Святой покровитель англии

Кто же такой, этот St. George, и что он сделал, чтобы стать покровителем Англии?

Христианский святой, великомученик, еще его называют Георгий Победоносец. Святой Джордж является покровителем Англии. Его символизирует эмблема (красный крест на белом фоне) на флаге Англии и части британского флага. Знак Святого Джорджа, был принят королем Ричардом Львиное Сердце в 12 веке. В те времена верили в его магическую силу, например, солдаты короля надевали изображения эмблемы, чтобы избежать путаницы в бою.

Легенда повествует, Георгий Победоносец был храбрым солдатом, воевал за римлян, которые несли христианизацию. Когда же гонения на христиан усилились, он попал в плен и смиренно принял смерть. Притча повествует: придя на место казни, Георгий помолился и с радостью склонил свою голову под меч, случилось это 23 апреля (6 мая) 305 г.

Одна из самых известных историй о святом – история о битве с драконом. Конечно, это очень маловероятно, что он когда-нибудь воевал с драконом, и еще более маловероятно, что он когда-нибудь действительно посещал Англию. Несмотря на это, Святой Георгий известен всему миру как убийца злого дракона, он всегда изображается как рыцарь несущий щит с красным крестом (или баннер с красным крестом), как правило, сидит на коне и всегда в момент победы над драконом.

В воскресенье ближе к 23 апреля, по всей Англии организуются шествия с участием войск специальной службы Дня Святого Георгия. Однако, в большинстве стран праздник отмечают в другие дни, например, американцы отмечают его 4 июля с фейерверками. Не сравнить и широту празднований, например, с празднованием дня Святого Патрика в Ирландии, день Святого Георгия празднуется более скромно. Для большинства людей в Англии День Святого Георгия является просто еще одним обычным рабочим днем.

Интересные факты:

  • Святой Георгий является также покровителем Скаутского Движения.
  • Несмотря на тот факт, что Святой Георгий был покровителем Англии с 14-го века, только один из пяти человек знает, что День Святого Георгия приходится на 23 апреля.
  • Более четверти людей, живущих в Англии, даже не знают, кто является их покровителем!

Дни памяти: 19 мая

Родители Дунстана, Хеорстан и Кюнетрит, принадлежали к англосаксонской знати, вероятно состояли в родстве с королевской династией. Их владения находились на территории современного графства Сомерсет и граничили с землями монастыря Гластонбери. Согласно Осберну и поздним (рубеж XI и XII вв.) вставкам в Англосаксонскую хронику, Дунстан родился «в первый год правления короля Этельстана» (924).

Георгий Победоносец и Святой Эдмунд для Англии.

Учитывая, что Дунстан был назначен настоятелем Гластонбери в 940 г., а также другие факты, сообщаемые агиографами, можно полагать, что святитель скорее всего родился раньше. В настоящее время на основании косвенных свидетельств датой рождения Д. условно считается 909 год. Дунстан провел детство и раннюю юность в Гластонбери. В то время монастырь находился в упадке, монахов там не было, но жила небольшая община белого духовенства. При монастыре действовала школа, где мальчики имели возможность учиться не только у местных клириков, но также у ирландских монахов и других паломников, посещавших Гластонбери ради поклонения святыням. В Житиях сообщается, что Дунстан ревностно постигал книжную ученость и отличался выдающимися способностями к различным ремеслам и игре на арфе.
В середине 920-х годов дядя Дунстана, Кентерберийский архиеп. Этельхельм (923-926), пригласил будущего святителя в Кентербери и представил королю Этельстану. Некоторое время Дунстан жил при дворе, но, видимо, не смог найти общий язык с другими юношами из королевского окружения. Согласно Житию, недоброжелатели обвинили Дунстана в изучении языческой премудрости и колдовстве. Возможно, поводом к обвинениям послужил интерес Дунстана к книгам, в т. ч. к трудам античных авторов.
Первоначально Дунстан колебался в выборе жизненного пути и даже собирался жениться, однако со временем последовал советам родственника св. Эльфхеаха, еп. Винчестерского (+ 951), принес монашеские обеты и был рукоположен во пресвитера.
До 940 г. Дунстан оставался при королевском дворе. В Житии сообщается, что король Эдмунд, преемник Этельстана, поверил клеветникам и отправил Дунстана в изгнание, но он попросил убежища и заступничества у прибывших к королю франкских послов. Через несколько дней после этого, во время охоты, королевский конь понес и выскочил на край отвесного утеса. Готовясь к неминуемой смерти, Эдмунд понял, что обошелся с Дунстаном несправедливо, и решил, что, если останется жив, исправит ошибку. После этого конь немедленно остановился. По возвращении король призвал к себе Дунстана и отправился с ним в Гластонбери. Эдмунд повелел возродить опустевший монастырь, назначил Дунстана настоятелем и даровал обители обширные земельные владения. Сохранилась дарственная грамота кор. Эдмунда «Дунстану, аббату Гластонбери», датированная 940 г.

Настоятель монастыря Гластонбери
Дунстан немедленно приступил к восстановлению монастыря: возвел новый храм во имя ап. Петра, обновил кельи и другие постройки. За 15 лет настоятельства Дунстан создал хорошо организованную и дисциплинированную монашескую общину, жившую в строгом соответствии с Уставом прп. Венедикта Нурсийского.
Эта община стала примером для монахов-реформаторов других реформированных монастырей, созданных единомышленниками Дунстан, среди которых были Этельвольд, монах из Гластонбери, впосл. настоятель монастыря Абингдон и еп. Винчестерский (963-984), и Освальд, мон. из Флёри, впосл. еп. Вустерский (962-972) и основатель монастыря Рамси.
Дунстан принимал участие в гос. делах, был советником кор. Эдмунда и его преемника кор. Эдреда (946-955), передавшего на хранение Дунстану большую часть личных сокровищ. Сохранилось завещание кор. Эдреда, засвидетельствованное Дунстаном. Отношения Дунстана с сыном Эдмунда, королем Эдви (955-959), были сложными из-за взаимной неприязни.

Изгнание
Дунстан подписал несколько грамот кор. Эдви, датированных 956 г., но в том же году, согласно Англосаксонской хронике, был лишен должности настоятеля и всех владений и изгнан из страны.
Дунстан отправился на континент и провел около года в Генте, в монастыре св. Петра, где имел возможность познакомиться с опытом реформаторов из монастыря Клюни.

Возвращение, епископская хиротония
В 957 г. Дунстан вернулся в Англию по приглашению младшего брата Эдви, Эдгара (959-975), избранного королем Мерсии и Нортумбрии, двух крупнейших провинций, отвергших власть Эдви. Эдгар передал святителю епископскую кафедру в Вустере, а затем и кафедру в Лондоне. После смерти Эдви в 959 г. Эдгар стал королем всей Англии. Он находился под сильным влиянием Дунстана и других церковных реформаторов.

Архиепископ Кентерберийский
В 960 г. Дунстан занял Кентерберийскую архиепископскую кафедру.
В годы правления Эдгара святитель оставался советником и наставником короля, который за усердное покровительство Церкви и монастырям был прозван «отцом монахов».
В Житиях приписывается непосредственное участие в реформе монашеской жизни в обителях Малмсбери, Бат и др., хотя святитель чаще выступал вдохновителем преобразований. Целью реформы было освобождение монастырей от власти светских магнатов, на землях которых они располагались, и создание церковной иерархии, которая будет существовать и действовать независимо от светской власти. Исключительное право контроля над монастырями передавалось в руки короля, представители местной светской знати лишались возможности назначать настоятелей и вмешиваться в дела обителей. В кафедральных соборах вместо «секулярных каноников», клириков из белого духовенства, часто женатых и проживавших в собственных домах, стали служить жившие общиной монахи. Во вновь основанных и реформированных монастырях вводился Устав прп. Венедикта, было унифицировано богослужение.
Эти преобразования отражены в документе, принятом в 966 г. на Соборе в Винчестере и получившем название «Уставное соглашение» (Regularis concordia). Свт. Дунстану нередко приписывается авторство этого текста и ряда законов, изданных в правление кор. Эдгара, но в действительности эти документы создавались коллективно. Вероятно, святитель принимал участие в разработке специальной церемонии для коронации Эдгара в Бате (973).
В годы правления преемников Эдгара, св. Эдуарда Мученика (975-978) и Этельреда Нерешительного, Дунстан оставался главным королевским советником, хотя его влияние постепенно падало. По преданию, святитель предсказал обрушившуюся на Англию после его смерти трагедию датских и нормандского завоеваний, объявив ее возмездием за кровь кор. Эдуарда, убитого, как считается, по повелению его мачехи, матери Этельреда.
В последнее десятилетие жизни свт. Дунстан проводил большую часть времени в Кентербери, занимаясь благотворительностью и делами организованной им школы. Согласно Житиям, Дунстан был очень мягок и терпелив в обращении с учениками. По более поздней легенде, школяры, страдавшие от жестокости наставников, обращались за помощью к святителю и их просьбы никогда не оставались без ответа. В монастыре свт. Августина в Кентербери Дунстан построил новый храм и освятил его во имя апостолов Петра и Павла и св. Августина, архиеп. Кентерберийского. Дунстан часто молился в монастыре у гробниц свт. Августина и кор. св. Этельберта. Святитель заботился о строительстве церквей, об исправлении ошибок в книгах соборной библиотеки и отливке новых колоколов для кафедрального собора.

Кончина и почитание
Согласно Житиям, во время всенощного бдения на праздник Вознесения Господня, свт. Дунстан получил откровение о скорой смерти и через 3 дня, 19 мая 988, скончался. Похоронен в кафедральном соборе Кентербери.
В 1074 г. архиеп. Ланфранк (1070-1089), восстановивший собор, уничтоженный пожаром в 1067 г., велел положить мощи св. Дунстана справа от главного алтаря. В 1084 г. для них была изготовлена драгоценная рака. В XII-XIII вв. монахи Гластонбери утверждали, что после разорения Кентербери датчанами в 1002 г. мощи святителя были перенесены в их монастырь. В 1508 г. архиеп. Уильям Уорем приказал вскрыть раку св. Дунстана в Кентербери и доказал безосновательность притязаний монахов Гластонбери. В 1538 г. алтарь и рака святителя в кафедральном соборе Кентербери были разорены.
Почитание св. Дунстана возникло вскоре после смерти святителя и со второй половины XI в. получило повсеместное распространение в Англии. Свт. Дунстан считался покровителем музыкантов, ювелиров, оружейников, а также слепых. С именем святителя связаны предания и легенды, часть которых изложена в Житиях. В Житии, составленном «прелатом В.», сообщается о чудесном знамении, сопровождавшем рождение Дунстана. Во время беременности Кюнетрит молилась в церкви на праздник Сретения Господня. Внезапно в храме погасли все светильники. Через мгновение свеча в руке Кюнетрит сама собой загорелась, и все присутствующие зажгли свечи от чудесного огня. Это чудо показало, что ребенок, которого Кюнетрит носила во чреве, станет «светочем святости» для Церкви в Англии. Большую известность получил эпизод из Жития о борьбе Дунстана с диаволом: святитель схватил противника за нос кузнечными клещами. Отзвук легенды сохранился в англ. народной песенке:

Святой Дунстан был славным малым,
Он за нос дьявола водил,
А тот вертелся, упирался
И оглушительно вопил.

В посмертных чудесах, описанных Осберном и Эдмером, св. Дунстан часто выступал в качестве заступника правой стороны на судебных разбирательствах. По преданию, святитель помог архиеп. Ланфранку выиграть тяжбу у Одона, еп. Байё, гр. Кента и сводного брата кор. Вильгельма Завоевателя, который покушался на земли, принадлежавшие кафедральному собору в Кентербери.
В Житиях св. Дунстану приписывается изготовление колоколов и органов, а также авторство гимна «Господи, Царь сияющий». Сохранилась рукопись из Гластонбери, содержащая отрывки из Свящ. Писания на латыни и греч. языке, гомилию о Кресте на древнеангл. языке, ряд древних валлийских глосс, а также миниатюру с изображением Дунстана, припадающего к стопам Христа. Согласно надписи XIII в., рукопись была создана святителем.
В Англии в XVII-XVIII вв. и особенно в XIX в. святителя Дунстана нередко представляли зловещей фигурой, «серым кардиналом» и «некоронованным королем Англии», презревшим исконные английские традиции и отдавшим страну в руки алчных и невежественных монахов. Подобное отношение проявилось в полной мере в таких известных произведениях, как изданная в Оксфорде в 1880-х гг. многотомная «История нормандского завоевания Англии» Э. О. Фримана и опубликованная в 1867 г. «История Англии для детей» Ч. Диккенса. Эта тенденция была связана с характерным для данного периода негативным отношением к монашеству и к Церкви вообще, в историографии ХХ в. она исчезла (см., напр., классическую работу Ф. Стентона «Англосаксонская Англия»).
Имя святителя носит ряд католических и англиканских церквей в Великобритании и других англоговорящих странах. Во имя свт. Дунстана освящен храм Антиохийской Православной Церкви в г. Пул (графство Дорсет), православных приход в Новой Зеландии.
В западной традиции св. Дунстан изображается в архиепископском облачении, с кузнечными клещами в руках, иногда — с голубкой, парящей над головой, или в окружении ангелов.

Источники
Сохранились адресованные св. Дунстану письма Римских пап Иоанна XII и Иоанна XIII, Видона, настоятеля монастыря св. Петра в Генте (совр. Бельгия), и др. лиц. (Дунстан свидетельствовал более 200 грамот англосакс. королей — от Эдмунда (939-946) до Этельреда (978-1016).) Отдельные упоминания о святителе содержатся также в Англосаксонской хронике.
Самое раннее из Житий св Дунстана (S. Dunstani Vita auctore B) было составлено ок. 1000 г. клириком, вероятно лично знавшим святителя и обозначившим себя как «прелат B., сакс по рождению». Эпизоды с участием Дунстана содержатся в Житиях его сподвижников по реформаторской деятельности — св. Освальда, архиеп. Йоркского (составлено Бюрхтфертом) и св. Этельвольда, еп. Внчестерского (составлено Эльфриком). В Житии свт. Освальда приведен адресованный Дунстану акростих, сочиненный еще при жизни последнего ученым и агиографом Аббоном из Флёри. Аббон ссылался на св. Дунстана и обращался к нему в предисловии к Житию св. Эдмунда.
Второе Житие свт. Дунстана было создано предположительно в 1010-1012 гг. Аделардом, мон. из мон-ря св. Петра в Генте. Оно послужило основой для следующего по времени Жития (Vita et Miracula S. Dunstani), составленного агиографом, регентом хора кафедрального собора в Кентербери Осберном (кон. XI в.). Сочинение Осберна изобиловало историческими неточностями и в 1110-х гг. было переработано его преемником на посту регента, другом Ансельма Кентерберийского Эдмером.
В 1120-х гг. англ. хронист и историк Уильям из Малмсбери создал свой вариант Жития на основе Жития, составленного «прелатом В.», и сведений, собранных в процессе работы над соч. «О древностях Гластонберийской Церкви». Дунстан неоднократно упоминается в др. сочинении Уильяма — «Деяниях английских королей».
Сокращенная версия Жития святителя на среднеанглийском языке включена в собрание Житий и чтений на церковные праздники, составленное в 1270-1280 гг. предположительно в Вустере (т. н. Южноанглийский легендарий).
В XIV в. в Исландии мон. Арни, сын Лаврентия, написал на исл. языке «Сагу о Дунстане».
Самое позднее из лат. Житий свт. Дунстана было создано на основе сочинения Осберна богословом и историком мон.-августинцем Джоном Капгрейвом (+ 1464).

Преподобный Коламба

Святой чудотворец и миссионер Коламба, известный также под именем Колум Килле («Голубь Церкви»), по рождению принадлежал королевской семье Уи Нейлов в Ирландии. Он обучался у знаменитых подвижников и ученых своего времени и около 551 года стал священником.
Коламба считается одним из величайших святых древней Ирландской Церкви. Его житие — пример жизни настоящего подвижника, молитвенника и чудотворца. Еще при жизни лицо святого сияло небесным светом — биограф даже пишет, что «он имел лицо ангела». Это фаворское сияние, исходившее от Коламбы, не раз отмечается в его житии, и роднит его образ с образом нашего русского святого — Серафима Саровского.
Основанный им монастырь на острове Айона стал настоящим плацдармом для миссионерства в Шотландии и колыбелью для множества святых игуменов и святителей древней Церкви на Британских Островах. Ученики Коламбы распространили Благую Весть гораздо шире, нежели все остальные миссионерские группы, когда-либо там проповедовавшие, и обратили в христианство большинство местных жителей.

Мученик Албаний

Как и в самом Риме, первые христиане Британии подвергались гонениям. В начале IV века уже известен первый британский мученик Албаний.
Он спрятал у себя одного христианского священника, которого преследовали римские оккупационные власти. Римляне обнаружили местонахождение священника, но Албаний его не выдал. Переодевшись в его одежды, он дал священнику возможность сбежать, а сам сдался римским солдатам. Приняв его за христианского священника, римляне приговорили Албания к смертной казни.
Город, в котором казнили Албания, уже много столетий носит его имя и называется Сент-Олбанс. Веками к могиле первомученика Албания тянутся сотни паломников. С 1928 года в Англии действует Содружество святого Албания и преподобного Сергия Радонежского. Цель Содружества — сближение Англиканской Церкви с Православием. На съездах Содружества выступали такие известные богословы и историки, как епископ Кассиан Безобразов, протоиереи Сергий Булгаков, Георгий Флоровский, Александр Шмеман, Василий Зеньковский, А. В. Карташев, Н. А. Бердяев. Духовным руководителем Содружества святых Албания и Сергия в свое время был митрополит Антоний Сурожский.

Преподобная Меланжелла

В Уэльсе, в королевстве Повис подвизалась одна затворница с именем Меланжелла. Она была дочерью ирландокого короля, но оставила своего отца и королевство и переплыла ирландское море, чтобы уйти в дебри центрального Уэльса и поселиться там в маленькой келье.
Однажды король этих мест Брочфел Исгифрог во время заячьей охоты увидел молодую девушку, которая стояла на коленях и молилась, а на складках ее платья стоял испуганный заяц. Охотничьи собаки замерли на месте — какая-то сила мешала им приблизиться к отшельнице. Брочфел в гневе заорал на собак, но они с визгом убежали. Удивленный таким странным поведением псов, король спросил незнакомку, кто она такая и как ее зовут. Девушка ответила: «Я дочь короля Ирландии. Мой отец принуждал меня к нежеланному браку, и я сбежала от него. Уже 15 лет я живу в этих лесах в полном затворе и не видела лица ни одного человека».
Когда король Брочфел увидел красоту Меланжеллы, он стал просить девушку стать его женой и королевой Повиса, но девушка кротко и уверенно отклонила предложение Брочфела. Пораженный ее христианской жизнью, Брочфел тут же даровал Меланжелле весь лес и окружающие его земли и сказал, что отныне любой, кто, укрываясь от погони, достигнет этого святого места, может жить здесь безбоязненно с благословения Меланжеллы.
На дарованных территориях святая Меланжелла основала женский монастырь, игуменьей которого пробыла 37 лет, до своей смерти в 590 году. Еще во время своей жизни Меланжелла прославилась множеством чудес, а в Уэльсе ее до сих пор называют покровительницей диких зайцев, которых местные жители называют «ягнята Меланжеллы».

Преподобная Бригитта

Святая Бригитта, игуменья Килдарская, родилась в 451 году и была, как и многие святые Ирландии, королевского происхождения. Когда Бригитта подросла, учитывая ее происхождение и красоту, сразу встал вопрос о замужестве. Но она отвергла все предложения и, приняв монашеский постриг, удалилась в пустынное место на восток Ирландии, где в лесу, под огромным дубом построила себе келью. Так было положено начало первому в Ирландии женскому монастырю, который получил название Килдар (Cill – Dara) или «Церковь под дубом». Впоследствии в честь этого монастыря было названо и все графство Килдар.
Умерла святая Бригитта в основанной ею обители, но похоронена была в городе Даунпатрик — рядом со святым Патриком, вместе с которым она считается покровительницей Ирландии. Это первая женщина, прославленная в лике святых Ирландской Церкви, а ее житие, написанное иноком Когитосом, стало хронологически первым текстом ирландской агиографии.

Преподобный Кевин
Почти у каждого британского или ирландского города есть свой небесный покровитель. Если у Лондона это апостол Павел, то у древнего Дублина небесным покровителем является преподобный Кевин Глендалокский (498—618). Это один из самых «популярных» святых Ирландии, именем которого ирландцы называют своих детей не реже, чем именем Патрик.
Святой Кевин принадлежал к королевскому роду правителей Лейнстера (восточное побережье Ирландии). С ранней юности он воспитывается при монастыре своего дяди-игумена, где изучает Писание, скромно исполняет различные послушания и готовится прожить всю жизнь, посвятив себя Христу. Но вскоре из-за настойчивых преследований одной девушки, внимание которой привлекла красота молодого монаха (даже само имя «Кевин» с ирландского переводится как «рожденный прекрасным), он вынужден тайно покинуть монастырь и удалиться в пустынное место. Беглец живет в дупле дерева, питаясь только травой и плодами, но убежище святого все равно становится известным, и ему приходится вернуться домой. И когда, согласно житию, Кевин возвращается в монастырь, даже деревья в одном труднопроходимом лесу наклоняются к его ногам, облегчая тем самым путь. Святой благословляет этот лес, который впоследствии получает название Голливуд (Hollywood) или «Святой лес» (знаменитый город Голливуд в американском штате Флорида получил свое имя от ирландских эмигрантов, которые даже в изгнании свято чтили память святого Кевина).
Вскоре Кевина рукополагают в священный сан и благословляют основать собственный монастырь. Молодой священник сразу же возвращается в место своего былого уединения, а рядом с ним поселяется многочисленная братия. Так и образовывается монастырь Глендалок, который становится одной из главных обителей Ирландии со своей знаменитой монашеской школой, а позже разрастается до таких размеров, что становится самостоятельной епархией?

Огненный апостол,
или Три заблуждения о святом Патрике

Среди буйства праздников и красок есть в марте-месяце один день, который многие европейцы и американцы узнают, не заглядывая в календарь.
В этот день, выйдя на улицу, можно столкнуться с «зелеными человечками», в самых неожиданных местах увидеть клевер, а в воздухе услышать протяжные трели волынок. На дворе — 17 марта, и миллионы людей во всем мире празднуют день памяти равноапостольного Патрикия, просветителя Ирландии, или в просторечии — день святого Патрика.
Что же это за святой и почему праздник в честь него так любим людьми во многих странах мира — вне зависимости от того, насколько они ощущают себя христианами?

В день святого Патрика вокруг становится больше зеленого цвета. От Дублина до Сиднея, от Нью-Йорка до Москвы улицы наряжают в зеленое, зеленым становится одежда, пиво, машины, стены домов и даже лица празднующих. Музыка и танцы, праздничные богослужения (на Западе, а с недавних пор и в России), духовые оркестры, нарядные автоплатформы, спектакли, костюмы, фейерверки, концерты… и все это во имя одного человека, который жил полторы тысячи лет назад.
С исторической точки зрения, личность и деяния святого Патрика подтверждены многими достоверными свидетельствами и документами. Но, пожалуй, трудно будет найти какую-либо еще историю о реальном человеке, столь плотно заросшую мифами, баснями и сказочными преданиями. Поэтому, несмотря на такой интерес к имени святого, многим известно только то, что Патрик как-то связан с Ирландией, пивом и трилистником. Но на самом ли деле он был эдаким «покровителем» пива и лепреконов? Итак, разоблачим три популярных заблуждения о святом Патрике.

Патрик не был пивоваром

Какая первая мысль приходит в голову тем, кто собирается праздновать Saint Patrick’s Day? Правильно! Где будем пить? Вопрос «что пить», продвинутыми падди (paddy – так стали называть ирландцев в Америке, а потом и по всему миру. Слово произошло от выражения «Patrick’s Day», т.е. падди – это тот, кто отмечает День святого Патрика), как правило, не ставится. Естественно, пиво!..
Как видите, первые ассоциации, связанные с днем святого Патрика, далеки как от самого святого, так и от дня его памяти. Наверное, многие из тех, кто что-либо слышал про этот праздник, знают лишь то, что он как-то связан с хмельным весельем. Но на самом деле стереотип этот появился совсем недавно и вызван исключительно коммерциализацией дня святого Патрика, столь выгодной пивным мануфактурам. Ведь поскольку праздник всегда отмечался широко и радостно, то как же не предложить тем, кто его празднует, кружку пенного пива?.. Общество потребления и обывательский подход диктует свои фольклорные парадигмы, и вот уже в компетентных рекламных буклетах можно встретить информацию, что Патрик изобрел виски и вообще является покровителем пивной промышленности и потомственным пивоваром… Неудивительно, что после таких «историй» образ святого Патрика превратился в образ веселого хмельного парня с пенной кружкой и зеленым клевером, и многие уже считают, что потребление алкоголя в этот день вменяется им в святую обязанность.
Но это и есть заблуждение номер один — ведь Патрик никогда не был пивоваром. Более того — в старые времена во время праздника святого Патрика в Дублине и по всей Ирландии закрывались все пабы и открывались все церкви.
Кем же Патрик был на самом деле? Основным произведением, рассказывающим нам о деяниях святого Патрика, является его же собственная «Исповедь» (Соnfessio — лат.), написанная им около 460 года. Надо сказать, немногие авторы полутора-тысячелетней давности оставили нам такое свидетельство своих внутренних переживаний. А вот о пиве там ни слова, ведь на самом деле Патрик был… христианским миссионером, и целью его жизни была проповедь Воскресения Христова.
В «Исповеди» Патрик обнажает сокровенные уголки своей души, описывает свои злоключения, рассказывает о покаянии и молитве, повествует о том, как он искал Бога и как Богу в итоге, нашел его. Этот документ отражает искренность и редкую простоту святого Патрика. Как заметил наиболее строгий критик ученых – патрикианцев (т.е. изучающих все, связанное с деятельностью св. Патрика) Дэвид Винчи, «моральное и духовное величие этого человека сверкает в каждой корявой фразе его «деревенской латыни».
Многие ученые работали над «Исповедью», и на сегодняшний день подлинность авторства практически не вызывает сомнений. Но и это не все. До нас дошло еще одно произведение Патрика — его гневное «Письмо к Коротику» — бриттскому вождю, который собрал отряд скоттов и южных пиктов и совершил набег на южное побережье Ирландии, где убил многих новообращенных христиан, а множество захватил в плен для продажи. Коротик называл себя христианином, поэтому Патрик пишет ему пастырское послание, умоляя образумиться и покаяться, пока у того еще есть время.
Как видим, миссия Патрика в Ирландии была далеко не праздником. Колоссальный труд проповеди Евангелия был сопряжен с невероятным напряжением и затратой огромных душевных и физических сил. И Патрик верил, что эти силы ему дает Бог.
Итак, с образом веселого пивовара Патрика связывает разве что хмельная фантазия авторов рекламы. Подлинная история и сама «Исповедь» являют нам человека невероятной искренности и духовной глубины, который до последнего дня своей жизни нес живое слово о Воскресшем Господе древним ирландцам, и делал он это доступно и чутко.
Патрик использовал один важный миссионерский ход, который впоследствии и помог христианству беспрепятственно распространиться по всему острову. Когда язычество бросало святому вызов, он аргументами слов и силой веры ниспровергал его до основания. Когда язычники были искренни в своих заблуждениях — Патрик был предельно терпим, ведь боролся он не с людьми. Предание доносит нам рассказ о том, как Патрик, проповедуя великую тайну Единства Божества в Святой Троице, сорвал растущий под ногами клевер и, высоко подняв трилистник над головой, наглядно показал ирландцам, как этот образ можно себе представить. С тех пор три зеленых листочка клевера стали ирландским символом Святой Троицы, а зеленый цвет трилистника стал цветом всей нации, так что зеленые одежды в день святого Патрика — это символ Святой Троицы, а не зеленого змия. Патрик не был пивоваром, и, словно предвидя такую метаморфозу во времени, он пишет свою «Исповедь», которая свидетельствует нам о том, кем же был на самом деле Патрик: «Я желаю, чтобы братья мои знали о ревности моей, и поняли, чем живет душа моя». А еще…

Патрик не был… Патриком

Нет, он, конечно, им был, но вот самое это имя появилось не сразу и при весьма трагических обстоятельствах.
Когда в конце IV века в состоятельной семье Кальпурния у его жены Концессы родился мальчик, его назвали Магон.
Семья была христианская и принадлежала к романизированной кельтской знати — римское присутствие вместе с легионами принесло в Британию и Евангелие, так что среди офицеров, солдат римской армии и их потомков было немало христиан. Уже дед Патрика был священником, а упомянутый выше отец Патрика Кальпурний носил сан дьякона. Кроме того, Кальпурний был декурионом — членом городского совета, наследственным аристократом.
Говоря о таком христианском семействе, было бы естественно представить детство Патрика полным благочестия, созерцательной жизни и молитвенного настроя. Но по свидетельству «Исповеди», жизнь сына дьякона и внука священника была далека от христианских идеалов. Вот как сам святой рассказывает о годах своей молодости: «Мы отвратились от Бога, не соблюдали Его заповедей и не были послушны нашим священникам, постоянно напоминавшим нам о опасении… грехи мои помешали мне применить к себе то, что я читал».
Впрочем, с обывательской точки зрения, первые шестнадцать лет жизни Патрика складывались вполне счастливо. Вместе с двумя своими сестрами он получает домашнее образование на вилле отца, живет жизнью, как бы сейчас сказали, «золотой молодежи», в достатке и изобилии, ни о чем серьезном не помышляет. Его судьба сложилась бы обычным для аристократа образом. Он стал бы состоятельным членом третьего, после сенаторов и всадников, сословия Римской империи. Унаследовал бы место своего отца, сделался бы муниципальным чиновником. Следил бы за контролем налогов, поступающих из римской Британии в имперскую казну. «Сколотил» бы состояние, родил бы детей и умер бы в достатке и сытости — без особых подвигов и славы, но зато в родном доме, на своей постели, в окружении любимой семьи. Все могло бы так и быть, если бы в спокойную жизнь Патрика не вошел Христос, разделив ее на две половины.
Итак, первые шестнадцать лет жизни Магона проходили по-детски безмятежно. Но вот в 405 году на виллу Кальпурния напали пираты, которые приплыли из соседней Ирландии. Они разгромили дом, опустошили земли и захватили юношу в плен. Шестнадцатилетний мальчик сталкивается с ужасом плена. Вскоре его продают в рабство и в знак унижения дают ему кличку. Можно не сомневаться, что те, кто продавал Магона, красноречиво живописали богатство разграбленной виллы его отца и сообщили о знатном происхождении юноши. Новый хозяин решил дать пленнику новое имя и презрительно назвал своего молодого раба Раtricius — «знатный человек, патриций».
В ирландском плену меняется не только имя Магона — с ним происходит и перемена внутренняя. Он обретает веру, открывает для себя Бога, и Бог открывается ему. Удивительно, но позже, будучи уже вне уз рабства, и даже встретившись с родителями, Патрик не меняет свое рабское прозвище. Он никогда более не будет носить имя, полученное им на свободе. До конца дней своих Патрик будет нести имя раба, связанное с годами его унижения, но с которого, в то же самое время, началось его обращение ко Христу. Так патриций по рождению стал Патриком во Христе.
Шесть лет Патрик пребывает в Ирландии рабом, но это — шесть лет духовного роста и молитвенного творчества. Наконец, однажды ночью Патрик решается на побег.
Он попадает на корабль, который экспортировал знаменитых ирландских волкодавов. Вместе с четвероногими друзьями Патрик прибывает в Галлию, где и живет какое-то время, пока в 432 году не получает откровение от Бога — вернуться туда, откуда чудесно был спасен. Это был трудный шаг, но Патрик подчиняет свою волю воле Бога, потому что, по его собственному слову, «Бог давно уже победил во мне». Святой несет евангельскую радость той земле, которая принесла ему много горя. С этого момента Патрик становится, по точному выражению иеромонаха Серафима (Роуза), «огненным апостолом Христа».

Патрик не был ирландцем

То, что вы сейчас прочтете, благочестивым читателям с зеленого острова может не понравиться, и даже может быть расценено как кощунство, и это вовсе не преувеличение.
Дело в том, что в сознании всякого жителя изумрудной страны Патрик и Ирландия неразлучны, как овцы и пастух. Само второе имя ирландца — «падди» — говорит о том, что для него Патрик — это первый ирландец на земле, самый главный и стопроцентный. Но факты есть факты. Самый ирландский ирландец был не ирландцем, а британцем. Когда в 432 году Патрик начинал свое нелегкое служение в Ирландии, ему помогало одно лишь упование на Бога. Именно в этом году миссионер и несколько его спутников отчаливают от европейского континента и высаживаются на диких ирландских берегах. Патрику было тогда около сорока лет, и на протяжении следующих шестидесяти лет он проповедует Евангелие и обращает жителей Ирландии в Христианство.
Ему пришлось столкнуться с реакцией местных вождей, злобой друидов, просто человеческими предрассудками. Достаточно вспомнить один случай из жития святого Патрика, когда некто Диху, увидев приближающегося чужестранца, выхватил свой меч и хотел сразить святого, но его рука застыла на полпути, потеряв способность двигаться. После этого Диху стал более дружелюбным и даже подарил Патрику большой амбар, где стали проходить первые службы.
Традиция связала имя апостола Ирландии с еще одной выдающейся личностью того времени — королем Лойгайре, первая встреча Патрика с которым произошла в обстановке далеко не дружелюбной. Однажды все короли и вожди Ирландии были собраны в доме Лойгайре в Таре. Собравшиеся праздновали праздник Бельтайн, знаменовавший наступление лета и инаугурацию короля. В ночь этого празднества во всей Ирландии должны были быть погашены костры. Первый огонь в эту ночь должен был зажигаться в королевском доме. Но именно в эту ночь Патрик решает отпраздновать первую Пасху на земле Ирландии и зажигает пасхальный огонь на вершине горы как раз напротив Тары. Возмущенный король приказывает немедленно убить нечестивцев и погасить костер, однако друиды предсказывают ему, что пламя этого костра вскоре разгорится по всему острову и станет выше, чем огонь самого Лойгайре. Патрика приводят к изумленному Лойгайре, и он начинает проповедь Евангелия, которая сопровождается множеством чудес и духовным состязанием со жрецами. Будучи посрамленными, жрецы отступают, а Лойгайре велит запрячь для Патрика колесницу с девятью лошадьми, ибо так приличествует богам (по-видимому, он принял Патрика за одного из них). Но Патрик, поблагодарив короля, удалился из дворца.

Всего через пятьдесят лет после начала миссии христианство окончательно укрепляется на землях Ирландии, и разбойничий остров, наводивший ужас на все соседние страны, преображается. В раннем средневековье Ирландию будут называть не иначе как «островом святых». А составленный в VIII веке список ирландских святых времен святого Патрика содержит уже триста пятьдесят имен — главным образом основателей церквей, епископов, людей, прославившихся христианскими подвигами.
Долгое время этот яркий, особенный тип святости, которую так и называют кельтской, был малоизвестен на Востоке — церковное разделение, расстояния и годы сделали почти невозможной передачу сведений за пределы западной части христианской цивилизации. Но в ХХ веке началось возрождение памяти святого Патрика и собора кельтских святых в среде православных христиан. Одним из первых говорить о них стал архиепископ Шанхайский и Сан – Францисский Иоанн (Максимович), который сейчас прославлен Русской Зарубежной Церковью как святой. Его интерес к древним подвижникам увлек многих наших современников — например, иеромонаха Серафима (Роуза), который писал: «Мы не должны думать: «Ага, это все было давно, тогда это вдохновляло, но теперь — какая в этом польза?» Наоборот, в деятельности святого Патрика мы должны увидеть деятельность христианина нашего времени, деятельность души, которая горит ревностью и любовью к Богу». Недаром отец Серафим (Роуз) считал, что пример ирландских святых чрезвычайно важен для нас сегодня — ведь эти люди, проходя бесчисленные километры во время своей миссии, не переставали всегда смотреть вверх и радоваться. Вот эта радость о Господе и есть подлинное наследие Патрика и Ирландской Церкви.
Христианство не призывает искоренять всю ту красоту и многообразие, что существует в мире. Это касается не только культуры, искусства, но и традиции почитания кельтских святых. Например, в Русской Православной Церкви в некоторых епархиях и приходах уже сложилась традиция принимать и как-то участвовать в праздновании дня святого Патрика по западной традиции, то есть 17 марта — в то время как по православному календарю праздник приходится 30 марта. Причем Патрик чествуется не только фольклорными концертами. Уже много лет подряд в некоторых российских храмах воссылаются молитвы к этому ирландскому святому, а также проводятся конференции и беседы о духовном наследии кельтского христианства. И это вполне естественно, так как подлинное богатство кельтов заключается не в том, что они научились варить вкусное пиво, а в том, что они научились радоваться Господу в чистоте сердца. Молитва, составление которой приписывается преподобному Коламбе с острова Айона (VI век), ярче всего свидетельствует об этой евангельской радости, которую по воле Божией принес в Ирландию святой Патрик:

Господь мой дорогой,
Будь мне факелом,
освещающим путь,
Путеводной звездой будь,
Гладкой будь дорогой,
Пастырем добрым будь
Сегодня и всегда.

Вот и сегодня, празднуя память святого Патрика в России, можно хоть немного призадуматься над тем, Кто же был этим факелом, осветившим веселием и радостью нелегкую и трудную дорогу Патрика и его последователей. И для тех, кому с ним по пути, зеленый цвет этого дня станет не цветом зеленого змия, а цветом вечности, цветом «доброго и дорогого Пастыря», как называли Господа древние ирландцы.

Из «Письма к Коротику» (Sancti Patricii ad Coroticum Epistola)

«Письмо св. Патрика к Коротику» (или иначе «к воинам Коротика») – по сути, хронологически первое дошедшее до нас произведение ирландской литературы. Как и в более поздней «Исповеди», написанной святителем перед смертью, язык послания — латинский. Примечательно, таким образом, что у истоков богатейшей средневековой двуязычной письменности Ирландии стоят тексты именно латинские. В этом письме святой Патрик властно и с яростной ревностью о своей пастве обращается к Коротику — бриттскому вождю, чьи воины-христиане во время набега пленили для продажи в рабство множество новокрещеных ирандцев — «подопечных» св. Патрика. Сам факт жестоких убийств и пленения христианами христиан предельно возмущает святого, и он угрожает Коротику и его воинам отлучением. «Ревность Божия» понуждает его, заявляя о своем даре, настаивая на своем призвании и правах, снова и снова взывать освободить пленников.
Я, Патрик, грешник, невежда, живущий в Ирландии, свидетельствую о епископстве своем. Более же всего верую, что все, что есть у меня, получил я от Бога. И вот, я живу среди варваров, странник и изгнанник ради любви Божией… Если я достоин, живу для Бога моего, чтобы учить язычников, даже если иные и презирают меня…
…Разве в Ирландию попал я не Божиим велением, а чрез зов плоти? Кто принудил меня? Посему я связан духом не видеть никогда никого из родни своей. Разве мое это — что я имею святое сострадание к людям, которые некогда пленили меня и увезли с челядью и прислугой из отцовского дома?.. Вот, я слуга во Христе чужому народу ради неизреченной славы жизни вечной, которая есть во Христе Иисусе Господе нашем… Не моя это благодать, но Бога, Который дал мне это попечение в сердце, быть одним из Его охотников или рыбаков, о которых Бог некогда предсказывал, что они придут в последние дни…

Из «Исповеди» (Confessio)

В «Исповеди» — очевидно, написанной в конце жизни святителя Патрика («это слова исповедания моего, прежде чем умру»), хоть и составленной как автобиография, нет почти никаких данных для выяснения обстоятельств жизни святого. Хоть сколько-нибудь внятно он говорит о своем детстве, пленении пиратами, годах плена и обстоятельствах побега. С момента же обращения к Богу в плену новая жизнь во Христе захватывает Патрика настолько, что в ее сиянии «стираются» все детали жизни земной. «Исповедь» — это искренний и вдохновенный гимн благодарности Богу за избрание на высокое служение, апология своей деятельности перед лицом противников, пламенное отвержение обвинений… Но самым потрясающим в этом небольшом тексте с не очень грамотным латинским языком, с не очень внятным богословским содержанием остается сама личность святого, его несокрушимая вера в свою избранность Богом на свидетельство об Истине «до самых краев земли». Засвидетельствовать право нести свое служение до самой смерти, с желанием никогда не оставлять возлюбленных «сыновей и дочерей Ирландии» — в этом главный нерв «Исповеди». И не случайно в житии святого говорится о том, что среди иных Божиих даров, испрошенных им, есть и право судить ирландцев в день Страшного суда: согласимся, именно этого и заслуживает та пламенная любовь к Богу и к своим пасомым, которой полон святой Патрик…

…Исповедуюсь Господу моему и не стыжусь пред лицом Его, ибо не лгу: о тех пор как я познал Его в юности моей, возрастала его мне любовь к Богу и страх Его, и доныне, с Божией помощью я сохранил веру.
Итак, неутомимую благодарность возношу Богу моему, сохранившему меня верным в день искушения моего, так что теперь смело совершаю Ему служение и живую жертву — душу мою — приношу Христу Господу моему, сохранившему меня в дни утеснений моих. И говорю: «Кто я, Господи, и что молитва моя, что Ты дал мне бремя этого божественного дара?» И ныне я неизменно возвышаю голос среди язычников и прославляю имя Твое, где бы я ни был, не только в счастье, но и в несчастье; и, что бы ни случилось со мной, хорошее или дурное, все должен принимать я одинаково и всегда благодарить Бога, даровавшего несомненную и безграничную веру в Него… В те дни я и не знал, что приступаю к столь благочестивому и удивительному делу и подражаю тем, кого Господь некогда назвал возвестителями Своего Евангелия «во свидетельство всем народам», до конца мира. И вот, видим, что так и исполнилось. Се, мы свидетели, что Евангелие проповедано до пределов обитаемой земли.
Вот, снова и снова кратко повторяю слова исповедания моего. Свидетельствую в истине и в радости сердца перед Богом и святыми ангелами Его, что не имел никакой другой причины, кроме Евангелия и обетований Его, чтобы вернуться к народу тому от которого перед этим едва спасся…
Вручаю душу свою Богу надежнейшей опоре моей, ради Которого я, в ничтожестве своем, стал посланником… Ибо Он не посмотрел на мое ничтожество и избрал меня… чтобы я стал одним из самых малых служителей Его… Все, что у меня есть, я получил от Него. Но Он испытует сердца и внутренности и знает, как я хочу… пить чашу Его, которой Он удостоил других, любящих Его. Пусть так будет мне от Бога моего, что никогда не придется мне покинуть свой народ, который я обрел на краю земли.

Журнал «Фома»

Святые Англии в русском контексте

Сегодня, в третье воскресенье после праздника Святой Троицы, в Русской Православной Церкви отмечается память святых, в земле Британской и Ирландской просиявших. Такое решение принято Синодом нашей Церкви еще в 2007 году. Отмечалось, что имена древних святых неразделенной Церкви (до 1054 года) будут вносить в календарь Русской Церкви после получения полных материалов, «касающихся их христианского подвига, времени и обстоятельств прославления». В этом году Синод включил двух английских святых для общецерковного почитания святого Патрика и святого Албана. В православных храмах Великобритании почитаются сотни местных святых.

Как же сопоставить Англию с ее лукавой политикой и святых, в земле Британской просиявших? Да почти никак. В Британском парламенте, находящемся в здании Вестминстерского дворца, установлены статуи выдающихся деятелей, внесших вклад в величие Британии — Черчилля, Тэтчер, Ллойда Джоржда, Чемберлена и других. Экскурсоводы рассказывают, как каждый из них укреплял и развивал свою страну. Сами же туристы между собой вспоминают, как один развязал интервенцию, другой — холодную войну, и так далее.

Икона святого Альфреда из русского православного храма в Колчестере, графства Эссекс. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

В то же время среди лиц, почитаемых святыми, есть не только апостолы, монахи, мученики первых веков христианства, но и английские короли и королевы. Например, король Альфред, правивший в IX веке. На статуе Альфреда Великого в Уонтидже есть надпись:

Альфред увидел ученость мертвой — и возродил ее.
Образование было запущено — он восстановил его.
Законы были бессильны — он дал им силу.
Церковь была в упадке — он поднял ее.
Землю опустошал зловещий враг — он избавил ее от него.
Имя Альфреда будет жить столько, сколько человечество будет уважать прошлое.

Внучки королевы Виктории — русские святые

Вестминстерское аббатство со статуей Великой княгини Елизаветы Федоровны. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

Вестминстер в переводе — западная церковь. Здесь появился один из первых христианских храмов в Лондоне — во имя апостола Петра, который считается просветителем земли британской наряду с апостолом Павлом, в честь которого в Лондоне построен другой огромный храм, превышающий по размерам Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге. Так что у двух городов одни и те же небесные покровители. Специалист по истории христианства в Англии протоиерей Эндрю Филлипс обращает внимание на источники, указывающие, что в Англии проповедовали первоверховные апостолы Петр и Павел. Византийский агиограф святой Симеон Метафраст, живший в X веке, пишет, что «святой Петр провел много времени в Британии и привел там многих ко Христу, рукополагал епископов, священников и диаконов».

На фасаде Вестминстерского аббатства в числе святых изображена наша русская святая великая княгиня Елизавета Федоровна Романова, внучка королевы Виктории. Она со своей сестрой — будущей императрицей Александрой Федоровной воспитывалась бабушкой с раннего детства, оставшись без матери. Обе внучки английской королевы прославлены ныне в лике русских святых.

Воспитанная в традициях протестантизма будущая основательница Марфо-Мариинской обители так писала отцу о переходе в православие: «… я чувствую себя такой безгранично счастливой в моей новой вере. Земное счастье я всегда имела — когда была ребенком в моей старой стране, как жена — в моей новой стране. Но когда я увидела, каким глубоко религиозным был Сергей, я чувствовала себя очень отставшей от него, и чем больше я узнавала его Церковь, тем больше я чувствовала, что она приближает меня к Богу… Однако в этом случае все в моих руках и в руках Господних, и я уверена, Он благословит этот шаг; я уповаю на Его всемогущество, и я постоянно молюсь, чтобы я всегда была хорошей дочерью и верной женой и всегда была бы хорошей христианкой, и чтобы в моем земном счастье я всегда думала о будущем и о моем спасении…»

Икона царской семьи из русского православного храма в Колчестере, графства Эссекс. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

Цель христианина — спасение в вечной жизни — это хорошо понимали умные думающие люди, где бы они ни жили. Стремление к этому и есть святость, какие бы земные цели не преследовались. И мы все помним, как завершилась жизнь Елизаветы Федоровны. Из царского дворца после убийства мужа она ушла в основанную ею обитель милосердия, навестила в тюрьме убийцу, призвав вспомнить о цели земной жизни, потом была арестована и сброшена живой в уральскую шахту.

Мученически завершила свою жизнь и ее сестра — супруга императора Николая Второго. Вся семья с детьми вместе со слугами были расстреляны и уничтожены в Екатеринбурге. «Надобно не в словах одних поставлять молитву, а паче в душевном расположении молитвенном. Таким образом непрестанно будешь молиться, не в словах заключая молитву, но через все течение жизни приближаясь к Богу, чтобы жизнь твоя была непрерывною и непрестанною молитвою», — гласит одна последних дневниковых записей императрицы Александры Федоровны Романовой.

Так через этих великих русских святых проходит духовная связь России с Великобританией.

Кентербери. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

Апостолы Англии

Обратимся к истории Англии. В Британском парламенте в Вестминстере есть и христианские мозаики, изображающие святых покровителей наций, составляющих Соединённое Королевство: Георгий Победоносец для Англии, апостол Андрей для Шотландии, архиепископ Давид для Уэльса и святой Патрик для Ирландии.

Святой Патрик, несмотря на то, что его имя давно вспоминают на увеселительном празднике в России, только этой весной внесен Синодом в список святых Русской Церкви как просветитель Ирландии, а не герой пивных пирушек.

«Церковь на Британских островах в I тысячелетии была частью единой, святой, соборной и апостольской Церкви. За всю историю Православия на Британских островах было явлено не менее 950 святых», — отмечает Эндрю Филлипс, носящий имя апостола Андрея. Он англичанин, перешел в православие и считает, что возвратился в родную исконную церковь. Более трети духовенства Русской Православной Церкви в Великобритании — англичане.

«В Англии создавались замечательнейшие духовные, церковные гимны, песнопения, службы. Большинство из них, к сожалению, было уничтожено в период завоевания страны Вильгельмом I в XI веке и во время реформации в XVI веке, — отмечает отец Эндрю. — Но некоторые части служб нескольким праздникам и святым милостию Божией дошли до наших дней и активно используются в богослужениях».

Кентребрери. Интерьер с цветами. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

Глава Англиканской Церкви находится не в Лондоне, а в Кентербери — древнем городе в 85 километрах от Лондона и в 20 — от Ла-Манша. Первым архиепископом Англии и «апостолом англичан» был Августин (не путать с Блаженным Августином, который жил двумя веками ранее).

Миссионера Августина, посланного из Рима папой Григорием (Двоесловом) пригласила Берта — супруга кентского короля Этельберта, правившего в VI веке. Город Кентербери был основан римским императором Клавдием во время завоевания Британии в 43 году на месте кельтского поселения. Через город прошла дорога из порта Дувра на Лондон, используемая до сих пор.

В графстве Кент недалеко от города расположена старейшая действующая церковь Великобритании — во имя Мартина Турского. Она устроена Бертой на основе остатков римской церкви IV века. Кладка — чередование плинф и местного камня кремня, и можно судить о том, что она была устроена именно во времена римского владычества. Именно в этой церкви служил и жил поблизости Августин, пока строился величественный собор в Кентербери.

Страница о митрополите Владимире. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

В Кентерберийском соборе множество приделов (часовен). В одном из них — во имя мучеников нового времени есть список и русских святых — митрополита Киевского Владимира (Богоявленского), «убитого восставшими в первые месяцы Русской революции», и «Русского патриарха Тихона, заключенного в тюрьму за свои христианские убеждения, и умершего там при невыясненных обстоятельствах».

Будучи в туристической поездке «Святыни Британии» в середине июня, я стала участницей православного молебна в Кентерберийском соборе в приделе мученика Фомы, который провел протоиерей Александр Дягилев. «Последний раз православный молебен был здесь лет 6-7 назад», — сказали мне сотрудники собора.

Сент-Олбанс в розах. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

Первый английский мученик Албаний — в русских святцах

На весеннем Синоде решено внести в календарь Русской православной церкви имя первого английского мученика Албана (или Албания) Британского (память 22 июня / 5 июля). Он не был крещен по правилам обряда, но прославился своим поступком. Во времена свирепых гонений на христиан, прокатившихся по всей Римской империи, в состав которой входила тогда в конце III — начале IV веков и Англия, он служил легионером в городе Веруламиуме. Туда прибыл специальный отряд для уничтожения христиан. Молодой священник, практически юноша, укрываясь от преследователей, забежал в дом Албания. Тот пожалел юношу и отвел воинов. В течение трех дней он беседовал с ним и проникся христианским мировоззрением. Когда уже стало ясно, что юноша в его доме, он одел его священнические одежды и вышел к воинам. Те сначала не поверили в его преображение, думали, что он «прикалывается». Повели на суд в театр, где он отказался поклониться идолам, тогда его повели на вершину холма и отрубили ему голову.

Икона Албания в храме в Сент-Олбансе с молебном. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

Место мученической кончины Албания вскоре стало почитаться. Эпоха гонений к тому времени прекратилась, ибо пришел к власти Константин Великий. Возвели собор в честь святого и его именем назвали город. 13 июня у его раки был совершен православный молебен. Они здесь проходят регулярно, по крайней мере, раз в месяц.

Дух Англии — дух мужества и красоты

Священник Эндрю Филлипс в храме в Колчествере. Фото: Елена Дорофеева, Царьград.

Завершим краткое повествование христианской истории Англии поэтическими строками отца Эндрю Филлипса, который пишет и стихи. «Дух Англии сродни духу святого Георгия Победоносца — это дух мужества и красоты, духом нежности и справедливости, любви к веселью и добру, привязанности к простой и наполненной занятиями жизни людей, готовности помочь слабому. Такая тонкая, стыдливая, кроткая, немного смешливая и мужественная душа — это душа Англии.

Она в Чосере, Шекспире, Диккенсе. Она в старинных балладах и сказках о Робине Гуде, стоявшем за бедняков и весело странствовавшем по зеленым лесам. Она в маленьких деревушках нашего острова, в старинных домиках и церквушках, в бесчисленных древних резных украшениях, в старых мостах, в старинных английских мелодиях. Джон Клэр и Уильям Барнс писали о том, как английский народ был подавлен и унижен богатыми землевладельцами и промышленниками. Это была эпоха великой скорби и угнетений, но в то же время и эпоха праведности, когда можно было найти праведных, созерцательных мужчин и женщин в любом селении и каждой деревушке по всему острову Британия. Вот остатки того великого и драгоценного наследия, с которыми мы живем сегодня».

Православие в Англии востребовано. Храмы Русской Православной Церкви, Константинопольской патриархии, Румынской, Сербской, Болгарской наполняют не только представители национальных диаспор, но и коренные англичане. Пока немного, но среди них есть и выходцы из Англиканской церкви. На днях стало известно о просьбе бывшего настоятеля англиканской церкви святого Варфоломея в Лондоне отца Мартина Дадли принять его в православие.

Святые Британской земли почитаются наиболее именно православными. Большинство из 120 православных общин на Британских островах и в Ирландии посвящены местным святым. И многие из них имеют вселенское значение.

Святой Георгий: иностранный легионер на страже Англии

Святой Георгий

23 апреля — день небесного покровителя Англии святого Георгия. Когда-то это был праздник, по своему значению и размаху соперничавший с Рождеством; но рыцари давно вышли из моды и выходной день им теперь не полагается. Вопиющая несправедливость: святой Патрик в Ирландии и его коллега святой Андрей в Шотландии до сих пор пользуются такой привилегией. Впрочем, для иностранца, нога которого никогда не ступала на оберегаемую им землю, святой Георгий и так добился впечатляющих успехов.

В рассказах о святом мифы и легенды так плотно окутывают немногочисленные крупицы исторической правды, что порой возникают серьезные сомнения в том, существовал ли такой человек вообще. Даже папа Римский Геласий I, канонизировавший нашего героя в 494 году, признавал, что

его деяния известны одному только Богу».

Принято считать, что святой Георгий родился около 280 года н.э. в Каппадокии (на территории современной Турции) у богатых и знатных родителей, исповедовавших христианскую веру. Когда глава семейства скончался, мать вернулась с сыном в родную Палестину. Мальчик вырос, вступил в ряды вооруженных сил Римской империи и дослужился от простого солдата до трибуна.

Ганс фон Кульмбах. Святой Георгий

В 303 году император Диоклетиан в рамках антихристианских репрессий решил избавиться от еретиков в армии: солдаты, придерживавшиеся одобренных вождем религиозных взглядов, должны были принести традиционную языческую жертву; всех остальных ждало изгнание. Как и положено трибуну, Георгий не только отказался участвовать в этом цирке, публично заявив о своей вере, но и перед лицом своих сослуживцев в пух и прах разнес императорский указ.

Диоклетиан обиделся и повелел бунтовщика заключить под стражу и пытать. Как и положено святому, Георгий вынес невыносимое: его травили ядом, заставляли бегать в раскаленных докрасна железных сапогах, перебили кости на руках и ногах, но все усилия римских инквизиторов пропали втуне — наутро после истязаний испытуемый был как новенький. В конце концов, стойкого солдатика обезглавили. Вместе с ним, говорят, казнили и жену императора, на которую стойкость трибуна Георгия произвела столь сильное впечатление, что она тоже стала христианкой.

Слух о мужестве и стойкости римского легионера Георгия прошел по всей Европе. Не обошлось тут, разумеется, без рыцарей-крестоносцев, занимавшихся не только популяризацией христианских практик, но и пропагандой теоретических основ вероучения. В общем, к VII веку в Англии о святом Георгии уже отлично знали, а пять столетий спустя Ричард I и вовсе приспособил того на роль защитника собственной персоны и своей армии, наряженной в белые одежды с красным крестом — предтечи английского флага.

Бернат Марторель. Святой Георгий, убивающий дракона (1434-1435)

Легенда о святом Георгии, убивающем дракона, обрела массовую известность на континенте в конце XIII века, благодаря сочинению Иакова Ворагинского «Золотая легенда». По эту сторону Ла-Манша она распространилась два столетия спустя усилиями английского первопечатника Какстона. Легенда гласит, что в одном из городов Ливии местное озеро оккупировал дракон-людоед. Когда запасы населения, постепенно скармливаемого чудищу, стали истощаться, перешли на овец, но и те вскоре закончились. Пришлось жертвовать детьми, которые отправлялись на обед к дракону по принципу лотереи. В один непрекрасный день несчастливый билет вытянула дочь короля. Однако как водится в сказках, именно в этот день мимо проезжал прекрасный принц — наш святой Георгий. Он предложил свои услуги по умерщвлению дракона, в качестве благодарности потребовав от местных жителей поголовного обращения в христианство. Те не возражали.

Георгий — наш святой — во время оно,

Спасая девушку, убил копьем дракона.

Дракон был выдуман. Святой Георгий тоже.

Но, может, девушка жила на свете все же?..

Английская эпиграмма (перевод С. Маршака)

Флаг Англии с крестом святого Георгия в лапах британского льва у входа в Кингз Колледж в Абердине © Анастасия Сахарова

В 1348 году король Эдуард III основал Благороднейший Орден Подвязки во славу Бога, Пресвятой Девы и Святого мученика Георгия. Последний стал таким образом официальным покровителем королевства вдобавок к и так обширному списку своих обязанностей: помимо Англии, святой Георгий покровительствует Португалии, Бейруту, Мальте, Эфиопии, Грузии, Палестине, Сербии и Литве, Москве, Стамбулу, Генуе и Венеции (напару со святым Марком), солдатам, лучникам, рыцарям и кавалеристам, фермерам и пастухам, шорникам и скаутам, больным проказой, чумой и сифилисом и многим-многим другим.

В Каталонии, тоже входящей в сферу забот святого Георгия, 23 апреля отмечается на манер дня святого Валентина, когда влюбленные и друзья дарят друг другу всякие пустячки. В последнее время модными подарками стали книги — в этот день в 1616 году умер Сервантес. Учитывая, что одновременно с автором «Дон Кихота» в вечность отправился и Уильям наш Шекспир, возможно, англичанам стоит перенять у каталонцев эту милую традицию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *