Царица Александра Федоровна

Александра Фёдоровна (жена Николая II)

У этого термина существуют и другие значения, см. Александра Фёдоровна.

14 (26 ноября) 1894 — 2 (15 марта) 1917

Александра Фёдоровна

Императрица Всероссийская
Коронация 14 (26 мая) 1896
Вероисповедание Русская православная церковь
Рождение 6 июня 1872

  • Дармштадт, Гессен, Германия
Смерть 17 июля 1918 (46 лет)

  • Екатеринбург, Пермская губерния, РСФСР
Место погребения Екатерининский придел Петропавловского собора, Санкт-Петербург
Род Гессенский Дом, Романовы
Имя при рождении Виктория Аликс Елена Луиза Беатриса (Victoria Alix Helena Louise Beatrice)
Отец Людвиг IV
Мать Алиса Великобританская
Супруг Николай II
Дети Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, Алексей
Автограф
Монограмма
Награды

Александра Фёдоровна на Викискладе

Алекса́ндра Фёдоровна (Фео́доровна, урождённая принцесса Викто́рия Али́са Еле́на Луи́за Беатри́са Ге́ссен-Дармшта́дтская, нем. Victoria Alix Helena Louise Beatrice von Hessen und bei Rhein, Николай II называл её также А́ликс — производное от Алиса и Александра; 6 июня 1872, Дармштадт — 17 июля 1918, Екатеринбург) — российская императрица, супруга Николая II (c 1894 года). Четвёртая дочь великого герцога Гессенского и Рейнского Людвига IV и герцогини Алисы, дочери британской королевы Виктории.

Тезоименитство (в православии) — 23 апреля по юлианскому календарю, память мученицы Александры.

Биография

Родилась в городе Дармштадте (Германская империя) в 1872 году. Была крещена 1 июля 1872 года по лютеранскому обряду. Данное ей имя состояло из имени её матери (Алиса) и четырёх имён её тёток. Крестными родителями были: Эдуард, принц Уэльский (будущий король Эдуард VII), цесаревич Александр Александрович (будущий император Александр III) с супругой, великой княгиней Марией Фёдоровной, младшая дочь королевы Виктории принцесса Беатриса, Августа Гессен-Кассельская, герцогиня Кембриджская и Мария Анна, принцесса Прусская.

От королевы Виктории Алиса унаследовала ген гемофилии.

Королева Виктория и её родня. Кобург, апрель 1894 года. Рядом с королевой сидит её дочь Вики со своей внучкой Фео. Шарлотта, мать Фео, стоит правее центра, третья справа от своего дяди принца Уэльского (он в белом кителе). Слева от королевы Виктории — её внук кайзер Вильгельм II, непосредственно за ними — цесаревич Николай Александрович и его невеста, урождённая Алиса Гессен-Дармштадтская (полгода спустя они станут российскими императором и императрицей)

В 1878 году в Гессене распространилась эпидемия дифтерии. От неё умерли мать Алисы и её младшая сестра Мэй, после чего большую часть времени Алиса жила в Великобритании в замке Балморал и Осборн-хаусе на острове Уайт. Алиса считалась любимой внучкой королевы Виктории, которая называла её Sunny («Солнышко»).

В июне 1884 года, двенадцати лет, Алиса впервые посетила Россию, когда её старшая сестра Элла (в православии — Елизавета Фёдоровна) сочеталась браком с великим князем Сергеем Александровичем. Второй раз она прибыла в Россию в январе 1889 года по приглашению великого князя Сергея Александровича. Пробыв в Сергиевском дворце (Петербург) шесть недель, принцесса познакомилась и обратила на себя особое внимание наследника цесаревича Николая Александровича.

1 марта 1892 года умер отец Алисы — герцог Людвиг IV.

В начале 1890-х годов против брачного союза Алисы и цесаревича Николая были родители последнего, надеявшиеся на его брак с Еленой Луизой Генриеттой, дочерью Луи-Филиппа, графа Парижского. Ключевую роль в устройстве брака Алисы с Николаем Александровичем сыграли усилия её сестры, великой княгини Елизаветы Фёдоровны, и супруга последней, через которых осуществлялась переписка влюблённых. Позиция императора Александра и его супруги изменилась ввиду настойчивости цесаревича и ухудшающегося здоровья императора; 6 апреля 1894 года манифестом было объявлено о помолвке цесаревича и Алисы Гессен-Дармштадтской. Следующие месяцы Алиса изучала основы православия под руководством придворного протопресвитера Иоанна Янышева и русский язык — с учительницей Е. А. Шнейдер. 10 (22) октября 1894 год она приехала в Крым, в Ливадию, где пробыла вместе с императорской семьёй до дня смерти императора Александра III — 20 октября. 21 октября (2 ноября) 1894 год там же приняла через миропомазание православие с именем Александра и отчеством Фёдоровна (Феодоровна).

апрель 1894, после помолвки

Николай и Александра приходились друг другу дальними родственниками, будучи потомками немецких династий. Например, по линии своего отца Александра Фёдоровна была и четвероюродной тёткой (общий предок — прусский король Фридрих Вильгельм II), и троюродной сестрой Николая (общий предок — Вильгельмина Баденская).

14 (26) ноября 1894 года (в день рождения императрицы Марии Фёдоровны, что позволяло отступление от траура) в Большой церкви Зимнего дворца состоялось венчание Александры и Николая II. После бракосочетания члены Святейшего синода во главе с митрополитом Санкт-Петербургским Палладием отслужили благодарственный молебен; при пении «Тебе, Бога, хвалим» был дан пушечный салют в 301 выстрел. Великий князь Александр Михайлович в эмигрантских воспоминаниях писал о первых днях их супружества: «Бракосочетание молодого царя состоялось менее чем через неделю после похорон Александра III. Их медовый месяц протекал в атмосфере панихид и траурных визитов. Самая нарочитая драматизация не могла бы изобрести более подходящего пролога для исторической трагедии последнего русского царя».

Семья большую часть времени жила в Александровском дворце в Царском селе. В 1896 году, вскоре после коронации, Александра вместе с Николаем ездила в Нижний Новгород на Всероссийскую выставку. В августе 1896 года они совершили поездку в Вену, а в сентябре — октябре — в Германию, Данию, Англию и Францию.

Александра Фёдоровна с дочерьми

В последующие годы императрица родила подряд четырёх дочерей: Ольгу (3 ноября 1895 год), Татьяну (29 мая (10 июня) 1897 год), Марию (14 (26) июня 1899 год) и Анастасию (5 июня 1901 год). В императорской семье очень остро встал вопрос о сыне — наследнике престола. Наконец, 30 июля (12 августа) 1904 год в Петергофе появился пятый ребёнок и единственный сын — цесаревич Алексей Николаевич, родившийся с наследственным заболеванием — гемофилией.

В 1905 году императорская семья познакомилась с Григорием Распутиным. Ему удавалось помогать Алексею бороться с приступами болезни, перед которой была бессильна медицина, вследствие чего приобрёл большое влияние на Александру Фёдоровну, а через неё и на Николая.

В 1897 и 1899 годах семья ездила на родину Александры Фёдоровны в Дармштадт. В эти годы по указанию Александры Фёдоровны и Николая II в Дармштадте был построена православная церковь Марии Магдалины, действующая и в настоящее время.

17—20 июля 1903 года императрица участвовала в торжествах прославления и открытия мощей преподобного Серафима Саровского в Саровской пустыни.

В мундире Лейб-гвардии Уланского Её Величества полка. С 14 ноября 1894 по 4 марта 1917 года Александра Фёдоровна была шефом полка

Для развлечения Александра Фёдоровна играла на фортепиано вместе с профессором Петербургской консерватории Рудольфом Кюндингером. Императрица брала также уроки пения у профессора консерватории Наталии Ирецкой. Иногда пела дуэтом с кем-то из придворных дам: Анной Вырубовой, Эммой Фредерикс (дочь Владимира Фредерикса) или Марией Штакельберг.

Из фрейлин к императрице были близки: в начале царствования — княжна М. В. Барятинская, затем — графиня Анастасия Гендрикова (Настенька) и баронесса София Буксгевден (Иза). Одной из близких к ней людей была Анна Вырубова, которая имела определённое влияние на императрицу. Через Вырубову в основном шло общение императрицы с Григорием Распутиным.

Княжна Вера Гедройц (справа) и императрица Александра Фёдоровна в перевязочной Царскосельского госпиталя. 1915 Николай II и Александра Фёдоровна в Борках, 1900. Кадр Альфреда Федецкого

В 1915 году в разгар Первой мировой войны Царскосельский госпиталь был переоборудован под приём раненых солдат. Александра Фёдоровна вместе с дочерьми Ольгой и Татьяной прошли обучение сестринскому делу у княжны Веры Гедройц, а затем ассистировали ей при операциях в качестве хирургических сестёр. Императрица лично финансировала несколько санитарных поездов.

8 (21) марта 1917 года, после Февральской революции, в соответствии с постановлением Временного правительства Александра Фёдоровна вместе с дочерьми генералом Лавром Корниловым была заключена под домашний арест в Александровском дворце. Вместе с ней осталась Юлия Ден, которая помогала ей ухаживать за великими княжнами и Анной Вырубовой. В начале августа 1917 года царская семья была по решению Временного правительства выслана в Тобольск, а в апреле 1918 года по решению большевиков перевезена в Екатеринбург.

Александра Фёдоровна была убита вместе со всей семьёй и приближёнными в ночь на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге. Захоронена вместе с другими расстрелянными 17 июля 1998 года в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Останки Александры Фёдоровны и её супруга были эксгумированы для следственных действий в рамках установления личностей останков их детей — Алексея и Марии.

Государственные обязанности

Императрица Александра была шефом полков: лейб-гвардии Уланского Имени Её Величества, 5-го гусарского Александрийского, 21-го Восточно-Сибирского стрелкового и Крымского конного, а из числа иностранных — Прусского 2-го гвардейского драгунского полка.

Также императрица занималась благотворительной деятельностью. К началу 1909 года под её покровительством состояло 33 благотворительных общества, общин сестёр милосердия, убежищ, приютов и тому подобных учреждений, среди которых: Комитет по приисканию мест воинским чинам, пострадавшим на войне с Японией, Дом призрения для увечных воинов, Императорское женское патриотическое общество, Попечительство о трудовой помощи, школа нянь Её Величества в Царском Селе, Петергофское общество вспомоществования бедным, Общество помощи одеждой бедным Санкт-Петербурга, Братство во имя Царицы Небесной для призрения детей-идиотов и эпилептиков, Александрийский приют для женщин и другие.

Множество людей постоянно получали поддержку от императрицы, в том числе и денежную. Во время пребывания в Крыму она регулярно устраивала благотворительные базары, как правило, в Ялте, которые длились иногда по нескольку дней. Все изделия, продававшиеся на них, императрица и княжны делали собственноручно, и результаты оказывались впечатляющими. Так, благотворительный базар 1911 года принес 45000 рублей, что в современных ценах составляет более миллиона долларов. Все средства шли на благотворительные цели, на помощь больным и неимущим.

Влияние на политику (оценки)

Александра Фёдоровна,
Портрет работы Н. К. Бодаревского

Граф С. Ю. Витте, бывший Председателем Совета министров Российской империи (1905—1906) писал, что Николай II:

женился на хорошей женщине, но на женщине совсем ненормальной и забравшей его в руки, что было нетрудно при его безвольности. Таким образом, императрица не только не уравновесила его недостатки, но напротив того в значительной степени их усугубила, и её ненормальность начала отражаться в ненормальности некоторых действий её августейшего супруга. Вследствие такого положения вещей с первых же годов царствования императора Николая II начались шатания то в одну, то в другую сторону и проявления различных авантюр. В общем же направление было не в смысле прогресса, а в сторону регресса; не в сторону начал царствования императора Александра II, а в сторону начал царствования императора Александра III, начал выдвинутых убийством императора Александра II и смутою, от которых император Александр III сам в последние годы начал постепенно отходить.

Письмо великого князя Николая Михайловича вдовствующей императрице Марии Фёдоровне. 24 декабря 1916. Вся Россия знает, что покойный Распутин и А. Ф. одно и то же. Первый убит, теперь должна исчезнуть и другая…

Генерал А. А. Мосолов, бывший с 1900 по 1916 год начальником канцелярии Министерства императорского двора, в своих воспоминаниях свидетельствовал, что императрице не удалось стать популярною в своём новом отечестве, причём с самого начала тон этой неприязни задала её свекровь императрица Мария Фёдоровна, ненавидевшая немцев; против неё, по его свидетельству, была также настроена влиятельная великая княгиня Мария Павловна, что, в конечном итоге, привело к отвращению общества от трона.

Сенатор В. И. Гурко, рассуждая о истоках «взаимной, с годами всё возраставшей между обществом и царицей отчужденности» писал в эмиграции:

Отчуждению царицы от петербургского общества значительно содействовала внешняя холодность её обращения и отсутствие у неё внешней приветливости. Происходила эта холодность, по-видимому, преимущественно от присущей Александре Фёдоровне необыкновенной застенчивости и испытываемого ею смущения при общении с незнакомыми людьми. Смущение это препятствовало установлению ею простых, непринуждённых отношений с лицами, ей представлявшимися, в том числе с так называемыми городскими дамами, а те разносили по городу анекдоты про её холодность и неприступность.

Камер-юнгфера императрицы М. Ф. Занотти показывала следователю А. Н. Соколову:

С государыней я прожила всю мою жизнь. Я её хорошо знаю, люблю. Мне кажется, что государыня в последнее время была больна… Государыня была больна, как мне кажется, истерией. <…> Может быть, у неё была какая-либо женская болезнь. Что-то такое у неё было в этом отношении. <…> Она была в последние годы нетерпимой к чужому мнению, которое было несогласно с её мнением. Таких мнений, которые были не согласны с её взглядами, она не выносила. Ей было очень неприятно слушать такие мнения… Вообще я скажу, что в последние годы своё „я“ она чувствовала непогрешимым, обязательным для всех. Кто не согласны были с её „я“, должны были удаляться от неё. <…> На все вещи она мало-помалу стала смотреть именно с точки зрения религиозной. Только так она и смотрела на всё: грех или не грех. Она не рассматривала вопроса с точки зрения жизненной, а исключительно с точки зрения религиозной…

Балерина М. Ф. Кшесинская, состоявшая в романтических отношениях с цесаревичем Николаем в 1892—1894 годах, в своих эмигрантских мемуарах оставила следующий отзыв об императрице:

Мнения могут расходиться на счёт роли, сыгранной Императрицей во время царствования, но я должна сказать, что в ней Наследник нашёл себе жену, целиком воспринявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга.

См. также: Николай II § Семья. Политическое влияние супруги

Личностные оценки знавших её современников

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 17 июля 2018 года.

Няня царских детей А. А. Теглева, прослужившая в семье семнадцать лет, уже после революции говорила об императрице Александре:

Она была властна. Но она была добра и весьма доступна. К ней можно было пойти всегда, и ей можно было сказать всё. Она была сердечна.

Архимандрит Николай (Гиббс) рассказывал об императрице:

Она была добрая и любила добрые дела. Без цели она никогда не работала. Она любила «домашние тайны»: что-нибудь приготовить в виде подарка, но чтобы раньше этого не знали. Немку я в ней чувствовал: она была более бережливая, чем англичанка. Она любила Россию и считала себя русской. Больше всего она боялась потерять Россию… Она была искренне религиозна: по-православному и искренне веровала. Для неё самое дорогое было – семья, а потом православная церковь.

По словам баронессы С. К. Буксгевден:

Царица Александра проявляла интерес ко всем при дворе: от первой фрейлины до последней служанки, и часто помогала скромным людям и их семьям так, чтобы никто не знал об этом. Она была справедлива в истинно христианском смысле и помогала людям независимо от их положения в обществе. Она с готовностью навещала как больную служанку, так и любую из фрейлин.

А. А. Танеева (Вырубова), фрейлина и ближайшая подруга императрицы, вспоминала:

Чтобы лучше руководить деятельностью лазаретов, Императрица решила лично пройти курс сестёр милосердия военного времени с двумя старшими Великими Княжнами и со мной. Преподавательницей Государыня выбрала княжну Гедройц, хирурга, заведывающего Дворцовым госпиталем. Два часа в день занимались с ней и для практики поступили рядовыми хирургическими сёстрами в первый оборудованный лазарет при Дворцовом госпитале, дабы не думали, что занятие это было игрой .

Ю. А. Ден, подруга императрицы, дала ей такую характеристику:

Благодаря своей добросовестности и досконально­сти, о которой я уже отзывалась как об одной из главных ее черт, государыня была более русской, чем большинство русских, и в большей степени православной, чем большинство православных.

Литература

Письма, дневники, документы, фотографии

  • Августейшие сестры милосердия. / Сост. Н. К. Зверева. — М.: Вече, 2006. — 464 с. — ISBN 5-9533-1529-5 (Отрывки из дневников и писем царицы и её дочерей во время I мировой войны).
  • Альбом фотографий Императрицы Александры Фёдоровны, 1895—1911 гг. // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1992. — Т. I-II.
  • Государыня императрица Александра Феодоровна Романова. Дивный свет: Дневниковые записи, переписка, жизнеописание. / Сост. монахиня Нектария (Мак Лиз). — М.: Братство Прп. Германа Аляскинского, ИД Русский Паломник, Валаамское Об-во Америки, 2005. — 656 с. — ISBN 5-98644-001-3
  • Отчёты о приходе и расходе денеж. сумм, поступивших в распоряжение Её Величества Г. И. Александры Федоровны на нужды войны с Японией за 1904—1909 гг.
  • Отчёт о деятельности Склада Её Величества в СПб. за всё время его существования, с 1 февраля 1904 г. по 3 мая 1906 г.
  • Отчёт о деятельности Центрального Склада Её Величества в г. Харбине.
  • Письма императрицы Александры Фёдоровны к императору Николаю II. — Берлин: Слово, 1922. (На рус. и англ. яз.).
  • Платонов О. А. Терновый венец России: Николай II в секретной переписке. — М.: Родник, 1996. — 800 с. — ISBN 5-86231-154-8 (Переписка Николая II и его супруги).
  • Последние дневники императрицы Александры Фёдоровны Романовой: Февраль 1917 г. — 16 июля 1918 г. / Сост., ред., предисл., введ. и коммент. В. А. Козлова и В. М. Хрусталёва. — Новосибирск: Сиб. хронограф, 1999. — 341 с. — (Архив новейшей истории России. Публикации. Вып. 1 / Федеральная архивная служба России, ГАРФ). — ISBN 5-87550-082-4
  • Цесаревич: Документы, воспоминания, фотографии. / Сост.: А. Крылов, О. Барковец. — М.: Вагриус, 1998. — 190 с.: ил. — ISBN 5-7027-0619-6
  • Дневники Николая II и императрицы Александры Фёдоровны: в 2 т. / отв. ред., сост. В. М. Хрусталёв. — 1-е. — М.: ПРОЗАиК, 2012. — 3000 экз. — ISBN 978-5-91631-160-0.

Воспоминания

  • Гурко В. И. Царь и царица. — Paris, 1927. (И другие издания)
  • Ден Ю. А. Подлинная царица: Воспоминания близкой подруги императрицы Александры Фёдоровны. — СПб.: Царское Дело, 1999. — 241 с.
  • Жильяр П. Император Николай II и его семья. — Вена: «Русь», 1921. (Репринт: М.: НПО «МАДА», 1991.)
  • Жильяр П. Трагическая судьба русской императорской фамилии. — Таллин: Александра, 1991. — 96 с., илл.
  • Жильяр П. При дворе Николая 2: Воспоминания наставника цесаревича Алексея: = Thirteen Years at the Russian Court. — М.: Центрполиграф, 2006. — 219 с.: илл.
  • Мельник-Боткина Т. Е. Воспоминания о царской семье и её жизни до и после революции. — М.: Анкор, 1993. — ISBN 5-85664-002-0, ISBN 5-85664-002-0-2 (ошибоч.).
  • Павлов С. П. Мои воспоминания о царской семье.
  • Царские дети: Сборник. / Сост. Н. К. Бонецкая. — М.: Сретенский монастырь, 2004. — 448 с. — ISBN 5-7533-0268-8 (Воспоминания о жизни последних Романовых М. К. Дитерихса , А. А. Мосолова и других).

Работы историков и публицистов

  • Александра Феодоровна, супруга Николая II // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Зимин И. В. Последняя российская императрица Александра Фёдоровна. // Вопросы истории. 2004. № 6. — С. 112—120.
  • Крылов-Толстикович А. Н. Последняя императрица. Санни-Аликс-Александра. — М.: Рипол Классик, 2006. — 343 с., ил. — ISBN 5-7905-4300-6
  • Александра Фёдоровна / Кудрина Ю. В. // А — Анкетирование. — М. : Большая российская энциклопедия, 2005. — (Большая российская энциклопедия : / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 1). — ISBN 5-85270-329-X.
  • Кинг Г. (англ.)русск. Императрица Александра Федоровна: Биография. — М. : Захаров, 2000. — 462 с. ISBN 5-8159-0074-5
  • Мейлунас А., Мироненко С. В. Николай и Александра. Любовь и жизнь / Пер. С. А. Житомирской. — М.: Прогресс, 1998. 654 с. ISBN 5-93006-001-0
  • Максимова Л. Б. Александра Феодоровна // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2000. — Т. I. — С. 553—558. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-006-4.
  • Мэсси Р. (англ.)русск.. Николай и Александра. — М.: Захаров, 2006. — 640 с. — ISBN 5-8159-0630-1.
  • Савченко П. Государыня Императрица Александра Фёдоровна. — Белград, 1939.

Примечания

  1. Александра Феодоровна // Энциклопедический словарь — СПб.: Брокгауз—Ефрон, 1905. — Т. доп. I. — С. 71. — 956 с.
  2. Александра Феодоровна, Императрица // Военная энциклопедия — СПб.: Иван Дмитриевич Сытин, 1911. — Т. 1. — С. 242–245.
  3. 1 2 SNAC — 2010.
  4. 1 2 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118648047 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  5. Encyclopædia Britannica
  6. Именной Высочайший указ Святейшему Правительствующему Синоду от 14 ноября 1894 года // Правительственный вестник. — 19 ноября (1 декабря) 1894. — № 255. — С. 1.
  7. Болезнь своим потомкам передали вторая дочь королевы — принцесса Алиса, в замужестве Великая герцогиня Гессенская и Прирейнская и младшая дочь — Беатриса (1857—1944), в замужестве герцогиня Баттенбергская. Дочь принцессы Беатрисы — королева Испанская Виктория-Евгения передала гемофилию своим сыновьям принцам Альфонсо (1907—1938) и Гонсало (1914—1934). Сестра императрицы Александры Федоровны, тётя цесаревича — принцесса Ирэна, в замужестве принцесса Прусская, передала гемофилию своим двоим сыновьям — принцам Вальдемару (1889—1945) и Генриху (1900—1904), что послужило причиной смерти принца в возрасте четырёх лет. — Хереш Э. Цесаревич Алексей. — Ростов н/Д: Феникс, 1998. — ISBN 5-222-00034-6.
  8. Боханов А. Н. Последний Царь. — М.: Вече, 2006. — С. 63—66. — ISBN 5-9533-1572-4.
  9. Согласно традиции, отчество Фёдоровна (в официальном написании — Феодоровна) давали немецким принцессам в честь почитаемой Феодоровской иконы Божией Матери. — Православная энциклопедия под ред. Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Из статьи о великой княгине Елизавете Фёдоровне, 4-й абзац).
  10. 14 ноября по юлианскому календарю — заговенье на Рождественский пост, день, когда канонами Церкви браковенчание не запрещено, но, в традиции русского православия, рассматривается как нежелательное, особенно в свете того, что день был вторником, то есть канун также и однодневного поста (среды), в каковые дни в Русской церкви браки, по обычаю, не венчают. (См. ответ на 3-й вопрос: О должном половом поведении мужа и жены в Православной семье. Архивировано 27 марта 2010 года.)
  11. Правительственный Вѣстникъ. — 15 ноября 1894. — № 251. — С. 4.
  12. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. — Париж, 1933. — С. 169—170.
  13. Зимин И. Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX — начало XX в. — М.: Центрполиграф, 2011. — 560 с. — ISBN 978-5-227-02718-4.
  14. Иоффе Г. З. «Распутиниада»: Большая политическая игра // Отечественная история : журнал. — 1998. — № 8. — С. 103—118.
  15. Кудрина Ю. В. Александра Фёдоровна // Большая российская энциклопедия / С. Л. Кравец. — М.: БРЭ, 2005. — Т. 1. — С. 446—447. — 768 с. — ISBN 5-85270-329-X.
  16. Дополнительные исследования в рамках уголовного дела о гибели членов семьи Российского Императорского Дома Романовых будут проведены в кратчайшие сроки // Следственный комитет России, 24 сентября 2015.
  17. 1 2 Боханов А.Н. Любовь без границ. Святая Царица. Фонд Имперского Возрождения (24.11.2006).
  18. Витте С. Ю. Царствование Николая Второго. Т. 2. Гл. 45. С. 290.
  19. 1 2 Ген. А. Мосолов. При Дворѣ Императора. — Рига, 1938. — С. 24—25.
  20. Под «обществом» Мосолов подразумевает придворный и правящий класс империи.
  21. Ген. А. Мосолов. При Дворѣ Императора. — Рига, 1938. — С. 26.
  22. В. І. Гурко. Царь и Царица. — Paris: Книгоиздательство «Возрожденіе», 1927. — С. 63.
  23. Соколов А. Н. Убийство Царской Семьи. Гл. 7. § 3. Императрица и её «немецкие симпатии». Её болезнь и её отношение к Распутину
  24. Матильда Кшесинская. Воспоминания. / Предисл. В. Гаевского. — М.: Артист. Режиссёр. Театр: Ред.-изд комплекс «Культура», 1992. — С. 38. — ISBN 5-87334-066-8 (первое издание русскоязычного текста по машинописному экземпляру, правленому Кшесинской)
  25. Боханов Александр Николаевич. Святая Царица. — Вече, 2006. — 304 с. — (Царский дом). — ISBN 5-9533-1275-X.
  26. Буксгевден С. К. Жизнь и трагедия Александры Фёдоровны. С комментариями. В 2 томах. — Вече, 2012. — 1376 с. — ISBN 978-5-4444-0312-9.
  27. Ден Ю. А. Подлинная царица. — М.: Вече, 2013. — С. 54. — 304 с. — (Царский венец). — ISBN 978-5-4444-0412-6.
  28. Распутин: жизнь после смерти (недоступная ссылка)
  29. В северной столице возле храма на Обводном канале открыт памятник святым страстотерпцам императору Николаю II и императрице Александре

Комментарии 0

Тема от Даля

Автор Lena Rudenko

Проклятые королевы. Александра Федоровна — дама крестовая

Александра Федоровна (урожденная Алиса Гессенская) – последняя российская императрица, по воспоминаниям современников, тоже обладала мистическими талантами, эти способности ее родные называли «шаманской болезнью». Ей снились пугающие вещные сны, о которых она рассказывала только близким. Один из снов накануне революции — будто корабль отходит, она хочет подняться на борт и протягивает руку, прося помощи… но пассажиры ее не видят… и корабль отходит, оставив царицу одну на берегу.

Lena Rudenko


Императрицу с детства привлекали мистические явления. Как обычно, интерес правителей передается и подданным. В России начала 20 века началась мода на спиритические сеансы, гадателей и магические клубы. Императрица знала о мрачных предсказаниях, которые предрекали крах империи и гибель ее супруга.

Она понимала неизбежность закона равновесия, что удача и счастье рано или поздно сменяются невзгодами. А переживший страдания, обретает счастье. «В жизнь каждого дома, раньше или позже, приходит горький опыт — опыт страданий. Могут быть годы безоблачного счастья, но наверняка будут и горести. Поток, который так долго бежал, подобно веселому ручейку, бегущему при ярком солнечном свете через луга среди цветов, углубляется, темнеет, ныряет в мрачное ущелье или низвергается водопадом» — писала Александра в дневнике.
Роковую роль в судьбе императрицы сыграл колдун Распутин. Можно сказать, российский граф Калиостро, обладавший талантом гипнотизера. Распутин воспользовался тяжелой болезнью царевича Алексея и манипулировал матерью-императрицей. «Пока я жив — с вами ничего не случится. Не будет меня — не станет и вас» — говорил Распутин.
Колдун подозревал, что царская родня захочет избавиться от него, и пригрозил дому Романовых проклятьем. «Чувствую, что я не доживу до первого января… Если в этом замешаны ваши родственники, то ни один из членов царской семьи, то есть ни один из детей или родственников, не проживет более двух лет. Их убьют русские же люди». Маг не ошибся, месть убийц настигла его. Умирая, Распутин сдержал свое слово… он проклял весь род своих царственных благодетелей, убийцами Распутина были родственники императора.


Царевич Алексей

Распутина убили – князь Феликс Юсупов (был женат на племяннице Николая II и великий князь Дмитрий (кузен Николая II). Молодые люди решили прекратить гипнотическое воздействие колдуна на свою венценосную родню.
Князь Феликс Юсупов однажды на себе испытал гипноз Распутина. «Я постепенно погружался в сонное состояние, словно под действием мощного снотворного. Все, что я мог видеть, — это сверкающие глаза Распутина» — вспоминал князь.
Иностранные романисты пишут, что подлый Распутин наколдовал не только революцию в России, но и Первую мировую войну. Он открыл какие-то адские врата и выпустил в наш мир всякую нечисть.
О печальном финале семьи Романовых было предсказано задолго до Распутина. Накануне смерти император Павел I написал послание потомкам, которое положил в шкатулку и велел вскрыть ровно через сто лет после его смерти. В письме содержалось предсказание монаха Авеля о судьбе царского рода.


Цари гуляли по крышам до того как это стало мейнстримом 🙂

12 марта 1901 года император и его супруга вскрыли послание из прошлого, которое гласило «На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий, в 18 году примет кончину мучительную».
По воспоминаниям царского приближенного С.А Нилуса: «6 января 1903 года у Зимнего дворца при салюте из орудий от Петропавловской крепости одно из орудий оказалось заряженным картечью, и часть ее ударила по беседке, где находилось духовенство и сам государь. Спокойствие, с которым государь отнесся к происшествию, было до того поразительно, что обратило на себя внимание окружавшей его свиты. Он, как говорится, и бровью не повел… «До 18 года я ничего не боюсь», – заметил царь».


Накануне свадьбы, 1894 год

Был и другой ларец с письмом из века 17го, времен отца Петра I – Алексея Тишайшего. Этот подарок царь получил в честь коронации. Текст послания говорил о мрачном пророчестве, что император, который взойдет на трон в конце 19 века, станет последним. Ему суждено искупить все грехи рода.

Свадьба состоялась 14 ноября 1894 года. Александре — 22 года, Николаю — 26 лет.
Отец Николая – император Александр III не дожил до свадьбы сына. Бракосочетание состоялось через неделю после его похорон, решили не откладывать свадьбу по случаю траура. Иностранные гости готовились перейти от скорби по умершему к радости за живых. Скромная свадебная церемония произвела на многих гостей «тягостное впечатление».
Николай писал брату Георгию о своих переживаниях: «День свадьбы был ужасным мучением для нее и меня. Мысль о том, что дорогого, беззаветно любимого нашего Папа не было между нами и что ты далек от семьи и совсем один, не покидала меня во время венчания; нужно было напрячь все свои силы, чтобы не разреветься тут в церкви при всех. Теперь все немного успокоилось – жизнь пошла совсем новая для меня…»

«Я не могу достаточно благодарить Бога за то сокровище, какое он мне послал в виде жены. Я неизмеримо счастлив с моей душкой Аликс и чувствую, что так же счастливо доживем мы до конца жизни нашей» — писал Николай.
Александра тоже была довольна замужеством: «Никогда не предполагала, что могу быть такой абсолютно счастливой в целом мире, так чувствовать единство двух смертных».

Через годы они сохранили былые чувства:
«Не верится, что сегодня двадцатилетие нашей свадьбы! Редким семейным счастьем Господь благословил нас; лишь бы суметь в течение оставшейся жизни оказаться достойным столь великой Его милости» — писал Николай.
«Я плачу, как большой ребенок. Я вижу перед собой твои грустные глаза, полные ласки. Шлю тебе мои самые горячие пожелания к завтрашнему дню. В первый раз за 21 год мы проводим этот день не вместе, но как я живо все помню! Мой дорогой мальчик, какое счастье и какую любовь ты дал мне за все эти годы» — из письма Александры.
Монархи редко обретают семейное счастье. Часто закон равновесия мироздания играет злую шутку. Они обрели простое людское счастье, но лишились престола и жизни.

Придворной жизни императрица сторонилась. Она была противоположностью своей светской свекрови – вдовствующей императрице Марии Федоровне, которая легко могла завести беседу и с королем и со слугой. Злые языки называли императрицу Александру «гессенской мухой». Задумчивость императрицы Александры часто принимали за высокомерие.

Принцесса Алиса с бабулей — королевой Викторией
Алиса с отцом Людвигом Гессенским

Александра Федоровна и ее дочери не были гламурными белоручками. В годы Первой мировой войны они работали в госпитале сестрами милосердия и даже стали ассистентами при операциях. Медицине их обучала первая в России женщина-хирург — Вера Гедройц. Эта отдельная интересная тема, о которой напишу тоже.
В своем дневнике императрица не писала о своих переживаниях в годы революции. Ее записи продолжают описывать семейный уклад. Даже о высылках и переездах она пишет спокойно, будто речь идет о запланированном царском путешествии.

Как мне кажется, внешне Александра Федоровна похожа на принцессу Диану. Точнее, принцесса Диана похожа на Александру Федоровну, если хронологически.
В дневнике Александры о революционных событиях сделаны краткие записи.
«Ужасные вещи происходят в Санкт-Петербурге. Революция». Февраль 27 Понедельник

Интересное совпадение, что накануне февральской революции Александра Федоровна отслужила панихиду на могиле проклявшего их Распутина, о чем писала в дневнике «С Аней встретили Лили на станции, панихида, могила». На следующий день могила колдуна была осквернена бунтовщиками, а его останки сожжены.
В февральскую революцию императрица находилась в Царском селе, откуда отправила мужу телеграмму»Революция вчера приняла ужасающие размеры… Уступки необходимы. … Много войск перешло на сторону революции. Аликс».

С марта по август 1917 года царская семья жила под домашним арестом в Царском Селе. Потом Романовых перевезли в Тобольск в дом местного губернатора. Здесь Романовы прожили восемь месяцев.

Накануне революции
В революционной ссылке, 1918 год

Царская семья была информационно изолирована от политических событий. По мнению современника Жиляра:
«Одним из наибольших наших лишений во время нашего тобольского заключения было почти полное отсутствие известий. Письма доходили до нас лишь очень неаккуратно и с большим запозданием, что же касается газет, то мы должны были довольствоваться жалким местным листком, печатавшимся на оберточной бумаге; в нем сообщались нам лишь запоздавшие на несколько дней и всего чаще искаженные и урезанные известия. Между тем Государь с тревогой следил за развернувшимися в России событиями. Он понимал, что страна идет к гибели…

Николай II на портрете работы Серова

…Я тогда в первый раз услышал от Государя выражение сожаления об его отречении. Он принял это решение в надежде, что те, кто пожелал его удаления, окажутся способными привести войну к благополучному окончанию и спасти Россию. Он побоялся, чтобы его сопротивление не послужило поводом к гражданской войне в присутствии неприятеля, и не пожелал, чтобы кровь хотя бы одного русского была пролита за него. Но разве за его уходом не воспоследовало в самом скором времени появление Ленина и его сподвижников, платных наемников Германии, преступная пропаганда которых привела армию к развалу и развратила страну? Он страдал теперь при виде того, что его самоотречение оказалось бесполезным и что он, руководствуясь лишь благом своей родины, на самом деле оказал ей плохую услугу своим уходом. Эта мысль стала преследовать его все сильнее и впоследствии сделалась для него причиной великих нравственных терзаний…»

«2-я революция. Временное правителъство смещено. Большевики с Лениным и Троцким во главе. Разместились в Смольном. Зимний дворец сильно поврежден». Октябрь 28, Суббота. Тобольск. – кратко записала Александра в дневнике.
В апреле комиссар Яковлев получил приказ доставить царскую семью в Москву. По дороге под Омском поезд остановили, Яковлев получил другое распоряжение – следовать в Екатеринбург.
«28 апреля 1918 года при перевозе царских узников из Тобольска в Екатеринбургское заключение, маршрут следования был изменён, состав повернул на Омск. Путь преградили, и поезд в котором находились император Николай II, его супруга Александра Федоровна и дочь Мария Николаевна, остановился на станции Любинская. Комиссар Яковлев, сопровождавший венценосную семью, уехал в Омск, договариваться о разрешении проезда. Независимо от мотивов Яковлева, о которых спорят историки, судьба Государя была бы не столь трагична, если бы венценосная семья въехала в город Омск, который уже через полгода стал столицей Сибири» — из надписи на мемориальной доске станции Любинская.
Императрица с дочерьми
Александра Федоровна снова спокойно описывает в дневнике их последний маршрут, как запланированное путешествие. Только фраза «сердце сильно расширилось» — говорит о сильных волнениях.
Супруги Романовы и дочь Мария ехали в одном поезде, остальные царские дети – в другом.
15(28). Апрель. Воскресенье. Вход Господень в Иерусалим. Неделя Ваий. Вербное воскресенье. 4 1\2часа. Выехали из Тюмени. Почти не спали. Прекрасная солнечная погода. Николай и я — в одном купе, дверь в купе Марии и Нюты, в ближайшем Валя Долгоруков и Е.С. Боткин. Затем 2-е наших людей, затем 4 наших стрелка. С другой стороны — эти 2 комиссара и их помощники, и туалетная команда.
Вагай. Остальным принесли суп и горячее кушанье, мы же питались чаем и той провизией, которую захватили с собой из Тобольска.Станция Называевская — Мария и Нюта (Демидова) один или два раза выходили из вагона, чтобы немного размять ноги.
Писала детям. Вечером пришла вторая телеграмма, отправленная после отъезда из Тюмени. «Едем в хороших условиях. Как здоровье маленького? Господь с вами.

16(29). Апрель. Понедельник. Страстная седмица. 91/4 часа. Разъезд 52.
Прекрасная погода. Не доехали до Омска и повернули назад.
11 часов. Снова та же станция, Называевская. Остальным принесли еду, я пила кофе. 12 1\6 часа. Станция Масянская. Остальные выходили из вагона на прогулку. Вскоре после того они опять вышли погулять, так как загорелась ось одного из вагонов и его пришлось отцеплять. Седнев* сегодня опять приготовил нам хороший ужин.
Написала наше 5-е письмо детям. Николай читал мне Евангелие на сегодня. (Омский Совдеп не пропускал нас через Омск, так как боялись, что кто-то захочет увезти нас в Японию). Сердце сильно расширилось».
*Леонид Седнев – поваренок семьи, единственный из приближенных Романовых, которому удалось избежать казни.

Александра Федоровна — рисунок В.А. Серова

В Екатеринбурге Романовых привезли в их последние пристанище — дом купца Ипатьева.
Финальная запись в дневнике императрицы.
«Екатеринбург. 3 (16). Июль. Вторник.
Ирины 23-й д<ень> р<ождения> +11°.
Пасмурное утро, позже — хорошая солнечная погода. У Бэби* легкая простуда. Все выходили гулять утром на ½ часа. Ольга и я готовили наши лекарства. Т<атьяна> читала мне Дух<овное> чтение. Они вышли гулять, Т<атьяна> оставалась со мной, и мы читали: Кн<игу> пр<орока> Амоса и пр<орока> Авдии. Плела кружева. Каждое утро к нам в комнаты приходит коменд<ант>, наконец, через неделю принес яиц для Бэби.
8 ч<асов>. Ужин.
Совершенно неожиданно Лику Седнева отправили навестить дядю, и он сбежал,— хотелось бы знать, правда ли это и увидим ли мы когда-нибудь этого мальчика!
Играла в безик с Н<иколаем>.
10 ½ . Легла в постель. +15 градусов».
*Бэби – так императрица называла сына Алексея.
Дом купца Ипатьева
В ночь на 17 июля царская семья была расстреляна в подвале дома Ипатьева. Вместе с Романовыми были казнены четверо верных приближенных, которые оставались с царской семьей до конца, делили с ними тяготы ссылки (об этих отважных людях напишу отдельно). Среди убитых был доктор Евгений Боткин, сын знаменитого врача Сергея Боткина.
Воспоминания участника расстрела Никулина Г. П.
«… товарищ Ермаков, который себя довольно неприлично вел, присваивая себе после главенствующую роль, что это он все совершил, так сказать, единолично, без всякой помощи… На самом же деле нас было исполнителей 8 человек: Юровский, Никулин, Медведев Михаил, Медведев Павел четыре, Ермаков Петр пять, вот я не уверен, что Кабанов Иван шесть. И ещё двоих я не помню фамилий.
Когда мы спустились в подвал, мы тоже не догадались сначала там даже стулья поставить, чтобы сесть, потому что этот был… не ходил, понимаете, Алексей, надо было его посадить. Ну, тут моментально, значит, поднесли это. Они так это, когда спустились в подвал, так это недоуменно стали переглядываться между собой, тут же внесли, значит, стулья, села, значит, Александра Федоровна, наследника посадили, и товарищ Юровский произнес такую фразу, что: «Ваши друзья наступают на Екатеринбург, и поэтому вы приговорены к смерти». До них даже не дошло, в чем дело, потому что Николай произнес только сразу: «А!», а в это время сразу залп наш уже один, второй, третий. Ну, там ещё кое-кто, значит, так сказать, ну, что ли, был ещё не совсем окончательно убит. Ну, потом пришлось ещё кое-кого дострелить…»
По одной из версий, младшим детям — Анастасии и Алексею удалось спастись.
Стихи об императрице
Isabeau
В Лиловой комнате, у самого окна
Сидела Ты, прекрасная Царица.
Пылал камин теплом, и в отблесках огня
Чуть колыхались на картинах птицы.
Ещё так далеко февральские зарницы.
Небесный тихий свет Твоих печальных глаз
Предчувствовал губительное горе.
Но в залах слышен смех, Империи алмаз
Горел ещё державно. Только море
Шептало о любви. И ряд фантасмагорий
Уже предсказан был в далёких тёмных снах.
Ты чувствовала их душой и сердцем.
История испепелила в бренный прах
Воспоминанья. Мучают Kopfschmerzen
Перед иконой die alleine Kerze.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *