Священники глазами мирян

Саны и степени православного духовенства

В Православной Церкви существует три степени священства: диакон, священник, епископ. Кроме того, все духовенство делится на «белое» — женатое и «черное» — монахов.

Диакон (греч. «диаконос» — служитель) — священнослужитель первой (младшей) ступени священства. Он участвует в богослужении, но сам таинств не свершает. Диакон в монашеском чине называется иеродиаконом. Старший диакон в белом (женатом) духовенстве именуется протодиаконом, а в монашестве — архидиаконом.

Священник, или пресвитер (греч. «пре-свитерос» — старец), или иерей (греч. «иере-ис» — священник), — священнослужитель, который может совершать шесть из семи таинств, за исключением таинства Рукоположения, то есть возведения в одну из степеней церковной иерархии. Священники находятся в подчинении епископа. Им поручается возглавлять церковную жизнь на городских и сельских приходах. Старший священник в приходе называется настоятелем.

В сан пресвитера может быть рукоположен только диакон (женатый или монашествующий). Священник, состоящий в монашеском чине, называется иеромонахом. Старшие из пресвитеров белого духовенства называются протоиереями, протопресвитерами, а монашествующие — игуменами. Настоятели монашеских обителей именуются архимандритами. Сан архимандрита обычно имеет настоятель крупного монастыря, лавры. Игумен — настоятель обычного монастыря или приходского храма.

Епископ (греч. «епископос» — блюститель) — священнослужитель высшей степени. Епископ называется также архиереем, или иерархом, то есть священноначальником, иногда — святителем.

Епископ управляет приходами целой области, называемой епархией. Епископ, управляющий приходами большого города и прилегающей области, называется митрополитом.

Патриарх — «отценачальник» — предстоятель Поместной Церкви, избираемый и поставляемый на Соборе, — высший чин церковной иерархии.

Предстоятелем Русской Православной Церкви является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Он управляет церковью со Священным Синодом. В Синод кроме Патриарха постоянно входят митрополиты Киевский, Петербургский, Крутицкий, Минский. Постоянным членом Священного Синода является председатель Отдела внешних церковных сношений. Еще четверых приглашают из остального епископата по очереди в качестве временных членов на полгода.

Помимо трех священных чинов в Церкви существуют еще низшие служебные должности — иподиаконы, псаломщики и пономари. Они относятся к числу церковнослужителей и поставляются на свою должность не через Рукоположения, а по архиерейскому или настоятельскому благословению.

В. Семенов

Проза жизни • Практика дипломатического протокола и этикета

Шмеман А., прот. Из лекций по пастырскому богословию. Пастырское призвание

Разбивка страниц настоящей электронной статьи сделана по: прот. Александр Шмеман, Собрание статей 1947—1983, Москва. Русский путь, 2009

прот. Александр Шмеман

ИЗ ЛЕКЦИЙ ПО ПАСТЫРСКОМУ БОГОСЛОВИЮ

ПАСТЫРСКОЕ ПРИЗВАНИЕ*

«Не вы Меня избрали, а Я вас избрал» (Ин. 15:16). Тайна избрания и призвания есть первое, что всегда должен помнить и сознавать пастырь Церкви. Церковь созидается и живет Духом Святым, и все служения в ней поэтому — от Бога, а не от людей. В Церкви нет и не должно быть самозванства, в ней действенно и плодотворно только то, что от Бога.

Каковы признаки Божьего избрания и призвания? Каким путем приходит человек к священству? Как может он узнать, что призвание его — от Бога? Таких признаков и в Писании, и в Предании указано множество, и нет возможности их все перечислить. Приведем здесь самые главные.

1. На первое место нужно поставить призвание личное — внутренний голос, зовущий к священству. Иногда призыв этот звучит почти с детских лет, иногда приходит в зрелом возрасте. Каждому из нас известны случаи такого непреодолимого стремления к священству, некоей внутренней самоочевидности призвания. Внешне призыв этот обычно выражается в особой любви к храму и богослужению, во влечении прислуживать в алтаре, в заботе о храме, в интересе ко всему церковному. Человек как бы испытывает то, что испытывали апостолы на горе Фавор: «Хорошо нам здесь быть». Человеку хорошо в церкви быть, он чувствует ее своим домом, его тянет в нее. Это чувство есть верный признак призвания, потому что в нарочитой, личной любви к церкви и в заботе о ней — основа священства и пастырства. Кто не любит храма и всех «мелочей», всех подробностей церковной жизни, тот не будет хорошим священником, потому что храм — это настоящий дом священника, и «ревность по дому Божию» должна быть двигателем всей его жизни. Но любовью ко храму и богослужению не исчерпываются, однако, признаки призвания. Вторым, все еще личным признаком должно быть чувство заботы о Церкви в целом. При описанном выше раннем призвании подросток увлекается обычно именно богослужебными «подробностями», но это увлечение, чтобы стать подлинным и серьезным призванием, должно обязательно претвориться в интерес к самой жизни Церкви. В последнем итоге это есть устремление к торжеству Христа, благодати, спасения, истины в жизни человеческой. Вот подлинный признак пастырского призвания: томление, которым томился Христос: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!» (Лк. 12:49—50).

* Русско-Американский Православный Вестник. Ноябрь 1959 г.

733

Пастырь успокоенный, интересующийся только внешней стороной церковной жизни, но равнодушный к делу Христову в мире, есть псевдопастырь. «Путей пастырства много, — пишет архим. Киприан , — и каждый из них благословен, и на каждом нужны ревностные работники… Но на каком бы пути они ни совершали свое дело, они должны совершать его в духе Доброго Пастыря, не оглядываясь вспять на некогда обеспеченное, спокойное, устоявшееся благоденствие левитское и помня о трагичности нашего времени и своего служения» («Левитство и пророчество как типы пастырствования» в сборнике «Живое Предание». Париж, 1930. С. 152). Поэтому ранний, юношеский интерес и любовь к церкви и богослужению должны быть углублены, проверены, чтобы не оказаться поверхностными. Ибо они могут привести всего лишь к внешней церковности, если не будут восполнены этим живым интересом к торжеству Христа в человеческих жизнях.

2. Внешние признаки призвания суть те, которые приходят от Церкви. Призвание Церковью может прийти через архиерея или же от духовника, от близких людей и, наконец, от Отцов и святых — через чтение их творений.

Человек может по разным причинам — смирению, занятости, чувству долга по отношению к семье и т. д. — не расслышать в себе голоса личного призвания, голоса Божьего. Человеку свойственно сомневаться в себе, колебаться, бояться окончательных решений, и тогда голос Церкви может и должен оказаться решающим. В Предании мы находим тому множество примеров. Ни св. Василий Великий, ни св. Амвросий Медиоланский, ни св. Иоанн Златоуст не помышляли о пастырстве, не стремились к нему: оно возложено было на них Церковью. И если в известной пословице слово «народ» понимать как народ Божий, как Церковь, то действительно «глас народа» может быть «гласом Божиим».

3. Призвание — и личное, и церковное—должно быть проверено·, «…испытывайте духов, от Бога ли они» (1 Ин. 4:1); проверено внешне (Церковью в лице архиерея) и внутренне (самим ставленником). Апостол учит своих преемников: «Рук ни на кого не возлагай поспешно» (1 Тим. 5:22). Ни прохождение курса богословских наук само по себе, ни личное желание, ни, тем более, внешние качества (голос, знание богослужения, «умение обращаться с людьми» и т. д.) еще не составляют достаточного основания к рукоположению. Все это необходимо в большей или меньшей степени, но действительно «единым на потребу» должен быть признан особый внутренний огонь, особая пастырская расположенность кандидата. Никакие формальные рекомендации семинарских начальств не должны заменять личного и именно духовного испытания ставленника архиереем, несущим перед Богом ответственность за вручение душ человеческих и вечного их спасения недостойному или же еще духовно несозревшему пастырю. В наше время, к несчастью, вся процедура испытания ставленника сведена к минимуму и стала очень формальной, бюрократической. Как на минимум желательного испытания можно указать на предварительную беседу архиерея с духовником кандидата, подробную оценку его наставниками и продолжительную беседу архиерея с самим кандидатом.

Призвание должно быть проверено также и внутренне, самим кандидатом в священники. Сам или с помощью духовника он должен, прежде всего, вдуматься в

734

«перводвигатель» своего призвания: вполне ли искренно и чисто оно? Не примешаны ли к нему славолюбие, желание власти и почета, стремление к той или иной «выгоде»? Все эти слабости «естественны» в человеке и будут соблазнять его на протяжении всей его жизни, но особенно сильными и опасными могут они оказаться именно в священнике, поставленном в исключительно высокое положение, облеченном властью, призванном к управлению и водительству. Поэтому так бесконечно важно, чтобы будущий ставленник научился распознавать в себе все эти «стрелы лукавого», бороться с ними, подавлять их в себе. Будущий священник легко поддается самолюбованию: «Вот, я, молодой, отдаю свою жизнь Церкви», еще легче может возгордиться, «возмечтать о себе». Привыкший за семинарские годы к «нормативному» учению, то есть учению о том, какой должна быть Церковь, он особенно легко начинает критиковать все несогласия с этой нормой, старших своих собратий, духовенство, органы церковного управления и почти бессознательно считает себя будущим «спасителем» Церкви. Такие настроения очень распространены среди молодого духовенства, но духовно они губительны. Кандидат в священники должен воспитать в себе смирение перед Церковью·, не равнодушие к недостаткам церковной жизни и церковного общества, но сознание, что прежде чем Церковь нуждается в нем, он сам нуждается в Церкви, от нее получает силу и вдохновение на свое служение. Вот в стяжании такого смирения перед Церковью, привычки к самопроверке, к молитве, к духовной объективности и состоит внутреннее самоиспытание, а оно переводит нас к следующей теме пастырского богословия — к духовной и умственной подготовке его к священству.

Совершение мирянами богослужений за неимением священника

По указаниям Богослужебного Устава, за неимением священника, церковные богослужения могут совершать миряне-псаломщики так называемым «мирским чином» по богослужебным книгам, в порядке вычитывания и выпевания положенных Уставом псалмов, стихир, тропарей и канонов. Однако, следует помнить, что миряне не при каких условиях(!), не имеют права без священника: дерзать совершать Божественную Литургию; чинопоследования церковных Таинств (за исключением Таинства Крещения «страха ради смертнаго» – о чём будет сказано ниже); одевать священные облачения; совершать какие-либо священнодействия; преподавать мир и благословение; пользоваться Служебником и Требником; читать тайные, сугубо иерейские молитвы; произносить возгласы и ектении – чтобы не впасть в тяжкий грех святотатства и не подвергнуться осуждению от Бога.

Существуют уставные правила, руководствуясь которыми миряне могут при отсутствии иерея совершать богослужения суточного, седмичного и годового круга, а также молебствия, крестные ходы, панихиды, литии и отпевание усопших. Перечислим наиболее важные из них:

1. Все богослужения при отсутствии иерея совершаются вне алтаря (алтарь закрыт, завеса Царских врат задёрнута, стихарь не одевается).

2. Все иерейские возгласы во всех случаях заменяются одним: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь».

3. За ектению во всех случаях произносится только «Господи, помилуй»:за великую и просительную ектении – 12 раз; за сугубую – 40 раз; за малую – по 3 раза. Вместо возгласа по окончании ектении произносится: «Молитвами святых отец наших,..» (см. выше).

4. Миряне могут возглашать прокимны, аллилуарии и «Бог Господь…» со стихами, как это и положено делать канонарху на богослужении.

5. Миряне могут читать Паримии, Апостольские и Евангельские зачала с аналоя на середине храма (не с амвона, и тем более не с алтаря). Все предваряющие и последующие иерейские возгласы («Вонмем», «Мир всем», «Премудрость, прости», «И о сподобитися нам…» и т.д.) – опускаются. Произносится только название зачала, например: «К Солунянам послание святаго апостола Павла чтение», «От Луки святаго Евангелиа чтение», и далее сразу читается текст зачала. При отсутствии богослужебного Апостола и Евангелия, тексты зачал можно определить по номерам глав и стихов, и прочитать их по обычному тексту Нового Завета. При чтении недопустимо никакое подражание диаконской или иерейской голосовой интонации – читать нужно просто, чётко, достаточно громко, с соблюдением смысловых пауз и интервалов.

6. Каждение совершается только ручной (домашней) кадильницей. Кусочек ладана кладётся на горячий уголёк и осеняется крестным знамением с молитвой: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь». Каждение совершается троекратным крестообразным движением руки с кадильницей: а) два раза вертикально – сверху вниз; б) один раз горизонтально – слева на право ( ). Во время длительного каждения обычно про себя читается 50-й псалом. При небольшом каждении читается таже молитва что и на начало каждения: » Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа . Аминь».

7. Вместо богослужебного отпуста произносится краткий малый отпуст: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере,* преподобных и богоносных отец наших и всех святых, помилуй нас. Аминь». На отпусте, после поминовения Божией Матери(*) можно также помянуть храмового святого (которому посвящён храм); дневного святого (которому посвящён день седмицы); святого, которому совершалась служба («его же и память ныне совершаем»); и всех святых, которые празднуются в этот день (» их же и память днесь»). По окончании богослужения молящиеся сами прикладываются ко св.Кресту, который для этого предварительно полагается на аналое за амвоном, или на середине храма рядом с храмовой иконой.

Руководствуясь этими простыми правилами, а также указаниями Богослужебного Устава (Типикон), каждый мирянин при необходимости, если нет никакой возможности быть в храме, может ежедневно вычитывать церковные службы дома. Например, в годы богоборческих гонений миряне почти повсеместно совершали тайные богослужения. В частности – в удаленных от центра и внимательного надзора атеистических властей деревнях практически всегда существовали «неформальные» молитвенные дома, т.е. православные просто собирались в одной избе на великие праздники и молились, составляя службу как могли. Особенно же подобное было распространено, когда в деревне кто-нибудь умирал – все храмы округи, к примеру, были закрыты, а попрощаться с человеком без молитвы люди не могли. И вот, старушки прочитывали – пропевали чин отпевания, опуская священнические возгласы и молитвы. Так было, например, в Нижегородской области, где подобные молитвенные дома были и у православных, и у староверов. Можно привести и другой пример — еще совсем недавно многие пожилые прихожане знали, что такое Обедница. Сейчас это встречается все реже. А «Обедница» – это еще одно название части Литургии оглашенных – Изобразительных («Последование Изобразительных» — см. кн. Часослов). «Править Обедницу» — очень древняя традиция отшельников и монастырских скитов, где не было священника. В первые века существования монашества иноки редко принимали сан, а если и принимали – то после многих лет подвижнического искуса. Для совершения Божественной Литургии монашеские общины приглашали пресвитера, а в остальное время молились самостоятельно, совершая положенные по времени службы без иерея. При богоборческой власти, закрывавшей храмы и уничтожавшей священство, многие православные люди вернулись к этой древней традиции. Недавно почившая старейшая прихожанка Данилова монастыря схимонахиня Даниила (в миру Прасковья Емельяновна Мачкина), пережившая все эти страшные гонения, а в старости по немощи не имевшая возможности посещать богослужения в храме, вычитывала их дома каждый день, причем, не только Обедницу, но и все службы суточного круга. И сейчас среди прихожан много тех, кто интересуется Богослужебным Уставом и хочет научиться уставной молитве. Конечно, богослужение совершаемое одними мирянами не является в уставном смысле полноценным (впрочем, древние иноки наверное так не считали) , и безусловно не может заменить главного богослужения – Божественную Литургию, совершаемую только епископом или священником. Однако – хороший навык и привычка к участию в богослужении помогает и самим мирянам–чтецам – она учит их грамотно обращаться с богослужебными книгами, прививает интерес к Церковному Уставу и богослужебным текстам. Когда Октоих, Минеи и Часослов становятся не «темным лесом», а источниками знаний и молитвенного вдохновения, меняется не только наше понимание службы, меняемся мы сами – ведь эти тексты, эти книги составлены великими подвижниками веры и приобщение к ним оказывает каждому громадную душевную пользу. Молитвенные христианские гимны учат нас правильному обращению к Богу через опыт святых подвижников, вводит в мир истинной молитвы, в духовную жизнь Православия. Особенно это необходимо в наше лукавое, предантихристово время. Святые отцы нам предсказывали, что последним христианам придётся укрываться от гонителей и спасаться без привычных родных храмов. Как первые христиане прятались и молились в катакомбах, так и последним христианам тоже придётся спасаться в катакомбах и тайных поселениях. Последние христиане будут как первые – без храмов и даже порой без священников.

Таинство Крещения

Таинство святого Крещения при отсутствии священника и при смертной опасности возможно совершить любому православному христианину. Об этом говорят святые: блаж. Иероним, блаж. Августин, преп. Феодор Студит, Тертуллиан, и другие св.отцы и учителя Церкви. Об этом же говорит правило 14 Николы патриарха, 45 правило Никифора исповедника, сказано в Деяниях Апостолов (Деян. 6. 1-6), (Деян. 8. 38), (Деян. 9. 17-18) и др. «В случае крайности, когда готовящемуся к крещению грозит смертная опасность, за отсутствием священника, могут совершить крещение и миряне; при этом требуется только: а) чтобы крещающий был православный, б) чтобы точно произносил форму крещения при троекратном погружении, в) если за сим крещающийся чрез мирянина будет жив, то крещение над ним должно быть дополнено молитвами и обрядами, относящимися к крещению» (Номок. в, бол. треб. 204, 205. Книг, о долж. пресв. §84). На такой случай, в Требнике митрополита Петра Могилы имеется указание: «аще тамо будет священник, он да крестит, а не диакон; аще же диакон, он, а не иподиакон; аще же кой-либо буди от клирик, он, а не простец; аще муж, он, а не жена. Разве точию студа ради, достоит жене паче, неже мужу крестити младенца, или аще жена лучше умети будет изрещи форму крещения и водою облияти» (Требн. П. Мог. л. 8).Кроме этого необходимо – «Для предупреждения случаев смерти детей без крещения, священник должен научать своих прихожан и в особенности женщин, служащих при рождении, тому, как они должны поступать в случаях близкой смерти младенцев, т.е. чтобы они знали совершительную форму крещения и могли бы сами совершить крещение над опасным младенцем, а также увещевать их, дабы в таких случаях немедленно давали бы ему знать» (О долж. пресв. приход. §84).

Поэтому, каждый должен знать краткий устав совершения св. Таинства Крещения. Читаются: «Царю Небесный» и «Трисвятое по Отче наш». После «Приидите поклонимся», читается Символ Православной веры а затем совершается Таинство Крещения полным троекратным погружением.

Крещающий произносит: «Крещается раб(а) Божий (имя рек) во имя Отца (ПЕРВОЕ ПОГРУЖЕНИЕ). Аминь. И Сына (ВТОРОЕ ПОГРУЖЕНИЕ). Аминь. И Святаго Духа (ТРЕТЬЕ ПОГРУЖЕНИЕ). Аминь».(Эти совершительные слова св. Крещения необходимо знать каждому христианину! Особенно важно эти слова знать женщинам, которые готовятся к родам, и акушеркам, которые будут принимать роды – чтобы в случае смертной опасности быстро окрестить младенца). Во время троекратного погружения крещающий держит руку на голове крещаемого. После крещения произносится обычный отпуст. При невозможности полного погружения допускается крещение обливанием. Использовать желательно святую воду, но при нужде подойдет и любая вода. Можно предварительно в такую воду трижды опустить св. Крест, с чтением тропаря: «Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое, победы благоверному Царю нашему Православному на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство».

В православной литературе описан случай, когда при полном отсутствии воды умирающий после преждевременных родов пятимесячный младенец был крещён собственной матерью крестообразным помазанием слюной на челе. Есть описание случаев, когда утопающие в результате кораблекрушения люди прямо в воде совершали крещение друг друга, призывая в свидетели Бога, и были, потом, чудесно спасены по Его божественной милости. В древних патериках описан также случай, когда в пустыне было совершено крещение умирающего песком, за неимением воды. Не следует забывать и о крещении кровью – когда человек перед мученической смертью исповедует Христа Спасителя и страдает за Него. Самокрещение допускается только в самых исключительных случаях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *