Василий суриков

Содержание

Если бы мама пожалела, он мог не стать художником

Всю свою жизнь Василий Суриков вспоминал один эпизод. Когда пришла пора учиться, мама повезла его из села Сухой Бузим в Красноярск, в уездное училище.

Маленькому Васе не понравилось, что в училище строгая дисциплина. И после первых уроков он собрал свою котомку и пошел пешком из Красноярска домой в Сухой Бузим. Мальчик успел отойти от города на девятую версту, когда его догнала повозка матери – женщина задержалась в городе по делам.

Мама очень расстроилась и заплакала, Вася тоже расплакался. Успокоившись, они договорились, что ничего не расскажут отцу, а Вася вернется в училище. Мальчик согласился, и его увезли обратно.

Позже художник с братом не раз приезжал на это место и считал, что здесь произошел поворотный момент в его жизни, определивший его дальнейшую судьбу. Если бы мама тогда пожалела сына и забрала домой, скорее всего, он бы не стал художником.

О жизни и творчестве одного из самых знаменитых российских художников известно многое. Но исследователи до сих пор находят белые пятна в его биографии.

Портрет мамы Сурикова, написанный им

Иногда даже с экрана телевизора можно услышать, что Василий Суриков родился в селе Сухобузимо, где несколько лет назад стали возрождать старинную русскую забаву – «Взятие снежного городка» в память о картине художника с одноименным названием.

Однако в селе Сухой Бузим (нынешнее Сухобузимо) художник лишь жил несколько лет. А родился он в Красноярске, об этом есть записи в метрических книгах. Когда у отца художника начались серьезные проблемы со здоровьем – в роду Суриковых все мужчины были предрасположены к туберкулезу, он попросился перевести его на службу в село. И семья переехала в Сухой Бузим.

До сих пор не известно, откуда изначально пошел род Суриковых. По одной из версий предки художника пришли в Сибирь с Ермаком. Как утверждает историк Геннадий Быконя, точно известно, что сам Суриков пытался установить, откуда пошел его род, и просил брата заняться этим.

За год до своей смерти Суриков утверждал, что их роду более 200 лет и идет он от донских казаков. В 1893 году художник с дочерью Ольгой приехал на Дон для сбора материала для картины «Покорение Сибири Ермаком». И донские казаки признали его своим.

“Покорение Сибири Ермаком”

Также есть свидетельства, что предки художника Петр и Илья Суриковы были участниками красноярского бунта. Красноярск славился своим бунтарским духом. В конце XVII века красноярцы изгнали нескольких воевод подряд. Последний бунт закончился для них хорошо. Царь Петр I признал требования жителей справедливыми, назначил воеводу, против которого горожане не возражали, а прежних воевод отдал под суд. О бунте же велел никаких расследований не производить.

Отец художника Иван Васильевич, по некоторым сведениям, был казачьим сотником, но потом казачью службу оставил и служил чиновником средней руки в Енисейском губернском управлении. Дважды был женат.

От второй жены у него родилось восемь детей, но выжили только трое. Остальные умерли в младенчестве. Есть мнение, что смерть маленьких детей, которая происходила на глазах у Сурикова-ребенка, наложила свой отпечаток на творчество будущего художника.

Работа-загадка и счастливый случай

Именно в училище он встретил преподавателя рисования Гребнева, который первым рассмотрел его талант и стал с ним заниматься, брал с собой на пленэр. Так появилась самая ранняя подписанная работа Сурикова – акварель «Плоты на Енисее». Василию Ивановичу на тот момент было 14 лет. И работа-загадка, отгадать которую исследователи не могут до сих пор – «Синий камень на Енисее». Пытаясь определить, где именно находится этот камень, называют самые разные места.

Затем в судьбе художника произошел еще один интересный и счастливый случай. К этому времени его отец умер, мама с сестрой и братом вернулись в Красноярск. Жить было не на что, и женщина решила сдать второй этаж дома постояльцам.

Первый – хозяйский этаж дома-музея Сурикова

Жильцами оказались дочь губернатора Красноярска Павла Замятина с мужем. Вскоре дочь рассказала отцу, что хозяйский сын очень хорошо рисует, и тот взял его в учителя для своей младшей дочери.

Обнаружив, что парень и правда талантливый, Замятин попросил у него 11 работ и отослал их в Санкт-Петербургскую академию художеств. Оттуда пришел отзыв, что у молодого человека есть задатки, он достоин у них учиться, но обучение платное. Денег у семьи Суриковых не было.

Второй – гостевой этаж дома-музея Сурикова

Тогда губернатор собрал купцов и промышленников и предложил им вскладчину отправить Сурикова на учебу. В те времена это была обычная практика. Бюджета у города практически не было, а дороги, больницы и другие важные объекты возводились за счет меценатов. Купцы не были в восторге от предложения губернатора.

Тогда известный золотопромышленник и меценат Петр Кузнецов сказал, что готов без всякой складчины, на свои деньги отправить молодого художника в Петербург. Вместе с Суриковым Кузнецов отправил еще одного способного человека, Дмитрия Лаврова. Позже Лавров вернулся и стал иконописцем и священником Минусинского уезда.

Петр Кузнецов с семьей

Взрыв Храма Христа Спасителя и спасенное полотно

Дорога от Красноярска до Петербурга тогда занимала три месяца.

Кузнецов продолжал помогать художнику и во время учебы. Он купил его первую большую работу «Вид памятника Петру Первому на Сенатской площади». Меценат заплатил за нее 100 рублей, это были большие деньги, после смерти отца семья Суриковых жила на 13 рублей в месяц. Василий сразу же отправил 50 рублей домой.

“Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге”

Также во время учебы художник написал несколько работ на библейские сюжеты. После работы «Пир Валтасара» о Сурикове в Петербурге некоторое время говорили. За картину «Милосердный самарянин» художник получил золотую медаль и подарил своему благодетелю Кузнецову. После окончания академии Суриков оказался в числе лучших выпускников, которым предложили большой государственный заказ – написание картин для Храма Христа Спасителя.

“Пир Валтасара”

Для работы Сурикову пришлось переехать в Москву. И он написал несколько картин о Вселенских соборах, которые проходили начиная с 325 года. С этими работами связана еще одна загадка. Когда Храм Христа Спасителя был взорван, все работы оказались уничтожены.

А в ХХ веке, после Великой Отечественной войны одна из картин, на которой изображен четвертый Вселенский собор, была обнаружена в Государственном музее истории религии в Санкт-Петербурге. Кто, когда, при каких обстоятельствах вынес из храма полотно размером четыре на четыре метра, до сих пор остается загадкой.

Четвертый Вселенский Собор

За работу над оформлением храма Суриков получил огромные деньги – 10 000 рублей.

Время действия, которое изображено на картине, датируется 325 годом, когда большинство христиан были евреями, армянами, сирийцами и греками. Соответственно тип лица у них сильно отличается от европейского. И, чтобы изобразить своих персонажей, Суриков ходил на базар, знакомился с греками, армянами и писал с натуры.

Однако заказчикам такой ход не понравился, и художнику во многом пришлось подстраиваться под их требования. Это был его первый и последний опыт работы на заказ.

Не писал на заказ, никого не учил и только называл цену

Все последующие 40 лет творчества он не написал на заказ ни одной работы. Это один из феноменов художника. Практически все русские живописцы писали на заказ и только так могли безбедно существовать. Суриков же никогда не нуждался в деньгах.

Его картины покупали, и за ту цену, которую выставлял он сам.

«Утро стрелецкой казни» он продал за 8 000 рублей, «Боярыню Морозову» за 15 000, «Переход Суворова через Альпы» за 25 000, «Покорение Сибири Ермаком» – 40 000 рублей.

Автопортрет на фоне картины “Покорение Сибири Ермаком”

Большую картину художник в среднем писал от 3 до 5 лет. И все это время жил на деньги, полученные от продажи предыдущей. Не отказывал себе в поездках в Сибирь, в Европу, дал детям хорошее образование. Выписывал лучше холсты и краски из-за границы.

Также он не вел никакой педагогической работы, хотя его несколько раз приглашали. Художник отвечал, что у него нет времени и очень много замыслов, которые он хотел бы реализовать. Именно поэтому у Сурикова не осталось учеников.

Хотя, как утверждают исследователи, его манера писать прослеживается в творчестве более поздних художников, но это скорее бессознательное влияние. Более того, Суриков не продал ни одной своей картины за рубеж, хотя у него не единожды просили.

Все думали, что после смерти жены он уже ничего не создаст

В Петербурге Суриков познакомился со своей будущей женой француженкой по отцу Елизаветой Шаре. Он всю жизнь считал, что ему очень повезло. Елизавета смогла создать комфортные условия для его творчества и родила двух дочерей – Ольгу и Елену.

Портрет Елизаветы Августовны Суриковой, жены художника

Но любимая жена ушла из жизни, когда девочки были еще маленькими. И Суриков не мог простить себе этого всю жизнь. После создания «Боярыни Морозовой» он решил впервые свозить жену в Сибирь и показать родные места. Дальняя дорога на лошадях, пароходами по рекам жарким летом плохо сказалась на здоровье Елизаветы, так как она с рождения страдала пороком сердца. Вернувшись из Красноярска, она тяжело заболела и умерла.

Портрет О.В. Суриковой

Для Сурикова это стало ударом, он каждый день ходил на кладбище, бесконечно заказывал панихиды, много читал Библию, думал о вере и почти не мог писать. Коллеги по цеху тогда решили, что художник больше ничего не создаст.

Спас художника родной брат. Он, никогда не выезжавший из Красноярска, приехал в Москву, чтобы его утешить, занялся племянницами и уговорил его вернуться в Красноярск. На родине брат же подал ему идею написать картину о старинной масленичной забаве «Взятие снежного городка». Эта работа возродила Сурикова. Он свозил ее на выставки в Москву, в Петербург, в Париж. Картина до сих пор путешествует – ее выставляют в разных городах мира.

“Взятие снежного городка”

Жил в двух временах и не любил кровавую историю

Главный секрет картин художника наверняка еще до конца не разгадан. Ведь ту же боярыню Морозову, Ермака, Суворова писали многие, а они нам больше всего запомнились по картинам Сурикова. Один из ключей к разгадке – Суриков жил в двух временах.

Суть в том, что, пожив в Питере и в Москве, художник заметил, что красноярцы ему напоминают москвичей, но не его времени, а XVII века. Приехав из Красноярска, он понял, что преодолел не только 3 000 верст, но и как минимум 200-300 лет. Это дало ему тот механизм, благодаря которому он смог приоткрыть дверь в прошлое. Поэтому его картины на историческую тему такие правдоподобные.

Еще один любопытный факт: историческая правда в картинах художника уступает место художественной задумке. Например, в картине «Утро стрелецкой казни» Суриков изменил угол кремлевской стены, сделав его менее крутым, чтобы стена шла параллельно отряду петровских преображенцев. Так, по замыслу художника, наиболее явно видно противопоставление хаоса старой Руси новым порядкам, вводимым Петром.

“Утро стрелецкой казни”

Хотя сам Суриков никогда не говорил, на чьей он стороне – стрельцов, идущих на казнь, или царя. Он вообще был далек от политики.

А с картиной приключилась любопытная история. Ее впервые выставили на Девятой выставке передвижников 1 марта 1881 года. А вскоре после открытия выставки раздалась весть о взрыве на Екатерининском канале и убийстве Александра Второго. Выставку тут же закрыли.

К слову, на самой картине, которая говорит о казни, казни нет. Говорят, Илья Репин советовал Сурикову добавить на полотно парочку повешенных, а не просто пустые виселицы. Суриков сделал набросок, вошла няня его детей и упала в обморок. И художник сразу же отказался от этой идеи. Он не любил «чернуху» и считал, что на картине Репина «Иван Грозный убивает своего сына» неправдоподобно много крови. Сам же он кровью поражать не будет, а лишь хочет, чтобы люди задумались о своей истории.

Вершиной творчества художника считается картина «Боярыня Морозова» – полотно на тему раскола в Русской Православной Церкви, который стал идеологической травмой для русского народа, сопоставимой с революцией 1917 года и Гражданской войной. Здесь Суриков также отходит от исторической правды.

“Боярыня Морозова”

Известно, что боярыню Морозову везли на санях, привязанную к стулу. Так и было на набросках картины, но стул мешает добиться динамики, и Суриков усадил Морозову прямо в сани.

Недавно специалисты Русского этнографического музея проанализировали картину «Покорение Сибири Ермаком». С точки зрения этнографии там очень богатый выбор костюмов и деталей эпохи. И обнаружили интересные моменты. Народы, которые там представлены, преимущественно западносибирского происхождения, а костюмы на них – эвенков и нганасанов, которые живут на берегах Енисея. Причем костюмы эти женские, а надеты на мужчин. Видимо, художнику они показались более яркими и красивыми.

Вера есть дар и талант, не имеющего этого дара – не научить

Самая любимая картина художника – «Меншиков в Березове». Композицию он подсмотрел случайно. Вернулся домой в дождливый день и увидел жену и детей, сидящих за столом у окна. Перебирая образы, он вспомнил сосланного при Петре I Александра Меншикова.

Натурщицей, с которой художник писал младшую дочь Меншикова, смертельно больную Марию, стала жена художника, которая тоже в это время себя очень плохо чувствовала. На картине видно, насколько девушка бледна.

“Меншиков в Березове”

Последней большой работой художника стала картина «Благовещение». Подлинник находится в Красноярске, в Художественном музее имени В.И. Сурикова. Здесь он предельно лаконичен: архангел Гавриил протягивает руки к Богоматери.

На одном из альбомов своих рисунков Суриков пишет:

“Благовещение”

Последний раз Василий Суриков приезжал в Красноярск в 1914 году. Хотел остаться в Сибири, но началась война, его зять Петр Кончаловский был мобилизован, и художник решил вернуться к дочери и внукам.

В 1915 году он поехал в Крым, чтобы поправить здоровье. Пребывание на солнце усугубило наследственную проблему с легкими. Вернувшись, он тяжело заболел и 6 марта 1916 года умер.

На сегодняшний день еще нет полного каталога произведений Сурикова. В советское время Владимир Кеменов пытался его создать и включил туда более 2 000 названий. Но там нет многих работ, которые сегодня уже известны.

Фигура художника в бронзе выставлена в доме-музее

Сейчас специалист Красноярского художественного музея им. Сурикова Татьяна Резвых работает над созданием такого каталога. В него уже включены исторические, бытовые картины, этюды и эскизы к ним, книжные иллюстрации. До сих пор мало говорилось о том, что Суриков иллюстрировал произведения Пушкина и Лермонтова, у него есть и книжная графика. Так что исследователям еще предстоит большая работа по изучению наследия художника.

Светлана Хустик

Фото из архива Красноярского краеведческого музея

Биография

Портрет В. И. Сурикова работы И. Е. Репина (1877)

Семья

Родился 12 (24) января 1848 года в Красноярске. Принадлежал к казачьему сословию. Крещён 13 января во Всехcвятской церкви. Дед — Василий Иванович Суриков (умер в 1854), двоюродный брат деда — Александр Степанович Суриков (1794—1854), был атаманом Енисейского казачьего полка, обладал большой силой. Однажды в бурю оторвался от берега плот, атаман бросился в реку, схватил бечеву и вытащил плот на берег. В его честь назван остров Атаманский на Енисее. Дед Василий Иванович Торгошин служил сотником в Туруханске.

Отец — коллежский регистратор Иван Васильевич Суриков (1815—1859). Мать — Прасковья Фёдоровна Торгошина (14 октября 1818—1895) — родилась в казачьей станице Торгошино под Красноярском (современное название Торгашино). В 1854 году отца перевели на службу в акцизное управление в село Сухой Бузим (в настоящее время Сухобузимское, Сухобузимский район Красноярского края).

Дочь Сурикова Ольга была замужем за художником Петром Кончаловским. Его внучка Наталья Кончаловская была писателем, среди её работ — биография деда «Дар бесценный». Её дети — правнуки Василия Сурикова: Никита Михалков и Андрей Кончаловский. Правнучка — Ольга Семёнова.

В Красноярске

В возрасте восьми лет Суриков приезжает в Сухой Бузим и заканчивает два класса приходской школы при Всехсвятской церкви; в 1858 году начинает учёбу в уездном училище. Родители остаются жить в Сухом Бузиме. В 1859 году в Сухом Бузиме от туберкулёза умирает отец Василия Ивановича. Мать с детьми возвращается в Красноярск. Денег не хватает — семья сдаёт в аренду второй этаж своего дома.

Начал Суриков рисовать в раннем детстве. Первым его учителем стал Николай Васильевич Гребнёв — учитель рисования Красноярского уездного училища. Наиболее ранним датированным произведением Сурикова считается акварель «Плоты на Енисее» 1862 года (хранится в музее-усадьбе В. И. Сурикова в Красноярске).

После завершения обучения в уездном училище Суриков устраивается работать писцом в губернское управление — у семьи не было денег на продолжение образования в гимназии. Во время работы в губернском управлении рисунки Сурикова увидел енисейский губернатор П. Н. Замятнин. Губернатор нашёл мецената — красноярского золотопромышленника П. И. Кузнецова, который оплатил обучение Сурикова в Академии художеств.

В Санкт-Петербурге

«Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге»

11 декабря 1868 года Суриков с обозом П. И. Кузнецова выехал из Красноярска в Санкт-Петербург. Он не смог поступить в Академию художеств и в мае-июле 1869 года учился в Санкт-Петербургской рисовальной школе Общества поощрения художников. Осенью 1869 года сдал экзамены и стал вольнослушателем Академии художеств, а через год был зачислен воспитанником.

С 1869 по 1875 год учился в петербургской Академии художеств у П. П. Чистякова. Во время учёбы за свои работы получил четыре серебряных медали и несколько денежных премий. Большое внимание уделял композиции, за что получил прозвище «Композитор».

Первую самостоятельную работу Сурикова «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге» (1870) приобрёл П. И. Кузнецов (первый вариант картины хранится в Красноярском государственном художественном музее им. В. И. Сурикова). Летом 1873 года Суриков приезжает в Красноярск, некоторое время живёт в Хакасии — на золотых приисках Кузнецова. В 1874 году художник подарил Кузнецову свою картину «Милосердный самаритянин» (хранится там же), за которую получил Малую золотую медаль.

4 ноября 1875 года закончил Академию художеств в звании классного художника первой степени.

В Москве

Суриков получил заказ на создание четырёх фресок на темы Вселенских соборов для храма Христа Спасителя. Начал работать над фресками в Петербурге, а в 1877 году переехал в Москву. В Москве собственного жилья не имел, жил в арендованных квартирах и гостиницах. Часто ездил в Красноярск, где проводил лето.

25 января 1878 года Суриков женился на Елизавете Августовне Шаре (1858—1888) (в разных источниках приводятся различные написания имени — Елизавета Артуровна Шарэ). Её мать, Мария Александровна Шаре была родственницей декабриста Петра Николаевича Свистунова (предположительно племянницей, дочерью Глафиры Николаевны Свистуновой и графа Александра Антоновича де Бальмен). У Сурикова и Шаре родились две дочери: Ольга (1878—1958) и Елена (1880—1963).

Суриков никогда не брал заказов на портреты, но часто отправлялся от портретного образа в своей дальнейшей, чисто творческой работе. Однако, целый ряд суриковских портретов не имел такого служебного значения, их художник не включал в свою работу над картиной. В 1899—1900 годах исполнил два графических портрета Ф. Ф. Пелецкого. На первом из них имеется авторская надпись: «Многоуважаемому Федору Федоровичу Пелецкому. В. Суриков. 1899 г.» Рисунок хранится в Третьяковской галерее. Пелецкий Федор Федорович (1853—1916) — известный московский гитарист, выступал вместе со своим братом Пелецким Дмитрием Федоровичем.

Суриков любил оперу, увлекался музыкой. Музыка оказывала большое влияние на его творчество. Василий Иванович Суриков учился мастерству исполнения на гитаре у своего друга — гитариста Федор Федоровича Пелецкого, и часто они самозабвенно играли пьесы для двух гитар.

Важнейшие картины

«Утро стрелецкой казни»

В 1878 году Суриков начал работать над картиной «Утро стрелецкой казни». Картина была завершена в 1881 году. На картине изображены стрельцы, поднявшие восстание в 1698 году, которых ведут на казнь.

В 1881 году Суриков становится членом Товарищества передвижных художественных выставок.

«Меншиков в Берёзове»

П. М. Третьяков в 1883 году приобрёл картину Сурикова «Меншиков в Берёзове». У художника появились деньги для зарубежной поездки. Он побывал в Германии, Италии, Франции, Австрии, ознакомился с коллекцией Дрезденской галереи, собранием Лувра.

«Боярыня Морозова»

В 1881 году Суриков сделал первый эскиз «Боярыни Морозовой», в 1884 году начал работать над картиной. Впервые о боярыне Морозовой Василий Иванович услышал от своей тётки Ольги Матвеевны Дурандиной, у которой он жил в Красноярске во время учёбы в уездном училище. Долгое время Суриков не мог найти типажа для боярыни. Прототипом Морозовой стала тётка Сурикова — Авдотья Васильевна Торгошина. Её муж, Степан Фёдорович, изображён на картине «Утро стрелецкой казни» — стрелец с чёрной бородой. В виде смеющегося купца слева на картине «Боярыня Морозова» изображён бывший дьяк Сухобузимской Троицкой церкви Варсанофий Семёнович Закоурцев. Закоурцев позировал Сурикову для этюда «Смеющийся священник» в Красноярске ещё в 1873 году. Странник с посохом справа на картине написан с переселенца, которого Суриков встретил по дороге в Сухобузимское.

«Боярыня Морозова» экспонировалась на XV Передвижной выставке 1887 года. Суриков на лето уезжает в Красноярск. 8 августа 1887 года художник наблюдает полное солнечное затмение, пишет этюд затмения, который хранится в Тверской картинной галерее. В 1887 году Василий Иванович начинает работать в жанре портрета. Одним из первых стал портрет матери (1887 год). Портрет «Мой брат» также, вероятно, был создан в 1887 году.

«Взятие снежного городка»

8 апреля 1888 года скончалась жена Сурикова. В начале лета 1889 года художник вместе с дочерьми уехал в Красноярск, где прожил до осени 1890 года. В Красноярске было написано полотно «Взятие снежного городка» (завершено в 1891 году, хранится в Русском музее).

Игру «Взятие снежного городка» Суриков впервые увидел в раннем детстве по дороге в родное село матери, Торгошино. Идею картины художнику подал его младший брат Александр. Он изображён справа на картине, стоящим в кошеве. В кошеве сидит, изображённая в профиль, Екатерина Александровна Рачковская — жена известного красноярского врача. Снежный городок был построен во дворе усадьбы Сурикова. В массовке участвовали крестьяне деревни Базаиха.

«Взятие снежного городка» на международной выставке в Париже в 1900 году получила именную медаль.

«Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем»

Во время посещения Сибири Суриков изучал жизнь и быт местных народов: вогулов, остяков, хакасов и др. В 1891 году началась работа над картиной «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем». Этюды для картины Суриков писал на реке Обь. Летом 1892 года Василий Иванович жил на золотых приисках И. П. Кузнецова в Хакасии. В своём письме он писал: «Пишу татар. Написал порядочное количество. Нашел тип для Ермака». Работа над картиной «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем» продолжилась на Дону в 1893 году, а закончилась в 1895 году.

С 1893 года Суриков — действительный член петербургской Академии художеств.

«Переход Суворова через Альпы»

Основная статья: Переход Суворова через Альпы (картина)«Переход Суворова через Альпы»

В октябре 1895 года, будучи в Красноярске, Суриков задумал картину «Переход Суворова через Альпы». Первым прототипом для Суворова стал красноярский отставной казачий офицер Фёдор Фёдорович Спиридонов. Ф. Ф. Спиридонов составлял родословную для Сурикова. В то время Спиридонову было 82 года. В 1898 году появился этюд, в котором современники видели прототипом Суворова преподавателя пения Красноярской мужской гимназии Григория Николаевича Смирнова. Г. Н. Смирнов также имел белую лошадь, которую Суриков изобразил на картине под Суворовым. Летом 1897 года Суриков посещает Швейцарию, где пишет этюды. Работа над картиной «Переход Суворова через Альпы» завершилась в 1899 году — в 100-летие итальянского похода Суворова. Картина выставлялась в Санкт-Петербурге, Москве, и была приобретена императором.

«Степан Разин»

«Степан Разин»

Идея картины «Степан Разин» появилась у Сурикова ещё в 1887 году, но работа над картиной началась в 1900 году. Этюды для картины Суриков писал в Сибири и на Дону. Прототипом Степана Разина стал красноярский учёный Иван Тимофеевич Савенков, или его сын — Тимофей Иванович. Возможно, что ранние этюды делались с Ивана Тимофеевича, а поздние с его сына.

Исследователем творчества А. Демкиным было высказано мнение, что в создании картины «Степан Разин» нашли отражение собственные глубокие переживания художника, связанные с обстоятельствами его жизни в те годы. Первый эскиз картины 1887 года, созданный ещё до смерти его супруги Е. А. Шаре, изображал Разина с персидской княжной во главе целой флотилии судов, выступающих в поход, причём отмечается, что в образе княжны, расположенном в центре композиции, художник, судя по всему, изобразил свою Елизавету Августовну. После смерти жены в 1888 г. изменилась композиция картины и её эмоциональный настрой: на эскизах 1900-х годов остался только один чёлн, исчез образ персидской княжны, Разин, погружённый в тягостные раздумья, не связан чувствами и переживаниями с другими казаками. Отмечается схожесть образа Разина с фотографиями и автопортретами Сурикова тех лет. Суриков продолжил работать над лицом Разина даже после продажи картины в 1907 году, и закончил её только в 1910. Высказывается мнение, что в результате огромная картина, возможно, стала своеобразным эмоциональным автопортретом художника.

Эмоциональную оторванность Разина от окружающих его персонажей, отличающую эту картину от предыдущих Ермака и Суворова, долгую работу над образом Разина наряду с другими особенностями композиции и кажущимися недостатками исполнения отмечал и его современник Максимилиан Волошин.

В 1907 году Суриков стал членом Союза русских художников, покинув ряды Товарищества передвижников.

Параллельно с «Степаном Разиным» Суриков работает над несколькими картинами. В 1901 году В. М. Крутовский показал Сурикову брошюру Н. Оглоблина о Красноярском бунте (издана в Томске в 1902 году). В Красноярской шатости 1695—1698 годов участвовали предки Сурикова — Пётр и Илья Суриковы. Суриков начинает картину «Красноярский бунт 1695 года».

«Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря, убитого древлянами»

Остался неосуществлённым замысел картины «Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря, убитого древлянами». Картина была задумана в 1909 году во время поездки на озеро Шира.

«Посещение царевной женского монастыря»

После прочтения книги И. Е. Забелина «Домашний быт русских цариц в XVI—XVII веках», Суриков с 1908 года пишет картину «Посещение царевной женского монастыря» (1912 год). Прототипами царевны стали внучка художника Наталья Кончаловская и Ася Добринская.

Увековечение имени

Мемориальная доска на доме на Волхонке, где жил Суриков, ныне — Галерея искусства стран Европы и Америки XIX—XX веков (ГМИИ) Бюст русского живописца Василия Ивановича Сурикова в Румянцевском саду в Санкт-Петербурге

  • Имя Василия Сурикова присвоено Московскому художественному институту.
  • На родине художника, в Красноярске, в 1954 году поставлен памятник (скульптор Л. Ю. Эйдлин, архитектор В. Д. Кирхоглани), там же в 1948 году открыт дом-музей Сурикова, ныне Музей-усадьба, где в 2002 году был открыт новый памятник (скульптор Юрий Злотя). Собрание живописи и различных предметов краеведческого музея составило основу коллекции при открытии дома-музея.
  • В 1959 году снят историко-биографический фильм «Василий Суриков» режиссёра Анатолия Рыбакова.
  • В честь Сурикова назван кратер на Меркурии.
  • Улицы имени Сурикова в: Екатеринбурге, Красноярске, Липецке, Новосибирске, посёлке Сокол в Москве, Киеве, Одессе, Иркутске, Кирове, Владимире, Ленинске-Кузнецком, Нижнем Новгороде; в селе Сухобузимском Красноярского края.
  • В Казахстане в городе Рудном есть переулок Сурикова.

В Красноярске:

  • Улица имени В. И. Сурикова;
  • Музей-усадьба В. И. Сурикова (ул. Ленина, 98) с памятником;
  • Художественный музей им. В. И. Сурикова, (ул. Парижской Коммуны, 20);
  • Детская художественная школа № 1 им. В. И. Сурикова, (ул. Ленина, 79);
  • Средняя общеобразовательная школа № 1 им. В. И. Сурикова (Краснодарская ул., 7 б);
  • Художественное училище им. В. И. Сурикова, (Свердловская ул.5);
  • Суриковский сквер с бюстом на ул. Ленина;
  • Сквер с памятником на пр. Мира/ ул. В. Сурикова;
  • Скамья и верстовой столб в месте, где Суриков решил стать художником (на пересечении Енисейского Тракта и ул. Славы).

Речные суда:

  • танкер «Василий Суриков» — Енисейское речное пароходство;
  • теплоход «Василий Суриков» — Московское речное пароходство.

В филателии

  • Почтовая марка СССР, 1957 год. 200 лет Академии художеств: К. П. Брюллов, И. Е. Репин, В. И. Суриков

  • Почтовая марка России,
    1998 год

  • Почтовая марка СССР, 1967 год: картина «Боярыня Морозова»

Ссылки

Василий Суриков на Викискладе

  • Суриков, Василий Иванович // Кругосвет
  • Суриков, Василий Иванович на «Родоводе». Дерево предков и потомков
  • «Я Суриков, русский казак…»
  • Все картины и биография Василия Ивановича Сурикова
  • Максимилиан Волошин. Суриков (Материалы для биографии)
  • Шанин В. Я. «Суриков, или Трилогия страданий». Красноярск, 2010.
  • Сайт о Василии Сурикове
  • Фрагмент фильма «Василий Суриков» режиссёра Анатолия Рыбакова, Мосфильм, 1959 г.
  • Картина В. И. Сурикова «Вид памятника Петру I на Сенатской площади Петербурге»
  • Василий Суриков. Картины и биография
  • Роман А. Д. Демкина о В. И. Сурикове «Ненаписанный дневник». — СПб.,2013 (лонг-лист Русский Букер-2013)

В этой статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Утверждения, не подкреплённые источниками, могут быть поставлены под сомнение и удалены. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники.

Работы Василия Сурикова

  • Утро стрелецкой казни (1881)
  • Меншиков в Берёзове (1883)
  • Боярыня Морозова (1884—1887)
  • Взятие снежного городка (1891)
  • Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем (1895)
  • Переход Суворова через Альпы (1899)

>Art on Web — художники в сети

Главная → Суриков Василий → Биография

Биография Василия Сурикова

Василий Иванович Суриков родился в 1848 году 12 (24) января в сибирском городе Красноярске. Предков Сурикова считают одними из основателей города. Они участвовали в знаменитом бунте против царского воеводы Дурново. В честь деда Сурикова, казачьего атамана, один из островов на Енисее назван Атаманским. Сам художник гордился казачьим происхождением, любил рассказывать о своих смелых и вольнолюбивых предках.

Отец художника был гражданским служащим. Прасковья Федоровна Сурикова, мать художника, также происходила из старинной казачей семьи Торгошиных, именем которых называлась целая станица на Енисее, против Красноярска. Семья Суриковых жила небогато. Был у них свой небольшой деревянный дом, выстроенный в тридцатых годах. Детство оставило в душе художника неизгладимые впечатления.

В 1854 году отец Сурикова по службе был переведен из Красноярска в село Сухой Бузим, и вся семья отправилась с ним. «В Бузимовке, — вспоминал художник, — мне вольно было жить. Страна была неведомая. Степь немереная…И медведей полно. И масленичные гулянья и христославцы. У меня с тех пор прямо культ предков остался…»

В 1856 году родители решили отдать Сурикова в приготовительный класс 1-го Красноярского училища, поселив на квартире тетки, Ольги Матвеевны Дурандиной. Сначала школьная жизнь показалась мальчику невыносимой. В школе практиковались телесные наказания, учителя наводили ужас. Суриков тосковал по семье. Он решл бежать к родным. По дороге он встретил мать, которая и вернула его обратно в училище.

Постепенно Суриков освоился с обстановкой школы. Он учился отлично, переходил из класса в класс с наградами и в 1861 году блестяще окончил училище. Особенно важное значение для будущего художника имели уроки рисования, которые преподавал Николай Васильевич Гребнев. Заслуга его в том, что он сумел угадать талант Сурикова в самой раненей стадии его развития, горячо в него уверовал, много работал со своим учеником. Скриков вспоминал о Гребневе с чувством живой благодарности как о своем начальном учитиле. Гребнев давал Сурикову копировать гравюры с картин старых мастеров. По воскресеньям он брал с собой Сурикова за город, на этюды. Благодаря Гребневу Суриков овладел техникой акварельной живописи, в которой впоследствии достиг высокого совершенства.

В 1859 году умер отец Сурикова. После этого семья вернулась в свой дом, в Красноярск. Жизнь стала труднее. Сурикову пришлось поступить на службу в канцелярию. Всем хозяйством занималась мать. Кроме сестер у художника был младший брат Александр. По семейной традиции они все собирались за столом по вечерам. Суриков с детства был очень любознательным, заинтересованным жизнью. Лаконизм и точность образов присуще языку Сурикова. Эти качества ярко сказались в его живописи.

От раннего сибирского «доакадемического» периода жизни Сурикова до нас не дошло ни одной работы, за искючением нескольких рисунков, сделанных с гравюр различных картин «Благовещенье» В.Боровиковского и «Ангел с кадилом» Т.Неффора.

В 1866 г. сестра Сурикова Катя вышла замуж и поселилась с мужем в с.Тесь. В конце лета Василий Суриков ездил к ним в гости и там работал, написал с натуры 15 этюдов. Но в дальнейшем судьба этюдов неизвестна.

В красноярском обществе уже стало известно о выдающихся способностях Сурикова. Золото-промышленник П.И.Кузнецов вызвался помочь художнику и отправил его в Петербург. Там он поступил в Петебургскую Академию. Первая самостоятельная работа Сурикова, без наставников, появляется в 1870 году, изображает петербургский пейзаж, который сильно впечатлил художника при знакомстве с городом. «Я долго ходил, — вспоминал Суриков, — на Сенатскую площадь — наблюдал. Там фонари тогда рядом горели, и на плошади — блики». Картина экспонировалась на Академической выставке 1870 года и была приобретена золотопромышленником Кузнецовым.

В 1874 году, как программу на Большую золотую медаль, Суриков задумал написать «Клеопатру», но ограничился одним, правда детально проработанным, эскизом. Очевидно, уже тогда Суриков начал чувствовать холод академических тем, никак не связанных с его внутренним миром.

За год до окончания Академии художеств Суриков написал картину «Княжеский суд» (1874 год). В ней он запечатлел сцену из древнерусской народной жизни. Князь творит расправу над своими подданым. Почему художник остановился на этой теме — неизвестно, так же как неивестно, как он над ней работал. В ней он затронул огромную тему ломки старого быта. В следущем году Суриков написал программную работу, доставившую ему Большую золотую медаль: «Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста» (1875 год). Большая работа, около двух метров в ширину, очень величественная работа.

В этом же году Суриков окончил Академию. Он получает заказ в строившемся в Москве храме Христа Спасителя — написать в четырех пилонах четыре первых Вселенских собора. Сурикову пришлось переехать в Москву. После этой работы Суриков стал безраздельным и полновластным хозяином своей жизни, решительно отвергая в дальнейшем заказы и служебные должности.

Около того же времени Суриков женился на Елизавете Августовне Шарэ. В его суровом сердце всегда жила глубокая привязанность к семье, жене, детям, матери. Эта большая любовь к близким выразилась в картине «Утро стрелецкой казни». Художник как бы лично пережил страшную человеческую трагедию, изображенную им.

Начавшая радостная семейная жизнь и относительная материальная обеспеченность позволяли художнику всецело отдаться творчеству. В Москве окончательно оформилось мировоззрение Сурикова, определился особенный характер и стиль его исторической живописи. На творчество художника повлияли работы русского художника Александра Иванова.

В 1883 году появляется еще одна знаменитая картина Сурикова «Меншиков в Березове». В этом же году она была выставленна на Передвижной выставке. «Появление ее, — пишет Нестеров, — когда-то вызвало большое разногласие как среди художников, так и среди общества. Умный, благородный, справедливый, равно требовательный к себе и другим, Крамской, увидав «Меншикова», как бы растерялся: встретив, спускаясь по лестнице, идущего на встречу Сурикова, остановил его, сказал, что «Меншикова» видел, что картина ему непонятна — или она гениальна, или он с ней еще недостаточно освоился. Она его и восхищает и оскорбляет своей безграмотностью: «Ведь если ваш Меншиков встанет, то пробьет головой потолок…»

Однако Суриков сознательно стремился достигнуть именно такого впечатления грандиозности фигуры Меньшикова. После темной гаммы «Меншикова» картина «Боярыня Морозова» поражает своим светлым, очень сложным тоном. Глубина композиционного замысла потребовала от художника пятилетней работы. Еще в детстве он слышал рассказ от тетки о боярыне Морозовой, крепко ему запомнившийся.

«Боярыня Морозова» тоже была на Передвижной выставке, после чего водворилась в Третьяковской галерее и заняла там, соответственно своим достоинствам, центральное место.

Летом 1887 года Суриков с семьей ездил в Красноярск, где написал портрет матери, также находящийся в Третьяковской галерее.

В начале сентября 1887 года Суриковы вернулись в Москву. Художник горел новыми замыслами, которым не скоро суждено было осуществиться. Слабая здоровьем жена Сурикова слегла в феврале 1888 года, и после двухмесячной тяжелой болезни 8 апреля ее не стало. Художник необычайно тяжело переживал эту потерю. Искусство он оставил.

Летом брат Сурикова Александр приехал в Москву. Он всячески старался вернуть художника к жизни, оторвать его от гнетущих воспоминаний и дум. В конце августа брат уехал обратно в Красноярск, и художник остался один. Он опять погрузился в тяжелые свои думы, в заботы о маленьких дочерях. Работать он не мог. Мать и брат настаивали, чтобы он переехал в Красноярск. Суриков послушался этого совета, распродал обстановку, уничтожил часть работ, сохранив лишь самые ценные. В Красноярск он приехал в мае 1889 года вместе с дочерми.

В тот период он написал лишь одну работу «Исцеление слепорожденного Иисусом Христом», ей он выражал неотступную душевную потребность. А в 1893 году Суриков нашел возможным показать картину на Передвижной выставке. Художник, посвятивший все свое творчество историческим драмам, увидел, что на свете существует и простое веселье, удаль, смех. Жизнь открылась перед ним в небывалой широте.

Особое место в творчестве Сурикова занимали портреты. Писал он их в моменты отдыха. В них он изображал простих, обыкновенных людей, ничем не знаменитых, но хорошо ему знакомых и дорогих сердцу. Портреты Сурикова, в том числе и автопортреты, положительно поражают своей обыденностью. Все они написанны будто для тесного семейного и дружеского круга.

Суриков никогда не брал заказы на портреты. Но он часто отправлялся от портретного образа в своей дальнейшей, чисто творческой работе.

Живя зимой 1889-90-х года в Красноярске, наблюдая тамошние зимние развлечения, Суриков увлекся мыслью написать «Взятие снежного города», изобразим излюбленную сибирскую игру, в которой художник с азартом участвовал в юности. Эта игра состоит в том, что через стену снежной крепости, красиво сложенной, должен грудью пробиться конь с всадником, которому препятсвует не только высокая стена крепости, но и со всех сторон окружающие стену люди, старающиеся испугать коня.

Позировали для картины так же близкие и знакомые Сурикову люди. Картина появилась на свет в 1891 году. В этой картине зародилась новая тема — тема широкой казацкой натуры, тема героизма и силы.

В начале осени 1890 года Суриков переехал из Касноярска в Москву. Законченный «Снежный городок» он привез с собой и весной 1891 года выставил его на Передвижной выставке. Она была куплена коллекционером В.В.фон Мекком, а потом приобретена Русским музеем в Петербурге.

В Москве Суриков начал новую картину «Покорение Сибири Ермаком». Она писалась довольно долго. Лето 1891 года художник провел в Красноярске, где собирал материал для «Ермака». Зимой 1891-92 года картина была начата.

В 1892 году Суриков снова жил в Сибири . На этот раз он задержался в Тобольске. Потом уехал в Минусинск за поиском материала. Там было написано много этюдов татар. Вернувшись в Москву Суриков поменял маленькую съемную комнатку на просторную квартиру. В декабре 1892 года художник на короткое время прервался от «Ермака», чтобы подготовить к выставке «Исцеление слепорожденного». Но уже в начале 1894 года он сообщает брату: «Теперь я опять принялся за «Ермака»…Радуюсь, что много этюдов для него написал».

В 1893 году Суриков ездил на Дон к казакам. Там он писал этюды для «Ермака». Летом 1894 года Суриков собирал материалы в Сибири, где так же писал этюды.

Многие считали это лучшей работой Сурикова. Действительно, в «Ермаке» Суриков поднялся на необычайную даже для него высоту исторического прозрения.

За последние два десятилетия жизни Суриков написал ряд портретов близких ему людей и сделал множество эскизов исторических композиций. Закончены же были только две исторические картины: «Переход Суворова через Альпы» (1899 год), и «Степан Разин» (1906 год). Последняя далась Сурикову труднее всего. Много раз передумывал идею, эскизы.

В 1911 году Суриков обратился мыслями к другому вождю крестьянского восстания — Емельяну Пугачеву, исполнив рисунок, изображающий Пугачева в клетке. По-видимому, этот эскиз является единственным. В наследии художника остались и многочисленные эскизы на чисто исторические темы, но ни один из них не превратился в картину.

Суриков умер в 1916 году 6 марта в Москве и погребен на Ваганьковском кладбище, рядом о своей женой.

Картина широкой публике больше известна под названием «Иван Грозный убивает своего сына» — и в слове «убивает» как раз и кроется проблема. Патриоты считают эту картину «клеветнической», извращающей историю и возводящей напраслину на царя, в действительности много сделавшего для России.

«Черный миф» о Иоанне Васильевиче, проломившем череп царевичу, действительно очень давний и очень живучий — он фигурировал даже в школьных учебниках, хотя в дошедших до нашего времени документах того периода нет и намека на сыноубийство — этот позор Грозному, в самом деле очень вспыльчивому, приписали политические противники. На самом деле царевич Иоанн умер от тяжелой болезни. Но окончательно реабилитирован Иоанн Грозный был только в 1963 году, когда в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты гробницы — его и царевича Иоанна. При эксгумации подтвердилась версия отравления, но не мышьяком, а ртутью — ее количество в останках превышало совместимую с жизнью норму в 32 раза.

И все же Иван Грозный надолго останется в нашей ментальности как символ жестокости Русского Православного Самодержавия.

Илья Репин, в свою очередь, не собирался очернять Грозного. Для него сюжет картины был скорее метафорой. Он ее замыслил после убийства царя Александра II (оно произошло ровно 300 лет спустя — в 1881 году), ощущая весь «кровавый трагизм истории» — «чувства были перегружены ужасами современности». Да плюс к этому он, путешествуя по Европе, впечатлился боем быков — звериная жестокость, кровь, смерть — и прибыв домой тотчас же принялся писать свою злосчастную картину. Она и тогда, и сейчас вызывает сильнейшее эмоциональное потрясение и может, поэтому у нее такая сложная судьба.

Список фальшивых преступлений Ивана Грозного с энтузиазмомо продолжили в интеренете — теперь он отнимает персики у девочки, написаной Серовым…

Александр III уже запрещал ее выставлять на публику. Третьякову предписывалось спрятать ее подальше и никому не показывать. Известен случай нападения маньяка, который разрезал картину ножом. У самого Репина атрофировалась рука, натурщик, ему позировавший в образе Грозного, умер. Проклятье, одним словом.

Мы позвонили председателю «Святой Руси» и главе холдинга «Русское молоко» Василию Бойко-Великому, который написал два письма с требованием «запретить картину» — одно в Минкультуры, другое в Третьяковку:

— В других странах такое недопустимо! Это же дети смотрят — и верят! Я не видел, чтобы например, американцы ходили и восторгались пакостной картиной про Рузвельта или Вашингтона. А ведь Грозный вдвое расширил территорию России, присоединил столько земель. Сибирь, например. И мы потомки богатствами Сибири пользуемся, а царя, нам ее завещавшего не чтим, а наоборот, умиляемся над картиной его жестокости.

— Но картина — это не историческая фотография. Художник имеет право на вымысел. Это же метафора — не убий, подумай, каяться буде поздно.

— Если бы там был неизвестный человек, это еще можно стерпеть. А если ваш дед воевал, а его какой-то художник изобразил в эсэсовской форме убивающим пленных?

— Я бы возмутилась!

— Царь может и был решительным, но нигде нет свидетельств, что он занимался рукоприкладством — не царское это дело. Тут одна клквета подстегивает другую. Грозный отказался принимать католичество — отсюда и религиозные противники, тонко поливающие его грязью. И не надо его сравнивать со Сталиным. Грозный не был диктатором, за все полувековое царствование казнено было всего 4 тысячи людей. А Сталин убил десятки миллионов.

…и душит красного коня с полотна Петрово-Водкина.

— И все же, кажется, лучше сопроводить картину соответствующими комментариями экскурсоводов — это эффективнее, чем просто убрать картину.

— Этого мало! Это искажение истории и клевета на царя, а не абстрация. Картина, к сожалению, написана талантливо и воздействует на умы и сердца людей до сих пор. Настолько, что людям плохо физически становится. И многие желают пройти этот зал быстрее, только чтобы не смотреть на этот ужас.

КОМПЕТЕНТНО

Александр Боровский, искусствовед, «Русский музей»:

— Я не могу серьезно относиться к таким выпадам. Если люди путают историческую фактуру и искусство — это мрачная неадекватность. Картина не обязана отражать достоверную реальность. Это азбучная истина. Возьмите картину «Переход Суворова через Альпы» — понятно, что если так все и было, то армия осталась бы без штанов и без задниц. А княжна Тараканова? Так ли она на самом деле жутко тонула? А любая картина на религиозную тематику? Кто может доказать, сколько в такой работе вымысла?

Монастырская трапеза — она отражает жизнь и или намеренное искажение религиозного быта? Я уже не говорю о таких картинах как «Аленушка» Васнецова — так ли она на самом деле сидела у пруда. Смешно же! Или живопись на тему революции — ежу понятно, что одни реальные живые персонажи стирались, а другие дописывались в угоду политическим запросам. А ведь ощущение документальности есть полное!

Наивное желание лакировать (изобразить Ивана Грозного благообразным старцем) — работает на руку безграмотности, в то время, как даже школьники, по-моему, понимают что есть живописное искусство, а что есть история и знак равенства здесь неуместен.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Имя Третьяковской галереи используют для самопиара»

Как «КП» сказали в Третьяковке, снимать картину Репина никто не собирается, мол, провисела она сто лет и еще провисит столько же.

— У людей, которые настаивают, чтобы мы сняли картину, — одна точка зрения. Но есть и другая, — говорит директор Государственной Третьяковской галереи Ирина Лебедева. — К сожалению, мы живем по закону шоу-бизнеса. Третьяковская галерея — известный и любимый многими музей. Возникает заманчивый вариант, когда на фоне нашего бренда можно создать конфликт, и скандал становится способом самопиара в том числе.

Директор Третьяковки подчеркнула, что Илья Репин — великий художник. И сюжет его картины выражает философский трагический смысл российской истории. Но это художественное произведение, а не иллюстрация исторического факта.

ВОПРОС ДНЯ

Надо ли равнять искусство с исторической правдой?

История или искусство?

Юлий ГУСМАН, режиссер, телеведущий:

— Искусство и историческая правда ничего общего не имеют. Как вообще эту тему можно обсуждать?!

Николай ХАРИТОНОВ, депутат Госдумы:

— Любая фотография, а тем более картина, которая хранится столетиями, передает ситуацию времени. Вольнодумства в искусстве быть не должно! Только абсолютная историческая справедливость.

Александр ДЮКОВ, директор Фонда «Историческая память»:

— Если убирать из залов все, что так или иначе вызывает вопросы, придется убрать все — от Васнецова и картины Сурикова «Переход Суворова через Альпы» до событий Великой Отечественной войны. Кто-то заявляет, что это якобы оскорбляет патриотические чувства россиян, а меня лично оскорбляют подобные инициативы!

Игорь БУТМАН, саксофонист:

— Строго говоря, искусство имеет право на ошибки, а художник имеет право на свое видение. По-моему, Илья Репин настолько гениальный художник, а его полотно настолько знаменито, что обсуждать всю эту ситуацию бессмысленно.

Протоиерей Александр ШУМСКИЙ, клирик храма Святителя Николая Мирликийского в Хамовниках:

— Конечно, нужно следовать исторической правде. В данном случае современные исследования говорят, что убийства не было. Но вины Репина никакой — он, как и все тогда, был под влиянием Карамзина. Однако прямое давление на министра культуры Мединского может привести к обратному результату. Может, и надо решать вопрос, но потоньше. А то какое-то ребячество…

Владимир ЛЕВКОВ, художник-маринист, Калининград:

— Искусство не зависит от «погодных условий». Оно идет от души и сердца, иначе не получается шедевров, которые выставляют в Третьяковке.

Вадим ДРОБИЗ, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя:

— Сегодня искусство не призвано воспитывать и восстанавливать историческую справедливость. Это творческий продукт.

Яна СОЛОВЬЕВА, дизайнер, Самара:

— Вмешиваться в творчество других вообще дело неблагодарное, каждый имеет право самовыражаться, как ему нравится. Кто-то фантазирует, кто-то следит за исторической достоверностью. Творцы и прагматики не должны мешать друг другу!

Клара Борисовна, читательница сайта KP.RU:

— А что следующее? «Три мушкетера» Дюма?

ПРИГЛАШАЕМ:

В галерею Ильи Глазунова!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *