти все боли прекратились. Ира иногда приходила в сознание, она попросила позвать священника. Пришел батюшка из Никольского собора, он исповедовал и причастил ее. Она сказала бабушке, что умирает, и когда она умирала, бабушка тоже была с ней. Она сказала, что Ира как будто отгоняла кого-то слева от кровати, чуть наклонялась и делала движения рукой, как будто отгоняет кого-то. Так она отошла ко Господу – тихо и спокойно, исповедовавшись и причастившись.

Еще летом бабушка ездила к старцу Николаю Гурьянову – он в те годы уже сильно болел и никого не принимал, но монашка отнесла ее письмо ему в келью, попросила подождать и через какое-то время вынесла икону «Воскресение Христово» – эта икона висит теперь в комнате.

Этим летом я спросила бабушку, видела ли она Иру после смерти. Она сказала, что два раза ей казалось, что она видит ее силуэт. А один раз, года три назад, она закрыла дверь в комнату, прочитала вечерние молитвы, сидя на кровати, и вдруг дверь распахивается и входит Ирочка. Входит и говорит: «Бабулечка!» «Сама такая красивая, и платье у нее такое красивое, – бабушка делает движения руками, показывая пышность юбочки, – расцветка изумительная, и прыгнула ко мне на кровать за мою спину (Ира спала в одной кровати с бабушкой). Я хочу повернуться и не могу. Через какое-то время поворачиваюсь – никого. Подхожу к двери – открыта…»

Вот так.

Не проходит и месяца, чтобы различные известные ученые не выдвигали аргументы в защиту того, что со смертью жизнь человека не заканчивается. Да, со смертью умирает тело, но сломавшееся тело – не весь человек; человек несводим только к физиологии.

Со смертью жизнь не заканчивается. Смерть – это не точка, смерть – это двоеточие.

Смерть открывает новую, иную жизнь. Смерть вводит в новый мир. То, что говорит Церковь, – правда. Другое дело, что не все, что сказано церковным опытом, надо понимать буквально. Нужно уметь читать символы, знаки потустороннего. Но то, что иная жизнь существует, – это для меня факт. Потому что не могут заблуждаться все те люди, кто свидетельствовал о встречах с потусторонним миром. Бредом человека, впавшего в отчаяние от смерти близких, воспаленным воображением это не назовешь. Как и несводимы к эффекту гипоксии – кислородного голодания мозга – все эти видения туннелей и встречи с усопшими.

Человек в какие-то минуты своей жизни действительно соприкасается с потусторонним миром. И примечательно, что эти встречи не воспринимаются, впоследствии, как сон, как что-то случайное, но являются для человека сильнейшим субъективным свидетельством и мотивом переосмыслить всю жизнь.

Священник Константин Пархоменко

Отрывок из книги «Жизнь за порогом смерти»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *