Вадим покровский СПИД

Вадим Валентинович Покровский – академик, руководитель Федерального научно-методического Центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН «ЦНИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Российской Федерации, ведущий российский ученый, посвятивший более тридцати лет своей научной деятельности проблемам ВИЧ-инфекции. Сегодня он занимается организационно-методической работой в области реализации госстратегии РФ по ВИЧ/СПИДу, а также научными исследованиями в области эпидемиологии, лечения и профилактики ВИЧ-инфекции в России.

Вадим Покровский. Фото: MinusVirus

Несмотря на очень плотный график пребывания на VI Международной конференции по ВИЧ/СПИДу (EECAAC 2018), Вадим Покровский нашел время, чтобы рассказать MinusVirus о том, почему в РФ пока не удалось остановить эпидемию ВИЧ/СПИДа, о CCR5, о проблемах сотрудничества государства и НПО, волонтёрстве и активизме, а также о своём отношении к публичным акциям и о том, когда эпидемия ВИЧ/СПИДа будет ликвидирована.

Содержание

EECAAC 2018 набрала рекордное количество участников, тезисов, докладов. Вовлеченность в проблематику ВИЧ/СПИДа возрастает, но, тем не менее, вирус в России распространяется ещё большими темпами. Как вы считаете, в чем основная проблема?

Проблема заключается в том, что вирус, естественно, хочет распространяться, а мы недостаточно ему противимся. То есть, те мероприятия, которые у нас проводят, они недостаточны, это очевидно. Если бы они были достаточны, то не наблюдался бы прирост числа новых случаев ВИЧ-инфекции. Нельзя зацикливаться на чём-то одном, не лечением единым. Потому надо усилить и профилактику, и лечение, и одновременно лечение как профилактику. Чем больше мы охватим людей, тем больше будет профилактический эффект.

Я сомневаюсь, что количество нуждающихся в лечении ВИЧ не будет расти, если мы не остановим новые случаи. Поэтому надо, по возможности, использовать все доступные методы, только тогда мы остановим ВИЧ/СПИД. Ведь он очень легко находит лазейки, которые мы сами ему создаем.

Что необходимо изменить в сегодняшнем формате сотрудничества НПО и государственных структур?

Основная проблема сейчас в сложных бюрократических механизмах передачи государственных денег НПО. Надо облегчить этот процесс.

Это вопрос контроля использования средств, или дело в сложности самих бюрократических организмов?

Да, дело в самих бюрократических механизмах. У нас если и есть разработанные механизмы, то их всё равно все боятся и им не доверяют. По возможности этот процесс надо облегчить и упростить, чтобы люди его воспринимали, как нормальный. В принципе, все понимают необходимость этого. Вопрос ведь в том, как поддержать неправительственные организации, ведь в свое время, можно сказать, мы их загубили. Речь об организацииях, которые были созданы Глобальным Фондом. Мы не нашли способа и ресурса для их поддержки. В результате мы потеряли и организации и людей, многие их которых ушли в другие области, разъехались, разбежались и теперь многое надо заново восстанавливать.

Вы говорите о взаимовыгодном сотрудничестве государства и НПО? Какие должны быть условия для такого партнёрства?

Здесь необходима взаимная поддержка, важен взаимный интерес. А если взаимного интереса не будет, будет только так, как сейчас. Что бы НПО помогали решать задачи правительственных учреждений, к примеру, Центров СПИДа и т. д., а эти Центры, в свою очередь, поддерживали НПО, в том числе финансово. Некоторые думают, что неправительственные организации должны работать бесплатно. Это совершенно неправильно. Люди тоже должны получать адекватные зарплаты за свою работу.

Имеете в виду профессиональное волонтёрство, активизм?

Это слово «волонтёрство» мне не очень нравится, скорее активизм. Потому что волонтёры – это те люди, которые делают что-то бесплатно, ради идеи, не обязательно профессионально. А здесь надо, чтобы это были профессионалы, которые работают в тех областях, в которых Государственные организации не могут по той или иной причине.

Возможно, что-то уже получается. В конце прошлого года было выделено достаточно большое финансирование для НПО в РФ.

Да, постепенно опыт взаимодействия приходит. Финансирование начинает увеличиваться. Что-то у нас уже получается, во всяком случае, начинает получаться.

Акция СР на конференции EECAAC 2018. Фото: Оксана Малахова

Они как раз привлекают внимание к проблемам. Даже тот один человек, который стоял возле входа и выступал против конференции. На самом деле, это только интерес к конференции подогревает. Поэтому вот это все надо использовать, ведь даже самые неожиданные варианты привлечения внимания к проблеме могут быть полезными.

Фото: rylkov-fond.org

Разделяете ли вы точку зрения, что преодолеть эпидемию ВИЧ/СПИДа в России возможно только, если будут выделяться бюджетные средства? Будет финансирование – будет успех.

Как говорит американский философ Фрэнсис Фукуяма «Вопрос борьбы со СПИДом, это не только вопрос финансирования, а так же вопрос способности правительства решать ту или иную проблему».

И готовность правительства?

Да. Это способность проявить политическую волю. Хочешь – не хочешь, а надо решать.

К вопросу о вакцинах против ВИЧ, какие проблемы есть сегодня?

С вакцинами проблема простая. К ВИЧ-инфекции развивается приобретенный иммунитет. Это ясно, что если человек заразился ВИЧ, то он остается зараженным на всю жизнь, живёт с ВИЧ. Некоторые умирают от других причин, не от СПИДа. Значит приобретенный иммунитет у них очень низкий. Вот там вот люди говорят, что есть какие-то возможности его повысить. Решить проблему вакцины традиционным путем, как мы это делаем, нельзя, но есть же врожденный иммунитет. А вот использовать механизмы врожденного иммунитета – это уже другой вопрос.

Мы же сегодня можем даже гены переносить от одного человека к другому по устойчивости к ВИЧ-инфекции. В большинстве случаев мы называем это генной терапией, потому что это процесс лечения. По этому же принципу мы можем делать и профилактику. У некоторых людей есть измененные рецепторы CCR5-Δ32, они не восприимчивы к ВИЧ. Почему бы и не перенести это?

Очень интересное направление, на самом деле. Мы вмешиваемся в геном человека…

Это конечно звучит страшно, но мы во все вмешиваемся и, как говорится, пока что очень успешно. А время покажет.

Вадим Покровский и Инна Гаврилова. Фото: MinusVirus

Логичный вопрос: когда ВИЧ/СПИД будет побежден?

Когда умрет последний ВИЧ-инфицированный. Это совершенно ясно.

Под «побеждён» я имела виду то, когда появится лекарство, которое излечит от ВИЧ раз и навсегда?

Нет-нет, говорить, что эпидемия ликвидирована, мы сможем тогда, когда произойдёт именно то, что я уже сказал. Именно тогда мы сможем с полной уверенностью говорить, что эпидемия побеждена. На этом строится идея лечения сейчас. Мы лечим всех, и люди живут долго и счастливо, но со смертью последнего из них прекращается эпидемия.

Очень интересно, я такую трактовку не слышала ранее…

До конца просто не продумали ещё то, что происходит. Что будет дальше? Вот мы всех обеспечим лечением и что потом? Конечно же, мы все, к сожалению, не вечные люди. Поэтому, даже если мы не научимся излечивать от ВИЧ-инфекции, то с подавленным вирусом сегодня можно жить.

Текст: Инна Гаврилова

Интервью записано в рамках VI Международной Конференции по ВИЧ/СПИДу 2018, которая проходила в Москве.

ПОКРОВСКИЙ Валентин Иванович

доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН
Директор Центрального НИИ эпидемиологии РАМН

В.И. Покровский родился 1 апреля 1929 г, в г. Иваново. В 1952 г. окончил 1-й Московский ордена Ленина медицинский институт им. И.М. Сеченова (Ныне Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова) по специальности «лечебное дело».

В 1955 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме «Клиническое течение брюшного тифа и состояние некоторых защитных функций организма при лечении синтомицином».

В 1966 г. защитил докторскую диссертацию по теме «Гнойные менингиты (диагностика, клиника и лечение)».

Доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН. С 1971 г. возглавляет Центральный НИИ эпидемиологии. В 1987 г. был избран Президентом Академии медицинских наук СССР, с 1992 г. — Российской академии медицинских наук.

Выступление на форуме
«Здравница-2002»

В.И. Покровский — крупный клиницист-инфекционист и эпидемиолог, талантливый ученый с мировым именем, одаренный педагог. Его научная деятельность развивается в нескольких направлениях, имеющих важное теоретическое и практическое значение. Отличительной чертой научного творчества В.И. Покровского является способность предвидеть запросы практического здравоохранения, эффективно и быстро внедрять в практику здравоохранения новейшие методы диагностики, лечения и профилактики инфекционных болезней на основе фундаментальных и теоретических разработок в области инфекционной патологии и эпидемиологии.

В.И. Покровским разработаны важнейшие принципы терапии инфекционных больных, основа рационального применения антибиотиков, средств неотложной терапии. Впервые обоснованы и внедрены в клинику инфекционных болезней методы интенсивной терапии и реанимации.

Огромен вклад В. И Покровского в борьбу с эпидемиями инфекционных болезней (чума — 1965 год, холера — 1970, 1973 годы, менингококковая инфекция) в различных регионах нашей страны и в зарубежных странах.

В.И. Покровский в последние годы много сил отдает борьбе с такой грозной инфекцией, как СПИД. Под его руководством в стране развернуты фундаментальные и прикладные исследования по этой проблеме, разработана и внедрена в практику здравоохранения научно обоснованная система мер борьбы и профилактики СПИД, направленная на пресечение его распространения среди населения страны.

Научная деятельность академика РАМН В.И. Покровского отмечена Государственной премией Российской Федерации в области науки и техники (1997 г.) за цикл работ по клинике, этиотропной диагностике и терапии неизвестных ранее инфекционных заболеваний; премиями Правительства Российской Федераций в области науки и техники. (1995 г.); «За разработку и практическое освоение комплекса лечебных, мероприятий при холере и других острых кишечных инфекциях» и «За разработку пептидного препарата «имунофан» и его практическое применение в патогенетической терапии» (1999 г.).

В.И.Покровский — создатель крупной отечественной школы ученых-инфекционистов. Под его руководством подготовлено 63 доктора и 107 кандидатов наук.

Академиком РАМН В.И. Покровским опубликовано 580 работ, в том числе 21 монография, 22 изобретения. Его работы широко известны не только в нашей стране, но и за рубежом.

Академиком РАМН В.И. Покровским проводится большая работа в Медицинском центре Управления делами Президента Российской Федерации по оказанию лечебной и консультативной помощи больным.

В.И. Покровский — крупный общественный деятель. Он много лет возглавлял правление научного общества микробиологов, эпидемиологов и паразитологов имени И.И. Мечникова, научного общества инфекционистов, является экспертом ВОЗа, членом Президиума ВАК Министерства образования и науки РФ, коллегии Министерства здравоохранения и социального развития РФ, редколлегий ряда медицинских журналов.

Академик РАМН В.И. Покровский входит в состав научного совета при Совете Безопасности РФ, является членом Правительственной комиссии по научно-инновационной политике, Правительственной комиссии по охране здоровья граждан.

Научная, медицинская и общественная деятельность академика РАМН В.И. Покровского отмечена: орденом Трудового Красного Знамени (1971 г.), орденом Ленина (1986 г.), орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени (1994 г.), орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени (1999 г.), медалями; благодарностью Президента Российской Федерации (2004 г.). Почетной грамотой Правительства Российской Федерации (2004 г.).

Академик РАМН В.И. Покровский награжден премией В.Д. Тимакова. (1979 г.), премией Д.И. Ивановского (1986 г.), премией Н.А. Семашко (2001 г.).

ВИЧ-диссиденты, умершие от СПИДа

Ниже неполный список ВИЧ-положительных ВИЧ/СПИД-диссидентов, которые умерли в состоянии и с симптомами, характерными для СПИДа. Никто из «учёных» или журналистов, являющихся наиболее известными пропагандистами ВИЧ-диссидентства в ведущих и «независимых» СМИ, не сообщил о положительном результате теста на ВИЧ у себя. Поэтому причина и лечение ВИЧ/СПИДа является чисто академическим вопросом для тех, кто стимулирует диссидентское движение. Но некоторые люди с диагностированной ВИЧ-инфекцией — люди, жизнь которых на чаше весов – стали активистами движения ВИЧ-диссидентов. Печально, но многие из этих людей умерли с симптомами и/или от инфекционных осложнений, характерных для СПИДа. Их соратники по диссидентскому движению в каждом таком случае настаивали, что ВИЧ не имеет ничего общего с причиной их смертей. Медицинские документы умерших диссидентов конечно же не являются общедоступными, но некрологи, сообщения об их безвременных кончинах, практически всегда включают в себя описания симптомов и состояний типичных для поздней стадии ВИЧ-инфекции и чрезвычайно редки у не инфицированных людей, наряду с заявлениями, приписывающими их смерти «неустановленным причинам», тайному незаконному употреблению наркотиков и поражению иммунной системы, вызванному «стрессом» в поддержку непопулярных доводов ВИЧ-диссидентства. Стоит отметить, что ни один из ВИЧ-отрицательных диссидентов не умер от таких заболеваний. Эти факты говорят сами за себя, и мы надеемся, что для читателей, чей тест на ВИЧ положителен, эти случаи станут предостережением. Какова вероятность того, что так много людей умерло бы с симптомами, похожими на СПИД, в относительно молодом возрасте, не имея ВИЧ-инфекции, играющей первопричинную роль?

Ken Anderlini

Кен Андерлини (Ken Anderlini), модератор форума СПИД-диссидентов на MSN скончался в апреле 2007 года. СПИД-диссидент Дэвид Кроу (David Crowe) написал по поводу его смерти: «В течение последних двух лет его здоровье стремительно ухудшалось от странного неврологического заболевания, и никто не мог определить его причину (конечно, за исключением врачей, которые утверждали, что причина была в ВИЧ)».

    Michael Bellefountaine

    Майкл Белльфаунтейн (Michael Bellefountaine), член СПИД-диссидентской группы «ACT UP/San Francisco» скончался 10 мая 2007 года в возрасте 41 года. В его некрологе в издании «Bay Area Reporter» говорилось: «По словам Андреи Линдсей (Andrea Lindsay), его подруги и соратницы-активистки, мистер Белльфаунтейн умер от внезапной системной инфекции, точная причина которой так и не была определена».

      Sophie Brassard

      Соффи Брассард (Sophie Brassard), ВИЧ-положительная мать двух ВИЧ-положительных сыновей из Канады, которая, «начитавшись» работ СПИД-диссидентов, отказалась от медицинской помощи своим сыновьям, когда те заболели и покинула страну вместе с ними. В конце концов, ее лишили опеки и родительских прав. Она умерла от СПИДа 16 сентября 2002 года в возрасте 37 лет.

        Ronnie Burk

        Ронни Берк (Ronnie Burke) был членом СПИД-диссидентской группы «ACT UP/San Francisco». Он умер от СПИДа в марте 2003 года в возрасте 47 лет.

          Sylvie Cousseau

          Сильвия Куссо (Sylvie Cousseau) содействовала списку писем (Жизнь после ВИЧ) людей с диагнозом «ВИЧ-инфекция», которые, будучи охваченными отрицанием СПИДа, отказались от лечения. Этот список можно увидеть на различных веб-сайтах, включая HEAL (Торонто). Сильвия умерла в 2001 году в возрасте 41 года.

          Kelly Jon Landis

          Келли Джон Лэндис (Kelly Jon Landis), хотя и сам был известным СПИД-диссидентом, часто выступал против других представителей движения из-за их явной гомофобии – некоторые из них даже считали, что СПИД каким-то образом вызывает гомосексуальный «образ жизни». Он был большим приверженцем здорового питания, спорта и альтернативных методов лечения. Избегал любой обычной медицинской помощи, считая, что здоровый образ жизни и без лекарств защитит его от заболевания. Он умер 3 декабря 2007 года в возрасте 39 лет, в течение последних нескольких месяцев он страдал от лимфомы и симптомов других СПИД-ассоциированных заболеваний.

          David Pasquarelli

          Дэвид Паскарелли (David Pasquarelli), лидер группы «ACT UP/San Francisco «. Прежде чем умереть в марте 2004 года, у него развились ПЦП (пневмоцистная пневмония), анемия, молочница, менингит, микобактериальная и диссеминированная цитомегаловирусная инфекции. Ему был 37.

            Jody Wells

            Джоди Уэллс (Jody Wells), основатель британской диссидентской информационной бюллетени «Continuum». Пережил несколько приступов ПЦП, прежде чем умер в августе 1995 года.

              Peter Mokaba

              Питер Мэкоба (Peter Mokaba), высокопоставленный политический деятель в Южно-Африканской правящей партии «Африканский национальный конгресс» и видный СПИД-диссидент. Умер в 2002 году в возрасте 43 лет от связанной со СПИДом пневмонии.

                Scott Zanetti

                Скотт Дзанетти (Scott Zanetti) тоже внёс вклад в список писем, упомянутых в сообщении о Сильвии Куссо (Sylvie Cousseau). Он также писал для журнала «POZ» о том, что был вдохновлён письмами Силии Фарбер (Celia Farber), и содействовал публикация «личных историй» на сайте HEAL (Сан-Диего).

                Jack Levine

                Джек Левин (Jack Levine) был участником сайта «Virusmyth», регулярно публиковавшим там сообщения. Когда он заболел и стал сомневаться в идеях диссидентов, другие участники отвернулись от него, что в конечном итоге привело к тому, что форум сайта был отключён, чтобы скрыть ужасные факты происшедшего. Левин умер от СПИДа в марте 2002 года в возрасте 47 лет.

                  Mark Griffiths

                  Марк Гриффитс (Mark Griffiths) управлял диссидентским веб-сайтом «Altheal» (и фрацузской версией «Sidasante»), пока не умер в октябре 2004 года. В статье, приведенной ниже, СПИД/ВИЧ-диссидент Лиэм Шефф (Liam Scheff) размышлял о причине его смерти, предполагая, что Гриффитс, возможно, все ещё использовал героин (потому что он иногда казался «немного неуверенно стоящим на ногах»); и это несмотря на то, что Гриффитс прошел успешное восстановление в конце 80-х годов. Л. Шефф в конечном счёте пришел к заключению, что Гриффитс умер, потому что злоупотреблял алкоголем.

                  • Другая соратница, Эмма Холлистер (Emma Hollister), полагает, что смерть Гриффитса была связана .

                  Tony Tompsett

                  Тони Томпсетт (Tony Tompsett) писал для информационного бюллетеня «Continuum» с 1993 года, пока в 1998 году, в возрасте 39 лет, не умер от саркомы Капоши, токсоплазмоза и пневмонии.

                    Christine Maggiore

                    Кристина Маггуаир (Christine Maggiore) — ВИЧ-положительная диссидентка, основавшая организацию «Alive&Well AIDS Alternatives» (Живые и здоровые: СПИД альтернативы). Она написала самиздатовскую книгу «А что, если все, что вы знали о СПИДе было ложью?». Её трехлетняя дочь Элиза Джейн Сковилл (Eliza Jane Scovill) умерла вследствие СПИД-ассоциированной пневмонии после того как Маггуаир отказалась от приема препаратов, для профилактики передачи ВИЧ от матери-ребенку и не позволила провести тестирование ребёнка на ВИЧ. Кристина Маггуаир умерла от СПИДа в декабре 2008 года в возрасте 52 лет. О ее смерти читайте:

                    Примечание 2009-12-15: Свидетельство о смерти Маггуаир указывает, что вскрытие тела не производилось. Тем не менее, на диссидентском веб-сайте недавно был опубликован документ, дискредитирующий патолога Мохаммеда Али Аль-Баяти и представляющий собой анализ данных вскрытия, произведенного доктором Дэвидом Поузи. Протокол вскрытия не был опубликован и в офисе коронера, очевидно, не было зарегистрировано, что это имело место быть. Неизвестно почему семья Маггуаир дала разрешение на проведение вскрытия в частном порядке и потом отказала в докладе и выводах лицензированному патологу, проводившему вскрытие. Подробнее.
                    Эти статьи содержат более подробную информацию о смерти Маггуаир и её дочери:

                    • : Кристина Маггуаир — СПИД-активистка другого рода — та, кто призывает людей забыть о безопасном сексе и перестать принимать жизненно необходимые препараты
                    • : «ВИЧ-позитивная мать дважды изложила как ни в чем ни бывало, почему даже во время беременности она не принимала препаратов против ВИЧ, почему она никогда не тестировала детей на наличие вируса… Семь недель спустя Элиза Джейн была мертва».
                    • .
                    • .

                    Huw Christie Williams

                    Хью Кристи (Huw Christie) был редактором СПИД-диссидентской бюллетени «Continuum», деятельность которой «свернулась» со смертью всех редакторов. Она заболел саркомой Капоши и умер в августе 2001 года в возрасте 41 года.

                      Питер Дюсберг (Peter Duesberg) объясняет смерть Кристи следующим образом: «Знаете ли Вы Хью1 Кристи? Это мой друг-гомосексуалист из Лондона, режиссёр и редактор очень популярного британского гей-журнала «Continuum». Он проводил активную компанию против здоровья и опасности СПИДа. Как и я, в 2000 году он был приглашен Мбеки, чтобы обсудить причины СПИДа в Африке. Год или два спустя он скончался от саркомы Капоши из-за длительного употребления / склонности к попперсу2!». Источник: Письмо Дюсберга Ричарду Джеффрису (Richard Jeffreys), среда, 5 апреля 2006 года.

  1. Дюсберг неправильно написал имя «своего друга»: Hugh вместо Huw.
  2. Наркотическое вещество из класса алкилнитритов, используется путём вдыхания.

Fela Anikulapo-Kuti

Фела Аникулапо-Кути (Fela Anikulapo-Kuti), известный нигерийский музыкант. Умер в 1997 году от болезни, которая, как он утверждал, не существует. Не смотря на то, что старший брат Феле, профессор Оликойе Рансоме-Кути (Olikoye Ransome-Kuti), служил Министром здравоохранения страны и был инициатором программы борьбы со СПИДом в Нигерии… Фела отказался от презервативов, как от «неестественного», т.к. это якобы «заговор белых с целью сокращения рождаемости чернокожих». Он считал, — говорит Оликойе, — что «все врачи выдумали СПИД, включая меня».
(Mark Schoofs, «Повесть о двух братья, часть 2: Фела не верил в существование СПИДа. Но умер от него. Его брат всё ещё пытается убедить поклонников Фела в том, что ВИЧ реален.» Village Voice, 10-16 ноября, 1999 г.).

Jerry Colinard

Джерри Колинард (Jerry Colinard), член правления HEAL (Сан-Диего), умер от СПИДа 4 июля 2009 г. в возрасте 55 лет. указано, что «Джерри поддерживал ВИЧ-сообщество и уважался в агенстве ‘Being Alive’ за его приверженность. Однако в 2001 году он отверг традиционные представления о ВИЧ. Он называл себя ‘ВИЧ-диссидентом’ и в дальнейшем».

John Kirkham

Джон Кирхем (John Kirkham), ВИЧ-положительный диссидент и руководитель сайта , умер от пневмонии в 2008 году. лимфомой, трудностями в личных отношениях и повышенной влажность у него дома.

Sandi Lenfestey

Санди Ленфести (Sandi Lenfestey), член HEAL (Сан-Диего) и мать двоих детей, умерла 11 января 2009 года в возрасте 47 лет. Чтобы понять реальную цену её диссиденства, .

Boyd Ed Graves

Бойд Грэйвс (Boyd Ed Graves) был ВИЧ-позитивным адвокатом, который продвигал ложное представление, что ВИЧ был разработан Национальным Институтом Рака в рамках военной программы по развитию биологического оружия для использования против целевых сообществ. Он нашел в НИР «блок-схему», которую неверно истолковал как свидетельство существования этой программы и инициировал несколько безуспешных судебных исков против провительства США. Хотя он считал, что созданный вирус иммунодефицита человека и вызывает СПИД, он подвергал сомнению научную обоснованность антиретровирсуной терапии и вместо этого продвигал в качестве средства, излечивающего СПИД, вещество под названием «Тетрацил» или «Тетрасил» — соединение серебра с неизвестным медицинским воздействием и не имеющее доказательств в пользу применения его при ВИЧ-инфекции. Согласно , он умер в июне 2009 года, очевидно, от СПИДа; после нескольких инъекций «Тетрацила» не удалось изменить течения его болезни. Насколько мы знаем, он никогда не принимал антиретровирусных препаратов.

Robert Johnston

Роберт Джонстон (Robert Johnston), один из основателей HEAL Торонто (Health and Environment Alliance – Альянс здоровья и окружающей среды) и соавтор, как он сам называл, «опровержения» Дурбанской декларации, которая была размещена на сайте HEAL (Торонто) в 2000 году. В то время он писал: «Роберт Джонстон, соучредитель HEAL (Торонто), был ВИЧ-позитивным с 1985 года и не страдал никакими необычными заболеваниями с того времени. Он связывает свое здоровье с тем, что не принимает никаких лекарств против ВИЧ и не придает большого значения наличию у него антител к ВИЧ». Джонстон скончался три года спустя, 3 апреля 2003 года. Как и во всех других подобных случаях коллеги Джонстона заявляют, что его смерть не была вызвана ВИЧ-инфекцией. Дэвид Кроу написал, что он умер от «печеночной недостаточности, не имеющий отношения к СПИДу.

Raphael Lombardo

Рафаэль Ломбардо (Raphael Lombardo) был геем, который верил в утверждения Питера Дюсберга о том, что ВИЧ безвреден. Ломбардо написал Дюсбергу 30 мая 1995 г., что никогда не употреблял рекреационных наркотиков или фармацевтических препаратов и не был болен, несмотря на положительный тест на ВИЧ (письмо было озаглавлено «Жизнь без AZT!»). Дюсберг опубликовал всё письмо в своей книге «Изобретение вируса СПИДа» и написал о Ломбардо: «Его письмо доказывает, что истинная наука не зависит от институционального авторитета» (Письмо опубликовано на ). Рафаэль Ломбардо умер от СПИДа немногим более, чем год спустя, 11 июня 1996 года. Когда был задан вопрос о смерти Ломбардо, Дюсберг написал: «Оглядываясь в прошлое, думаю, что его письмо было написано слишком хорошо, чтобы быть правдой. Боюсь, что он описал человека, которым хотел бы быть и его итальянская семья считала его не тем, кем он был на самом деле. Я думаю он умер от саркомы Капоши.» (Источник: электронное письмо Ричарду Джефферису от Питера Дюсберга 5 апреля 2006г.). Когда это письмо было выложено в Интернете, с Дюсбергом связалась сестра Рафаэля Ломбардо Регина, которая была в ярости от заявления Дюсберга, что ее брат тайно употреблял «попперс» (препарат-стимулятор амилнитрит) или другие рекреационные наркотики (как полагал Дюсберг). Дюсберг написал ей в ответ, что она также была неправа.

Marietta Ndziba

Мариетта Ндзиба (Marietta Ndziba) использовалась Матиасом Ратом (Matthias Rath) для продажи поливитаминов в качестве альтернативы антивирусной терапии. В брошюре, которую распространял Рат и его агенты в Кейптауне (Южная Африка), за сентябрь 2005 года она писала, что из-за витаминов уровень её CD4 клеток увеличился с 365 до 841. Также Мариетта полагала, что витамины лечили нарывы на её руках, серый цвет кожи, понос и рвоту. Она говорила: «Я благодарю Бога за то, что он принёс витамины в Южную Африку, дабы спасти наши жизни». По данными южноафриканской организации «TAC», Ндзиба никогда не принимала антиретровирусные препараты. Она умерла в октябре 2005 года, по утверждениям одного из членов семьи — от головной боли, вызванной сокращением мышц (tension headache). Поразительно, но видеозапись, где Ндзиба рассказывала о преимущества витаминов Рата, была доступна на главной странице его южноафриканского сайта до января 2006 года. (Источник: )

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *