Священномученик Петр Зверев

Житие Петра Зверева, архиепископа Воронежского

Василий родился в семействе священнослужителя в 1878 года. По окончанию гимназию 3 года обучался на историко-филологическом отделении университета города Москвы. На втором курсе духовной академии города Казани постригся в монахи и получил чин иеромонаха с именем Петр.

Когда окончил академию, был преподавателем семинарии города Орла. В Новгороде иеромонах Петр стал объектом доносов со стороны революционеров. На протяжении двух лет он терпел клевету, но не выдержал и написал ходатайство об увольнении.

В 1916 году Петру предложили отправиться миссионером в Северо-Американскую митрополию, но он убыл проповедником на фронт. После февральской революции он проводил службы среди рабочих Сормово, чем заслужил их любовь и уважение. Когда власти арестовали его, то люди отказались работать три дня:

  • Поэтому его перевели в Московскую Лубянку и обвинили в разжигании религиозной нетерпимости с политическим уклоном.
  • Затем направили в Бутырку,.
  • Потом — в Таганку и Петроградскую тюрьму.

Но народные волнения заставили чекистов освободить отца Петра.

В 1922 году он принимал активное участие в сборе пожертвований для людей Поволжья, которые испытывали страшный голод. Отдал даже церковные вещи, кроме тех, которые нужны были для богослужения.

Когда в Тверской митрополии случился раскол, Петр написал обращением, но цензура тверского ОГПУ не дала разрешения к печати. Рекомендовала привлечь за использование дореволюционной письменности. Но начальник секретного отдела не считал это веским доказательством и потребовал других подтверждений его антисоветской деятельности. Работники ГПУ учинили допросы в окружении отца Петра. Когда ночью к нему ломились в двери, он долго не открывал потому что, палил бумаги, которые могли бы скомпрометировать других священнослужителей.

За сокрытие информации и уничтожение доказательств антисоветской деятельности отца Петра арестовали, а в 1927 году отправили на 10 лет в лагерь на архипелаге ГУЛАГ. Он трудился сторожем, затем счетоводом. Во время эпидемии чумы заболел и скончался 7 февраля 1929 года.

Канонизация

За что был канонизирован архиепископ Петр Зверев? Он причислен к числу новомучеников и исповедников Российских в 2000 году, как пострадавший от притеснений за вероисповедание. Его останки были найдены при открытии массового захоронения 17 июня 1999. Как рассказывают свидетели, трупы умерших людей были черного цвета, кроме архиепископа, они были нетленные и белые.

Несмотря на то, что епископ Петр умер в возрасте 51 год, на иконах его изображают довольно молодым мужчиной. День памяти святого — 7 февраля.

А молятся святому Петру так:

О священная и многострадальная главо, земный ангеле и небесный человече, священномучениче и чудотворче Петре! Ты, архиерею великий, в годину лютых гонений явился еси церковное светило и истинныя веры утверждение, зане противу богоборцев дерзновенно Христа исповедал еси, и яко кадило благовонное, в жертву Богу себе самаго принесл еси. Яви нам, смиренным игрешным, ко святым мощем твоим (или святей иконе твоей) притекающым, многомощное твое заступление, и вкупе со всеми святыми, во отоце соловецтем просиявшими, испроси у Господа всякий дар, коемуждо благопотребен ко спасению. Се бо грех наших ради не имамы дерзновения ко Господу и Владыце нашему, и праведный гнев его на ны наведохом, и всякия милости недостойны сотворихомся. Темже не смеюще возвести очеса наша к высоте небесней, ниже молебный глас ко Господу, сердцем сокрушенным и смиренным духом тебе молитвенника благоприятнаго к Нему предлагаем, и просим тя со усердием велиим: буди заступник и ходатай наш пред Богом, Судиею праведнейшим, се бо выну прогневляем Его согрешении многими. Ныне убо, во славе небесней пребывая, и с лики святых непрестанно славословя пресвятое имя Господа, призри на нас грешных, и избави всех, верою несумненною к Богу приходящих, от всяких бед душевных и телесных, от всех томлений и прилогов диавольских: укроти волны страстей и искушений, востающих на ны, да ради святых твоих молитв не объимет нас напасть, и не погрязнем в пучине греховней и в тине страстей наших. Вознеси, богоносне отче наш, сие малое моление недостойных раб твоих Владыце Христу, да утвердит страждущую страну нашу Российскую в правой вере и благочестии, Церковь Святую да сохранит от ересей и расколов, и соблюдет невредимою от всякаго зла. Испроси у великодаровитаго Христа Бога нашего скорбящым утешение, недугующым исцеление, обидимым заступление, страждущым от бесов скорое свобождение, подшым во грехи покаяние и востание, от Церкве Христовой отпадшым вразумление и на путь спасения обращение. Ты мученически душу твою за веру положил еси, даруй и нам мужество во всем подражати тебе, да ничтоже в жизни сей временней возможет отлучити ны от любве Божия. О святителю Христов, посети место сие, страдании твоими честными освященное, и укрепи молитвами мвоими святую обитель Соловецкую, да процветет в ней ревность ко спасению и благочестие. Ты, непрестанно о часе смертнем память имевый, и благую часть избранных Божиих от Господа получивый, сподоби и нас в мире и покаянии живот свой скончати, и Царствия Божия наследниками быти, идеже ты водворяешися со ангелы и всеми святыми, хваля Бога в Троице славимаго, Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Храни Вас Господь!

Смотрите еще видео рассказ о священномученике Пертре Звереве:

Епископ Балахнинский

15 февраля 1919 г. был хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии.
В Нижнем Новгороде владыка поселился в Печерском монастыре на берегу Волги. Ранее в этом монастыре жил епископ Лаврентий (Князев), расстрелянный большевиками 6 ноября 1918 года.
Владыка Петр благословил строго соблюдать устав службы, несмотря на малочисленность братии и трудности жизни прихожан. Епископ Петр обращался к благочинным епархии с призывом привлекать как можно более людей для участия в богослужении. Многие прихожане принимали участие в церковной службе.

Арест

Епископ Петр часто служил в Сормове, и многие рабочие любили его. Когда в мае 1921 г. владыка был арестован, рабочие объявили трехдневную забастовку. Власти, обманув рабочих обещанием отпустить владыку, в действительности отправили его на Лубянку в Москву. Он был в Бутырской тюрьме, затем в Таганской, где тяжело заболел от истощения. Далее он был переведен в Петроград, где пробыл до 4 января 1922 г. и в день памяти великомученицы Анастасии Узорешительницы был освобожден.
В праздник Рождества Христова 1922 года владыка служил в храме Марфо-Мариинской обители, а на второй день праздника – в храме Христа Спасителя.

Епископ Старицкий

В Москве владыка был назначен епископом Старицким, викарием Тверской епархии.
В Твери он поселился в Успенском Желтиковом монастыре. Так же, как и в Нижнем Новгороде, владыка стал строго соблюдать устав богослужения и усиленно старался сохранять в народе традиции благочестия.
Когда весной 1922 года начался голод в Поволжье, владыка Петр сам принял решение оказать возможную помощь голодающим. Был объявлен сбор пожертвований. В это нелегкое время владыка стал сам служить каждый день, как священник, утром и вечером.

Летом 1922 года начался обновленческий раскол. 19 сентября епископ Петр обратился к пастве с воззванием, в котором изъяснял сущность обновленческого раскола и отношение к нему Православной Церкви. Цензура ГПУ не разрешила публиковать обращение. ГПУ стало искать лжесвидетелей для того, чтобы обвинить владыку в незаконном распространении воззвания. В Твери 24 ноября 1922 года епископ Петр был арестован, доставлен в Москву и заключен в Бутырскую тюрьму.
Комиссия НКВД по административным высылкам 26 февраля 1923 года приговорила епископа Петра к ссылке в Туркестан на два года. На пятой неделе Великого поста, в день «стояния Марии Египетской», епископа Петра отправили с этапом в Ташкент, местом его пребывания определили город Перовск. В апреле 1923 года этап прибыл в ташкентскую тюрьму. Вместе с владыкой в этом этапе были представители тверского духовенства. Во время пребывания в ссылке владыке удавалось переписываться со ссыльными священниками.
Когда в 1923 году был освобожден патриарх Тихон (Беллавин), то в списке архиереев, поданном им властям с требованием освобождения, был и епископ Петр. В конце 1924 года епископ Петр прибыл в Москву. Есть упоминание о том, что какое-то время он управлял Московской епархией.
После смерти патриарха Тихона, 16 июля 1925 г., владыка был послан местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Петром в Воронеж, в помощь митрополиту Владимиру (Шимковичу), которому тогда было уже 84 года.
Владыка пробыл в Воронеже до осени 1925 года, когда он был вызван в ГПУ. 23 ноября он отбыл в Москву.
6 января 1926 года скончался митрополит Воронежский Владимир (Шимкович). Епископ Петр, будучи в сане епископа Старицкого, прибыл в Воронеж 10 января и вместе с митрополитом Курским и Обоянским Назарием (Кирилловым) отпевал почившего митрополита.

Архиепископ Воронежский

Верующие желали, чтобы владыка Петр взошел на Воронежскую кафедру. Православными были выдвинуты владыке своего рода условия: его просили о неучастии в политических группировках, чтобы оградить от возможных притеснений власти. Владыка писал: «…не дерзаю отказываться и изъявляю полное согласие на занятие Воронежской кафедры…»
После народного избрания владыка поехал в Москву, чтобы получить подтверждение от священноначалия. Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) признал это избрание и во второй половине января назначил владыку на Воронежскую кафедру, возведя его при этом в сан архиепископа.
Многие храмы в Воронеже были к этому времени захвачены обновленцами. В этой обстановке владыка умел успешно противостоять расколу, обращая к себе сердца истовым служением и нелицемерной любовью к верующим. Архиепископ Петр служил по афонскому чину, все богослужение совершалось неспешно и без пропусков. Партесное пение владыка не любил; во время его служения часто пел весь народ, вдохновляемый и управляемый постоянным хором владыки. В результате деятельности владыки Петра началось возвращение Православной Церкви захваченных храмов. Обновленческие священники приносили публичное покаяние. Противодействие обновленцев стало усиливаться. В их руках оставалось все меньше храмов. В это время, опасаясь провокаций и нападений, прихожане организовали охрану владыки. Его сопровождали на улице и даже оставались с ним в доме. Верующие желали, чтобы владыка приезжал в села губернии, но власть официально признавала только обновленцев, и на все просьбы разрешить владыке поездки по епархии отвечала отказом.
Архиепископа Петра стали вызывать на допросы в ОГПУ. Он держался спокойно и достойно, и очевидцы говорили, что многие в этом учреждении невольно обнажали голову при его появлении.
Осенью 1926 года должен был состояться съезд обновленцев, под руководством сотрудника ГПУ. Многих архиереев обыскивали, желая найти поводы для обвинений. Однажды архиепископ Петр, возвратясь в свой дом после службы, увидел ожидавших его с ордером на обыск. Им было приказано доставить владыку в отделение милиции. Когда архиепископ Петр, согласившись на уговоры милиционеров подождать некоторое время, вышел из дома в сопровождении конвоира, за ним последовало несколько сот человек. Люди стояли около отделения милиции. Верующие требовали гарантировать, что владыка останется на свободе. В ответ были произведены аресты, произошли столкновения с собравшимися. Прибыл наряд конной милиции. Всего несколько человек смогли дождаться, когда владыку после допроса отпустили домой.

Архиепископ Петр был вызван в ОГПУ 29 октября 1926 года. Ему показали телеграмму, в которой говорилось, что он вызывается органами ГПУ в Москву для совещания по церковным вопросам. К владыке пришли представители верующих, которые собрались ехать вместе с ним в Москву, надеясь на возможность переговоров с ГПУ. В это же время проходила «XV Всесоюзная партийная конференция», на внимание которой, веря в заботу о благе народа, также надеялись верующие. К председателю Воронежского исполкома, который был на этой «конференции», тоже приехали представители общин. Результатом этих обращений стали только публикации в прессе с призывами «предать суду Петра Зверева» и соответствующая «резолюция конференции».
В газете «Воронежская коммуна» от 28 ноября 1926 года, в первый день Рождественского поста, была статья на эту тему. Владыка, зная положение дел, был печален. В эту же ночь к нему явились сотрудники ОГПУ. После обыска владыка был немедленно заключен под стражу. Весть об аресте разнеслась по городу. Владыку сразу повезли в Москву. Верующие бросились к поезду, но перрон был оцеплен чекистами. Вместе с владыкой были арестованы архимандрит Иннокентий (Беда) и многие близкие ему люди, большей частью воронежские рабочие.
Следствие было закончено к концу марта 1927 года. 26 марта Особое Совещание при коллегии ОГПУ приговорило всех арестованных одновременно с владыкой к разным срокам; сам архиепископ Петр с приговором «10 лет» был отправлен в Соловецкий лагерь весной 1927 г.

Соловецкий лагерь

Владыка был определен в 6-ю рабочую роту 4-го отделения, в стенах монастыря, затем был переведен в 4-ю роту 1-го отделения, также располагавшегося в упраздненном монастыре. Он работал сторожем вместе с архиепископом Курским Назарием. Потом владыку перевели на должность счетовода на продовольственном складе, где в то время работало заключенное духовенство. Он жил в помещении при складе, вместе с епископом Печерским Григорием.
На Соловках еще действовала церковь преподобного Онуфрия Великого, и владыка имел возможность служить. Молитва в храме была для него великим утешением.
В первую зиму на Соловках владыка лишился своего верного сподвижника и помощника, архимандрита Иннокентия, он скончался 24 декабря (6 января) 1928 года.
Летом 1928 года ссыльный епископат избрал владыку Петра главой Соловецкого православного духовенства.
Режим и условия жизни СЛОНа все более ужесточались. Новое лагерное начальство, желая уничтожить влияние владыки на заключенных, отправило его в октябре 1928 года на Анзер.
Владыка Петр находился на лагерной командировке, расположенной в доме «спасательной станции» на Троицком мысу. 15 января 1929 года владыка писал:
«Слава Богу за все, что пришлось мне за это время пережить и переживать. Нынешний раз как-то особенно грустно и скорбно я встретил и провожу праздники – ведь шестые праздники провожу вне дома, не с теми, с кем бы желалось. Но все это решительно надо терпеть. Ну, что делать. Не так живи, как хочется, а как Бог велит: У нас, по-видимому, настала настоящая зима, с ветрами и метелями, так что ветер едва не валит с ног: Живу в уединенном и пустынном месте на берегу глубокого морского залива, никого не вижу, кроме живущих вместе, и могу воображать себя пустынножителем.»

В январе 1929 года владыка заболел тифом и был доставлен в больничный изолятор, открытый в стенах церкви Распятия Господня на Голгофе. В эту больницу со всех островов привозили тяжело больных.
Скончался 7 февраля 1929 года. Его духовная дочь, игумения Иулиания, писала: «Владыка умер от тифа последним, после него никто не умирал. Тиф кончился, и настало тепло».
Лагерное начальство приказывало хоронить всех умерших в общих могилах. Архиепископ Петр был также сначала похоронен в общей могиле, но заключенные добились разрешения перезахоронить его в отдельной могиле. Вопреки запрещениям начальства, его облачили в мантию и клобук, одели омофор, вложили в руки крест, четки, Евангелие и совершили отпевание. На могиле был поставлен крест.

«Что это вы так трудитесь, владыко святый?»

Епископ Пётр. 1919 год. Фото с сайта wikipedia.org

С 1916 года до февральской революции архимандрит Петр был фронтовым священником. Был и в окопах на передовой, и в лазаретах среди умирающих.

После революции патриарх Тихон рукоположил отца Петра в епископы. Когда владыка Петр впервые зашел в свое новое место служения — Успенский храм монастыря, ему бросились в глаза черные от копоти церковные стены и потолок.

Епископ сам взялся за тряпку, попросив всех желающих оказать помощь, и полез по лестнице отмывать потолок.

Прихожане увидели небывалое — епископа под куполом с тряпкой в руках.

Во время Страстной седмицы епископ Петр вышел с лопатой прочищать снежные завалы. Кто-то с удивлением спросил: «Что это вы так трудитесь, владыко святый?» А епископ в простоте душевной ответил: «Да как же? Надо будет в Великую Субботу с крестным ходом идти, а кругом снег, идти негде!»

Духовных чад у владыки становилось все больше. Он мог ответить на трудный вопрос, а участие и доброта в его глазах словно снимали тяжесть с души.

Избран народом епископом Воронежским

Епископ Петр. 1919 год. Фото с сайта wikipedia.org

На Воронежскую кафедру епископ Петр был избран народом (обычно епископа назначает патриарх), который успел узнать его и полюбить. Правда, народ поставил условия: о неучастии в политических группировках, чтобы оградить от возможных притеснений власти. Владыка писал: «…не дерзаю отказываться и изъявляю полное согласие на занятие Воронежской кафедры…».

Митрополит Сергий (Страгородский), бывший тогда у власти, признал это избрание и подписал указ о назначении.

А воронежское священство невзлюбило нового епископа. Среди своих собратий владыка был одинок. И чем больше любил его народ, тем холоднее вели себя собратья.

Одним из объяснений такого отношения (кроме всенародного избрания епископом «в обход» других) были и требовательность владыки Петра к служению священников, и обновленческие идеи, будоражащие клир.

«И служит-то долго, и спрашивает-то строго», — говорили о нем священники. Получалось, что владыка Петр фактом своего существования, отношением к делу невольно обличал недостаточность других. Кого-то такое заставляет собраться, кого-то озлобляет.

Но нет ничего не попущенного Богом. Не зря владыка Петр еще мальчиком учился переносить обиды с терпением; выучка с детства пригодилась.

В Воронеже владыку вновь арестовали. Весть разнеслась по городу. Владыку сразу повезли в Москву, верующие бросились к поезду, но перрон был оцеплен чекистами.

Архиепископ Соловецкий

СЛОН — Соловецкий Лагерь Особого Назначения. Фото с сайта solovki.ca

В 1927 году архиепископ Петр прибыл на Соловки отбывать 10-летний срок заключения. Сначала он был сторожем, а потом счетоводом на продовольственном складе. Туда назначали одних священников, так как они не воровали.

Ссыльный епископат избрал владыку Петра главой соловецкого православного духовенства.

Владыка возглавлял тайные богослужения, а когда власти отобрали антиминс, то службы совершались на его груди.

В заключении владыка Петр писал: «Слава Богу за все, что пришлось мне за это время пережить и переживать. Нынешний раз как-то особенно грустно и скорбно я встретил и провожу праздники – ведь шестые праздники провожу вне дома, не с теми, с кем бы желалось. Но все это решительно надо терпеть. Ну, что делать. Не так живи, как хочется, а как Бог велит.

У нас, по-видимому, настала настоящая зима, с ветрами и метелями, так что ветер едва не валит с ног: Живу в уединенном и пустынном месте на берегу глубокого морского залива, никого не вижу, кроме живущих вместе, и могу воображать себя пустынножителем.»

На Голгофе

Крест с могилы епископа Петра (Зверева) в часовне на месте захоронения священномученика. Фото с сайта smv-gimnasia.ru

Стремясь уничтожить влияние владыки на заключенных, власти нашли причину и «в наказание» отправили его на остров Анзер зимой 1928 года. Там владыка потихоньку писал акафист святому Герману Соловецкому и по частям на открытках отправлял его своим духовным чадам. В итоге они смогли собрать полный текст акафиста.

В конце 1928 года владыка заболел тифом, от которого тогда умирало большинство узников Анзера.

Его поместили в тифозный изолятор, находившийся в помещении церкви Распятия Господня на Голгофе.

В одной палате с ним лежал его духовный сын, работавший ветеринарным врачом. Он видел необычное явление в день смерти владыки: великомученица Варвара в сопровождении многих святых явилась и причастила его.

Перед смертью святитель написал карандашом на стене: «Жить я больше не хочу, меня Господь к себе призывает».

Скончался владыка Петр 7 февраля 1929 года. Его духовная дочь, игумения Иулиания, писала: «Владыка умер от тифа последним, после него никто не умирал. Тиф кончился, и настало тепло».

Священномученик Петр, архиепископ Воронежский

Дни памяти: 22 января (Новомуч.), 25 января, 4 июня (обретение мощей)

Священномученик Петр, архиепископ Воронежский (в миру Зверев Василий Константинович) родился 18 февраля 1878 года в Москве в семье протоиерея. После обучения на Историко-Филологическом факультете Московского Императорского Университета, Василий поступил в Казанскую Духовную Академию, где за два года до окончания курса (в 1900-м году) принял монашеский постриг с именем Петр.

По окончании Академии иеромонах Петр преподавал в Орловской Духовной Семинарии, а затем исполнял должность епархиального миссионера при Московском епархиальном доме.

С 1907 года он получает назначение на должность инспектора Новгородской Духовной Семинарии, а с 1909 до 1917 года является настоятелем Спасо-Преображенского монастыря в городе Белев Тульской епархии, в сане архимандрита. В это время он часто посещает расположенную неподалёку Оптину пустынь, проводя многие часы в беседах с Оптинскими старцами. Служения отца Петра очень любили местные крестьяне, поскольку отец Петр, часто служа в их сёлах, отличался ласковым и внимательным обращением с ними. Бывал отец Петр и в Сарове, и в Дивеево, не упуская при этом случая навестить блаженную Прасковью Ивановну. Она и подарила ему холст своей работы, из которого он сшил потом себе архиерейское облачение и которое хранил на собственное погребение. Во время Первой мировой войны в Спасо-Преображенском монастыре был устроен лазарет для раненых. Сам же настоятель в 1916 году служил священником в действующей Армии.

После февральского переворота отец Петр назначается на должность настоятеля Тверского Свято-Успенского Желтикова монастыря. И уже в 1918 году, в Твери, он подвергается кратковременному аресту.

2 (15) февраля 1919 года в Москве Святейшим Патриархом Тихоном архимандрит Петр был хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии. Сразу после хиротонии Владыка Петр приехал в Нижний Новгород и поселился в Печерском монастыре на берегу Волги. Монастырь находился в упадке, братия была малочисленна, древний Успенский собор пришёл в запустение. Владыка сам принял участие в уборке храма, и ввёл строгую уставную службу. Случалось, что всенощная длилась всю ночь, и тогда Владыка привлекал к службе усердствующих прихожан, поскольку никакие певчие не могли столь долго стоять на клиросе. Акафистов за всенощной он никогда не читал, но требовал, чтобы вычитывались все кафизмы. Сокращений он не допускал ни при служении панихид, ни при отпеваниях. Порой, Владыка с грустью говорил: «Кто отслужит по мне такую панихиду?». А келейнику так говорил: «Во всём твой Петр грешен, только устава никогда не нарушал».

В Печерском монастыре он завёл преподавание Закона Божия для детей и сам учил их. Нижегородцы полюбили Владыку, увидев в нём настоящего духовного наставника. Эта слава не понравилась правящему архиепископу Нижегородскому Евдокиму (впоследствии отпавшему в обновленческий раскол). И вскоре Владыка был переведён в Канавино, за Оку. Там в мае 1921 года его арестовали во второй раз. Рабочие местных заводов по поводу ареста любимого архипастыря устроили трёхдневную забастовку, и местные власти пообещали его выпустить, но вместо этого тайно отправили в Москву.

С декабря он находился в заточении в Московских тюрьмах. Сначала его поместили на Лубянку, но и там Владыка не прекращал проповедь: ему не успевали посылать кресты: обращая людей к вере, Святитель снимал свой крест и надевал на обращённого. «Я хотел бы открыть им и показать своё сердце, как страдания очищают душу».

С Лубянки Владыку перевели в Бутырскую тюрьму, оттуда — в Таганскую. С плачем прощались с ним заключённые, а при переводе из Бутырок его провожали даже надзиратели.

В Таганской тюрьме в это время находилось двенадцать архиереев. Их духовные чада передавали просфоры и облачения, и Святители прямо в камере совершали соборную службу. Там Владыка Петр заболел от истощения и попал в больницу. В конце июля 1921 года он был отправлен по этапу в Петроград, где оставался в заключении до зимы. В декабре Владыка был освобождён и вернулся в Москву, где вскоре получил назначение епископом Старицким, викарием Тверской епархии. Вскоре Святитель вновь был арестован за выпущенное им обращение к Тверской пастве, в котором он объяснял сущность обновленчества. В ноябре 1922 года его доставили в Москву. На допросах он показал, что признаёт Патриарха Тихона главой Русской Православной Церкви, а решениям самозванного обновленческого совета ВЦУ не подчиняется. В марте 1923 года Святитель был отправлен по этапу в Ташкент, а оттуда в посёлок Кызыл-Орду. Жил он в тяжёлых условиях, болел цингой, в результате чего лишился зубов.

Летом 1923 года был освобождён из заключения Патриарх Тихон. Он подал властям списки архиереев, без которых не мог управлять Церковью. В их числе был и епископ Петр. Летом 1924 года он вернулся из ссылки в Москву.

30 марта 1925 года он подписал Акт о восприятии священномучеником митрополитом Петром (Полянским) власти Патриаршего Местоблюстителя.

В июле 1925 года Владыку направили в Воронеж для помощи престарелому митрополиту Владимиру (Шимкевичу). После его кончины Владыка Петр в 1926 году был назначен на Воронежскую кафедру с возведением в сан архиепископа.

Владыка пользовался огромным уважением жителей Воронежа, которые почитали его хранителем чистоты Православия. Храмы, где Владыка служил по Афонскому уставу, были всегда переполнены. Он не любил партесного пения: у него пела вся церковь. Народ шёл к своему архипастырю непрерывно: входившие к нему с грустным видом выходили сияющими и утешенными.

При Владыке началось массовое возвращение из обновленчества. Возвращавшихся священнослужителей он принимал в Православие через всенародное покаяние. Верующие, опасаясь, что арестуют их любимого Владыку, устраивали круглосуточные дежурства возле его квартиры, неоднократно выражали массовые протесты. Когда Владыка отправлялся по очередному вызову в милицию или Г.П.У. то по 300 человек мирян сопровождали его, требуя освобождения Святителя. В защиту архипастыря даже была послана телеграмма от имени рабочих в адрес XV-й партконференции.

Рассказывали, какое впечатление производил Владыка на служащих Г.П.У. Входя в комнату следователя, он оглядывался, как бы ища икону. Но не найдя таковой, он крестился на правый угол, делая поясной поклон, и тогда начинал разговор со следователем. Служащие при его появлении невольно обнажали головы.

Однако властям удалось в ноябре 1926 года арестовать Святителя. Его немедленно вывезли из Воронежа и постановлением О.Г.П.У. от 27 марта 1927 года осудили на 10 лет лагерей «за контрреволюционную деятельность против советской власти».

Поздней осенью священномученик после тюрьмы, этапов и Кемского пересыльного лагеря оказался на Соловках. Там он работал счетоводом на продуктовом складе. Владыка и в этих условиях строго соблюдал молитвенное правило, жил по церковному уставу. После отправки из Соловков священномученика архиепископа Илариона (Троицкого) Владыка Петр был избран ссыльными архиереями главой Соловецкого православного духовенства и пользовался среди него высоким авторитетом. Там он возглавляет тайные богослужения, а после того как был отобран антиминс, службы совершались на груди у Владыки. Нравственная высота Святителя была такова, что даже с метлой в руках в роли дворника или сторожа, он внушал благоговейное уважение. Грубые и наглые «вохровцы», привыкшие издеваться над заключёнными, при встрече не только уступали ему дорогу, но и приветствовали его, на что он отвечал, осеняя их крестным знамением. Начальники же отворачивались: достойное спокойствие архипастыря принижало их, вызывало раздражение и досаду. Святитель Петр медленно шествовал мимо смущённого начальства, слегка опираясь на посох и не склоняя головы. Вскоре лагерная власть отомстила не сломленному ею человеку. После того, как властям стало известно, что он отпел умершую на Соловках «белую» уборщицу Императрицы Александры Феодоровны Валентину Карловну (по другим сведениям, это случилось после того, как он крестил в Святом озере заключённую эстонку) Святитель с зимы 1928 года был отослан на остров Анзер «в уединённое и пустынное местожительство». Здесь, живя в бывшем Голгофском скиту, в молитвенном горении духа он написал Акафист преподобному Герману Соловецкому.

В конце 1928 года Святитель Петр заболел тифом, и в январскую стужу был помещен в тифозный барак, который открыли в Голгофо-Распятском скиту на (острове Анзер). Святитель проболел две недели, и даже казалось, что кризис миновал, но Владыка был очень слаб и не принимал пищи. Его духовному сыну, в день кончины Святителя, пришло видение: в четыре часа утра он услышал шум, словно влетела стая птиц, он открыл глаза и увидел святую великомученицу Варвару со многими девами. Она подошла к постели Владыки и причастила его Святых Тайн. Вечером священномученик несколько раз написал на стене карандашом: «Жить я больше не хочу, меня Господь к Себе призывает».

25 января (7 февраля н. ст.) 1929 года священномученик Петр скончался. Первоначально Владыку похоронили в общей могиле, куда опускали всех погибших от тифа. Однако на пятый день заключённые тайно открыли общую могилу и, по рассказу присутствовавшей там монахини Арсении: «Все умершие лежали чёрные, а Владыка лежит… в рубашечке, со сложенными на груди руками, белый как кипельный».

После облачения в архиерейские одежды, духовенством лагеря было совершено отпевание, над могилой поставлен крест. Похоронен был Владыка в отдельной могиле у подножия Анзерской горы Голгофы, напротив алтаря церкви в честь Воскресения Христова. Когда же могилу уже засыпали, над ней появился столп света, в котором увидели Владыку, всех благословившего.

17 июня 1999 года святые мощи священномученика Петра были обретены и сейчас пребывают в соборе Соловецкого монастыря.

Канонизован, как местночтимый святой Воронежской епархии в 1999-м году.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *