Святая троица

Комментарии 0

Значение благодати в жизни христианина

   В каждом человеке есть семя добра. Однако, как обычное семя не может развиться и созреть без влаги и света, так и душа человека остается бесплодной, пока ее не оросит благодать Божия. Чувствуя в себе недостаток божественной помощи, ветхозаветный праведник молился Богу: «Душа моя, как бесплодная земля, стремится к Тебе» (Пс.142:6).

И все люди, искренне жаждущие праведности, понимают, что без помощи Божией, без Его руководства и поддержки невозможна никакая духовная жизнь. Благодать Божия обновляет душу человека, очищает его совесть, просвещает разум, укрепляет веру, направляет волю к добру, согревает сердце любовью к Богу и ближним, устремляет человека к небесному, вселяет в него желание жить духовными интересами.

Она очищает и освящает все его существо. По свидетельству многих, удостоившихся высшего духовного озарения, благодать Божия приносит такой мир и радость душе человека, что все земные блага и все физические удовольствия кажутся жалкими и ничтожными.

Бенфатто дель Фризо, Альвизе. «Сошествие Святого Духа на апостолов», 1580-е гг. Государственный Эрмитаж, г. Санкт-Петербург

   Со дня сошествия Святого Духа на апостолов каждый вновь крещенный в таинстве миропомазания, подобно апостолам, удостаивается благодати Духа Святого. Сила этого таинства настолько велика и неизгладима, что оно, как и крещение, не повторяется.

Последующие таинства Церкви, как например: исповедь и причащение, а также богослужения в храме, частная молитва, пост, дела милосердия и добродетельная жизнь, имеют целью укрепить и усилить в христианине действие благодатных даров, полученных им в миропомазании.

   Возрождающая сила благодати Божией обнаруживает себя в благотворных внутренних и внешних переменах в людях, принявших ее. Эти перемены были особенно очевидны в учениках Христа. Они, как мы знаем, до сошествия Святого Духа были людьми простыми, некнижными и вовсе не владеющими словом.

Когда же на них сошел Святой Дух, они обогатились духовной мудростью и своим вдохновенным словом стали привлекать к вере не только простой народ, но даже философов и знатных людей. Их овеянное благодатью слово проникало в самые огрубевшие сердца, располагая грешников к покаянию и исправлению, а малодушных – к усердию.

   Из робких и боязливых, какими апостолы были при жизни Спасителя, они после сошествия Святого Духа стали мужественными и бесстрашными. Результатом полученных ими благодатных даров было возникновение множества христианских общин еще при жизни апостолов не только в разных частях Римской империи, но и за ее пределами: в северной Африке, Индии, Персии и на юге Скифии.

Так благодаря неутомимым трудам апостолов стало распространяться христианство во всем мире, а вместе с этим началось и возрождение человеческого общества.

   В возрождающей силе благодати Святого Духа можно убедиться, читая книгу “Деяния святых апостолов”, в которой описывается жизнь христиан в первое десятилетие после Пятидесятницы. Действительно, многие грешные, маловерующие и живущие плотскими интересами люди, приняв Святого Духа, делались глубоко верующими, праведными, полными усердия и горячей любви к Богу и людям.

   »Они , – как пишется в книге “Деяния”, –

постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах. Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и раздавали всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме, и преломляя по домам хлеб, принимая пищу в веселье и простоте сердца, хваля Бога и пользовались любовью всего народа… У множества верующих было одно сердце и одна душа. И никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее …Не было между ними никого нуждающегося» (Деян.2:42, 44-47, 4:32, 34).

   Одним словом, духовные интересы и стремление к небесному вытеснили в них все греховное и низменное.
   По учению Спасителя, сама духовная жизнь невозможна без помощи свыше: «Если кто не родится от воды и Духа, не может увидеть Царства Божия… Рожденное от плоти есть плоть, рожденное от Духа есть Дух» (Ин.3:5-6).

Еще Спаситель учил о Духе Святом, что Он наставляет христианина в истине, утешает в скорбях, утоляет его духовную жажду (См.: Ин.16:13-17, 4:13-14).

Апостол Павел все христианские добродетели именует “плодом Духа,” говоря: «Плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал.5:22-23).

Часто внутренний духовный рост и совершенствование христианина происходят незаметно для него самого, как Господь объяснил в притче о невидимо растущем семени (Мк.4:26-29).

О таинственном действии Св. Духа на душу человека Спаситель говорил: «Дух дышит, где хочет, и голос Его слышишь, не зная, откуда приходит и куда уходит. Так бывает со всяким, рожденным от Духа» (Ин.3:8).

   Кроме духовных дарований, необходимых каждому христианину в его личной жизни, Святой Дух еще подает отдельным верующим особые дарования, которые нужны для блага Церкви и общества.

Об этих особых дарованиях апостол Павел так пишет:

«Каждому дается дар Духа на пользу. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; …иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, наделяя каждого особо, как Ему угодно» (1Кор.12:7-11).

Далее Апостол сравнивает Церковь с телом, каждая часть которого имеет свое назначение:

«Бог поставил в Церкви кого Апостолами, кого пророками, кого учителями; иным дал силы чудодейственные, а также дары исцелений, помощи, управления, дар языков» (Еф.4:11-12; 1Кор.12:28).

   Христианин, получив благодать, становится живым храмом Святого Духа. Вот почему он должен хранить себя от всякого греха, как наставляет Апостол:

«Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? – спрашивает ап. Павел. – Если кто разорит храм Божий , того покарает Бог, ибо храм Божий свят, а этот храм – вы» (1Кор.3:16-17).

   В своей притче о десяти девах Господь говорит о необходимости получения духовных даров. Без них человек все равно, что лампада без елея или обуглившееся и погасшее полено (Мф.25:1-13). Объясняя притчу Спасителя о десяти девах, святой Серафим Саровский учит, что целью человеческой жизни является «стяжание» (приобретение) благодати Божией (См.: его беседу с Мотовиловым).

   Хотя благодатная сила Духа Святого дается верующему не по его заслугам, а по милости Божией, в результате искупительных страданий Богочеловека, однако она возрастает в нем по мере его усердия в христианской жизни.

Преподобный Исаак Сирин пишет: «В какой мере человек приближается к Богу намерением своим, в такой и Бог приближается к нему дарами Своими».

Апостол Петр так наставляет христиан: «Как от Божественной силы Его дано нам все нужное для жизни и благочестия… то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь» (2Пет.1:3, 5-7).

Апостол Павел убеждает христиан привлекать благодать Божию добродетельной жизнью и молитвой, говоря: «Поступайте, как чада света, потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине… Исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, воспевая в сердцах ваших Господ» (Еф.5:8-9, 18-19).

   Принято утренние, вечерние и другие молитвы начинать обращением к Святому Духу словами Царю Небесный. В этой молитве мы просим Духа Святого обновить в нас Свою благодать. Молитва “Царю Небесный” замечательна тем, что она изложена словами Самого Господа Иисуса Христа и содержит то, что нам следует знать о Духе Божием и что следует просить у Него.

Вот текст этой молитвы (по-церковнославянски и в русском переводе).

Молитва Святому Духу: 

  Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняя, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души нашя.

   Небесный Царь, Утешитель, Дух истины! Ты, вездесущий и все наполняющий, источник благ и податель жизни, приди и вселись в нас, и очисти нас от всякой скверны, и спаси, Благой, наши души.

   Здесь Дух Святой именуется “Царем Небесным” как равное Отцу и Сыну Третье Лицо Святой Троицы.

Именуется “Утешителем” – по Его свойству утешать и радовать человека.

Именуется “Духом истины” – как открывающий людям истину, помогающий видеть и любить ее.

“Везде сущим и все исполняющим (наполняющим)” – по Его Божественной природе, не имеющей ни границ, ни препятствий.

“Сокровищем благих” – сокровищница всего благого и ценного, чего только может желать человек, стремящийся к совершенству.

“Подателем жизни” – как оживляющий всю природу и, в особенности, подающий благодатно-духовную жизнь людям и ангелам.

   Обращаясь так к Святому Духу, мы просим у Него, Всеблагого, очистить нас от всякой греховной скверны, которая зарождается в нас от различных страстей или прилипает к нам при соприкосновении с миром, во зле лежащем.

Мы просим Его пребывать в нас и направлять нашу жизнь к спасению души.

При этом, обращаясь к Духу Святому, нужно смиренно сознавать себя нищим и недостойным, потому что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6).

    Богослужение Пятидесятницы
   На праздник Пятидесятницы в знак животворящего действия Св. Духа храм украшается зеленью и цветами, а священники облачаются в зеленые ризы.

В тропаре и кондаке праздника верующие благодарят Сына Божия за ниспослание им Духа Святого.

Тропарь  

  Благословен еси, Христе Боже наш, Иже премудры ловцы явлей, ниспослав им Духа Святаго, и теми уловлей вселенную. Человеколюбче, слава Тебе Благословен Ты, Христе Боже наш, сделавший мудрыми рыбаков, ниспославший им Св. Духа и этим помогший им уловить вселенную (привлечь к вере). Слава Тебе, Человеколюбец!

Кондак 

   Егда снишед языки слия, разделяше языки Вышний. Егда же огненныя языки раздаяше, в соединении вся чпризва, и согласно славим Всесвятаго Духа.

Когда Всевышний, сойдя, смешал языки (Быт.11 гл.), Он разделил народы, когда же послал огненные языки, то призвал всех к единению. И поэтому мы единодушно прославляем Всесвятого Духа.

   На Утрене поются два канона праздника.

Первый из них написан святым Косьмой Маюмским; этот канон мы приводим здесь в русском переводе.

Второй канон, написанный святым Иоанном Дамаскиным, мы здесь пропускаем из-за недостатка места.

Канон святого Косьмы – это гимн в честь Святой Троицы и, в частности, в честь Св. Духа.

В каноне воспевается сошествие Св. Духа на апостолов как наглядное свидетельство исполненного обещания Спасителя.

Вспоминаются здесь и древние пророчества о ниспослании Святого Духа на всякую плоть, и воспевается Бог Дух Святой, Третья Ипостась Пресвятой Троицы, во всем равная Богу Отцу и Богу Сыну.

В каноне также излагаются основные моменты сошествия Святого Духа на апостолов и раскрывается важность этого события.

Главную особенность Богослужения в день Пятидесятницы составляет чтение с коленопреклонением особых молитв святителя Василия Великого.
Эти молитвы читаются на вечерне, которая совершается сразу после литургии. Эти молитвы в русском переводе изданы нами отдельной брошюрой (номер 6).

Приложение

Современный “дар языков”

   В середине 20-го столетия в США возникло т.н. “харизматическое” движение, (“харис” на греческом – “благодать.” задавшееся целью возродить в современном обществе благодатные дары, полученные апостолами в день Пятидесятницы и, в частности, “дар языков” – внезапно полученную способность говорить на другом языке.
Примкнули к этому движению ряд баптистских и методистских церквей. “Харизматическое” движение можно было ожидать в протестантской среде, так как протестантство, не имея апостольской преемственности в священстве, лишено благодатной силы святых таинств, в которых подаются дары Святого Духа. Безблагодатные сектантские молитвенные собрания не могут дать христианину нужного духовного удовлетворения.
   Харизматическое движение, обещая влить свежую духовную струю в жизнь протестантских церквей, стало популярным, и в скором времени в разных частях США начали возникать объединения “пятидесятников.” Затронуло это движение и некоторые церкви более традиционного направления. Сравнительно недавно общины пятидесятников стали возникать в Европе и в России.
   Пятидесятники и подобные им “харизматики” пытаются искусственными (в сущности шаманскими) приемами вызвать в себе способность говорить на новом языке, чем они очень дорожат и гордятся. Однако, у них получается нечто очень уродливое и никакого отношения не имеющее к проявлениям благодатных даров в апостольское время.
   О чудесном и подлинном даре языков, полученном апостолами в день схождения на них Духа Святого, повествуют начальные главы книги Деяний святых апостолов. О сути же и назначении дара языков пишет ап. Павел в 12–14 главах своего послания к Коринфянам.
   Как мы уже говорили, дар языков был необходим апостолам для успешного распространения Евангелия. Получив способность говорить на языке того или иного народа, апостолы могли проповедовать этому народу, не тратя время на изучение нужного языка, благодаря чему Церковь Христова быстро распространилась.
Как мы знаем из последующей церковной истории, этому дару суждено было просуществовать недолго. По мере того, как в разных странах появлялись местные христианские проповедники, отлично владеющие своим языком, нужда в сверхъестественном даре языков тоже стала уменьшаться. Так, во времена святого Иринея Линского, в середине 3-го века, дар языков упоминается как редкое явление.
   Из послания ап. Павла к Коринфянам можно заключить, что именно в этой церкви дар языков был распространен более, чем в других церквах. Тогда дар языков был одним из духовных дарований, которое некоторые христиане получали после крещения и возложения апостольских рук. Не все коринфские христиане умели правильно обращаться с даром языков, и ап. Павел предостерегает их от злоупотребления им.
Дело в том, что на молитвенных собраниях коринфские христиане начинали говорить на разных языках, когда в этом не было нужды. Очевидно, они это делали из тщеславия, чтобы превзойти один другого. Ап. Павел объясняет, что дар языков “нужен не для верующих, а для неверующих” – для привлечения их к вере.
   Более того, дар языков имел еще отрицательное влияние на молитвенные собрания, когда им не вовремя пользовались. Когда, например, во время богослужения несколько человек одновременно начинали говорить на разных наречиях, большинству присутствующих не понятных, то получался шум и терялось молитвенное настроение.
Чтобы избежать несвоевременного употребления чудесно полученного дара говорить на новых языках, апостол Павел объясняет коринфянам, что дар языков есть самый меньший дар в ряду других, более нужных человеку духовных дарований. Коринфские христиане правильнее поступят, если вместо дара языков будут просить Бога обогатить их верой, воздержанием, терпением, любовью, мудростью и другими нужными нравственными дарованиями.
   Сравнивая дар языков апостольского времени с современным “языкоглаголанием,” надо признать между ними существенную разницу. В апостольское время христиане получали способность говорить на настоящем и на одном из существующих в то время языке. То была правильная, членораздельная человеческая речь, необходимая проповеднику.
В противоположность подлинному дару языков апостольских времен, современное “говорение на языках” пятидесятников есть просто набор несвязных и бессмысленных звуков, принимающих формы то бормотания, то неистового выкрикивания. Этот факт пятидесятники и сами признают, объясняя, впрочем, что у них-де язык “райских жителей”.
Однако, невозможно эти бессмысленные звуки признать за Божье чудо. Они – результат нервной возбужденности, впадения в транс и галлюцинации, граничащей с беснованием. Поэтому сектанты обнаруживают свое крайнее духовное невежество и даже кощунствуют, когда искусственно вызванную экзальтацию и нечленораздельные звуки приписывают Божьему вдохновению.
   Вообще, стремление ко всяким острым ощущениям характерно для современного общества, увлекающегося буйной музыкой, возбуждающей злобные и эротические чувства, -общества, которое оправдывает половую распущенность, злоупотребляет возбуждающими веществами и наркотиками, увлекается фильмами, насыщенными ужасными преступлениями и всякими демоническими страшилищами. Все эти извращения являются признаками болезни современного общества.
   Подобным образом и искание христианами восторга и экстаза на молитве есть признак страстного и горделивого душевного направления. У харизматиков происходит подмена подлинных даров Святого Духа искусственно вызванными душевными переживаниями.
Игнорируя духовный опыт, накопленный христианством в течение двух тысячелетий и записанный в творениях святых, отбросив Богом установленное священство и святые Таинства, современные сектанты стараются вызвать в себе благодатное состояние всякими сомнительными и опасными приемами.
Получается самообман или “прелесть”, (отсюда – “прельщать”), против которой предостерегают святые отцы Православной Церкви. Подобные состояния экстаза ничего общего с христианством не имеют, и они были известны древним язычникам и современным индусам.
(Глубокое исследование данного вопроса можно найти в книгах протестантского ученого Dr. Кurt Коch: “Bеtwееn Christ аnd Sаtаn,” “Оccult Bоndаgе аnd Dеlivеrаncе,” “Тhе Rеvivаl in Indоnеsiа,” (Кrеgеl Publicаtиоns, Grаnd Rаpids, Мichigаn, USА) и др.).
   Православный христианин должен всячески сторониться подобных извращений религиозного чувства. Он имеет доступ к подлинным благодатным сокровищам в Таинствах Церкви, в ее богослужениях и в своей частной искренней молитве.
В общении с Богом надо искать не восторга и острых переживаний, а обновления своей грешной души. Обновление же приходит через смирение, покаяние и исправление себя. По мере же обновления своей души христианин будет получать и подлинную благодать Божию, которая ему даст небесный мир и чистую радость, в сравнении с которыми земной восторг является дешевым и жалким.
   В сутолоке повседневных забот православный христианин порой забывает о благодатных сокровищах, подаваемых верующим в Церкви Христовой, и погружается в мутное море погони за земными благами, захлебываясь в волнах суеты, греха и различных пороков. Тогда отходит от него надежда вечной жизни, тускнеет в сознании его жизненная цель, душа черствеет, человек становится неудовлетворенным, раздражительным.
   Праздник Святой Троицы имеет целью воодушевить христианина жить духовными интересами. Пятидесятница – это день новой встречи Божественного Утешителя с жаждущей утешения человеческой душой, которая может снова пить из источника живой воды и наполнять себя самыми возвышенными и благородными чувствами.
В этот день благодать Духа, подобно огню, испепеляет его прегрешения; подобно елею, смягчает его сердце; подобно свету, проясняет его мысль; подобно благоуханному миру, освящает все его существо.
Благодать дает ему духовные силы, чтобы жить воздержанно, делать добро, любить Бога, помогать ближним.
Прежнее смятение и озлобленность она заменяет внутренним миром и радостью, как свидетельствует об этом старец Силуан Афонский по своему опыту: “С благодатью Божией легко жить, все делается хорошо, все мило и радостно, душа покойна в Боге и ходит как бы по прекрасному саду, в котором живет Господь”.

>Святая Троица

Святая Троица в православии

Святая Троица — богословский термин, отражающий христианское учение о Триипостасности Бога. Это одно из важнейших понятий православия.

Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии.

Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святых Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Само слово «Троица» небиблейского происхождения, в христианский лексикон введено во второй половине II века святителем Феофилом Антиохийским. Учение о Пресвятой Троице дано в христианском Откровении.

Догмат о Пресвятой Троице непостижим, это таинственный догмат, непостижимый на уровне рассудка. Для человеческого рассудка учение о Пресвятой Троице противоречиво, потому что это тайна, которая не может быть выражена рационально.

Не случайно о. Павел Флоренский называл догмат о Святой Троице «крестом для человеческой мысли». Для того, чтобы принять догмат о Пресвятой Троице греховный человеческий рассудок должен отвергнуть свои претензии на способность все познавать и рационально объяснять, т. е. для уразумения тайны Пресвятой Троицы необходимо отвергнуться своего разумения.

Тайна Пресвятой Троицы постигается, причем только отчасти, в опыте духовной жизни. Это постижение всегда сопряжено с аскетическим подвигом. В.Н.Лосский говорит: «Апофа- тическое восхождение есть восхождение на Голгофу, поэтому никакая спекулятивная философия никогда не могла подняться до тайны Пресвятой Троицы».

Вера в Троицу отличает христианство от всех других монотеистических религий: иудаизма, ислама. Учение о Троице есть основание всего христианского веро- и нравоучения, например, учения о Боге Спасителе, о Боге Освятителе и т. д. В.Н.Лосский говорил, что Учение о Троице «не только основа, но и высшая цель богословия, ибо… познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь, в саму жизнь Пресвятой Троицы.»

Учение о Триедином Боге сводится к трем положениям:
1) Бог троичен и троичность состоит в том, что в Боге Три Лица (ипостаси): Отец, Сын, Святой Дух.

2) Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а суть единое Божественное существо.

3) Все три Лица отличаются личными, или ипостасными свойствами.

Святые отцы, для того, чтобы как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различного рода аналогиями, заимствованными из мира тварного.
Например, солнце и исходящие от него свет и тепло. Источник воды, происходящий из него ключ, и, собственно, поток или река. Некоторые усматривают аналогию в устроении человеческого ума (святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты): «Наш ум, слово и дух, по единовременности своего начала и по своим взаимным отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа».
Однако все эти аналогии являются весьма несовершенными. Если возьмем первую аналогию – солнце, исходящие лучи и тепло, – то эта аналогия предполагает некоторый временный процесс. Если мы возьмем вторую аналогию – источник воды, ключ и поток, то они различаются лишь в нашем представлении, а в действительности это единая водная стихия. Что касается аналогии, связанной со способностями человеческого ума, то она может быть аналогией лишь образа Откровения Пресвятой Троицы в мире, но никак не внутритроичного бытия. К тому же все эти аналогии ставят единство выше троичности.
Святитель Василий Великий самой совершенной из аналогий, заимствованных из тварного мира, считал радугу, потому что «один и тот же свет и непрерывен в самом себе и многоцветен». «И в многоцветности открывается единый лик – нет середины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно видим различие, но не можем измерить расстояний. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии».

Краткая история догмата о Пресвятой Троице

В то, что Бог есть един по существу, но троичен в лицах, христиане верили всегда, но само догматическое учение о Пресвятой Троице создавалось постепенно, обычно в связи с возникновением различного рода еретических заблуждений. Учение о Троице в христианстве всегда было связано с учением о Христе, с учением о Боговоплощении. Тринитарные ереси, тринитарные споры имели под собой христологическое основание.

В самом деле, учение о Троице стало возможным благодаря Боговоплощению. Как говорится в тропаре Богоявления, во Христе «Троическое явися поклонение». Учение о Христе «для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1, 23). Также и учение о Троице есть камень преткновения и для «строгого» иудейского монотеизма и для эллинского политеизма. Поэтому все попытки рассудочно осмыслить тайну Пресвятой Троицы приводили к заблуждениям либо иудейского, либо эллинского характера.

Первые растворяли Лица Троицы в единой природе, например, савеллиане, а другие сводили Троицу к трем неравным существам (ариане). Осуждение арианства произошло в 325 году на Первом Вселенском Соборе с Никее. Основным деянием этого Собора было составление Никейского Символа Веры, в который были внесены небиблейские термины, среди которых особую роль в тринитарных спорах IV столетия сыграл термин «омоусиос» — «единосущный».

Чтобы раскрыть подлинный смысл термина «омоусиос» понадобились огромные усилия великих Каппадокийцев: Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского.
Великие Каппадокийцы, в первую очередь, Василий Великий, строго разграничили понятия «сущности» и «ипостаси».неначинаемость бытия и Божеское достоинство принадлежат одинаково всем трем ипостасям. Отец, Сын и Святой Дух суть проявления ее в Лицах, из которых каждое обладает всей полнотой божественной сущности и находится в неразрывном единстве с ней. Отличаются же Ипостаси между собой только личными (ипостасными) свойствами.
Кроме того, Каппадокийцы фактически отождествили (прежде всего два Григория: Назианзин и Нисский) понятие «ипостась» и «лицо». «Лицо» в богословии и философии того времени являлось термином, принадлежавшим не к онтологическому, а к описательному плану, т. е. лицом могли называть маску актера или юридическую роль, которую выполнял человек.
Отождествив «лицо» и «ипостась» в троичном богословии, Каппадокийцы тем самым перенесли этот термин из плана описательного в план онтологический. Следствием этого отождествления явилось, по существу, возникновение нового понятия, которого не знал античный мир: этот термин — «личность». Каппадокийцам удалось примирить абстрактность греческой философской мысли с библейской идеей личного Божества.

Различие Божественных Лиц по ипостасным свойствам

Согласно церковному учению, Ипостаси суть Личности, а не безличные силы. При этом Ипостаси обладают единой природой. Естественно встает вопрос, каким образом их различать?
Все божественные свойства относятся к общей природе, они свойственны всем трем Ипостасям и поэтому сами по себе различия Божественных Лиц выразить не могут. Невозможно дать абсолютное определение каждой Ипостаси, воспользовавшись одним из Божественных имен.
Одна из особенностей личностного бытия состоит в том, что личность уникальна и неповторима, а следовательно, она не поддается определению, ее нельзя подвести под некое понятие, поскольку понятие всегда обобщает; невозможно привести к общему знаменателю. Поэтому личность может быть воспринята только через свое отношение к другим личностям.
Именно это мы видим в Священном Писании, где представление о Божественных Лицах основано на отношениях, которые между ними существуют.
Примерно начиная с конца IV века можно говорить об общепринятой терминологии, согласно которой ипостасные свойства выражаются следующими терминами: у Отца – нерожденность, у Сына – рожденность (от Отца), и исхождение (от Отца) у Святого Духа. Личные свойства суть свойства несообщимые, вечно остающиеся неизменными, исключительно принадлежащие тому или другому из Божественных Лиц. Благодаря этим свойствам Лица различаются друг от друга, и мы познаем их как особые Ипостаси.
При этом, различая в Боге три Ипостаси, мы исповедуем Троицу единосущной и нераздельной. Единосущие означает, что Отец, Сын и Святой Дух суть три самостоятельных Божественных Лица, обладающие всеми божественными совершенствами, но это не три особые отдельные существа, не три Бога, а Единый Бог. Они имеют единое и нераздельное Божеское естество. Каждое из Лиц Троицы обладает божественным естеством в совершенстве и всецело.

День Святой Троицы празднуется на пятидесятый день после Пасхи, поэтому этот праздник еще называется Пятидесятницей. Праздник Пятидесятницы, или день Святой Троицы проходил так. В десятый день по Вознесении Господа Иисуса Христа, в день иудейского праздника первой жатвы, когда ученики и с ними Дева Мария находились в Сионской горнице, в третий час дня в воздухе послышался сильный шум, как во время бури. В воздухе появились яркие трепещущие языки огня. Это был огонь не вещественный – он был одной природы с благодатным огнем, который ежегодно сходит в Иерусалиме на Пасху, он светил, не обжигая. Носясь над головами апостолов, языки огня опустились на них и опочили. Тут же, вместе с внешним явлением произошло и внутреннее, совершившееся в душах: “исполнишася вси Духа Свята”. – И Богоматерь, и апостолы ощутили в тот миг необыкновенную силу, действующую в них. Просто и непосредственно им был дан свыше новый благодатный дар глагола – они заговорили на языках, которых не знали прежде. Это было дарование, необходимое для проповеди Евангелия по всему миру.

В память об этом событии праздник Пятидесятницы называется еще днем сошествия Святого Духа, а так же днем Святой Троицы: в явлении Святого Духа, исшедшего от Бога-Отца по обещанию Бога-Сына, раскрылось таинство единства Святой Троицы. Название же Пятидесятницы день этот получил не только в память древнего праздника, но и потому, что это событие пришлось на пятидесятый день после христианской Пасхи. Как Пасха Христова заменила собой древний иудейский праздник, так и Пятидесятница положила основание Церкви Христовой как союзу в Духе на земле.

О Святой Троице на “Правмире”:

  • Святая Троица в Православной Церкви
  • Троица, 10 икон Святой Троицы
  • Об изображении Святой Троицы
  • День Святой Троицы. Пятидесятница
  • Троица – исполнение всех ожиданий
  • “Святая Троица” Преподобного Андрея Рублева
  • Троица и икона Воскресения Христова
  • Святая Троица — парадигма человеческой личности
  • Художественный образ Пресвятой Троицы
  • Троица: Фундамент христианства
  • Троица: единство и святость
  • День Святой Троицы: Что мы без помощи Божией?
  • День Святой Троицы: что важнее – Бог или шашлык?
  • День святой Троицы: что поется в этот день в храме?
  • День Святой Троицы: рассказ о нескольких случаях
  • «…Предстоя Святей Троице». О передаче троичного догмата в иконах
  • День Святой Троицы в Троице-Сергиевой Лавре
  • Как в старину на Троицу гуляли (ФОТО)
  • Праздник Троицы: как победить разделение внутри себя?
  • Почему на Троицу храмы украшают ветками берез?
  • «Я открыл главу о Святой Троице и понял, что это моё»
  • Троица в Давыдово (+ФОТО)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *