Святые отцы о радости

Содержание

Христианская радость — как ее достичь?

Христианская радость — как ее достичь?

Христианская радость — почему Библия призывает быть радостными и как этого достичь? Строгие, хмурые, несчастные. От людей светских нередко можно услышать, что верующие выглядят именно так. Да, возможно, мы сами и даем порою повод так думать. Между тем в Священном Писании радость не просто возвещается — она заповедуется.

Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь (Фил 4:4) — призывает святой апостол Павел. Сам Господь велит радоваться и веселиться перед лицом гонений (Мф 5:12), радоваться тому, что наши имена написаны на небесах (Лк 10:20). Среди плодов Святого Духа на втором месте — сразу после любви — стоит радость: Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5:22, 23). Царство Божие отличает радость: Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим 14:17).

Перечислять все библейские призывы к христианской радости можно долго — в наши дни несложно поставить себе программу вроде «библейской цитаты» и набрать в строке поиска соответствующее слово.Это повеление нам может показаться странным. Мы привык­ли к тому, что радость или уныние — это результат каких-то внешних, не зависящих от нас воздействий. Выиграли миллион в лотерею — радуемся, узнали, что это ошибка, огорчаемся. Иногда люди пытаются себя чем-то обрадовать — покупками, развлечениями, едой, хорошо, если не выпивкой.

Но Писанием много раз заповедана христианская радость. Это что-то, что зависит от нашей воли; что-то, что мы должны делать, а не просто переживать. Ведь то же и с заповедью о любви. В современном языке любовь — чувство, эмоция, переживание, которое находится не в нашей власти; Библия, однако, заповедует нам любить.

Хочу, но не буду!

О чем же идет речь? В нашей ли власти радость? Косвенно — да. Человек не может моментально создать зрелые колосья на своем поле, но он должен трудиться, сажать семена и выпалывать сорняки. Радость требует терпения и упорства, ее надо выращивать, как растение, и, что очень важно, ее не надо убивать.

Наши эмоции связаны с нашими отношениями. Если вы встретили человека, которого вы любите — или хотя бы питаете к нему дружескую симпатию, — вы обрадуетесь. Если встретите человека неприятного — огорчитесь. Эта реакция почти непроизвольна. Что произвольно — так это выбор: культивировать в себе любовь и симпатию или, напротив, раздражение и неприязнь. Определенное отношение к людям, к произведениям культуры, к стране, к природе, к жизни вообще будет порождать радость или уныние.

Христианская радость — созидать ее в себе — это труд, он требует упорства и настойчивости. Мы не можем ни взяться за него, ни тем более преуспеть в нем без помощи Святого Духа — но мы должны хотя бы перестать Ему противиться.

Парадокс нашей падшей природы в том, что мы отчаянно хотим счастья, но делаем все, чтобы стать несчастными. Так и с радостью: да, мы хотим радости, но в то же время делаем все, чтобы убить ее.

Что убивает радость?

Радость убивает грех. Пожалуй, наиболее яркий пример — те же алкоголь и наркотики, которые не увеличивают радости в жизни человека. Вслед за короткой эйфорией следует еще более глубокий эмоциональный спад. Люди, которые советуют человеку в состоянии подавленности и уныния «выпить для поднятия настроения», ужасно ошибаются: наибольшее число самоубийств совершается именно под влиянием алкоголя. Он только усугубляет уныние и доводит человека до отчаяния. Но это верно в отношении любого греха: человек думает, что он наконец-то найдет радость, что ворованные деньги или блуд сделают его счастливым, но это опять оказывается не так. Люди часто говорят, что христианство требует отказаться от «радостей жизни». Это верно с точностью до наоборот — христианство требует отказаться от того, что убивает радость.

Один из грехов, убивающих христианскую радость немедленно, прямо и непосредственно, — это ропот. Гневные претензии к Богу, к людям, к обстоятельствам, ворчливое недовольство всем, старательно подогреваемое чувство личной обиженности и обойденности. Парадокс: человек ропщет из-за того, что он несчастен, но он не может быть счастлив именно потому, что он ропщет. Никакие перемены обстоятельств не могут ему помочь — просто человек, который раньше ворчал на слишком жидкую кашу, будет ворчать на слишком мелкие бриллианты. Радость невозможна без смиренного и благодарного сердца — как говорит апостол, всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе (1 Фес 5:16–18).

Есть и другое, от чего убивается христианская радость — гнев, ярость и осуждение в отношении других людей. Загляните в Интернет — как люди разгневанны! И как они унылы!

В социальных сетях очень хорошо видно, как люди (не исключая и нас самих) культивируют состояние, совершенно несовместимое с радостью, — раздражение, бессильный гнев, страхи, ненависть и презрение. Складывается впечатление, что самое доброе и благочестивое, что есть в социальных сетях, — это фотографии котиков. Глядя на котика, можно улыбнуться; он пушистый, его любит хозяин или хозяйка. Остальное, по большей части, — это выражение горечи, гнева, враждебности и презрения. «Они (это может быть кто угодно, от «путинистов» до «евромайданеров» и от фундаменталистов до обновленцев) мерзавцы и негодяи, враги и злодеи. Они зубы точут и съесть нас хочут. Вот мерзавцы-то!»

Человек открывает браузер, чтобы проглотить новую порцию уныния, неприязни и гнева, и, в свою очередь, добавить свою порцию раздражения и враждебности в общую атмосферу. Это происходит как бы автоматически — никто не ставит себе обдуманной цели: «поработаю-ка я сегодня над разрушением радости и доверия, понасаждаю-ка уныние и злобу».

Но в реальности происходит именно это. Первородный грех означает, в частности, что все настройки «по умолчанию» у нас выставлены неправильно, и если мы им последуем, они превратят нас в обитателей ада. Мы должны сознательно отказываться от уныния и злобы и выбирать любовь и радость.

Поэтому путь к христианской радости — это покаяние. Осознание своих грехов, их исповедание, усилия, направленные на то, чтобы исправить свою жизнь. Когда мы негодуем на чужие грехи, мы приходим во все большее уныние; когда осознаем свои и раскаиваемся в них — мы меняемся и становимся способными радоваться. Мы становимся почвой, на которой радость растет.

Как избавиться от чувства вины?

Как-то я видел ролик о том, насколько сильно может внешность человека изменить то, как его видят окружающие — и как он сам видит себя. Грязного, заросшего бродягу в лохмотьях отмыли, постригли, побрили и переодели в чистую и приличную одежду — и он стал выглядеть совсем по-другому, даже выражение его лица стало совсем иным. Он больше не походил на бродягу внешне, не чувствовал себя бродягой — да и не был больше бродягой. Он оставил прежнюю жизнь — как это делает новообращенный христианин. Но обращение ко Христу — это не переодевание; это очень глубокая перемена во всем.

Мы приобретаем не только новые убеждения, но и новую жизнь. Слово Божие сравнивает это с новым рождением — или даже новым сотворением. Вспомним слова Апостола Петра: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа (Деян 2:38). Крещение означает не только прощение грехов, но и дар Святого Духа — сам Бог входит в нашу жизнь, чтобы мягко, терпеливо и вместе с тем могущественно изменять ее изнутри.

Наша беда не только в том, что мы виновны, но и в том, что мы испорчены — и устроим ад в любом раю, куда нас пустят. И вот Святой Дух трудится над нашим преображением и исцелением, чтобы сделать нас из адских существ — райскими. Как сказал блаженный Августин, «Бог создает нас, т. е. образовывает и творит не так, чтобы мы были людьми, это он уже сделал, но чтобы были добрыми людьми, что делает Он теперь Своею благодатью, чтобы мы были новым творением во Христе Иисусе».

Подлинное обращение всегда проявляется в перемене жизни. Святой апостол Павел пишет в послании к Коринфянам: Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего (1 Кор 6:9–11).

Святой апостол пишет о людях, которые вели явно аморальный, а то и преступный образ жизни, попирая заповеди Божии. Он предупреждает, что такая жизнь ведет к погибели. Но после этих суровых слов он пишет о том, что именно такими были и некоторые из коринфских христиан — но теперь они «омылись, освятились, и оправдались», очевидно, оставив прошлые безобразия в прошлом. Эти люди покаялись — порвали с прежними грехами, выставили их за дверь, спустили с лестницы, выгнали и велели не возвращаться. С одной стороны, покаяние — это событие. Однажды в жизни мы принимаем решение довериться и покориться Господу, перейти под Его власть, встать на путь спасения. Мы признаем перед Ним, что мы были неправы, когда пытались сами распоряжаться своей жизнью, просим прощения — и принимаем его через Таинство Исповеди.

Но, с другой стороны, покаяние — это также и процесс. Мы плывем по бурному и опасному морю, нас постоянно сносит, мы все время должны возвращаться на правильный курс. Когда мы согрешаем, мы должны признавать это, просить прощения и принимать его.

В обычном языке слово «покаяние» часто ассоциируется с чувством вины и унижения; в Священном Писании оно связано, ровно наоборот, — с избавлением от вины. Например, в 31-м псалме верующий говорит о том, как его тяготил неисповеданный грех: Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего, ибо день и ночь тяготела надо мною рука Твоя; свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху (Пс 31:3,4).

Но когда он исповедался, то обрел покой и радость: Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: «исповедаю Господу преступления мои», и Ты снял с меня вину греха моего. За то помолится Тебе каждый праведник во время благопотребное, и тогда разлитие многих вод не достигнет его. Ты покров мой: Ты охраняешь меня от скорби, окружаешь меня радостями избавления. «Вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому тебе идти; буду руководить тебя, око Мое над тобою» (Пс 31:5–8).

Слово Божие много и настойчиво убеждает нас, что всякий, кто обратится к Господу с покаянием и верой, будет прощен и принят — независимо от того, как долго или как тяжко он грешил.
Как говорит Бог через Пророка, Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя (Ис 44:22).

Бог прощает радостно, охотно, и навсегда: Ибо это для Меня, как воды Ноя: как Я поклялся, что воды Ноя не придут более на землю, так поклялся не гневаться на тебя и не укорять тебя. Горы сдвинутся и холмы поколеблются, — а милость Моя не отступит от тебя, и завет мира Моего не поколеблется, говорит милующий тебя Господь (Ис 54:9, 10).

Но христианская жизнь — это не только (и даже не столько) избавление от грехов, сколько, как говорил преподобный Серафим Саровский, «стяжание Святого Духа», один из плодов которого — радость.

Жизнь на фоне неба

Христианская радость не означает игнорирования греха и трагедии нашего падшего мира. Христос и апостолы знали, что такое грех, злоба, несправедливость и страдание, гораздо лучше нас. Для них Распятие было не картинкой в книге, а тем, что они видели своими глазами — и пережили сами. Радость означает, что мы живем в гораздо более обширной картине реальности, где все происходящее воспринимается на определенном фоне. Мы знаем, что мир создан Богом и Бог направляет его к определенной цели. Что Бог любит свое падшее творение и непрестанно трудится над его восстановлением — и Он достигнет Своей цели. Мироздание и род людской будут восстановлены в гораздо большей радости и славе, чем та, которую мы утратили в грехопадении. Мы знаем, что над нами есть Небеса, исполненные беспредельной любви и ликования.

Мы знаем нечто очень важное о мире, в котором живем, — это сотворенный, падший и искупленный мир, который Бог приведет к вечной радости. И эта вечная радость уже просвечивает через завесу этого мира — и именно в ее свете мы должны видеть и мир, и себя, и все вокруг нас. Как говорит апостол, Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном (Кол 3:1, 2). Прямо сейчас, с нами и над нами — Ангелы, Святые, Матерь Божия, Христос. Мы находимся в огромном собрании друзей, братьев, отцов и матерей. Мы не видим их телесными нашими очами — а увидим, когда выйдем из тела и водворимся у Господа, — но нас-то видят очень хорошо. И обращенные на нас взгляды с небес полны любви и радости. Они видят то, чего мы пока не видим, — но уже знаем. Христос воскрес и даровал нам вечную жизнь. Верой мы поселяемся в этом мире вечной радости и верой несем эту радость другим. А вера — это не переживание и не мечтательность; это каждодневное усилие, которым мы отказываемся от лжи, уныния и злобы и избираем истину, любовь и радость.

Сергий Худиев

«Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5: 16)

Ангел возвещает радость пастухам. Фрагмент иконы Рождества Христова Среди мирских людей распространено представление о православных христианах как об унылых типах, чуждающихся всего того, чему радуются неверующие.

Может быть, православные и удаляются от того, в чем почитают радость люди неверующие, – впрочем, лишь от того, что связано с грехом, – но не удаляются от самой радости, ведь одна из библейских заповедей гласит: «Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5: 16; Фил. 4: 4). И радуются православные христиане, конечно, не тому и не так, чему и как радуются неверующие.

Чтобы понять, в чем состоит особенность православного понимания радости, имеет смысл обратиться к словам Священного Писания и святых отцов.

В Священном Писании радость указывается как то, что свойственно Самому Богу. Так, Премудрость Божия говорит: «Я была при Нем художницею, и была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время» (Притч. 8: 30).

Неудивительно, что воссоединение отпавшего человечества с Богом мыслится в категориях обретения вечной радости, о чем предсказывали еще ветхозаветные пророки: «И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (Ис. 35: 10).

С этим связано то, что явление на земле Спасителя сопровождается возвещением радости как архангелом Гавриилом, явившимся Деве Марии, так и позднее, в ночь Рождества, пастухам, которым «сказал ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям» (Лк. 2: 10).

Как пишет святитель Андрей Критский, «является Бог на земле, Бог с небес, Бог между человеками, Бог во чреве Девы – Тот, Которого не вмещает вся вселенная. Теперь природа человеческая начинает предвкушать радость и получает начало обожения… Гавриил служит таинству и взывает к Деве: “Радуйся!” (Лк. 1: 28), чтобы Дочь Адама, происшедшая от племени Давидова, возвратила Собою ту радость, которую потеряла праматерь… В самом деле, была ли и будет ли для рода человеческого какая-нибудь радость более той, как быть причастником Божественного естества, быть в соединении с Богом, быть с Ним едино по причине соединения, и притом ипостасного?»

Сам Господь Иисус Христос испытывал радость, о чем говорил апостолам: «Радуюсь за вас» (Ин. 11: 15). И более того, Он свидетельствует о желании поделиться Своей радостью с учениками: «Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна» (Ин. 15: 11).

И Он же учит их расставлять верные ориентиры в радости: «Однако же не тому радуйтесь, что духи вам повинуются, но тому радуйтесь, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10: 20).

Господь также указал, что радость Его учеников отлична и даже противоположна радостям мира сего: «Вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет» (Ин. 16: 20).

Святитель Иоанн Златоуст так объясняет эти слова: «Чтобы показать, что после печали бывает радость, и что печаль рождает радость, и что печаль кратковременна, а радость бесконечна, Господь обращается к примеру из обыкновенной жизни и говорит: “Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир” (Ин. 16: 21)… Он привел этот пример только для того, чтобы показать, что печаль временна, а радость постоянна».

Вхождение в Царство Божие Господь Иисус Христос определяет как вхождение в радость: «Хорошо, добрый и верный раб!.. войди в радость господина твоего» (Мф. 25: 21). Также и апостол Павел определяет Царствие Божие как «радость во Святом Духе» (Рим. 14: 17). В другом месте он указывает радость как «плод духа» (Гал. 5: 22).

Апостол Павел дает и заповедь: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12: 15). Комментируя ее, святитель Иоанн Златоуст пишет: «Для того, чтобы радоваться с радующимися, душе нужно более любомудрия, нежели для того, чтобы плакать с плачущими. К последнему влечет нас сама природа, и нет такого каменного человека, который бы не плакал при виде несчастного; но для того, чтобы, видя человека в благополучии, не только ему не завидовать, но еще разделять с ним радость, нужна душа очень благородная. Потому и сказал об этом раньше. Ничто так не располагает нас к любви, как то, когда мы разделяем друг с другом и радость, и печаль».

Наконец, апостол Павел записал известные слова: «Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5: 16).

Наиболее полно эту заповедь, равно как и вообще смысл христианской радости, раскрыл преподобный Иустин (Попович): «Всегда радуйтесь, поскольку зло, смерть, грех, диавол и ад побеждены. А когда все это побеждено, есть ли что-нибудь в этом мире, что может уничтожить нашу радость? Вы – совершенные господа этой вечной радости до тех пор, пока добровольно не предадитесь греху, страсти и смерти. Радость кипит в наших сердцах от Его истины, милосердия, правды, любви, воскресения, от Церкви и святых Его. Но есть еще большее чудо: радость кипит в сердцах наших от мучений за Него, насмешек ради Него и смерти за Него. В мучениях за неизменного Господа наши сердца исполняются неизреченной радостью, поскольку эти мучения вписывают наши имена на небеса, в Царство Божие. На земле, в человеческом роде, не существует истинной радости без победы над смертью, а победы над смертью не существует без воскресения, а воскресения – без всесильного Богочеловека Христа, поскольку Он есть единственная истинная радость для всех людей. Воскресший Богочеловек Христос, Победитель всех смертей, вечный Творец жизни и Основатель Церкви, непрестанно изливает эту единую истинную радость в души Своих последователей посредством святых таинств и добродетелей, и эту радость никто не может у них отнять… Наша вера исполнена этой вечной радостью, поскольку радость веры во Христа есть единственная истинная радость для человеческого существа… Эта радость – плод и порождение древа евангельских добродетелей и подвигов, а древо это питается благодатью святых таинств».

Достойны внимания также объяснение и совет к практическому исполнению этой заповеди, данный святителем Василием Великим, который говорит: «Апостол приглашает всегда радоваться, но не всякого, а того, кто подобен ему самому, не живет во плоти, но имеет живущего в себе Христа; потому что общение с высочайшим из благ никак не допускает сочувствия с тем, что беспокоит плоть… Вообще душа, однажды объятая любовью к Создавшему и привыкшая увеселяться тамошними красотами, радости своей и благодушия не променяет на разнообразное превращение плотских страстей; но скорбное для других увеличит ее веселье. Таков был апостол, который благоволил в немощах, в скорбях, в изгнаниях, в нуждах (см.: 2 Кор. 12: 10)…

Итак, если когда случится с тобою что-либо неприятное, прежде всего, настроив к тому мысли, не подвергайся смущению, а упованием на будущее облегчай для себя настоящее. Как больные глазами, отвращая взоры от предметов, слишком блестящих, успокаивают их, останавливаясь на цветах и зелени, так и душе надобно не смотреть непрерывно на скорбное и не заниматься настоящими горестями, но возводить взор свой к созерцанию истинных благ. Так в состоянии будешь всегда радоваться, если жизнь твоя всегда обращена будет к Богу; и упование на воздаяние облегчит житейские скорби».

Возникал вопрос о том, как сочетаются слова «всегда радуйтесь» (1 Фес. 5: 16) со словами «блаженны плачущие» (Мф. 5: 4)? Преподобный Варсонофий Великий давал такой ответ: «Плач есть печаль по Богу, которую рождает покаяние; признаки же покаяния суть: пост, псалмопение, молитва, поучение в слове Божием. Радость есть веселость по Богу, которая благопристойно обнаруживается при встрече с другими и в лице и в слове. Пусть сердце сохраняет плач, лице же и слово – благоприличную веселость».

Радуются ангелы, радуются и святые. О первом засвидетельствовал Сам Господь: «Так, говорю вам, бывает радость у ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся» (Лк. 15: 10). О втором – преподобный Антоний Великий: «Когда мы совершенствуемся в праведности, то доставляем радость народу святых, и они усердно молятся и ликуют перед нашим Создателем».

Это есть истинная радость, святая. Но бывает извращенная, ложная, сатанинская радость, о чем предупреждает преподобный Варсонофий Великий: «Не отчаивайся, ибо это доставляет радость диаволу, которою да не даст ему Бог возрадоваться, но скорее да восплачется о спасении твоем чрез Христа Иисуса, Господа нашего».

Из этих слов видно, что сатанинская радость, которую также называют злорадством, представляет собой искажение, выворачивание наизнанку заповеди «радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12: 15), то есть диавол радуется над плачущими в отчаянии и плачет над имеющими святую радость.

Подобная извращенная радость, в отличие от истинной радости, не вечна: «Веселье беззаконных кратковременно, и радость лицемера мгновенна» (Иов 20: 5)

Должно сказать, что не только злорадство, но и вообще земные, плотские радости нельзя уравнивать или отождествлять со святой христианской радостью. Как свидетельствует блаженный Августин, «никакая временная радость не может нисколько сравниться с радостью вечной жизни, какую будут иметь святые».

Более подробно об этом говорит святитель Василий Великий: «Будучи отчуждены от Бога грехом, снова воззваны мы к общению с Богом, освобожденные кровью Единородного от бесчестного рабства… Как же всего этого не признавать достаточною причиною к непрекращающейся радости и к непрестанному веселью, а напротив того, думать, что тот, кто пресыщает чрево, забавляется звуками свирели, спит, распростершись на мягком ложе, тот один проводит жизнь, достойную радости? А я бы сказал, что имеющим ум прилично о таком плакать, ублажать же должно тех, которые настоящую жизнь проводят в надежде будущего века и настоящее обменивают на вечное».

Глубокий смысл существования земных, плотских радостей раскрывает в своей «Исповеди» блаженный Августин: «Страсти кипели во мне, несчастном; увлеченный их бурным потоком, я оставил Тебя, я преступил все законы Твои и не ушел от бича Твоего; а кто из смертных ушел? Ты всегда был рядом, милосердный в жестокости, посыпавший горьким-горьким разочарованием все недозволенные радости мои, – да ищу радость, не знающую разочарования. Только в Тебе и мог бы я найти ее».

В аскетической православной литературе имеются свидетельства о том, что христианин, ведущий подлинную духовную жизнь, обретает вышеуказанную святую радость. Например, преподобный Зосима Верховский, говоря о практике Иисусовой молитвы, описывает в качестве одного из первых ее действий то, когда подвижник, «сидя долгое время, в одну только молитву углубившись… вдруг внезапно восчувствует ни с чем не сравнимую радость услаждающую, такую, что уже более и молитва не творится, но только чрезмерною любовью ко Христу пламенеет он».

Преподобный Григорий Синаит, в свою очередь, указывает, что это духовное чувство бывает разных видов: «Радость имеет два различия, именно: есть радость спокойного характера, которая именуется биением, воздыханием и рассуждением духа, и есть бурная сердечная радость, называемая игранием , восторженным движением, или трепетанием, или величественным взлетом живого сердца в божественную воздушную сферу».

Вместе с тем святые отцы предупреждают, что, пытаясь соблазнить подвижника, диавол во время молитвы может фальсифицировать радость, и это ложное чувство всевать в него, дабы выдать за истинное: «Иногда враг внутри природных чресл мечтательно видоизменяет духовное как хочет, предлагая одно вместо другого. Он… вместо веселья возбуждает животную радость и мокротное наслаждение, отчего явно происходят самомнение и тщеславие».

О том, как отличить духовную святую радость от лживой бесовской, пишет блаженный Диадох: «Если душа непоколебимым движением воспламенится к любви Божией, влеча в глубину сей неизреченной любви и само тело, то это есть действо Святого Духа. Будучи вся преисполнена приятных чувств от неизреченной оной божественной сладости, она и не может в ту пору помышлять ни о чем другом, а только чувствует себя обрадованной некоей неистощимой радостью. Если же при таком возбуждении ум воспримет некое сомнительное колебание или какое нечистое помышление… то нужно знать, что такое утешение – от прельстителя и есть только призрак радости. Такая радость навевается извне и является не как качество и постоянное расположение души; видимо, тут враг хочет опрелюбодействовать душу».

Истинная радость доступна для человечества только во Христе и через Христа, благодаря Его воплощению, смерти, воскресению и вознесению. О ней говорил святитель Григорий Чудотворец: «Днесь Адам обновлен и, вознесенный на небо, ликует с ангелами. Днесь вся вселенная объята радостью, так как совершилось пришествие Святого Духа к людям… Днесь исполнилось предречение Давида, которое говорит: “Да веселятся небеса и да торжествует земля… да возрадуются поля и все дерева дубравные от лица Господня, потому что грядет” (Пс. 95: 11–13)… Господь наш Иисус Христос возвестил неиссякаемую радость всем верующим в Него. Ибо Он говорит: “Увижу вас, и возрадуетесь, и радости вашей никто не отнимет у вас” (Ин. 16: 22)».

Самое главное дух!

Недавно прочёл статью про одного учёного проводившего исследования на мышах, где он создавал в некотором замкнутом вольере идеальные условия для жизни мышей.Первое время мыши усиленно плодились и росла численность популяции.Но когда через некоторое время численность мышей достигала определённого значения,- многие мыши начинали вести себе деструктивно, в том числе по отношению как к другим,так и к себе.Отказывались от конкурентной борьбы,что называется у них происходил самослив.В первую очередь у них пропадало желание к жизни, к борьбе. А когда умирает дух,то очень скоро за ним умирает и тело или влачит бессмысленное пассивное существование.Тоже самое происходит в похожих условиях и людей,этологию никто не отменял.И мы видим каждый день примеры самосливов вокруг,отказа от борьбы потому что это тяжело.
Конечно же внутреннее состояние силы духа-это определённая психофизиология, также как и внутреннее состояние самослившегося неудачника и тут тоже надо искать способы как с этим работать и такие способы есть!!!!!
Первым мне когда-то ярко указал на важность силы духа, того какой ты внутри указал Руслан Волшанский когда я у него учился ещё в 2006 году техникам директстайла, причём в очень мощной его авторской версии. Не знаю у кого он почерпнул идеи насчёт силы духа.
Теперь ярко и мощно моё внимание на важности силы духа подчёркивает Владимир Довгань у которого я обучаюсь в Академии Победителей.95% успеха во многих жизненных сферах определяет того какой у тебя дух,какая у тебя страсть,вера в достижении тех идей и целей которые ты себе поставил и ради чего ты живёшь!И конечно же интеллект!
Кто-то мне может возразить что вот есть умные люди интеллектуалы гении, которые достигают успеха при помощи работы своего ума.Однако я хочу объяснить кто такие гении.Гении-это обычно люди у которых есть 1 процент задатков и талантов,и остальное большая и долгая работа ума в достижении поставленных задач и целей.Если обычный серенький человек подумал над чем и уже через несколько минут,часов,дней слился. То гениальные учёные,первооткрыватели и изобретатели думает по-многу и долго,месяцами,годами,а то и десятилетиями,пробуют,эксперементируют,терпят тысячи неудач и ошибок и продолжают вновь и вновь.Развивают свои мозги постоянным думаньем, в этом то и их секрет!
А обычный человек при первых же трудностях сливается и придумывает себе тысячи отмазок.

Разруха внутри нас

Христианская антропология рассматривает в человеческом естестве три его основные части — дух, душу, тело. О том, что такое тело современному человеку объяснять не надо. Это — самая изученная сфера нашей природы. С душой дело обстоит несколько сложнее. Наука, например, довольно долго утверждала, будто души в человеке вообще нет. Между тем, христианское мировоззрение подразумевает, что и сама наука является лишь результатом душевной деятельности человека. Так что же это такое — наша душа?

Вопреки распространенному мнению, христианство не рассматривает душу, как некое самодостаточное начало — вольную птицу, томящуюся в клетке грубой плоти. Просто в христианском понимании человека существует определенная иерархия духа, души и тела между собой. И в этой иерархии душа, действительно стоит выше, чем тело. Но — не более того. Тело не может жить без души, но и душа без тела не может считать свое существование полноценным. Какую же роль выполняет душа в естестве человека?

Феофан Затворник говорил: «…душа вся обращена исключительно на устроение нашего временного быта — земного. И познания ее все строятся только на основании того, что дает опыт, и деятельность ее обращена на удовлетворение потребностей временной жизни, и чувства ее порождаются и держатся только из ее состояний и положений видимых. Что выше сего, то — не ее дело».

Говоря современным компьютерным языком, душа — это некий комплекс програмного обеспечения нормальной жизни тела. И в таком качестве она есть не только у человека, но и у всех представителей животного мира. Приведенную выше мысль святителя Феофана о душе, вполне закономерно можно отнести к собаке, или кошке. И отличает человека от животных вовсе не душа, а третий, самый удивительный компонент человеческой природы — дух.

Дух, по словам святителя Феофана, «…это та сила, которую вдохнул Бог в лицо человека, завершая сотворение его. Все роды существ наземных изводила по повелению Божию земля. Из земли изошла и всякая душа живых тварей. Душа человеческая хотя и сходна с душою животных в низшей своей части, но в высшей она несравненно превосходнее ее. Дух, вдохнутый Богом, сочетавшись с нею, столько возвысил ее над всякою нечеловеческою душою. …Дух, как сила от Бога исшедшая, ведает Бога, ищет Бога и в Нем одном находит покой.»

Именно в человеческом духе живет совесть — как некое высшее знание законов бытия. Дух человека хранит память о Боге, от которого этот дух изошел. А самое главное — дух стремится к Богу, жаждет Бога и ничем иным не утоляем в этой жажде. Благодаря сочетанию с духом, наша душа может радоваться красоте мира, видеть в ближнем не просто гомо сапиенса, а — образ Божий, и даже в маленькой травинке угадывать величие творческой идеи Создателя.

Таким образом, иерархия дух-душа-тело позволяла первым людям выполнять свое высокое предназначение — быть наместниками Бога на земле. Дух способный общаться с Господом, сообщал волю Божию душе, которая через тело помогала человеку наилучшим образом исполнять Божий замысел о нем самом и обо всем материальном мире.

Но когда люди через грех отпали от своего Создателя, это слаженное взаимодействие нарушилось и в отношениях тела, души и духа наступил хаос. Тело подчинило себе душу, заставляя ее стремится к все новым и новым наслаждениям, ничего общего не имеющим с естественными потребностями человека. В душе, лишенной возможности узнать Божию волю, началось беспорядочное блуждание мыслей, желаний и планов. Но самое разрушительное действие грех произвел в человеческом духе. Утратив связь с Богом, дух, тем не менее, сохранил свое стремление к Нему, не находя удовлетворения ни в чем ином. Эту неосознанную, ничем неутолимую жажду Бога дух сообщил душе и телу, тем самым превратив все потребности и желания падшего человека в бездонную прорву, сделав их неудовлетворимыми в принципе.

Отсюда — все наши метания из крайности в крайность, отсюда поговорки типа «там хорошо, где нас нет» и песни «… а мне всегда чего-то не хватает, зимою — лета, осенью — весны». Этот внутренний разлад человеческого естества и есть причина рассеянности наших мыслей на Богослужении. Мы можем быть сколь угодно искренними в своем стремлении молиться внимательно, но рассогласование духа, души и тела, сама наша природа, раздробленная грехом, не дает нам всецело устремиться ко Христу.

И вот верующий человек три часа стоит в храме и пытается собрать свой, рассыпавшийся по житейским закоулкам, ум в слова молитвы…

Право же, не стоит упрекать его в отсутствии бурных проявлений радости. Он не просто переминается с ноги на ногу в ожидании конца службы, он — трудится, он стремится обратить свой дух к Богу и восстановить в себе эту разрушенную иерархию духа, души и тела. Собственно, для того в православном Богослужении и существует столько повторяющихся молитв, чтобы человек, мысли которого непрерывно играют в чехарду, в какой-то момент все же смог, хотя бы на несколько секунд остановить их и помолиться по настоящему.

И если хотя бы три часа жизни были вырваны нами ради Христа из обычной нашей суеты и бессмыслицы, это — уже радостное событие. Просто нужно понимать, что ничего общего с радостью подростка, веселящегося на дискотеке под баночку «джин-тоника», здесь нет и быть не может.

…Я хочу быть с Тобой

Есть ли в Церкви безрадостные люди? Наверное, есть — а где их нет? Но ведь люди и приходят в Церковь как раз в поисках радости. А она не валяется там под ногами и не продается в иконной лавке. Радость православных — Христос, источник этой радости — единение человеческого духа с Духом Божиим. И если человек хотя бы однажды не ощутил в своем сердце этого прикосновения Божественной любви, если он за всю жизнь ни разу не увидел заботливого участия Бога в своей судьбе, то духовная радость ему, конечно, непонятна.

Только не происходит этой встречи человека с Богом совсем не потому, что Бог отвернулся от него. Бог всегда нас любит и всегда заботится о нас. Даже когда мы грешим, злимся и унываем, Он все равно нас не оставляет. Просто сами мы постоянно смотрим в другую сторону и не замечаем Его любви. Мы все время озабочены какими-то важными и неотложными делами, все время торопимся куда-то, стремимся что-то совершить, чего-то достигнуть.

И нам кажется, что вот-вот, еще чуть-чуть усилий, еще немножко — и мы станем счастливыми! Но дела сделаны, планы выполнены, все свершено и достигнуто… А счастливыми мы так и не стали.

Радость от этих свершений была короткой и скоро прошла. И что же нам остается? Только начать все сначала: строить новые планы, ставить перед собой задачи, устремляться к очередным целям. Так проходит жизнь.

А ведь достаточно лишь поднять глаза к Небу и прошептать: — «Господи, мне без Тебя одиноко и плохо, я хочу быть с Тобой, помоги мне увидеть Твою любовь!» Можно сказать это как-то иначе, слова могут быть совсем другими. Слов вообще может не быть. Но если из сердца человека вырвался такой призыв, Господь непременно на него отзовется. Никто не знает, каким именно будет этот ответ. Но человек обязательно почувствует, что Бог прикоснулся к его душе, что Бог действительно любит его. И тогда удивительная радость от этого прикосновения Божественной любви, совершенно иная, непохожая на все земные радости, уже никогда не оставит такого человека. Это и есть та самая радость к которой призывает христиан Апостол Павел словами «Всегда радуйтесь!».

Только не нужно считать, будто для того, чтобы радость о Христе никогда не покидала нас, достаточно одной лишь формальной принадлежности к Церкви. Православные так же как и все остальные люди на Земле могут уклониться в суету земных забот, увлечься делами, учебой, или личной жизнью настолько сильно, что все эти хлопоты выходят в их жизни на первый план, заслоняя собою Христа. И тогда духовная радость уходит из нашего сердца.

Поэтому, рассуждая о словах «Всегда радуйтесь!» нельзя забывать, что сразу после них в Новом завете следует еще одно наставление: — «Непрестанно молитесь(1Фес. 5:17)». Не растерять эту радость о Христе можно только внимательно наблюдая за своим сердцем, чтобы оно не начало радоваться земным благам более, чем Христу. Лучший способ для этого — молитва. А молитва, это всегда — труд. Христианин всегда радуется, только в том случае, если непрестанно молится, т. е. — помнит о Боге. И это вполне нормально, ведь любая другая радость в нашей жизни тоже — результат приложенных усилий.

Всегда радуйтесь!..

Здравствуйте. Ко мне часто попадает ваш журнал через знакомых, которые ходят в церковь. В «Фоме» был опрос, где люди говорили о фразе «Всегда радуйтесь!» Было очень интересно читать их мнения, потому что лично для меня многое в этой теме сомнительно и проблемно. И они меня не убедили, потому что сам я в храме, среди верующих вижу совсем другое. Налицо большое несоответствие между священными текстами и реальной жизнью.

Когда я прихожу в храм, то не вижу там тех самых по-христиански радостных людей. Наоборот, все какие-то хмурые, даже мрачные. Подозрительно смотрят на тебя, словно ты делаешь что-то не так – а ты просто стоишь. И, кстати, не представляю, как можно выстоять три с лишним часа богослужения с радостью. Сначала мне в храме нормально, но потом становится душно, тяжело, и уже минут через сорок остается только усталость: когда же это все закончится? Но все равно выстаиваю. Может, стоило бы петь или танцевать, как это, кажется, практикуется в протестантизме? Потому что стоять, переминаясь с ноги на ногу, – это радости не прибавляет. А улыбки на лицах верующих людей я видел только на Крестном ходе на Пасху. Но это бывает только раз в году! А в остальное время, сколько ни наблюдал, люди озабочены своими проблемами. И возникают вопросы: а туда ли я попал и нужно ли мне вообще такое?

Или взять моих православных знакомых. Одни жалуются, как нелегко дается им пост, другие называют себя православными, ведут церковную жизнь, но часто осуждают других, ругаются по мелочам. И при этом абсолютно уверены в своей правоте! Третьи переживают, как бы не впасть в грех: в вере сплошные «нельзя», и «наш мир полон искушений». То есть люди испытывают не столько христианскую радость, сколько уныние или озлобленность. Извините, может я не прав, но мне это напоминает мазохизм у одних и желание «оторваться» на других за свои проблемы – у вторых. Может быть, они считают, что спасение души происходит от очень сильных страданий? Или уверены, что раз сами верующие, то могут смотреть на других свысока и судить? Но где же здесь радость?

С уважением, Александр

Злая радость

Если попытаться определить одной фразой – что движет каждым человеком во всех его планах, делах, решениях и поступках, то ответ будет предельно простым: стремление к радости. Мы всегда ждем радости от наших начинаний, все мысли наши, все человеческие действия буквально пропитаны этим ожиданием. По самому большому счету, у людей нет других целей в жизни. И даже когда беда приходит к нам на порог, надежда на будущую радость помогает нам перенести посетившие нас невзгоды.

Но если все стремятся к радости, откуда вокруг столько горя и страдания? Почему люди обижают друг друга, зачем жадничают, злятся, унывают?.. В поисках радости человечество тратит колоссальные усилия но – увы, в нашей жизни ее не становится больше. В чем же дело?

А дело в том, что само это понятие – радость не имеет в себе ясно выраженного нравственного смысла. Это всего лишь состояние глубокого внутреннего удовлетворения, а вот чем человек удовлетворен – это уже совсем другой вопрос. Можно радоваться рождению ребенка, богатому урожаю, хорошей погоде, теплу дыхания любимого человека на своем плече…

В обыденном понимании радость почему-то всегда представляется нам как нечто однозначно светлое и хорошее.

Но на самом деле радость бывает и глубоко безнравственной. Человек может радоваться злу, и, что самое печальное – ничуть не тяготиться этим. Причем, речь идет совсем не о криминале, не об откровенно страшных и мерзких вещах. В том-то и беда, что зло как источник радости, стало повседневным фоном нашей жизни. Когда на ринге боксер-тяжеловес отправляет своего соперника в нокаут, миллионы телезрителей приходят в бурный восторг, и даже не задумываются о том, что радуются чужой черпно-мозговой травме.

Работяге, с радостью выгребающему из игрового автомата пятирублевые монеты, не приходит в голову, что его выигрыш оплачен из кармана таких же бедолаг, как и он сам. Предприниматель, сделавший состояние на торговле сигаретами и водкой, прекрасно знает, какой вред наносит его товар здоровью курильщиков и пьяниц. И его это нисколько не беспокоит – законопослушный налогоплательщик рад своему коммерческому успеху.

А еще есть старый принцип: «у соседа корова сдохла – пустячок, а приятно!» есть, в конце концов, даже слово такое в русском языке – злорадство.

И если человек все свои силы употребит на достижение такой вот злой радости, никакого счастья это ему, конечно, не принесет.

Но бывает, что люди теряют способность радоваться даже безусловно хорошим и добрым вещам. Ничего плохого в жизни вроде бы не происходит, дети здоровы, рядом – любимый человек, крыша над головой имеется и даже денег вполне достаточно для безбедной жизни. Все есть для радости, а сама радость куда-то ушла и где ее искать – совершенно непонятно.

Такую проблему даже на нравственном уровне решить практически невозможно, потому что этот, потерявший свою радость человек зачастую живет вполне нравственно. Просто ему нужны новые смыслы своего существования, нужна какая-то иная, неизвестная пока еще радость, которая своим теплом согрела бы его душу и осталась там навсегда.

И тогда, в поисках этой новой радости, человек приходит в Церковь.

То, что нельзя отнять

Церковь действительно предлагает радость, которая принципиально отличается от всего, что могло бы радовать человека за ее пределами. Дело в том, что все наши земные радости кратки, неустойчивы, а самое главное – неизбежно должны когда-нибудь закончиться. Болезни, старость, внешние обстоятельства жизни способны отнять все, что утешало наше сердце. И даже если судьба будет к человеку благосклонна, он не растеряет друзей, сохранит любовь, разовьет в себе многочисленные таланты и станет самым богатым человеком в мире, все равно, на последнем повороте его жизненного пути смерть безжалостно отберет у него все эти земные радости. Одна лишь мысль о такой перспективе способна отравить существование самого заядлого оптимиста. Избежать этого тотального банкротства никому еще не удавалось. А много ли стоит радость, наслаждаясь которой все время чувствуешь себя Золушкой на балу и помнишь, что таймер включен на обратный отсчет?

Очевидно, что непреходящей ценностью для человека является лишь та радость, которую у него не сможет отнять даже смерть. Именно такое сокровище и предлагает Церковь всем, кто жаждет отыскать его среди житейской кутерьмы. Сокровище это – радость о Христе. О Боге, Который любит нас настолько, что ради нашего спасения воплотился, прошел через немыслимые страдания, и, умерший плотью на кресте, сошел в ад, чтобы вывести оттуда души всех, кто готов был принять это спасение.

Эту радость невозможно обрести вне Церкви, поскольку радоваться о распятом и Воскресшем Христе способны лишь христиане, считающие Его своим Богом.

Но почему же во время Богослужения в православных храмах эту радость так непросто увидеть? Сосредоточенные люди со строгими лицами несколько часов подряд неподвижно стоят перед иконами. Радость тут как-то особо в глаза не бросается, и сторонний наблюдатель может подумать, что христиане – люди унылые и скучные. А между тем, причины этой сдержанности верующих людей во время Церковной службы очень легко понять, если вспомнить значение самого слова – «служба». Потому что служить, значит – добросовестно выполнять взятые на себя обязательства. Служить, значит – трудиться. И Церковные службы ничуть не выпадают из этого общего правила. Просто нужно понять, в чем смысл молитвенного труда христиан, что такое труд, и может ли труд быть источником радости в принципе.

Откуда взялся труд

В фильме «Формула любви» деревенский кузнец Степан, разломав вдребезги карету графа Калиостро, утверждал, что к колесам сподручней пробираться через крышу. И цитировал при этом латинскую поговорку: труд – уже сам по себе есть наслаждение.

Мысль формально красивая, но вряд ли этот афоризм родился в голове римского крестьянина или раба. Скорее уж, наслаждение в труде находил какой-нибудь предшественник графа Толстого – патриций, выращивающий на досуге капусту для собственного удовольствия.

В церковнославянском языке слово труд – одно из обозначений болезни, страдания. И это вполне соответствует библейскому пониманию труда. По христианскому вероучению, необходимость трудиться в поте лица своего, как и связь труда со страданием, стала для человека прямым следствием грехопадения. Это, конечно, не означает, что человек был создан для блаженного безделья. Просто то творческое участие в преобразовании лица Земли, к которому первые люди были призваны Богом, действительно было радостным и не предполагало каких-либо болезненных проявлений. А вот труд в современном понимании появился лишь тогда, когда человек отпал от своего Создателя, решив жить по своей воле. И сразу же столкнулся с необходимостью в поте лица возделывать землю, которая стала взращивать ему сорняки вместо злаков, и вместо радости питать его скорбью. Бог предоставил ему все блага этого мира даром. Но после грехопадения человек был вынужден прилагать огромные усилия для добычи мизерных крупиц этого отвергнутого им Божьего дара.

Любой труд – результат разрыва связи человека с Богом. И молитвенный труд христиан также направлен на преодоление этого разрыва. Но что же мешает верующему человеку спокойно и радостно обращаться в молитве ко Христу?

Это легко понять, если прийти на службу в ближайший храм и попытаться сосредоточить свое внимание на молитвах, которые читает священник или поет хор. Сразу можно убедиться, что наш ум категорически отказывается работать в эту сторону. В голове начинают роиться мысли, ничего общего с Богослужением не имеющие. Хор поет: «Господи, помилуй». Мы усердно крестимся, кладем поклоны, но думаем при этом о новом фильме, о ремонте квартиры, о том, что детей нужно летом отвезти к морю. Потом ловим себя на этих мыслях и снова пытаемся сосредоточится. И, почти тут же, под пение слов «…Отложим все земные попечения» обнаруживаем, что в голове по-прежнему – зимняя резина для машины, чей-то прошедший день рождения, завтрашняя планерка… Короче, там все что угодно, кроме молитвы.

Но почему это происходит? Ведь, казалось бы, человек пришел к Богу, сознательно пришел, с желанием. Откуда же эта рассеянность?

Разруха внутри нас

Христианская антропология утверждает, что человеческое естество составляют три его основные части – дух, душа, тело. О том, что такое тело, современному человеку объяснять не надо. Это самая изученная сфера нашего естества.

С душой дело обстоит несколько сложнее. Наука, например, довольно продолжительное время утверждала, будто души вообще нет. Между тем, христианское понимание человека подразумевает, что сама наука является результатом душевной деятельности. Так что же это такое – наша душа?

Вопреки распространенному мнению, христианство не рассматривает душу как некое самодостаточное начало, как вольную птицу, томящуюся в клетке грубой плоти. Просто в христианском понимании существует определенная иерархия в соотношении духа, души и тела между собой. И в этой иерархии душа действительно стоит выше, чем тело. Но – не более того. Тело не может жить без души, но и душа без тела не может считать свое существование полноценным.

Феофан Затворник говорил: «…душа вся обращена исключительно на устроение нашего временного быта – земного. И познания ее все строятся только на основании того, что дает опыт, и деятельность ее обращена на удовлетворение потребностей временной жизни, и чувства ее порождаются и держатся только из ее состояний и положений видимых. Что выше сего, то – не ее дело».

Говоря современным компьютерным языком, душа – это некий комплекс программного обеспечения нормальной жизни тела. И в таком качестве она есть не только у человека, но и у всех представителей животного мира. Приведенную выше мысль святителя Феофана о душе, вполне закономерно можно отнести к собаке или кошке. И отличает человека от животных вовсе не душа, а третий, самый удивительный компонент человеческой природы – дух. Это та ее составляющая, которая обращена к Богу.

Именно в человеческом духе живет совесть, как некое высшее знание законов бытия. Дух человека хранит память о Боге, от которого этот дух изошел. А самое главное – дух стремится к Богу, жаждет Бога и ничем иным не утоляем в этой жажде. Благодаря сочетанию с духом наша душа может радоваться красоте мира, видеть в ближнем не просто «гомо сапиенса», а – образ Божий, и даже в маленькой травинке угадывать величие творческого замысла Создателя.

Таким образом, иерархия дух-душа-тело позволяла первым людям выполнять свое высокое предназначение – быть наместниками Бога на земле. Дух, направленный к Богу, сообщал волю Божию душе, которая направляла тело на исполнение Божиего повеления наилучшим образом.

Но когда человек через грех отпал от своего Создателя, это слаженное взаимодействие нарушилось, и в отношениях тела, души и духа наступил хаос. Тело подчинило себе душу, заставляя ее стремиться ко все новым и новым наслаждениям, ничего общего не имеющим с естественными потребностями. В душе, лишенной возможности узнать Божию волю, началось беспорядочное блуждание мыслей, желаний и планов. Но самое разрушительное действие грех произвел в человеческом духе. Утратив связь с Богом, дух, тем не менее, сохранил свое стремление к Нему, не находя удовлетворения ни в чем ином. Эту ничем неутолимую жажду дух сообщил душе и телу, превратив все потребности и желания падшего человека в бездонную прорву и сделав их неудовлетворимыми в принципе.

Отсюда – все наши метания из крайности в крайность, отсюда поговорки «там хорошо, где нас нет» и песни » … а мне всегда чего-то не хватает, зимою – лета, осенью – весны». Этот внутренний разлад и есть причина рассеянности наших мыслей на Богослужении. Мы можем быть сколь угодно искренними в своем стремлении молиться внимательно, но рассогласованность духа, души и тела, сама наша природа, раздробленная грехом, не дает нам всецело устремиться ко Христу.

И вот верующий человек три часа стоит в храме и пытается собрать свой, рассыпавшийся по житейским закоулкам, ум в слова молитвы… Право же, не стоит упрекать его в отсутствии бурных проявлений радости. Он не просто переминается с ноги на ногу в ожидании конца службы, он – трудится, он стремится обратить свой дух к Богу и восстановить в себе эту разрушенную иерархию духа, души и тела. Собственно, для этого в православном Богослужении и существует столько повторяющихся молитв – чтобы человек, мысли которого непрерывно играют в чехарду, в какой-то момент все же смог, хотя бы на несколько секунд остановить их и помолиться по-настоящему.
И если ради Христа хотя бы три часа жизни были вырваны нами из обычной нашей суеты и бессмыслицы, это – уже радостное событие. Просто нужно понимать, что ничего общего с радостью подростка, веселящегося на дискотеке под баночку «джин-тоника», здесь нет и быть не может.

Я хочу быть с Тобой

Есть ли в Церкви безрадостные люди? Наверное, есть – а где их нет? Но ведь люди и приходят в Церковь как раз – в поисках радости. А она не валяется там под ногами и не продается в иконной лавке. Радость православных – Христос, источник этой радости – единение человеческого духа с Духом Божиим. И если человек хотя бы однажды не ощутил в своем сердце этого прикосновения Божественной любви, если он за всю жизнь ни разу не увидел заботливого участия Бога в своей судьбе, то духовная радость ему, конечно, непонятна.

Только вот не происходит этой встречи человека с Богом совсем не потому, что Бог отвернулся от него. Бог всегда нас любит и всегда заботится о нас. Даже когда мы грешим, злимся и унываем, Он нас не оставляет. Просто сами мы смотрим в другую сторону и не замечаем Его любви. Мы все время озабочены какими-то важными и неотложными делами, все время торопимся куда-то, стремимся что-то совершить, чего-то достигнуть … И нам кажется, что вот-вот, еще чуть-чуть усилий, еще немножко, и… мы станем счастливыми! Но дела сделаны, планы выполнены, все свершено и достигнуто, а счастливыми мы так и не стали. Радость от этих свершений была короткой и скоро прошла. И что же нам остается? Только начать все сначала: строить новые планы, ставить перед собой задачи, устремить себя к очередным целям. Так проходит жизнь.

А ведь достаточно лишь поднять глаза к Небу и прошептать:

«Господи, мне без Тебя одиноко и плохо, я хочу быть с Тобой, помоги мне увидеть Твою любовь!» Можно сказать это как-то иначе, слова могут быть совсем другими. Слов вообще может не быть. Но если из сердца человека вырвался такой призыв, Господь непременно на него отзовется. Никто не может сказать, каким именно будет этот ответ. Но человек обязательно почувствует, что Бог прикоснулся к его душе, что Бог действительно любит его. И радость от этого прикосновения Божественной любви – совершенно иная, не похожая на все земные радости, уже никогда не оставит такого человека. Это и есть та самая радость, к которой призывает христиан Апостол Павел словами «Всегда радуйтесь!».

Только не нужно считать, будто достаточно лишь формальной принадлежности к Церкви, чтобы радость о Христе никогда не покидала нас. Православные, так же как и все остальные люди на Земле, могут уклониться в суету земных забот, увлечься делами, учебой или личной жизнью настолько сильно, что все эти хлопоты выходят в их жизни на первый план, заслоняя собою Христа. И тогда духовная радость уходит из нашего сердца.

Поэтому, рассуждая о словах «Всегда радуйтесь!» нельзя забывать, что сразу после них в Новом завете следует еще одно наставление: «Непрестанно молитесь (1Фес. 5:17)». Не растерять эту радость о Христе можно только внимательно наблюдая за своим сердцем, чтобы оно не начало радоваться земным благам более, чем Христу. Лучший способ для этого – молитва. А молитва – это всегда труд. Христианин всегда радуется, только если непрестанно молится, т.е. – помнит о Боге. И это вполне нормально, ведь любая другая радость в нашей жизни – тоже результат приложенных усилий.

Но все же верующему человеку жить легче. Даже когда наши грехи и озабоченность житейскими проблемами закрывают от нас нашу радость, мы все равно знаем, что она есть, она никуда не делась, и нужно только прорваться к ней сквозь собственную безалаберность и наше расстроенное грехом естество.

Представим себе: человек сидит один, в пустой комнате и тоскует оттого, что его никто не любит, что не произошло в его жизни встречи с тем, кто станет для него самым близким и дорогим человеком на всю его жизнь.

А другой человек уехал по делам из родного города, оставив дома любимую жену. И он тоже сидит один в гостиничном номере, и ему тоже тоскливо и безрадостно. Но на столике перед ним – фотография жены. И он знает, что она тоже скучает по нему, любит его и с нетерпением ждет его возвращения домой. Это совсем другая тоска, совсем другое одиночество.

Так и верующим людям греет душу даже одна память о радости, которую они, может быть, неосторожно потеряли на время. Потому что они точно знают, почему так получилось и где искать эту дорогую пропажу.

  • Shares

Мы желаем счастья, молимся о нем и стремимся к этому. Что значит быть счастливым и в чем его секрет? Мы собрали 15 цитат известных христиан о счастье.

«Грех — ничтожная попытка найти источник надежды, признания, смысла и радости без Бога».

Тим Келлер (род. 1950), пастор Пресвитерианской Церкви Искупителя в Нью-Йорке.

«Строя свою жизнь на слезах других, о счастье мечтать не приходится».

Иоанн Крестьянкин (1910-2006), священнослужитель Русской православной церкви, архимандрит. Один из наиболее почитаемых старцев Русской православной церкви в конце XX — начале XXI веков.

«Приносить пользу миру — это единственный способ стать счастливым».

Ганс Христиан Андерсен (1805 — 1875), датский прозаик и поэт, автор всемирно известных сказок для детей и взрослых.

«Огромное счастье быть рядом с человеком, чье сердце исполнено любви к Богу».

Чарльз Сперджен (1834 — 1892), английский проповедник и богослов, пастор крупнейшей баптистской церкви Англии.

«Поняли бы люди, что нет счастья в бездействии, что погаснет мысль не трудящаяся, что нельзя любить своего ближнего, не жертвуя ему от труда своего, что гнусно жить на даровщинку и что счастье не в счастье, а лишь в его достижении».

Федор Михайлович Достоевский (1821 — 1881), русский писатель, мыслитель, философ и публицист.

«Самые счастливые люди на земле — это те, кто вкладывает своё время в других, а самые несчастные — те, кто думает, что мир должен сделать их счастливыми».

Джон Максвелл (род. 1947), лектор, писатель, специалист по лидерству.

«Моя мама сказала мне перед церемонией вручения Оскара: «Помни, люди вручают премию, а Бог награду». Бог благословил меня заниматься тем, чем я занимаюсь, и пока я угождаю Ему, я счастлив».

Дензел Вашингтон (род. 1954), американский актёр, кинорежиссёр и кинопродюсер.

«Учение Христа просто: оно целиком направлено на счастье человека».

Томас Джефферсон (1743 — 1826), видный деятель Войны за независимость США, один из авторов Декларации независимости (1776), 3-й президент США в 1801—1809 годах, один из отцов-основателей этого государства, выдающийся политический деятель, дипломат и философ эпохи Просвещения.

«Те, кто не ищет счастья, найдут его быстрее других; ибо те, кто ищет счастья, забывают, что самый верный способ добиться счастья для себя – это искать его для других».

Мартин Лютер (1483 —1546), христианский богослов, инициатор Реформации, ведущий переводчик Библии на немецкий язык. Считается одним из создателей немецкого литературного языка.

«Господь может позволить Своему слуге преуспеть тогда, когда Он подготовил его настолько, что этому человеку не нужен успех для того, чтобы быть счастливым».

Эйден Тозер (1897 – 1963), американский пастор, проповедник, автор, редактор журнала, духовный наставник.

«Счастье, которого нам желает Бог, может прийти только благодаря нашему духовному росту и зрелости».

Чарльз Стэнли (род. 1932), старший пастор Первой баптистской церкви Атланты, основатель служения In Touch.

«Не позволяй своему счастью зависеть от чего-то, что ты можешь потерять».

Клайв Стейплз Льюис (1898 — 1963), британский ирландский писатель, поэт, преподаватель, учёный и богослов.

«Интересно. Одним для счастья нужны всего лишь вода и кислород, а другим крутые машины и прочее».

Игорь Голоскубов (род. 1973), пастор церкви «Христа Воскресшего», миссионер, режиссёр, актёр, юрист.

Анна Лянна-Монье, общественный деятель, психолог-консультант, мотивационный спикер в сфере развития личности, отношений, психологии.

Денис Подорожный, пастор, религиовед.

  • Shares

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *