Уйти по воде


Очень рекомендую. Особенно тем, кто пришел недавно. Хотя в целом – неважно когда кто пришел, просто почитайте на досуге хорошую книгу.
Процитирую один фрагмент: «Ну что же, пойти и сказать ему все? Сама судьба как будто этого хочет. Сказать, что в нынешнем году мы всей семьей отмечали двадцать лет с начала нашего воцерковления – где бы вы думали? За новогодним столом… ! С курицей и телевизором, да-да! Вспоминая все – посты и молитвы, «отречения» и «прелести», самоукорения и самообличения, «смирения» и «послушания», исповеди и проповеди, все это «православное христианство», в котором не было ни Христа, ни любви!… Почему никто не сказал нам, что можно верить по-другому, что можно верить в любящего Бога, а не только в Его кары и собственное ничтожество? Почему вся вера сводилась к вычитываниям и выстаиваниям, к страданиям и страхам, кого, кого мы должны благодарить за все пролитые слезы, за все ссоры и скандалы, за все годы, которые можно было прожить совсем по-другому? За потерянные двадцать лет, двадцать лет жизни одной семьи?…».
Нина Федорова – ученица Майи Кучерской, и в прямом и переносном смысле. Книга в чем-то наивная и очень детская, но именно это прибавляет искренности автору. Если в двух словах – книга о замкнутом мире, в который доборовольно-принудительно попали и попадают многие воцерковляющиеся семьи. О том, что христианство часто сводится к набору можно/нельзя, бессмысленным самоистязаниям и прочим радостям сугубого православия.
Книга о тех, кто пришел в церковь в 90-х. Я из того же времени, но мой путь был несколько иным. Из всей семьи в далекие уже 90-е я обратился один. Решающую роль тут сыграла любовь к мультфильмам – уж очень мне понравился американский мульт-сериал «Суперкнига». Мама интересовалась христианством, но дальше просто интереса дело не пошло. Остальные относились равнодушно-одобрительно/отрицательно. Поэтому особо православного образа жизни в нашей семье не случилось. Возможно поэтому, я избежал всего того, через что прошла героиня Нины Федоровой.
Книга, по сути, о том, во что мы верим. И не удержусь от цитаты из прот. А. Шмемана: «Еще больше таких, кто верят не столько в Бога, сколько, как ни странно это звучит, в «религию». Им попросту хорошо, уютно, покойно в храме. Многие из них с детства привыкли к этой «священности» храма и обряда, где все так красиво и глубоко-таинственно – не то, что в уродливой и плоской повседневности. И они держатся за эту «священность», ни во что толком не вдумываясь. Конечно, такая «религия» порой дает высокие и светлые переживания, помогающие жить, но все ж и она сама по себе, а жизнь – сама по себе». Книга Нины Федоровой о тех, кому вседавлеющая «священность» стала непомерным грузом. И о тех, кто в один прекрасный момент этот священный груз с себя скинул.
А ведь именно духовенство приложило и продолжает прикладывать максимум усилий, чтобы вот такие хрупкие православные мирки продолжали свое существование. Потому именно мы продолжаем возлагать на людские плечи бремена тяжелые и неудобоносимые (Мф. 23, 4).

Кстати, электронная версия книги стоит всего 89.90 руб.
Красивый и незамысловатый, глубокий и наивный, реалистичный и удивляющий роман (или может быть большая повесть) из нашей православной жизни. О девочке, родители которой, «воцерковившись» на рубеже 80-90-х, отдали её в одну из первых православных школ. О девушке, которая встретила свою любовь и долго и мучительно боролась со вбитыми с детства в голову «благочестивыми» ужасами. О приходской и околоприходской жизни с попами-«старцами», всезнающими тётечками и молодыми «подвижниками». И о многом прочем…
С литературной точки зрения я бы отметил, как недостаток, что все персонажи вокруг главного — её родители, настоятель, подруги и даже возлюбленный — слишком бледные. Они как некие схемы, лишь помогающие раскрыть замысел автора, но не живущие собственной жизнью. Но, на мой взгляд, роман от этого не становится менее интересным — такой в нём накал искренности, любви и боли…
«Майя Кучерская: Написала ее одна моя бывшая ученица. Одно время я преподавала в православной гимназии и там увидела детей, родители которых обратились в 80-90-е годы. В основном это были дети, которые почти не читали светских книжек, не ходили в театры, на выставки, родители берегли их от ненужных впечатлений… И вот об этом замкнутом мире православной гимназии появилась книга Нины Фёдоровой «Уйти по воде». Очень ценно, что она вышла, что раздался голос «детей», которых вроде бы, с такой любовью воспитывали в вере. И вот… они ощутили себя обманутыми. Далеко не во всем я с Ниной согласна, у меня совсем другие отношения с церковью. И все же эту исповедь важно выслушать и православным родителям, и учителям, и священникам. Пилюля горькая, но от некоторых болезней она может исцелить.
Фрагмент 1:
Дома после обеда Катя на всякий случай решила никуда не ложиться и не расслабляться и поэтому села за стол с «Искрой Божией», книжкой «для девочек, девиц и жен», родительским подарком на именины. Книжка раскрылась на маленьком рассказе о детях, которые гуляли по кладбищу и видели маленькие могилки. Дети ведь тоже умирают – так было сказано им, легкомысленно веселящимся и проводящим время в праздности.
Да, знак был очевиден, ей тоже уже пора было спасаться, а не только праздно сидеть на солее и надеяться, что всё это она исполнит, «когда вырастет», – она могла и не успеть вырасти. Вдруг Бог решит, что она бесплодная смоковница? Все-таки уже три года ходит в храм.
Но избежать Геенны было не так-то просто. Нужно было не грешить, но при этом сам отец Митрофан говорил, что все люди грешны по своей природе, что грехам нашим несть числа, как песку морскому, что бес не дремлет и всегда нас искушает. Катя со вздохом соглашалась – да, это так. Человек грешен по своей природе – это истинная правда, потому что ее природа просто не могла без конфет, никак. Двух к чаю ей было мало, гортанобесие одолевало ее, она лезла тайком в буфет, хватала целую горсть и (жадность!) еще и вторую, прислушиваясь, не идет ли по коридору мама, а потом было тайноядение в комнате, но тайное становится явным – мама обнаруживала под диваном забытый фантик, ругала, прятала конфеты в хитрые места, но Катя всегда их находила. Сколько ни пыталась она, покаявшись в непослушании, в ссорах и даже драках с Митей, исправиться, ничего у нее не выходило, она согрешала вновь и вновь, вела себя плохо, в постные дни веселилась, помыслы хулиганить, брать что-нибудь без разрешения приходили к ней постоянно. Более того все эти грехи составляли ее жизнь, как бы она жила, если бы была безгрешной? Наверное, как-то совсем грустно.
Впрочем, и постоянная борьба с грехами тоже ничего не гарантировала. Отец Митрофан всегда повторял, что можно двадцать пять лет ходить в храм, а все равно не спастись. Уверенность в своем спасении едва ли не самый тяжкий грех, ведь даже святые говорили: все спасутся, один я погибну.»
Фрагмент 2:
Они сидели на полу у Варвары в комнате, горела только настольная лампа, и полумрак совершающегося Катиного падения был уютным и ласковым. Пили пиво, Кате казалось, что хуже ей уже быть не может, и от этого было очень весело. Они выпили много — целая батарея пивных банок выстроилась от стола до дивана, курили на балконе — у Вари был четырнадцатый этаж, поэтому Катю, с легкой и звенящей от выпитого головой, не покидало ощущение, что она парит между небом и землей.
Окурки летели вниз падучими звездами, Катя следила за красненькими огоньками, как они гаснут, не достигнув земли, где-то в районе восьмого этажа, роняя иногда веселые искорки; было прохладно и моросил дождь, Варя принесла куртки с капюшонами, обе пьяно смеялись: похожи на ночной дозор.»
Фрагмент 3:
Для счастья, как оказалось, нужно совсем немного. Просто не читать правила утром и вечером. Спать в воскресенье сколько угодно. Забыть слово «исповедь». Забыть слово «грех». Разрешить себе жить и радоваться и перестать себя винить за эту радость, позволить себе удовольствия, позволить себе быть счастливой.
Аннотация издателей:
Уникальный для русской литературы по теме и пережитому опыту роман Нины Федоровой раскрывает реальность, для сторонних наблюдателей обычно недоступную. Это роман, по словам писательницы Майи Кучерской, об изнанке православного воспитания и среды. Перед нами жизнь внутри Церкви, с «искушениями», «послушаниями», «скорбями», помноженная на судьбу юной героини романа, отчаянно ищущей выход из лабиринта запретов: джинсы не носить, Новый год не отмечать, с мальчиками не встречаться… Но любовь приходит сама, не спросив разрешения духовного отца, она забирает у Христова воина меч и вручает леденец в форме сердечка. Воин становится просто девушкой, растерянной, страдающей и счастливой одновременно: самый дорогой для нее человек — невоцерковленный, «невер», тот, который ничего не боится… Или просто его никогда не пугали. Кто же победит, кто сильнее, кто настоящий — Бог-Страх или Бог-Любовь?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *