Священники о разводе

Архимандрит Тихон (Шевкунов): О разводах священников, советских песнях и рухнувшем образовании

«За такую интересную встречу деньги надо брать, а не делать ее бесплатной», — гласила одна из множества записок, которые читатели книги «Несвятые святые» адресовали её автору, архимандриту Тихону (Шевкунову), на встрече в московском Доме кино.

Про клубы трезвости

Решение страшной для страны, трагической проблемы пьянства нужно начинать с себя.

У меня есть близкий друг, который понял, что если он не бросит пить – потеряет все. Причем – здоровый мужчина, которому легко выпить бутылку-другую, а его творчеству это даже как-то помогало. Но он понял, что надо остановиться.

Валентин Григорьевич Распутин и я – сопредседатели Церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы.

Мы будем продолжать прилагать все силы, чтобы как-то решать эту проблему. Тем более, что, слава Богу, уже год назад была подписана концепция «О снижении употребления алкоголя в России к 2020 году в два раза». Если три года назад было 18 литров потребления чистого спирта на душу населения, то в 2020 году должно быть 8 – 9 литров. 8 литров – по данным Всемирной Организации здравоохранения — предел, после которого наступает необратимое угасание нации.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Очень многие из тех проблем, которые у нас есть, в том числе – наша непассионарность – связаны именно с проблемой пьянства.

Общие усилия и государства, и Церкви, и общественности, видеоролики, сделанные нами, которые гуляли по Интернету, которые пусть и с большим трудом, но показывали по телевидению, ограничение по времени продажи алкоголя – все это привело к тому, что по реальным статистическим данным, за три года на 13% снизилось употребление алкоголя в России. Это очень много – с 18 до 15 литров.

День наместника монастыря

День строится по-разному. Вот сегодня, например, не было братского молебна, который обычно служится в 6.15. После Литургии я крестил ребенка. Хотя обычно в монастырях не крестят, но здесь имелись особые обстоятельства. Затем –совещание. Затем – ещё одно. После – решение монастырских проблем. Мы сейчас испросили благословения Святейшего на территории Сретенского монастыря построить храм Новомученников и исповедников российских на Крови, что на Лубянке.

Храм будет очень светлым и красивым, так, во всяком случае, мы предполагаем и об этом молимся. Освятить его мы бы хотели в феврале 2017 года.

После забот о строительстве храма крестил ещё двоих детишек – первенцев студентов нашей семинарии. Один вновь крещенный мальчик – Илларион, а другой Тихон. Время от времени студенты «подбрасывают» нам таких внуков и мы с большим удовольствием берем благословение у Святейшего и – крестим.

Потом еще встречи, и вот теперь встреча здесь.

Проблема батюшек, от которых ушли матушки…

Есть церковное правило, согласно которому, если священник овдовел, или жена ушла от него, либо он развелся, он находится перед выбором: оставаться священником безбрачным, либо жениться вновь и уже не служить. Так было, так есть и, надеюсь, так будет.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Вопрос болезненный. В начале двадцатого века его поднимали на Поместном Соборе 1917 – 1918 года. В основном — будущие обновленцы. По сути, все их реформы свелись к тому, чтобы разрешить священникам второй брак в случае развода или после смерти супруги.

Вот вам еще пример человека, который нарушил древний устав и даже с благословения священноначалия. Жил в Питере один молодой священник, которого очень любил народ. Священник этот овдовел, и через какое-то время у него появилась знакомая, они стали жить вместе. Митрополит благословил этого священника служить дальше. Учитывая, что он молод, что он – любимец питерцев. Звали его священник Георгий Гапон. И мы знаем, чем все кончилось.

Гапон, начав с того, что решился служить при втором браке, заигрался политикой. И в конце концов этот священник открыто призывал к убийству.

Поразительно, как интересный человек стал тем, кем он стал. Как его, в конце концов поразила страшная мысль – о личном мессианстве: «Я спасу Россию!»

Есть вехи, пределы, за которые переступать не надо. Не нашего ума дело. Очень опасно передвигать межи, поставленные не нами.

Будет ли художественный фильм по книге «Несвятые святые»?

Ко мне обращались несколько человек с предложением сделать художественный фильм. Но я как представлю, что актер, пусть очень хороший, наклеит бороду и начинает изображать отца Иоанна (Крестьянкина), мне становится не по себе и я сразу же отказываю.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Может быть, что-то будет в каких-то других формах. Сейчас вот делается аудиокнига.

Возможно, будет что-то немного другое, не напрямую игровой фильм.

Об образовании

Сейчас мы делаем новое здание семинарии. С одной стороны оно будет очень классическим красивым, в стиле 18 – 19 веков и одновременно – наполненным электроникой.

Кроме всего прочего, на переменах там будет звучать и классическая музыка. Ребята сейчас приходят в семинарию и вообще в учебные заведения не такими подготовленными, как их сверстники лет 50 назад. Образование у нас рухнуло по-настоящему. Это одна из главных проблем сегодня.

Если родители не подготовят детей, дети не будут ни читать, ни, в буквальном смысле, писать (поскольку имеется компьютер), не будут знать литературы и хорошей музыки.

Мы получаем семинаристов, значительная часть из которых в культурном отношении не подготовленная. Именно потому на переменах будет звучать классическая музыка и на бегущей электронной строке будет написаны имя композитора, название произведения…

Про хор

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Знаете, почему хорошо, когда есть хор в монастыре, у наместника? Я сам пою очень плохо, к сожалению. И меня лет 20 гоняли со всех клиросов Русской Православной Церкви. Как только я пытался что-то спеть, на меня сразу «шикали». А когда организовался монастырь, я стал наместником, меня никто не гонит. И я всегда прошу хор составить тот репертуар, который и мне самому хочется послушать.

О мигрантах и миграции

Первая реакция, конечно, болезненная. С другой стороны – это, к сожалению, знамение нашего времени и подобный процесс можно наблюдать по всему миру. Да и всегда это происходило. Вспомним Византию. Тоже надвигались совершенно другие народы, занимали страны, входящие в империю. Ни к чему хорошему это ни привело.

В истории Греции, Сербии – турецкие нашествия.

Мы иногда думаем, что вот мы – такие уникальные, живем в уникальное время. Но вспомним Экклезиаста: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Екк.1:9).

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Вопрос не в том, что люди приезжают и ведут себя неправильно, а в том, что жители России позволяют им вести себя неправильно. Русский человек всегда был гостеприимен. Но когда гости – и ноги на стол, и начинают диктовать свои условия, то мы можем сказать: это не хорошо. Но что же случилось с народом, с хозяином дома, если он позволяет это? Если допускает, что в дом его приходят люди и начинают бесчинствовать.

В первую очередь надо поднимать самосознание и пассионарность русского народа.

Будет решена эта проблема, будет приостановлена деградация народа, все встанет на свои места. И приезжие начнут относиться с уважением (а сейчас зачастую – безо всякого уважения).

Это вопрос, по поводу которого нам не надо жаловаться. Когда мы начинаем жаловаться и нудеть, мы делаем ситуацию только хуже.

Следует думать о том, как делать так, чтобы мы стали добрее, милосерднее и – сильнее.

А что касается гостей, которые приезжают, хотят жить у нас, то здесь нужна серьезная система по адаптации (и она разрабатывается) людей, которые готовы влиться в эту большую российскую семью.

Мы, люди старшего поколения, помним, какое в Советском Союзе было не придуманное, а настоящее братство. Было же на самом деле! И это драгоценно для нас. Мы ощущали себя одним великим народом, в котором много наций.

Социальная работа Церкви

Церковь отвечает на множество болезней нашей жизни. Есть даже особый отдел в административной структуре Русской Православной Церкви, который занимается именно социальным служением.

Но надо помнить, что Церковь – не социальное учреждение. Главная задача Церкви – соединение человека с Богом, стяжание жизни вечной.

Мы сейчас, наверное, даже слишком увлекаемся вот этой социальной деятельностью. Она, конечно, нужна, никто не спорит.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Но надо понимать, что это правильно по-настоящему, когда является частью духовной жизни. Вот Спаситель, когда он пятью хлебами накормил несколько тысяч людей, Он что, социальной деятельностью занимался? Или, скажем, милосердный самарянин, когда помог пострадавшему от разбойников, тоже социальной деятельностью занимался? Или апостолы, великие святые, которые исцеляли, помогали? Все это было частью их духовной молитвенной жизни.

Когда «социальное служение» — духовной жизни и полная необходимость, тогда это дает настоящие плоды.

О советских песнях

Мы получаем очень много упреков, по поводу того, что наш церковный хор Московского Сретенского ставропигиального монастыря поет советские песни. А вот я рад этому и даже, простите, горжусь.

В советское время большинство людей не знали молитвы. А песня в каком-то смысле была сублимацией молитвы. Люди собирались, и, не умея молиться, пытались выразить нечто особое, что было в их душе.

Сколько замечательных песен тогда было, хотя писались они чаще людьми не церковными.

Мы не знаем о духовной судьбе очень многих из них.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Был такой потрясающий поэт Леонид Дербенев, писавший стихи песен в комедиях Гайдая.

Как-то года два назад я ехал в машине, водитель включил музыку и вдруг я услышал совершенно потрясающие слова давней песни, которую я не знал — «Этот мир придуман не нами». Я был потрясен: кто автор? Что за песня? Приехал домой, в Гугле посмотрел.

Меня поразили слова. Мало того, что там звучит фраза «Этот мир придуман не нами, Этот мир придуман не мной», так ещё автор поэтически фиксирует духовное открытие:

«А мир устроен так, что все возможно в нем,

Но после ничего исправить нельзя».

Простые слова, а какие глубокие! А финал этой песни – просто христианский:

«Один лишь способ есть нам справиться с судьбой,
Один есть только путь в мелькании дней.
Пусть тучи разогнать нам трудно над землей,
Но можем мы любить друг друга сильней».

Все, что может человек – просто любить ближнего.

Я стал узнавать, что это за поэт и увидел по его стихам, какой у него был удивительный духовный рост. Советский человек, атеист, он начинает искать Бога. А человеческая душа жива, надо заметить, лишь тогда, когда она ищет Бога. Даже если ты архимандрит, епископ, митрополит. Если останавливается поиск Бога, душа начинает мертветь.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Так вот, сначала у Леонида Дербенева была «Песня про зайцев» и так далее. Потом он пишет удивительную песню, хотя и не совсем христианскую «Призрачно все в этом мире бушующем».

А потом он стал писать уже совершенно христианские вещи.

Это был великий человек, который даже не состоял в Союзе писателей. Его не приняли, не признавали.

Потом он воцерковился и умер уже глубоко верующим православным христианином.

Что сердце захотело

Есть такое выражение в Псалтири: «Даст ти Господь по сердцу твоему». Это духовный закон: если человек чего-то очень захочет, то Господь ему даст. И когда сердце народное чего-то очень захочет, Господь даст по сердцу народному. И в начале двадцатого века случилось то, что сердце народное захотело изменений, захотело революции, захотело придуманной сказки. Настолько, что перед отречением Государя даже все генералы – командующие фронтов прислали ему телеграммы с требованием отречения. Кроме одного, мусульманина, хана Нахичиванского, который единственный умолял не оставлять Престол. И почти все православные иерархи поддержали Временное правительство. Здесь было много причин, в том числе – несвобода Церкви. Священный Синод – это особая песня, когда на должность обер-прокурора назначались иногда открытые масоны и атеисты.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Так вот сердце народное захотело перемен. И Господь, Который ценит человеческую свободу, дал желаемое…

О семинариях до 1917 года

Это зачастую были рассадники революции. Убивали ректоров из пистолета, рубили иконы, кощунствовали так, что поверить не возможно, что это были семинаристы и в 99% — дети священников.

Часть учащихся семинарий потом стали революционерами, часть – новомученниками.

Цензура

Пушкин, когда был юношей, слово «цензура» иначе как со словом «дура» не рифмовал. А когда он стал зрелым мужем, ему было чуть больше 30, он написал целый трактат «О ценсуре», где говорил о необходимости цензуры. Сейчас об этом скажешь – сразу нападают, кричат.

Нормальная цензура есть везде, во всех странах, о которых мы с придыханием говорим – в США, в странах Европы. Есть определенные темы, за которые просто сразу посадят, а не просто изымут тираж. То есть цензура, усиленная Уголовным кодексом.

Фото: И. Правдолюбов / Православие.Ru

Я считаю, что тот вульгарный либерализм, который у нас сейчас царствует, рыночные отношения в СМИ и культуре – крайне вредны и крайне опасны. И рано или поздно мы придем к пониманию того, что государству необходимо различать между теми произведениями, которые выдаются за искусство и истинным искусством. Воспитательный процесс каким-то образом в нашей стране все равно надо вести.

Допустимо ли священнику разводиться и жениться второй раз? Как повторный брак сказывается на его служебном положении?

http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/otvet-20552/?stt=1147
Прот. Димитрий Смирнов: Конечно, священник может и развестись, и жениться, и не одни раз, а десять или двадцать, это зависит от того, сколько ему лет. Но он, к сожалению, перестаёт быть священником.
Прот. Александр Березовский: То есть, он запрещается в служении?
Прот. Димитрий Смирнов: Да.
Прот. Александр Березовский: А почему такая строгость к священству?
Прот. Димитрий Смирнов: Потому что священник и его семья должны быть образцом для паствы. Если священник двадцать раз женится, то сколько раз можно жениться мирянину? Сорок? И что тогда это будет за Церковь?
У нас есть учение о браке в христианской Церкви, которого все должны придерживаться, а священник – выполнять неукоснительно.
Прот. Александр Березовский: А в случае смерти супруги? Бывает же, что вот молодые люди поженились, и по болезни супруга вскорости умерла…
Прот. Димитрий Смирнов: И даже в случае смерти. Есть вещи, которые выше брака. Священство выше брака. И если человек стал священником, он уже жениться не может.
Прот. Александр Березовский: То есть, если мужчина не женился до рукоположения, то после этого Таинства он уже жениться не может?
Прот. Димитрий Смирнов: Нет. Порядок такой: брак, потом священство, потом епископство. Нельзя менять местами. Такова церковная традиция, так благословлено Богом.
Прот. Александр Березовский: Но почему такая строгость именно в отношении священников?
Прот. Димитрий Смирнов: Да нет тут никакой строгости. Строгость, если было бы сказано: таких вешать, или ещё более строго: таких сжигать на костре.
Прот. Александр Березовский: Живьём…
Прот. Димитрий Смирнов: Не живьём неинтересно… Вот это было бы строго. А так – ты оставляешь своё служение и живёшь как мирянин.
Прот. Александр Березовский: Вот если бы такое было по отношению к мирянам, может, не было бы у нас столько разводов, брошенных детей?
Прот. Димитрий Смирнов: Было бы. Я как-то рассказывал, что в Германии многие люди отказываются платить налог на церковь и тем самым письменно свидетельствуют, что они перестали быть христианами. И никак их это не волнует. Если современному человеку поставить условия пребывания в Церкви, какие были во времена Василия Великого, то Церковь попросту опустеет. Поэтому Церковь в каждую эпоху оказывает всё большее и большее снисхождение человечеству (по мере приближения к торжественной встрече антихриста).
…………………………………….
Ответ: о.Димитрий Смирнов

Когда развод – не грех: Мнения священнослужителей

Русская Церковь предложила для широкого обсуждения проект документа «О церковном браке». В проекте указано, что брак может быть расторгнут в случаях отпадения одного из супругов от православия, в случае прелюбодеяния, заболевания одного из супругов проказой, сифилисом или СПИДом, а также если женщина сделала аборт (по-видимому, подразумевается «без согласия мужа») или, напротив, муж принуждал ее к аборту.

Это можно сравнить с мнениями россиян. По данным недавнего опроса ВЦИОМ, для каждого четвертого (27%) расторжение брака возможно при «фактическом распадении семьи». Каждый второй 50% говорит, что все зависит от конкретного случая.

25% считают уважительной причиной развода бедность и безработицу, 14% – супружескую измену. Кроме того, к разводу может привести эгоизм (13%) несовпадение характеров (12%), бытовые проблемы (7%), отсутствие жилья (6%), алкоголизм или наркомания (7%) и др.

8% уверены – ничто не должно и не может препятствовать желанию людей разорвать супружеские узы. За сохранение брака любой ценой выступают около 10% опрошенных.

Между тем в США к разводу относятся строже. Компания LifeWay Research провела опрос среди взрослых американцев. Вопрос, который задавался респондентам – «В каких случаях развод нельзя считать грехом?»

61% опрошенных считает, что развод оправдан в случае супружеской измены; по 62% оправдывают развод, если люди больше не любят друг друга, или если один супруг ушел от другого. 63% полагают, что можно развестись с человеком, который с тобой дурно обращается (abuse – это слово чаще всего подразумевает побои или насилие). 65% считают уважительной причиной развода пристрастие супруга к порнографии. 37% опрошенных полагают любую из названных выше причин достаточной для развода.

Назвавшие себя христианами американцы в целом реже готовы одобрить развод: так, 43% не считают уважительной причиной дурное обращение, а также причины «ушел/ушла» и «разлюбил/разлюбила», 39% – пристрастие к порнографии. Из тысячи протестантских пасторов больше половины (61%) сочли, что тот, кто разводится, потому что «любовь ушла», совершает грех.

«Как бы вы прокомментировали эти данные? Почему, на ваш взгляд, чаще всего распадаются семьи? В каких случаях разводы кажутся оправданными вам?» – с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Преосвященнейший ИРИНЕЙ, епископ Орский и Гайский:

Действительно, развод может быть оправдан только в тех случаях, которые перечислены в проекте документа «О церковном браке». Да и то выбор – за одним из супругов. Может, кто-то готов нести крест за другого. К примеру, оступился человек, изменил, но его вторая половина желает сохранить семью. В таких случаях брак не расторгается.

Церковь перечисляет причины, по которым можно расторгнуть брак, но это не значит, что его непременно нужно расторгать. Церковь всегда выступает за сохранение брака, так как есть дети, их слезы, обиды одного и второго супруга, родные, которые также переживают. И последнее слово остается за праведным человеком.

А почему случаются разводы? – потому что люди, заключая брак, не задумываются о возлагаемых на них обязанностях, а впоследствии оказываются не готовы к жертвам. Первое время супруг или супруга смотрит на свою вторую половину со страстью, видит в ней источник наслаждения, и не смотрит на нее как на человека, через которого можно спасись, которого дал Бог, чтобы вместе чего-то добиться. Если бы супруги каждодневно поддерживали друг друга, делились своими печалями, радостями и планами, все было бы по-другому. Тогда они боялись бы потерять друг друга. Но у многих не хватает на это терпения, и в результате вторая половина уходит туда, где любят и ждут.

Поэтому, дорогие братья и сестры, относитесь друг к другу внимательно, умейте терпеть и любить по-настоящему. И найдите духовного наставника – священника, с которым можно советоваться и согласовывать поступки, совершая молитву Богу.

Протоиерей Константин ГОЛОВАТСКИЙ, священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, глава Православного молодежного клуба «Встреча», председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии:

Церковные браки чаще всего расторгают, когда семья уже распалась. В какой-то момент молодые люди пожелали вступить именно в церковный брак, пришли в храм, попросили совершить над ними таинство венчания – но когда в их отношениях появилось трещина и возникли сложности в семье, они, к сожалению, не возвращаются туда, где происходило заключение брака, чтобы посоветоваться со священником, получить поддержку. И в итоге через какое-то время совершается церковный развод.

А причины развода указаны правильно – в жизни могут возникнуть разные обстоятельства, которые препятствуют тому, чтобы семья была живой и полноценной.

Но, конечно, у христиан особое отношение к церковному браку – он все-таки наделен сакральным, священным смыслом. Это понимают люди, даже не очень близкие к Церкви: венчаться – значит, раз и навсегда. Бог связал людей, и нужно приложить максимум усилий, чтобы сохранить брак, – быть может, преодолев препятствия, которые возникают с течением времени.

Наверное, сейчас основная проблема в том, что сложности часто преувеличивают. Люди хотят комфортной, спокойной жизни. Они боятся проблем, не готовы решать их совместно. Как результат – распадаются семьи, когда их можно было бы попытаться сохранить.

А зачастую проблемы эти преувеличены, и большинство вопросов решаемы – особенно, если люди, заключившие брак в церкви, обращаются затем к ней уже по поводу своих семейных проблем.

Протоиерей Андрей СПИРИДОНОВ, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве:

В принципе все эти причины перечислены и в «Основах социальной концепции РПЦ». Все эти причины оправданы, за этим стоит опыт не одной тысячи лет Православной Церкви основанный на евангельских заповедях.

Христианский брак – высокая нравственная ценность. Но когда есть прямая угроза для жизни одного из супругов, потому что другой до такой степени болен душевно или физически, или ведет нравственно-преступный образ жизни, или вовлекает в безнравственность второго супруга, то есть представляет угрозу не только для физического существования, но и для души, – развод разрешен. Внутренне такой брак уже не существует. Потому что брак – это единство нравственное, духовное, физическое – или, по крайней мере, обоюдное стремление к единству. А если об этом не может быть и речи, как в случае со склонением к аборту, например, – то о каком духовном единстве можно говорить? Можно ли такое сожительство назвать браком? Такой брак с христианской точки зрения не осуществлен.

Утрата христианского миропонимания жизни, гедонизм, который сегодня можно назвать основной ценностью общества потребления, поклонение «золотому тельцу», а не следование заповедям – из этого проистекает отсутствие жертвенности и христианского служения. А когда этой установки нет, то и семья распадается.

Игумен СЕРАПИОН (МИТЬКО), заместитель председателя Синодального миссионерского отдела, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви:

Практика церковных разводов показывает: они совершаются, когда брак уже фактически распался. Когда Церковь говорит о причинах разводах, она их не оправдывает – просто в некоторых случаях брак уже не сохранить. Тому могут быть разные причины, но основная заключается в неправильном отношении к браку. Люди либо вступают в него необдуманно, ошибочно, не с тем человеком, либо неправильно понимают природу христианского брака. Например, если заключая брак, допускают возможность его расторжения.

Вступая в брак, человек должен отдавать себя другому полностью, и осознавать: это вечный союз. Но сейчас люди нередко создают «пробные союзы», не понимают, что такое ответственность за будущую семью, а заключая брак, допускают возможность супружеской измены. Иногда так же заключают и церковный брак.

Но если брак, заключенный в ЗАГСе, расторгается в соответствии с законодательством, для расторжения церковного брака уважительных оснований гораздо меньше. И, по сути, все они – лишь снисхождение к человеческой немощи. На протяжении большей части XX века люди не могли получить правильной христианской подготовки к браку, поэтому в нашем обществе к разводу относятся легко. В тех странах, где христианские ценности не подвергались изгнанию из общественной жизни, отношение к разводу более консервативно.

Развод наносит ущерб и обоим супругам и детям, однако есть ситуации, когда жизнь в браке становится невыносимой. Но такую ситуацию нужно воспринимать как горе, а не как нормальную. Люди, разрушившие собственную семью, должны раскаяться, осознать причины, по которым они не смогли создать семейный очаг, и изменить себя. Избавиться от тех черт характера, которые привели к разводу.

Священник Петр КОЛОМЕЙЦЕВ, декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета:

Я порой сам поддерживаю желание кого-то из супругов развестись. Это бывает, когда страдают дети. Например, в результате алкоголизма или наркомании одного из супругов, или насилия над ребенком. Или, скажем, сексуального растления, – к которому относится, в том числе, просмотр порнографии в присутствии ребенка. Плохо отражается на детях и дурной пример – когда, например, один из супругов систематически не работает. А психологические детские травмы – серьезная проблема и для священника, и для психолога. Поэтому я в таких случаях, чтобы не травмировать детей, поддерживаю желание второго супруга развестись.

Даже если потом ребенку придется жить в неполной семье, его нужно уберечь от отрицательных воздействий. Для меня это главное. Если у супругов угасли чувства друг к другу, можно попытаться сохранить семью. Но если при этом в семье такие отношения, что ребенку плохо, лучше цивилизованно разойтись.

Поэтому, когда говорят о необходимости сохранить брак любой ценой, я отвечаю: «только не ценой душевного здоровья детей». Мне понятно, когда брак сохраняют ради детей, чтобы у них не было травмы в связи с распадом семьи, но если в этом сохраненном браке постоянные скандалы и мордобой, это уже не ради детей, а против них.

Священник Георгий БЕЛОДУРОВ, клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери:

Семья как живой организм. Иногда, когда мы болеем, то не знаем, что у нас болит, что причина болезни. Так и в семье – осложнения могут самые разные, потому что это два разных человека со всеми своими достоинствами и недостатками, с эгоизмом, со своими характерами.

Если строятся идеальные отношения, которые должны быть заложены в христианский брак, а это отношения взаимного доверия, жертвенности, когда люди ради семьи готовы уступить в личных прихотях, тогда и о разводе никогда не говорят. А если семья разрушается, там и отношений таких нет.. В Евангелии Христос говорит, что уважительная причина для развода – это прелюбодеяние. Но мы зачастую сталкиваемся с тем, что один изменил, а другой готов простить. И мы – священники, к которым обращаются с вопросом, как поступить, говорим: «Если ты еще любишь и хочешь с ним жить, а он оступился и хотел бы больше так не делать, может, имеет смысл не разводиться?» Я добавляю еще, что никогда не надо напоминать об этой ошибке, пускай ничто не будет омрачать ваших отношений, совершите еще одну попытку построить хорошие, добрые, почти идеальные отношения.

А в Церкви мы расторгаем брак, когда уже никуда не деться. Иногда приходят люди и просят их развести. А мы спрашиваем: «У вас уже новые семьи? Ваше венчание вам мешает? А если вы через год придете и скажете, что помирились и хотите попробовать снова. Опять венчаться будете? Но венчание – это акт Божий».

Перечень претензий из документа указывает на веские причины, а остальные – из разряда «не сошлись характерами», или «муж храпит слишком громко по ночам», – иногда вызывают смех. Мы, конечно, в таких случаях советуем обратиться к врачу.

Я всегда стою на том, чтобы священник был умным и благочестивым, тогда он правильно сможет урегулировать семейную проблему. Потому что пока развода еще нет, семью можно пытаться сохранить. Другое дело, что часто приходят люди, которые давно разведены и имеют уже другие семьи. Они просят развести их по-церковному, чтобы повенчаться с новой супругой. Вторые браки, кстати, часто бывают крепче, чем первые, потому что люди обрели опыт и знают, что такое горькая чаша семейной жизни. А то приезжают молодые венчаться и стоят такие красивые. А что они знают о жизни? Но мы их от венчания не отговариваем, конечно.

Искусство хранить семью – это принимать супруга таким, каков он есть, и помогать ему становиться лучше, но помогать так, чтобы не отвернуть от тебя. Так что все решает любовь, уважение, наша личная культура. Ну и вера, конечно. Ведь Бог благословляет наши семьи, потому что любит нас.

Мухаммад-хаджи РАХИМОВ, председатель Российской ассоциации исламского согласия (Всероссийский муфтият), муфтий Духовного управления мусульман Ставропольского края:

Разводов сейчас столько, что цифры просто ужасают. Даже в период воинствующего атеизма не было такой статистики. А проблема в том, что в духовном отношении уровень сознания наших граждан очень низкий.

В исламе к браку относятся очень серьезно, он один из главных приоритетов. Вот придумали сейчас «гражданский брак». Но это не брак, а открытое унижение и женщины, и мужчины. Что это такое? Захотели – пожили, захотели – разошлись. Естественно нравственность будет на самом низком уровне. А мы перед Создателем ответственны, поскольку обладаем разумом. А когда молодой человек без разбора сходится с девушками, здесь уже нет ничего близкого, сокровенного. Переспали и разбежались. А то могут через два дня знакомства пожениться и через неделю развестись.

Мы недавно были в Доме ребенка, и у нас волосы вставали дыбом. Сколько там больных брошенных детей! Причем заболевания они получили в наследство от безответственных родителей. Государство, конечно, растит этих детей, но кем они станут? Так что надо серьезно относиться и к барку, и к разводу.

Из-за перечисленных причин ислам развод допускает, но вот то, что приводят в опросе, удивляет. Разводиться, если супруг мало зарабатывает? То есть второй супруг настолько меркантилен, что готов развестись из-за нехватки денег? Но если кто-то в семье лишился работы, то подумайте вместе, поддержите друг друга, вы же спутники в этой жизни! Опять же возвращаемся к нравственности, которая должна быть на первом месте.

Очень легко развестись, бросить ребенка, но перед Богом отвечать придется всем. Своей неразборчивостью мы нарушаем заветы Господа, разрушаем наше государство. А мы должны стремиться к тому, чтобы семьи были крепкими, и в каждой минимум по 3-4 ребенка. Это должно быть нашей целью.

Шафиг ПШИХАЧЕВ, Член Общественной палаты РФ, Президент Международной исламской миссии:

В исламе семейный быт расписан очень точно, практически все этапы, начиная от знакомства парня с девушкой. Даже есть критерии выбора жениха и невесты. Поэтому мусульманам сегодня даже нет необходимости заключать юридический контракт, где прописывают обычно, при каких условиях расторгается брак.

Конечно семья – это союз только мужчины и женщины, где каждый уважает друг друга. А самое нежелательное для Господа, с точки зрения ислама, это развод, когда семья распадается.

Попросить о разводе могут и мужчина, и женщина. Поводом может стать измена, болезнь супруга, а вот что касается аборта, тут случаи разные бывают. Может, он необходим по медицинским показаниям.

Сегодня вообще институт семьи подвергается большим испытаниям. В мире есть могущественные силы, которые хотят расшатать ее и вообще уничтожить, чтобы духовно и морально обезличить человека. Это все влияет на разрыв взаимопонимания между людьми. Количество разводов растет с каждым годом, даже и в мусульманских странах.

Есть в людях нетерпимость, я это называю кризисом взаимоотношений. В обществе, тем более в молодежной среде изменились приоритеты, ценностные ориентиры. Это все отражается на взаимоотношениях людей, они забывают, что семья – это святое. А сегодня потребительское отношение к жизни перешло даже на отношения в семье. Например, молодым людям важно, сколько девушка получает. Конечно, если женщина работает – это прекрасно, но дикость, когда исходя из этого решают, создавать ли семью.

Зиновий КОГАН, председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России, раввин:

По-моему мнению, разводы могут быть оправданы, если в результате брака так и не появились дети, а один из супругов детей хочет.

Надо отличать регистрацию брака от самого брака. Брак – это соединение двух людей и рождение нового поколения, и это расторгнуть невозможно, когда дети уже родились, потому что факт свершился. В таких случаях надо всеми силами брак пытаться сохранить. Измену, например, понять и простить.

Семья – это трудная работа, иногда случаются обидные поступки. Но это работа двоих в воспитании и рождении детей, перед этим меркнут измены. Нужно, конечно, реагировать на эти поступки, но не доводить до развода. Что касается насилия, то есть уголовные и прочие наказания. За насилие надо наказывать, но брак все равно не расторгать.

В иудаизме развод разрешен в некоторых случаях. Тогда супруг пишет разводное письмо и должен вручить второму супругу. Если письмо невозможно вручить – брак невозможно расторгнуть. И это правильно: развод не должен быть легким.

А сегодня очень много разводов. И причины разные: образ жизни разный, характерами не сошлись… Но нужно не об этих причинах задумываться, а о том, что поможет сохранить семью.

Лев РАЙХЛИН, председатель общественной организации «Еврейская национально-культурная автономия Тульской области»:

Чаще всего семьи распадаются, когда заканчивается любовь или один из супругов пьет. Кроме того, брак в большинстве случаев обречен, если супруг, который должен зарабатывать деньги и содержать семью, этого не делает. Еще семьи распадаются, когда жена получает больше мужа. Супруг тогда «теряет лицо» и не может этого перенести.

Беда и в том, что нередко люди женятся, хотя еще не готовы к таким отношениям. Например, мужчина пока не может содержать семью. Сейчас молодые люди сразу хотят получать хорошие деньги, по 40-50 тысяч, но так не бывает. Сначала нужно получить специальность, знания, хорошо работать. Еще большое значение имеет жилье.

В общем, чтобы браки были крепкими, мужчина должен зарабатывать, а женщина – уважать мужа. И тогда все будет хорошо. Умная женщина – шея, а мужчина – голова.

Развод

Все слышали о католических страстях по разводу. В православии с разводом дела обстоят проще. Конечно, развод в религиозной семье — это всегда большая трагедия, и сопровождается он некоторыми каноническими затруднениями, например, при желании одной из сторон вступить в повторный брак.

Один наш знакомый священник работает в Патриархии в канонической комиссии, которая занимается, в частности, и бракоразводными делами. В эту комиссию в основном приходят женщины (большинство из которых нерелигиозные), некогда венчавшиеся со своими мужьями и желающие получить церковный развод. Беседа происходит примерно так:

— Батюшка, мне необходимо развенчаться.

Батюшка отвечает, что такого понятия, как «развенчание», в Церкви не существует.

— Как не существует, — недоумевает барышня, — но мне надо развенчаться!

Батюшка отвечает, что Церковь не развенчивает, но существует благословение на второй брак.

Такие беседы происходят каждый раз, когда наш знакомый дежурит в Патриархии.

Существует множество причин для развода, перечислять их мы не будем, так как все это прописано в специальных документах, одним из которых являются «Основы социальной концепции РПЦ».

В отличие от мирян, священник в случае развода во второй брак вступить не может. Правда, в единичных случаях (а иногда и не в единичных) в отдаленных епархиях и на Украине встречаются неканонические второбрачные священники. Архиереи, допускающие подобное в своих епархиях, объясняют это так называемой икономией (послаблениями). Мол, приходится снисходить и на многое закрывать глаза, а что делать, когда служить некому. Когда служить некому — это проблема серьезная. В середине девяностых во всех епархиях массово открывались храмы, а священников катастрофически не хватало. Тогда-то и нарукополагали кого попало — и второбрачных, и юнцов, у которых молоко на губах не обсохло, и прочих сомнительных личностей, — а потом расхлебывали. Что было, то было, чего греха таить.

Нарушение канонов в православии считается тяжким грехом, поэтому оставим его на совести тех, кто его совершает.

Очень часто задают вопрос, может ли жена священника вступить в повторный брак. Конечно, она может выйти замуж и во второй, и в третий раз, но вернуться обратно к супругу-священнику не сможет, а если он пожелает принять бывшую супругу, то по канонам он должен оставить священство. То же касается и супружеских измен. Если жена изменила мужу-священнику, то муж больше не сможет с ней жить. А супруги-миряне в аналогичной ситуации вполне могут простить друг друга, помириться и жить долго и счастливо. Всякое же в жизни случается.

Я знаю случай, когда жена оставила мужа буквально в день перед рукоположением — не хотела разделять с ним «прелести» поповской жизни. Вот и поставила супругу ультиматум: либо она, либо сан. Муж выбрал последнее. Батюшка так и остался один, и уже лет десять служит в одном очень известном московском приходе.

Еще одна история — про бракоразводный процесс в гражданском суде, еще в советское время. Судья спрашивает матушку, почто она желает с мужем расстаться. А жена отвечает: мол, я же женщина, мне, дескать, и как женщине тоже хочется. А у них (у попов) все службы, им, видите ли, не всегда можно. Вот такие курьезы бывают в поповской жизни, ничего не поделаешь.

Но все же развод в священнической среде большая редкость. Многие супруги, у которых отношения не сложились и давно перешли в разряд, мягко говоря, совсем не теплых, все же предпочитают терпеть друг друга. Проще разойтись по разным комнатам и заниматься каждому своими делами, чем идти на столь непопулярные в духовной среде меры. И таких семей, именно священнических, очень много. Внешне они могут выглядеть вполне счастливо и благополучно, так что даже самые близкие люди зачастую не знают, как на самом деле у супругов обстоят дела. Внешне благочестивая семья, множество детей, дом полная чаша, про них могут даже в газете написать как про образец для подражания. Вот, мол, сколько лет, сколько лет вместе, поднимем за них кружки с парным молоком, а реально у супругов давно уже нет ничего общего, кроме детей и служения на приходе.

Конечно, есть и очень счастливые исключения, есть и любящие супруги, дружно преодолевающие все тяготы совместного и священнического бытия, но, увы, много и печальных примеров.

Все знают, что в советское время, если дипломат или партийный работник разводился с женой, то на его карьере можно было ставить жирный крест. Похожая ситуация существует и в церковных кругах, но только похожая. Церковное начальство всегда учитывает обстоятельства развода. В тех случаях, о которых я говорила выше, священнику в плане карьеры ничего не грозит. Более того, избавившись от жены, батюшка, наоборот, может рассчитывать на серьезный карьерный рост, если примет монашество. Женатому священнику дальше священства путь закрыт, а вот для монаха открываются серьезные горизонты. В Русской Церкви есть архиереи (очень и очень известные и высокопоставленные), которые в свое время, разведясь с женами, приняли монашество. А не развелись бы они — так и оставались бы в попах на своих приходах. Так что для священника развод — это палка о двух концах.

Теоретически существует и канонический развод, правда стоит оговориться сразу — канонические разводы в истории практически не случались. Канонический развод — это когда священник обязан оставить жену ради Церкви, например, если его выбирают в кандидаты на епископство. В таком случае после развода оба бывших супруга должны постричься в монашество, а затем новоиспеченного монаха рукополагают в епископы. С бывшей супругой он обязан прекратить даже дружеские отношения, дабы избежать соблазнов. Но, повторяю, история канонических разводов практически не знает; видимо, для кандидатов в епископы хватало и неженатых претендентов.

А вот если священник пил горькую и жена оставила его на почве пьянства, и об этом узнает начальство, то священнику грозит если не запрещение в служении, то в лучшем случае «заштат». Что такое «заштат»? Это лишение прихода.

«Заштат» далеко не всегда является наказанием. Как правило, клирики уходят за штат по болезни или по старости, — такого понятия, как пенсия, в Церкви не существует. Хотя пенсия ему в таком случае положена. Ныне, в новой экономической системе, каждый гражданин имеет право на пенсионное обеспечение. Любой приход, как и любая организация, обязан производить отчисления в государственный пенсионный фонд. В советское время Церковь имела собственный пенсионный фонд, который обеспечивал служителей пенсиями, а вдов клира — пособиями в связи с потерей кормильца.

Встречаются заштатные батюшки, которые ранее служили в некой своей епархии, а потом ушли по собственному желанию без отпускной грамоты архиерея, вот и оказались «за штатом». В таком случае священник лишается права самостоятельного служения, несмотря на то, что священный сан за ним сохраняется. На церковном сленге таких еще называют «шаталова пустынь». Не путать с теми, которые ушли за штат по благословению архиерея.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Брак — не повод для развода

Развод — настоящее стихийное бедствие нашего времени. По статистике распадается каждый второй брак, при том что ещё 10 лет назад распадался каждый третий. Участились разводы людей, состоящих в венчанном браке. Поломанная жизнь, утраченная для многих надежда на построение личного счастья, несчастные дети, которые с большой долей вероятности усвоят подобную модель поведения взрослых, неизбежное умаление роли семьи и семейных ценностей в обществе — вот лишь самые очевидные последствия разводов.

Выяснить основные причины разрушения семьи, а главное – посоветовать, как ее сохранить, собрались священник Павел Гумеров, настоятель московского храма в честь святых благоверных Петра и Февронии Муромских, Надежда Григорьевна Храмова, кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной антропологии и психологии Уральского государственного технического университета, и Фарида Нутфулловна Савельева, кандидат технических наук, учитель школы и президент общественной организации «Родители, педагоги и учёные за нравственную традиционную российскую школу». В сокращенном виде данная беседа вошла в свежий номер журнала для родителей «Виноград», и полностью — на сайт Православие.Ru, с любезного разрешения редакции журнала.

***

Фарида Савельева: Сегодня можно говорить о разводах как об эпидемии, которая бушует не только у нас в стране, но и во всем мире. Разговор хотелось начать с рассмотрения причин этого явления, оставив львиную долю времени на обсуждение вопросов профилактики разводов.

Священник Павел Гумеров Священник Павел Гумеров: Институт брака крепок там, где сохраняются религиозно-национальные традиции или где сильна государственная идеология. Например, в Европе, которая потеряла веру, где, скажем, в Англии уже отменяют христианские праздники, семья почти умерла. А в мусульманских странах молодежь создает семьи и рожает детей. В советское время в нашей стране преследовалась вера, но зато была крепка государственная державная идеология, которая в том числе защищала и семейные ценности.

В современной России самая высокая рождаемость в кавказских регионах и… в Ханты-Мансийском автономном округе. Ну, с Кавказом всё понятно, там крепки семейные традиции, а в северных пределах, где мне приходилось бывать, это в основном заслуга местных властей. Там внимательно следят за тем, что показывается по телевизору. Немало просемейной социальной рекламы, передач и роликов о семье, браке и многодетности. Во многих школах есть специальные программы, рассказывающие о семейной жизни. Одну из таких школ я посещал, когда выступал с лекциями в городе Нягань.

Семьям оказывается и другая помощь. Конечно, и уровень жизни, и процент молодых людей в общем населении этого автономного округа более высокий, чем в других регионах. Но не это самое главное.

Спрашивается: что же нам мешает и в других областях России вести такую же проповедь семейных ценностей и проводить просемейную политику? Мы никак не можем сформулировать нашу национальную идею. Так вот же она: возрождение веры, нравственности и семьи. Только это может спасти страну.

Надежда Храмова: В нашей сегодняшней Конституции прописано, что Российская Федерация – деидеологизированное государство, но, к сожалению, по факту оно допускает определенным группам продвигать программы, наращивающие порок и разгул страстей в обществе. В результате статус семьи и брака в сознании людей постепенно понижается: если человек настроен получать от брака удовольствие – смена партнеров неизбежна. Сегодня мы имеем дело с целым поколением молодых людей, воспитанных так, что они воспринимают брак и семейную жизнь как узаконенное владение друг другом, что рождает у супругов много взаимных претензий.

Священник Павел Гумеров: Мы подошли к самой, пожалуй, главной причине такого положения вещей: во всем мире сейчас господствует идеология потребления, которая заточена именно на сокращение семьи. Чем больше одиноких, обособленных членов общества, тем больше такое общество потребляет компьютеров, телефонов, автомобилей, квартир и проч. Оно в целом ориентировано на одноразовость – всего, в том числе и человеческих отношений: не понравилась (-лся) жена или муж, ничего, найду другую (другого) – поменяю, как машину, холодильник или иную вещь!

Произошла переоценка ценностей, подмена их суррогатами, люди перестают видеть ценность в том, что раньше, еще в недавнем прошлом, для человека составляло смысл жизни и счастья: крепкая семья, дети, верность, любовь, дружба, интересная работа, которая не просто кормит тебя, а нужна еще и людям, которая нравится тебе. В нашем обществе большой дефицит любви – мы эгоистичны, разрозненны и в семье такие же: далеки от терпения, смирения, сострадания, не способны «носить тяготы друг друга».

Когда же говорят, что люди разводятся из-за измен, пьянства, несовместимости характеров и прочего, на самом деле называют как раз следствия из названных причин, а не сами причины. Сегодня люди, создавая брак, не знают, для чего они это делают; они очень плохо себе представляют, что такое семья, как нужно строить отношения, воспитывать детей и т.д.

Надежда Храмова: Однако, батюшка, очень часто разводы происходят как раз по пустяковым мотивам: взаимные обиды, недоговоренности, грубость, колкости, отсутствие внимания. Разрушительны для брака небрежность, неделикатность, неуважительность в отношениях, когда супруги не умеют видеть ценности друг в друге и друг для друга. Очень оскорбительным бывает обесценивание трудов супруга или супруги; насмешка и панибратство в отношениях рано или поздно могут привести сначала к холодности и закрытости в отношениях, а потом и к их окончательному разрыву. Мы почему-то склонны уважительно вести себя только с другими, особенно с начальниками.

Молодые люди часто не понимают, что конфликты и трудности в семье неизбежны – они возникают априори из-за несовершенства каждого из супругов. Кроме того, молодые супруги часто не готовы к родительству; становится всё больше семей, в которых женщины не хотят иметь детей. Бесплодие и рождение больных детей тоже оказываются испытаниями, которые не каждая семья выдерживает.

Несмотря на кажущуюся субъективность и даже надуманность мотивов развода, частенько они бывают небезосновательными: к сожалению, всё чаще встречаются семьи, в которых такой порок, как наркомания или беспробудное пьянство, нравится одному из супругов, и он не хочет меняться. Другой, а порой и вся семья, погружается в обслуживание этого порока. Тогда, как мне кажется, брак становится не спасительным для другого супруга и детей. Боль, переживание обид, оскорблений и побоев может привести к тупику – и расторжение брака или как минимум разъезд могут помочь отрезвлению брака!

Попков В. Е. Развод (Светлана, мама, папа и бабушка). 1966 г.

Священник Павел Гумеров: В том случае, когда пьяный муж замахивается на жену и детей топором, развод, видимо, неизбежен: тут есть угроза жизни. Но если «пожелать» найти повод для развода, то можно в каждом втором мужчине увидеть алкоголика! Надо молиться о своих мужьях, помогать им справиться со страстями, разобраться в причинах пьянства.

Надежда Храмова: Для любого человека развод – это всегда трагедия во всех смыслах. Если он случается в молодом возрасте, трагедия заключается, прежде всего, в принципиальной потере веры в другого человека, в саму возможность присутствия любви между людьми, доверия к ним – на всю оставшуюся жизнь в душе остается рубец тревожности, недоверчивости, иногда даже озлобленности. Второй брак, как правило, бывает с подозрением, претензиями, упреками, потому что он несет в себе в значительной мере элемент страха перед браком и недоверия к следующему супругу или супруге.

Если развод случается в среднем и зрелом возрасте, это еще большая трагедия, особенно для женщины, хотя и мужчина, несмотря на его менее реагирующую психофизику, часто теряет творческую силу, его жизнь схематизируется.

Священник Павел Гумеров: Один психотерапевт, работавший в кризисном центре в Петербурге, куда попадают люди после очень тяжелых событий: аварий, катастроф и т. п., рассказывал, что большую часть пациентов там составляют женщины, пережившие развод, – бесследно это не проходит. Развод – большое потрясение, трагедия.

Развод – ситуация очень индивидуальная, здесь нужно много думать, обязательно советоваться со священником и специалистами. Нельзя принимать поспешных решений. Сам Господь говорит нам: «Кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать» (Мф. 5: 32). Ужасно, когда происходит измена и предательство, но, как правило, люди, сами того не сознавая, создают условия, сопутствующие ей. Я убедился в этом на практике: когда начинаешь вместе с человеком, пришедшим с этой бедой, раскручивать назад цепочку событий и взаимоотношений, оказывается, что было сделано много ошибок и тем, кого оставляют. Кстати сказать, невозможно вернуть мужа или жену в семью, если не увидеть и не осознать собственных ошибок и промахов в супружеских отношениях! Даже развод – это не всегда смерть брака. Бывало, что люди, заново переоценив друг друга, поняв, простив и приняв другого, буквально заново полюбив, после развода примиряются и живут даже лучше, чем до развода.

Надежда Храмова: Разучилась современная женщина утешать своего мужа, а мужчина – поддерживать жену. Всё это не дает отношениям вырасти в единую семейную конструкцию! Надо всегда помнить об уважительном отношении друг к другу: нет ничего дороже мужа – жене, а жены – мужу, это самые близкие люди, которые могут и поддержать как никто другой, но и поранить с такой же силой! И здесь нет большей задачи, чем научить людей жить вместе!

Фарида Савельева: Существуют ли правила отношения супругов между собой, обеспечивающие стабильный счастливый брак?

Надежда Храмова Надежда Храмова: Прежде всего, это известная испокон веков семейная традиция ежедневной встречи и провожания супругов: уходящего из дома никогда не оставляли без внимания, без поцелуя, без договоренностей на вечер, насколько и куда уходишь и т.д. Таким образом как бы просчитывали духовно-телесное расстояние, которое нужно было покрыть молитвой за другого. Прощание при уходе из дома означает еще и «прости»: мы как бы признаемся в нашем несовершенстве, просим прощения за все свои огрехи; но самое главное – это подтверждение нашего единства. Если жена спрашивает, куда и насколько муж уходит, это не означает, что она контролирует мужа, – она хочет быть мысленно всегда рядом с мужем!

Священник Павел Гумеров: Было бы хорошо, если супруги введут в свои отношения это правило, – это очень сплачивает семью. Например, когда я выхожу из дома по делам, жена собирает детей и говорит: «Прощаемся с папой, берем благословение!» Прихожу – тоже все меня встречают и здороваются. Это заслуга моей супруги.

Надежда Храмова: Еще одна замечательная традиция, которую следовало бы возрождать в семьях, – совместная трапеза, хотя бы вечером! Это тоже работает на единство супругов и семьи.

Священник Павел Гумеров: Кстати сказать, писатель XVI века протопоп Сильвестр, человек яркий и образованный, в знаменитом «Домострое» пишет: «А завтракать мужу и жене не годится врозь, разве уж если кто болен; есть же и пить всегда в положенное время». Трапеза – это время, когда семья собиралась вместе, можно было пообщаться, обсудить текущие дела. В другом месте этой книги также сказано: «Господину о всяких делах домашних советоваться с женой».

Надежда Храмова: Еще одна важная вещь – совместное обсуждение родительских проблем. Правда, тут особенно важно найти правильное для этого время, не с порога выливать проблемы дня на вернувшегося с работы усталого мужа!

Священник Павел Гумеров: Очень важно помнить, что обсуждать семейные проблемы надо с супругом тогда, когда у вас очень хорошие, дружеские отношения, когда к тебе расположены, – иначе слова будут восприняты неправильно. А как у нас бывает обычно? Супруги молчат и терпят до последнего, а говорить о серьезных вопросах начинают тогда, когда уже совсем «припекло». И, конечно, ничего хорошего не получается. Всё происходит на повышенных тонах, воспринимается как личное оскорбление и кончается ссорой.

Чтобы наши слова лучше восприняли и не обиделись, надо помнить, что существует еще такое понятие, как «я-сообщение», то есть говорить другому не «Ты должен сделать уроки с ребенком, потому что я разрываюсь с тремя детьми» или «У тебя должно быть чисто, всё приготовлено» и т.п., а «Мне было бы приятно, если…», «Я попрошу тебя…», «Мне хотелось бы…», «Меня беспокоит то-то и то-то…» Озвучивать свои собственные пожелания без претензий, без категоричности, тем самым никого не оскорбляя и не задевая. Поверьте, это действует гораздо эффективнее, чем десять раз сделать требовательное замечание с упреком и раздражением. Нужно, чтобы другой чувствовал твое расположение к нему, – нельзя с упреком нахлобучивать на другого супруга хотя бы и его прямые семейные обязанности! И, конечно, не забывать благодарить за сделанное, пусть даже очень простое и обычное дело, ведь семейное счастье, радость как раз и состоит из хороших, приятных моментов и слов.

Надежда Храмова: Надо во время снимать мелкие разногласия, обсуждать их, не копить, не оставлять на потом. Важно понимать и то, что мужское и женское восприятие проблем совершенно разные. Конечно, мастерство приходит с годами, но само собой, без усилий ничего не дается – надо потрудиться над всем этим!

Священник Павел Гумеров: Когда мы были влюблены, ради любимых могли пойти на всё, говорили друг другу приятные слова, дарили подарки, уделяли друг другу много внимания и времени, – кто мешает делать это теперь, в семейной жизни?! Разве перед супружеством мы ожидали от другого колкостей, язвительности, упреков? – Нет, ждали радости, которую чувствовали в период влюбленности, только в превосходной степени. Так «давайте говорить друг другу комплименты, ведь это всё любви счастливые моменты», – помните песню Окуджавы?

Важно не забывать, что мы вступили в брак, чтобы служить друг другу, радовать другого человека и самим получать радость от семейной жизни. И глобальная задача состоит в том, чтобы научиться получать радость не от того, что тебе кто-то что-то сделал, а от того, что ты сделал ради другого человека! Когда ты этому научишься, у тебя появится такая радость, с которой ничто не сравнится, и ничего другого не надо будет: ни подарков, ни похвал! А на самом деле – это исполнение заповеди Божией о том, что служишь Богу, служа ближнему. Почему Господь для Адама создал Еву? Ведь он был в раю, Господь о нем заботился, кормил его, напрямую общался с ним, почему же нехорошо быть человеку одному? Зачем ему еще какая-то жена? – Жил бы себе, с Господом общался, чего же еще выше?! Нет, Господь дает Адаму жену потому, что человек один превращается в эгоиста, начинает жить только для себя – то есть превращается в потребителя. Когда рядом другой, служа ему, мы служим Богу, Которому от нас, кроме сердца нашего, смиренного и сокрушенного, ничего не нужно! Богу нужно выражение этой любви к Нему через любовь к ближнему – а это наши супруг или супруга, дети, мать, отец… И главное – сохранить это умение дарить радость среди трудностей при строительстве семейного очага, начинающихся после конфетно-букетного периода. Очень хорошо каждое утро начать с молитвы: «Господи, помоги мне побольше давать этому человеку радости и поменьше его огорчать». Это наполняет смыслом и счастьем твою жизнь и жизнь твоих близких!

Очень многие супруги не живут в семье полной, радостной жизнью, а как-то вяло существуют, плывут по течению или всё время чего-то ждут. Помню, в одном современном фильме главный герой, милиционер, с горечью говорит: «Мы с женой не жили, а все время чего-то ждали. Сперва ждали, когда заработаем на квартиру, потом на машину, постом ждали, когда родится ребенок: у нас пять лет не было детей; после ждали, когда дочь вырастет. А может, надо было не ждать, а жить?» То есть получать радость от каждого дня семейной жизни.

Надежда Храмова: Именно это и есть главное условие соединения мужа и жены «в плоть едину, в едину душу»! Известны же случаи, когда с приобретенным достатком и роскошью появляются искажения в семейной жизни, а пока вместе преодолевали трудности, у супругов были здоровые отношения.

Священник Павел Гумеров: Если человек не имеет бескорыстной радости от того, что дает другому, он рано или поздно начнет считаться: ты мне, я – тебе. А потом неизбежны обиды и неудовлетворенность своей семейной жизнью и своей половинкой.

Фарида Савельева: Что можно посоветовать тем, кто уже думает о разводе?

Надежда Храмова: Поиск лучшего партнера в жизни, в результате которого предается супруг, дает один результат: потерю себя. В наше время семья (одна и на всю жизнь) – это вечное напоминание о Господе Иисусе Христе, Который, призывая нас к совершенству, назвал идеалом единобрачие. Если ситуация не отягощена несовместимыми с жизнью проблемами, то брак всегда можно спасти. Я бы им сказала: «Разведясь, ваша жизнь лучше не станет. Не надо думать, что вторая попытка будет более удачной. Потому что, если ты не решил проблем проходящих с тобой испытаний в первой семье, ты обязательно встретишься с ними во второй, только в удвоенном варианте! Если довели себя до предельного вопроса о разводе, помните, что это не конец, а временная трудность, которую можно и нужно преодолеть!»

Священник Павел Гумеров: Тем, кто стоит на пороге развода, я посоветовал бы искать понимания того, как они дошли до этой кризисной точки, осмыслить ошибки, и в частности свои, тогда можно будет выйти из точки непонимания и неприязни друг к другу. В жизни семейной, как и в духовной, не бывает всё гладко. Мы порой идем то в гору, то под горку. Самое главное – не довести ситуацию в нижней точке до предела, не сделать в это время необдуманных, скороспелых решений, не думать, что это уже всё – конец жизни. А такие мысли рано или поздно посещают почти всех супругов. И нужно знать, что это дьявольское искушение. Разведешься – будешь горько об этом жалеть, потом поймешь, что не было веских причин для развода. В браке почти неизбежны споры, недопонимания, но надо помнить, что гнев можно победить, начав с раздражения, – такие необдуманные решения, как правило, приходят в раздражении и гневе. Необходимо отрешиться от эмоций, от гнева, ревности – это очень плохие советчики. Надо успокоиться. Нужно обратиться к специалистам, потому что предразводное состояние – это уже болезнь, которую необходимо лечить! Само собой ничего не пройдет. Очень помогают воспоминания, а как было в начале брака. Что, 15 лет прожили, и всё это время так ужасно и плохо было?! У Александра Проханова есть рассказ «Разноцветное платье». От человека уходит жена. Этот мужчина постоянно менял места работы: то бурил скважины, то строил нефтепровод, то работал на грузовике, то промышлял рыбу. Они постоянно мотались с супругой по всей стране, переезжали, не имея своего жилья, домашнего уюта, не родив детей. Наконец жена уходит, ей хочется простого счастья, своего дома, настоящей семьи. Вначале оставленный муж не очень переживает, дескать: «Ну и пусть катится! И других баб много…» Но через некоторое время он начинает вспоминать то время, когда они были молоды, красивы и счастливы, любили друг друга и радовались жизни. Он вспоминает те горести и радости, которые они пережили вместе. Вспоминает, как однажды подарил супруге разноцветное платье и какая она была в нем красивая. Он находит это уже старое и изорванное платье и очень остро и ясно осознает: всё, что он делал все эти годы: его работа, поиски и стремления, – всё это было во имя жены и вместе с ней – без нее всё бессмысленно. И он решает во чтобы то ни стало разыскать ее, потому что без нее у него нет жизни.

Если ты не можешь изменить ситуацию, сейчас найти решение, не спеши делать резких, необдуманных действий – дай место Богу и времени, и Господь поставит тебя в новые условия, которые укажут пути.

Но в любом случае старайтесь оттянуть развод: это трагедия для тебя, для твоего супруга, для твоих детей – абсолютно для всех! Жизнь детей станет абсолютно другой, и свою собственную семью они построят обязательно с учетом пережитой трагедии.

Супруги ссорятся – мирятся, но почему не думают о детях, они-то в чем виноваты?! Получается, что они делают заложниками совершенно невинное, незащищенное существо – ребенка.

В заключение хочу поделиться еще несколькими правилами, которые я применяю в том числе и в своей семейной жизни.

Блаженный Августин говорил: «Семья – это остаток рая на земле». Человек создает семью для счастья и рай в своей семье строит своими руками. Каждый день нужно дарить радость своим близким людям: говорить хорошие слова, хвалить, благодарить, помогать друг другу, прощать. Напротив, в течение дня нужно всячески избегать плохих, недобрых слов, холодности, невнимания, обид, пустых замечаний, раздражения и гнева. Третье немаловажное правило – это умение видеть в своих близких и своей семейной жизни как можно больше хороших сторон, ценить их и не пытаться переделать всех по своему разумению и хотению. Также уметь прощать недостатки ближних, не делать из них трагедию. И последнее. Делать общее семейное дело. Семья – это единый организм, живущий единой жизнью, где все члены помогают друг другу.

И еще одно напутствие тем, кто собирается пожениться: в брак нужно вступать с чувством, что это навсегда, а избранника принять как от Бога данного нам человека, в том числе и для исправления твоих собственных недостатков.

Митрополит Иларион (Алфеев) признал рост числа разводов в семьях священников РПЦ МП

Глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) прокомментировал ситуацию с семейными разводами среди духовенства, передает 1 апреля «Jesus-Portal.Ru».

«Мы на последнем заседании Высшего церковного совета слышали доклад епископа Саввы из Информационно-аналитического управления Московской патриархии, который сказал, что основной причиной лишения сана священников является именно то, что у них распадаются семьи и они вступают во второй брак», – заявил иерарх в эфире программы «Церковь и мир» на телеканале «Россия-24».

Он отметил, что «это проблема, которая дает о себе знать». «И святейший Патриарх говорит о том, что уроки семейного воспитания должны в том числе входить в семинарский курс», – заявил митрополит Иларион.

По его словам, рост количества неблагополучных семей у священников РПЦ МП связан со многими факторами. Прежде всего, это связано с тем, что большинство священников «очень загружены». «Они уходят на работу рано утром, возвращаются поздно вечером. У многих из них семьи многодетные, а своих детей они почти не видят. Даже если священнику дадут выходные, эти выходные никогда не выпадут на субботу и воскресенье», – отметил председатель ОВЦС МП.

Он напомнил, что, согласно церковным правилам, священник не может вступить во второй брак, в противном случае он лишается сана. Константинопольский патриархат, с которым РПЦ МП разорвала каноническое общение, осенью прошлого года разрешил второй брак своим клирикам в случае смерти супруги.

Опубликовано: 02.04.2019 в 09:31

Рубрики: Лента новостей

>Развод: А можно ли удержаться? О разводе (+мнения священников и психологов)

Развод: можно ли избежать развода? что делать, если развод неизбежен? Статьи о разводе — мнения священников и психологов.

Со стороны невозможно представить, почему это происходит, невозможно поверить, что люди, которых мы ставили всем в пример как идеальную пару, стали врагами. Еще вчера мы радовались за новобрачных, а сегодня рыдающая подруга рассказывает, что решилась на последний отчаянный шаг.

Почему, зная об отношении Церкви к разводам, люди решаются разорвать супружеские отношения? Страшно сказать, но разводом в православной семье сегодня никого не удивишь. Где мы совершили ошибку? На вопросы сайта «Православие и мир» отвечает настоятель храма во имя святителя Николая в Толмачах при Третьяковской галерее протоиерей Николай Соколов.

– Отец Николай, понятно, что люди приходят к разводам не от хорошей жизни, но может быть иногда это – необходимая мера?

– Когда человек приходит к решению о разводе со своей второй половиной, за этим всегда стоит определенная жизненная трагедия. Иногда человек потакает своим греховным чувствам, иногда искушение приходит извне по слабости супругов, и семья не может ничего этому противопоставить.

И в древности, и в недавнее время развод был редкостью. В XVI-XVIII веках такого вообще не допускалось, люди жили семьями. Как жили – другой вопрос. Подчас и убивали своих супругов, мужья – жен, а жены – мужей, вспомним «Леди Макбет Мценского уезда». Это как раз тот случай, когда литература основана на реальных событиях нашей православной русской жизни.

В XIX веке расторжение брака стало возможным, но это было связано с такими проблемами, что, бракоразводный процесс занимал годы и годы. К сожалению тогда, как и сейчас, многое решали деньги. Взятки получали светские лица, но лица в духовном сане тоже в этом участвовали. Это печальный период нашей истории. Так постепенно развод становится все более частым явлением, это можно проследить и по биографиям знаменитых людей. Бывало в то же время, что люди долгие годы жили фактически вне брака или, не нарушая брака юридически, заводили другие семьи.

Один из моих предков, царствие ему Небесное, пошел по этому пути, но в конце жизни принес покаяние. Он работал уездным врачом хирургом и в начале ХХ века, имея за плечами семью и детей, встретил другую женщину, попытался развестись. Чем все кончилось, сейчас точно неизвестно, потому что он столкнулся с большими сложностями, но в итоге, все-таки ушел к другой.

Был ли он счастлив, сказать не могу, но жизнь его сложилась трагически. Как правило, счастья после развода не бывает. Жизнь течет более или менее удачно, иногда даже складывается что-то, но в 99 % случаев, если человек оставил семью по страсти или не смог примирится с какими-то проблемами в первой семье, следующий его брак оканчивается трагически: либо его бросают, либо он бросает. Я как священник могу сказать об этом из опыта наблюдений за своей паствой.

– Как священник, можете ли вы вспомнить примеры семейных пар, стоявших на грани развода, но каким-то образом удержавшихся от этого шага?

– Таких семей много. Просто люди часто не афишируют свои отношения, даже, как вы правильно сказали, находясь на грани развода. Что помогает его избежать? Прежде всего, осознание того, что твой брак с этим мужчиной или с этой женщиной – это воля Божия. Я имею в виду церковные браки. Если уж ты перед Богом, Церковью пообещал быть с ней или с ним, если вам дано благословение Божие, и к тому же, слава Богу, появились детки, это перевешивает всё: любовь, страсть, увлечения…

Надо иметь страх Божий. Ты же все равно потом предстанешь перед Богом. Начало премудрости – страх Господень. Это позволяет сохранить семью. Потому что рано или поздно придется ответить: «Се аз и дети, яже дал мне Бог».

Многие люди, доходя до этой грани, находят в себе силы через молитву, через покаяние, через Церковь удержать себя в рамках, чтобы не сделать достоянием гласности свои семейные проблемы и путем подчас тяжелой жизни, к сожалению, без любви, сохранить семью как таковую.

Вопрос в том, счастливы они при этом, очень сложный. Но в данном случае, сохраняя семью, они думают не о себе, а о детях. Ведь они-то страдают от разводов больше всех остальных.

В наших приходах много таких семей. Да, случилось то, что случилось. Любовь ушла. Так получилось. Почему? Вроде бы ни он, ни она не влюбились в других, однако уже не могут найти общего языка, стоят на разных позициях в вопросах воспитания детей, социальной, интимной, церковной, религиозной жизни. Но зачем же при этом разводиться? Что это нам даст, что мы в итоге получим? Ничего кроме штампа о разводе в паспорте. Верна поговорка: «Худой мир лучше доброй ссоры».

Очень многие сохраняют такой мир между собой и говорят: «Ну, если было бы к кому уйти, тогда бы еще подумали…». Как правило, люди, прожившие в браке больше 15-20 лет, очень редко разводятся.

Христианские семьи основаны на Евангелии, на учении Христа, на благодатных дарах Святого Духа, которые даются в Таинствах Церкви. То, что Бог сочетал, человек да не разлучает. Именно это и только это помогает сохранить семью в наше время.

Да, в нашем мире святые люди и святые семьи стали исключением из общего правила, но они, как звезды, сияют всем миру.

Лев Толстой был прав, говоря, что все семьи «несчастливы по-разному». Происходит это потому, что супруги не до конца причастились той благодати, которую дает Церковь. Церковная благодать заставляет забывать личные противоречия ради детей, ради высших духовных идеалов, ради вечной жизни. Подлинно верующий человек поймет и простит другого.

Я знаю браки, которые чуть было не развалились, но сегодня эти супруги празднуют 40 и 50-летия своего существования. Сейчас эти люди далеко не молоды, им по 70 лет, но какое же это радостное событие.

– Значит, любовь может вернуться?

– Любовь? Я бы не сказал, что это любовь. Помните знаменитые слова Пушкина: «Привычка свыше нам дана, замена счастию она». В данном случае, это общение, которое так необходимо человеку. Самое страшное – это одиночество, остаться одному у разбитого корыта. Бросил одну семью, а новой не создал… Пока сохранялись силы и хорошо зарабатывал, молодая жена была рядом, а как кончился период благоденствия, мужчина постарел, дела стали идти похуже, она его и бросает.

Пример неразборчивых интимных отношений особенно ярко демонстрирует всем наша «культурная элита». Вчера с одним, сегодня с другим, завтра с третьим. Юноши и девушки меняют друг друга как перчатки, словно эти отношения ни к чему не обязывают. Как будто так и должно быть. При этом многие умудряются еще считать себя верующими людьми.

Бог им судья, я не собираюсь никого осуждать, но пример-то заразителен. Сказано в Евангелии: «Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор., 15, 33).

Хотите сохранить семью – не ходите к людям, склонным к легкомыслию в отношениях. Не приобщайтесь к тому мировому злу, которое и так будет влиять на вас независимо от вашей воли. Сохраняйте в себе страх Божий через благодатные Таинства Церкви, Покаяние, Причащение. Только так в сегодняшнем мире можно сохранить семью.

Сохранять ее надо не ради себя. Жить в семье – значит жить не для себя. В семье человек забывает себя ради супруга, ради детей и окружающих. Тогда сложится хороший, прочный брак.

Расскажу нашу семейную быль. В 1920-е годы моя бабушка, Зоя Вениаминовна Пестова, которая потом меня и воспитала, выходила замуж. Время выпало непростое для организации таких событий, но у них получилась хорошая христианская свадьба. Венчались они с дедушкой в храме Вознесения Господня на Гороховом поле (ул.Радио) .

За свадебным столом собрались родственники, отец и мать невесты, которые к тому времени уже находились в разводе. Друзья-студенты веселились, танцевали. Наконец стали, по обычаю, кричать «горько», но молодые ответили, что на христианских свадьбах прилюдно целоваться не принято и они хотят сохранять верность своим традициям. Маму невесты это удивило, и она сказала дочери: «Если вы это не соблюдаете, то невеселая у тебя будет жизнь». На это моя бабушка ответила: «Мама, а я не для веселья вышла замуж».

Действительно, она прожили непростую трудовую жизнь, с лишениями, трудностями и скорбями, но и с великой радостью обретения себя как христианки, матери детей, которых она тоже смогла воспитать христианами. Я их внук.

Нужно думать – для чего женишься и выходишь замуж, а вместо развода, по возможности лучше терпеть. «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк., 21, 19).

– Поможет ли терпение обрести радость в жизни?

– Конечно. Нужно только преодолеть себя, свой эгоизм и понять, что твое «хочу» сейчас неосуществимо, невозможно. Если же ты бросишь всё и на какое-то время якобы обретешь счастье, которое обещают кинофильмы, что потом? Дальше, как правило, сказки кончаются. «Жили они долго и счастливо и умерли в один день» – такого ведь почти не бывает. Возьмем как пример знакомых, и увидим в конце трагедию – одиночество, оставленность, полный разрыв с тем, кого ты считал идеалом своей жизни, а Богом данные жена, муж – брошены. Вот тебе и вся любовь.

– Значит во многом развод сегодня – это социальная проблема копирования ложных образцов?

– К сожалению, сегодня да. Во-первых, желание чтобы все было хорошо прямо сегодня, а во-вторых, копирование. Но я не хочу обвинять всех и вся, потому что в каждой семье и душе есть что-то, что свойственно исключительно ей. Бывает, что человек действительно не смог найти свое счастье или не понял, ошибся, такие вещи тоже бывают. Но и в этой ошибке, возможно, нужно увидеть промысел Божий, урок, данный тебе лично, и нести ответственность за нее.

Есть в жизни такие вещи как рождение, смерть, брак, когда любой человек, будь он верующий или не верующий, чувствует присутствие в своей жизни неземной силы. Что то, что пришло к нему сегодня – не его заслуга.

Православный человек чувствует, что за этим стоит воля Божия и идет в храм, где получает укрепление, а брак его благословляет Господь, потому что в этот момент человек исполняет свое главное предназначение – быть не одному.

«Сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт 1, 28).

Если семья – это промысел Божий о человеке, то и брак – самое важное, для чего Бог создал человека на земле. Если вы принимаете бытие Божие, и верите Богу – живите по воле Божией. Если нет, то Бог вам судья, жизнь покажет сама, к чему вы в итоге придете.

Беседовала Валерия Ефанова

Развод сегодня стал вполне привычным разрешением неудачно сложившейся семейной жизни. Привычным настолько, что не только неверующие, но и православные супруги стали соблазняться возможностью «исправить ошибку», «переменить жизнь» и т.п. Все чаще приходят с просьбой благословить расторжение брака. Что же может ответить православный священник на эту просьбу?

***

РАЗВОД

Развод сегодня стал вполне привычным разрешением неудачно сложившейся семейной жизни. Привычным настолько, что не только неверующие, но и православные супруги стали соблазняться возможностью «исправить ошибку», «переменить жизнь» и т.п. Все чаще приходят с просьбой благословить расторжение брака. Что же может ответить православный священник на эту просьбу?

Имея возможность наблюдать опыт многих семейных трагедий, скажу, что часто, насытившись одиночеством, бывший супруг или супруга больше вспоминают не ссоры, крик и злоречие, а «жену юности», милого и желанного мужа, их тревожит вместе пережитое, общие вещи. Чтобы утишить боль воспоминаний, им приходится вновь и вновь доказывать прошлую вину другого и свою правоту. Доказывать себе и близким; особенно хочется доказать тем, кто никогда не примет сердцем этих доказательств и не поймет, их — детям. И еще можно заметить, что созданные после развода семьи — очень трудные. Выпрошенный крест оказывается вдвое тяжелее.

Читать полностью «Развод» (протоиерей Сергий Николаев)

***

Священник Андрей Лоргус: Мы не знаем, как уменьшить число разводов

О проблеме развода православных христиан размышляет психолог священник Андрей Лоргус.

Изгнание из рая

Священник Андрей Лоргус

Церковь мыслит брак как высочайшее состояние человека, как райское состояние. Супружество промыслом Творца укоренено в природе человека, а личный образ бытия имеет в браке максимальный расцвет.

Развод есть всегда трагедия! Развод есть всегда горе, тяжелые последствия, искажение рода, сложные семейные переплетения, в которых всем членам семейной системы придется жить. Развод не изглаживается из семейного духовного наследия три-четыре поколения. Поэтому Церковь предупреждает ещё и ещё раз: «Остановитесь! И ещё раз: остановитесь, все идущие к разводу! Убойтесь совершить то, что потом никогда уже не изменить!»

Читать полностью о разводе

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *