Вертеп

вертеп

(нем. Christschau, польское Szopka, от нем. Schoppen — хлев или сарай) — так называются в Малороссии, Польше, Белоруссии и некот. местах Сибири представления, имеющие целью изобразить Рождество Христово и связанные с ним события. В наш старый театр В., по-видимому, проникли из Польши, не ранее конца XVI столетия. На Западе издавна существовали духовно-театральные обряды, исполнявшиеся на Рождество (см. Мистерии). Отсюда им легко было проникнуть в католическую Польшу, а затем и в Малороссию. Польская szopka, ставшая в то время (XVI в.) обычным рекреационным занятием польских семинаристов, ходивших по городам и селам со своим миниатюрным театром, на нашем юге получила название «вертепа». Этот род духовно-театральных представлений был очень популярен на Украйне и только в последние два десятилетия начал исчезать. Серьезность содержания вертепного действия не помешала проникнуть в него народному юмору. В лице Ирода, воинов, избивающих младенцев, пастухов, пришедших поклониться Христу и др. нередко воплощались типы чисто местного характера.

Польский или малорусский вертеп представляет собой небольшой деревянный ящик или домик в два яруса: в верхнем представляется серьезная часть «действия» (духовная), а в нижнем — интермедия. Рукой бойкого хожалого (называемого вертепщиком), скрытого позади, невидимо для зрителей приводятся в движение куклы и фигуры, за которых вертепщик сам говорит, сообразно роли изменяя голос. Вместе с В. носят обыкновенно «звезду». Прологом к вертепному представлению служит пение колядок и «кантычек», исполняемое носителями вертепа и звезды. В. нередко сопровождает доморощенный оркестр, в большинстве случаев состоящий из скрипки и бубна. Украинский В. исследован Н. Маркевичем в книге «Обычаи, поверья и пр. малороссиян» (Киев, 1860), где приведен полный текст одной из вертепных пьес. После вступительного хора является пономарь, приглашающий повсюду возвестить о рождении Спасителя. Действие сопровождается рядом священных кантов, прерываемых отдельными явлениями, в которых изображается: поклонение пастухов, Ирод и три царя, избиение младенцев, плач Рахили и смерть Ирода, которого дьявол тащит в ад. Умершего Ирода нечего бояться, а потому дид и баба — комическое intermezzo — пляшут под звуки песни «Ой под вишенькой, под черешенькой». За дедом с бабой является солдат, держащий к зрителям речь, в которой он умышленно коверкает великорусский говор. Солдат себя аттестует: «Я солдат простой, не богослов, не знаю грешных слов. Хотя я отечеству суть защита, да спина в мене избита. Читать и писать не вмею, а говорю, что разумею» и т. д. Солдата сменяет цыган с женой и сыном. Цыганка на цыгане вымещает злобу за их бедность; ссора переходит в драку; дело кончается миром и пляской под бойкую песнь, в которой осмеивается бродячая цыганская жизнь. Затем на сцену являются венгерец и поляк, каждый со своими особенностями. Поляк, грозный помещик, выставлен хвастуном, особенно гордящимся своими предками. Вместе с женой поляк обыкновенно танцует краковяк. Сцена заканчивается бранью на мальчика за то, что тот, подкравшись, передразнивает своего пана; гневный помещик говорит: «А пудзь до дзембла, лайдак! батогами забию». Брань пана умолкает при появлении запорожца, главного героя пьесы. Еще за сценой он поет любимую малороссийскую песнь: «Та не буде лучше, та не буде краше, як у нас, та на Украини!» Нарядный казак с умыслом выведен вымирающим типом, с грустью вспоминающий лихую старину: «Ай, панове, что это было, когда я молод был, то-то у меня была сила!». За думами следуют дурачества над ворожеей-цыганкой и над жидом, которого казак отдает черту. Казак с чертом обращается как с равным, и в этом вновь рисуется смелость его: он даже булавой понукает черта скорее убрать жида. Не забыт здесь и гнет унии. Казак дерзко отвечает на увещания униатского попа ходить в костел и больше бить поклонов: «Отроду я в костел не ходил и поклонов не бил, зато тебя побью!». Наконец, в лице дьячка, говорящего малопонятным для простолюдина полуцерковным языком, осмеивается семинарская ученость. Крестьянин Клим отдает дьяку взамен денег за ученье сына свинью, старую и блудливую, которую никто не покупает; дьяк, уверенный, что надул мужика, с напыщенной благодарностью ее принимает.

Сравнение текста духовных сцен малорусского вертепа с соответственными текстами польским и немецким делает вероятным предположение, что малорусское вертепное действо составлено учениками Киевской академии в позднейшее время и не ранее начала XVIII века. Польское влияние сказалось только на общем складе пьесы, подробности же выработаны самостоятельно.

Отражение в вертепных пьесах действительной жизни — главная причина той быстроты, с которой вертепы распространились по лицу всей России. В Белоруссии вертеп появился в 1830-х годах; здесь он часто называется бетлейкой (от Betleem — Вифлеем). Видевший и описавший белорусскую бетлейку г. Кульжинский («Бетлейки в Северо-Западном крае», в «Душеполезном чтении», 1873, т. III) говорит, что бетлейка «совершенно бесцензурна и не имеет почти никакого отношения к Рождеству Христову; в ней особенно странно смешение священных изображений с шутовскими, а между тем бетлейка здесь популярна и любима простонародьем».

Переселенцы или ссыльные, вероятно, занесли вертеп и в Сибирь, где марионетки носят название панов и богатырей. Очевидцы сибирских вертепов описывают их устройство сходным с малорусским вертепом. Н. Полевой в «Репертуаре» за 1840 г. (в статье «История русского театра. Мои воспоминания») описывает виденный им в Иркутске вертеп первых годов нынешнего столетия. Игра гудочников и скрипачей сопровождает представление (ср. Снегирев, «Руские простонародные праздники»).

В северо-восточной России создался особый род вертепа под новым названием райка — происшедшим, вероятно, от представлений в вертепах пьес о рае и муке вечной. В Москву, надо полагать, театр марионеток также занесен с юга; но здесь характер райка под влиянием занесенных с конца XVII ст. с Запада забав, с одной стороны, и развития лубочных картин, с другой, меняется, и из театра марионеток раек превращается в народную панораму: в вертеп вставляется стекло, марионетки заменяются картинами, а присказки раешника заменяет речь вертепщика. Кроме приведенных сочинений, ср. Konopka, «Piesni lu du krakowskiego» (1840, 85— 90); Jos. Sikorski, «Jasełka» (â журнале «Pamiętnik muzyczny i teatralny», 1862, №№ 2 —15); Kolberg, «Lud» (V, 197— 226); «Этнографический сборник» (I, 320 — 322); Щукин, «Вертеп» («Вестник Имп. русск. геогр. общ.», 1860, VIII, 25 —35); Галаган, «Малорусский вертеп» (с предисловием Житецкого, в «Киевской старине» 1882, кн. 10, с рисунком и нотами); О. П., «Отживающая или начальная форма вертепной драмы?» (ibid., 1883, № 4); «К вопросу о вертепной комедии на Украйне». (ibid., № 12); Бессонов, «Белорусские песни» (98 —99, 104— 105); Алексей Веселовский, «Старинный театр в Европе» (Москва, 1870); П. Mopoзов, «Очерки из истории русской драмы XVII — XVIII столетий» (СПб., 1888).

Значения в других словарях

  1. вертеп — Это слов, ныне имеющее значение «притон», происходит от старославянского вьртьпъ, обозначавшему «пещера, сад» и образованному от основы verti – «закрывать». Этимологический словарь Крылова
  2. Вертеп — (старослав., первонач. значение — пещера, где, по преданию, родился Христос) — старинный укр. нар. кукольный театр. Родствен рус. петрушке, белорус. батлейке, польской шопке. Возник в 17 в., был распространен гл. обр. в… Музыкальная энциклопедия
  3. вертеп — ВЕРТ’ЕП, вертепа, ·муж. (·церк.-слав., ·первонач. пещера). 1. Притон, место разврата и преступлений (·книж. ). 2. Ящик с марионетками для представления драмы на евангельский сюжет о рождении Христа (этногр., театр.). 3. Самое это представление (театр., этногр.). Толковый словарь Ушакова
  4. вертеп — орф. вертеп, -а Орфографический словарь Лопатина
  5. вертеп — -а, м. 1. устар. Пещера. Когда-то, в старину, Лев с Барсом вел предолгую войну За спорные леса, за дебри, за вертепы. И. Крылов, Лев и Барс. 2. Убежище преступников, развратников; притон. Малый академический словарь
  6. ВЕРТЕП — ВЕРТЕП — 1) пещера; потаенное место (устар.). 2) Место, где собираются с преступными или др. неблаговидными целями, притон. 3) Народный украинский кукольный театр, получивший распространение в 17-19 вв. Большой энциклопедический словарь
  7. вертеп — (притон). Заимств. из ст.-сл. яз., где вьртьпъ «пещера, сад», суф. производное (суф. ьпъ) от вьртъ (ср. сербохорв. врт «сад, огород»), производного к *verti «закрывать». Буквально — «закрытое место > место укрытия». Ср. ворота. Этимологический словарь Шанского
  8. вертеп — Верт’еп (пещера, труднодоступное место) (Иер.7:11 ; Мат.21:13 ; Мар.11:7 ; Лук.19:46) — притон, место сборища для недобрых дел. Это же слово в Рим.37:8 ; Пс.103:22 ; Ис.11:8 ; Ам.3:4 переведено как нора, гнездо, логовище, убежище. Библейский словарь Вихлянцева
  9. Вертеп — (старославянский и древнерусский — пещера) 1) старинный народный кукольный театр, возникший на Украине в 17 в. и распространившийся по России в 18—19 вв. Близок русскому Петрушке и белорусской батлейке. Устроителями и исполнителями… Большая советская энциклопедия
  10. вертеп — ВЕРТЕП 1. ВЕРТЕП, -а; м. = Притон. ◁ Вертепный, -ая, -ое. 2. ВЕРТЕП, -а; м. В старину: кукольный театр в виде двухъярусного ящика с марионетками для уличных представлений на библейские и комические сюжеты. Ходить с вертепом по ярмаркам. ◁ Вертепный, -ая, -ое. Толковый словарь Кузнецова
  11. вертеп — ВЕРТЕП, а, м. 1. Притон преступников, развратников (устар.). 2. Большой ящик с марионетками место кукольных представлений на библейские и комические сюжеты (стар.). | прил. вертепный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова
  12. вертеп — Верте́п/. Морфемно-орфографический словарь
  13. вертеп — (иноск.) — скрытый притон (собств. пещера) Ср. Вертеп разбойников. Ср. Жители пригородов не смели ездить во Псков, как в вертеп разбойников. Карамзин. Ист. Гос. Рос. 8. Ср. И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме… Фразеологический словарь Михельсона
  14. ВЕРТЕП — ВЕРТЕП Слово вертеп — старославянизм по своему происхождению. На это указывает и фонетический облик его (е под ударением перед твердым согласным). Этимология слова считается неясной (Преображенский, 1, с. 76—77). Проф. Г. А. Историко-этимологический словарь
  15. вертеп — • Сумрачный (Бальмонт). Словарь литературных эпитетов
  16. Вертеп — 1) народный украинский кукольный театр (XVII – XIX вв.). Куклы, укрепленные на проволоке внутри 2-ярусного ящика – вертепа, приводились в движение вертепщиком. Словарь по культурологии
  17. вертеп — вертеп I м. Место, где собираются преступники, развратники, наркоманы и т.п.; притон. II м. 1. Старинный кукольный театр в виде большого двухъярусного ящика с марионетками, где разыгрывались сцены на церковно-библейские и комические сюжеты. Толковый словарь Ефремовой
  18. вертеп — верте́п «пещера, притон; сценическое изображение рождества Христова», укр. верте́п, др.-русск. вьртьпъ «пещера, сад», ст.-слав. врътъпъ «пещера, сад» (Клоц., Супр.), болг. връто́п «водоворот», словен. vrtèp. По Брандту (РФВ 25, 215), русск. слово заимств. Этимологический словарь Макса Фасмера
  19. вертеп — Гнездо, гнездилище, трущоба, притон, пристанище Вертеп разбойников ср. !! убежище см. >> пещера, убежище Словарь синонимов Абрамова
  20. Вертеп — ВЕРТЕП — см. Народная драма. Литературная энциклопедия
  21. вертеп — Вертеп, вертепы, вертепа, вертепов, вертепу, вертепам, вертеп, вертепы, вертепом, вертепами, вертепе, вертепах Грамматический словарь Зализняка
  22. Вертеп — (нем. Christschau, польское Szopka, от нем. Schoppen — хлев или сарай) — так называются в Малороссии, Польше, Белоруссии и некот. местах Сибири представления, имеющие целью изобразить Рождество Христово и связанные с ним события. В наш старый театр… Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  23. вертеп — сущ., кол-во синонимов: 16 бардак 57 блат-хата 8 злачное место 8 кукольный театр 2 малина 26 малинник 12 пещера 28 подземелье 3 подземный дворец 4 пристанище 23 притон 27 публичный дом 15 сполиарий 2 театр 40 хаза 20 яма 84 Словарь синонимов русского языка

Вертеп (театр)

Для термина «вертеп» см. также другие значения. Белорусский вертеп (батлейка)

Вертéп (от ст.‑слав. врътъпъ, вьртьпъ — ‘пещера, ущелье’; укр. верте́п, батле́йка, белор. батле́йка — происходит от названия города Вифлеема) — народный кукольный театр, представляющий собой двухэтажный деревянный ящик, напоминающий сценическую площадку. В Россию вертепный театр проник в конце XVII — начале XVIII веков из Польши через Украину и Белоруссию. Название связано с первоначальными изображением сценок о жизни Иисуса Христа в пещере, где его укрывали от царя Ирода.

У украинцев, белорусов и русских представление делилось на две части: религиозную и бытовую. Со временем религиозная часть сокращалась и приобретала местный колорит, а репертуар расширялся и вертеп превратился в народный театр.

В отличие от «театра Петрушки», управление куклами происходит снизу (Петрушка — перчаточная кукла).

Устройство вертепа

Передвижная батлейка Свято-Елисаветинского монастыря в Каменске-Шахтинском

Вертепный театр представлял собой большой ящик, внутри которого располагалась сцена, обычно двухъярусная. На верхней сцене показывали поклонение новорождённому младенцу Иисусу, в нижнем — эпизоды с Иродом, после смерти которого следовала бытовая часть представления. Деревянные куклы снизу прикреплялись к проволоке, с помощью которой вертепщик их передвигал по прорезям в полу. Главная декорация на сцене — ясли с младенцем. У задней стенки располагались фигуры праведного Иосифа с длинной бородой и святой Девы Марии. Сцены с рождением Христа традиционно разыгрывались в верхнем ярусе. Хозяин вертепа обычно сам произносил текст разными голосами и водил кукол. Мальчики-хористы распевали рождественские песнопения. А если присутствовал музыкант, то он сопровождал пение и пляски музыкой. Кукловоды и сопровождающие их музыканты и хор ходили от дома к дому, либо устраивали представления в местах общественного сбора — на торговых площадях.

Сюжет

Рождественская драма

Царь Ирод, узнав от волхвов, что родился Христос, и считая его претендентом на престол, решает убить его. Ирод приказывает воину избить в Вифлееме всех младенцев «от двух лет и ниже»; воин выполняет приказ, но «одна старая баба Рахиль не даёт своего дитёнка бити». Рассвирепевший Ирод повелевает убить младенца Рахили. За злодеяния Ирод платится жизнью: Смерть отрубает ему голову, а черти тащат его труп в ад. Добро торжествует.

Социально-бытовая сатира

Вторая часть действия обычно была на злободневные темы, где главная роль отводилась Петрушке, а на юге России, в Белоруссии и на Украине сюжет напоминал новогодний обряд «вождения козы». В Белоруссии героями были: цыгане, воин на коне, пастушок Антипка, барыня и т. п. Вторая часть изменялась в зависимости от местности, где разыгрывается спектакль и от находчивости и одарённости вертепщика.

На Украине после гибели Ирода — с пением, пляской, поздравительными виршами на сцене обычно появлялись цыган, еврей, москаль или лях (поляк), дед, баба, поп и казак-запорожец. Были и иные варианты героев. Описание одного из спектаклей приводится в журнале «Киевская старина» за 1882 год (т. IV) со слов Григория Галагана. Главным действующим лицом был Запорожец. В речах его «много глубокого своеобразного юмора, а в его действиях много сознания силы и господства, хотя и выражающегося в грубой форме: он всех и всё побеждает, одинаково не понимая ни чувства уважения к кому бы то ни было, ни чувства страха пред кем или чем-либо».

На сцене в виде шинка появляется Запорожец. Пирующий Поляк, заслышав песню о том, что «не буде краще, як у нас на Україні! Що немае жида, що немае ляха: не буде ізміни!», сразу же убегает.

Казак сразу же начинает хвастаться:

Случалось мені, і не раз,
В степу варить пиво:
Пив турчин, пив татарин,
Пив і лях на диво;
Багацько лежить
І тепер з похмілля
Мертвих голов і кісток
3 того весілля.

Но, оказывается, что у «героя» нет денег, и он не может расплатиться с хозяином шинка, естественно, евреем. Потому что он — «козак Іван Виногура, у його добра натура. В Полыці ляхів оббирае, а в корчмі пропивае».

Зато обуревает желание выпить. «Запорожец пьёт водку из барила, еврей поддерживает барило и дрожит от страха», — пишет Галаган. — После перепалки начинается потасовка. Запорожец убивает хозяина кабака, а потом подходит к колоколу и ведёт при этом довольно бессмысленные речи пьяного человека».

Затем главный герой подобным образом расправляется с Чёртом, потом хочет покаяться и зовёт священника. Появляется поп, который оказывается униатом. Запорожец пытается и его поколотить со словами, что «уніатських попів не бив, а з них живих кожу лупив». Однако проворный поп тут же даёт деру, вызвав одобрительную реплику своего мучителя: «Добре зробив, що втік!» Звучит музыка.

«Этою последнею победою над всеми своими врагами оканчиваются сцены с Запорожцем. Прощаясь со зрителями, казак как будто чувствует, что он не всем мог угодить своими дерзкими выходками», и, уходя со сцены, произносит:

Що ж, панове? По сій мові
Будьмо здорові
3 пісні слова не викинеш
А що було, то барзо прошу
про те не поминати,
Бо вже піду під курінь
віку доживати.

  • Современный воссозданный вертеп Ансамбля Дм. Покровского, верхний этаж (худ. А. Петров, Д. Хомов, О. Юкечева)

  • Современный воссозданный вертеп Ансамбля Дм. Покровского, нижний этаж

  • Куклы для батлейки в Национальном историческом музее Республики Беларусь

Социальная база

Средой, из которой вырос вертеп, обычно считают украинское студенчество, главным образом киевские «спудеи», которые способствовали занесению её и на север, например в Сибирь. Время существования вертепной драмы в Польше и России исчисляется приблизительно 200-летним периодом. В первой половине XIX века вертеп как бытовое явление исчезает, появляясь временами в глухих местах Белоруссии и Украины и более прочно задерживаясь в быту украинского крестьянства Восточной Галиции. Опубликованный в книге Е. Марковского текст Хорольского вертепа, записанный в 1928 году, свидетельствует, что вертепная драма на Украине дожила до начала XX века.

Вертепный театр был любимым развлечением для детей дореволюционной России. Ходили с театриками-ящиками с 25 декабря в течение Святочной недели, а иногда и до самого Великого поста, но после Святочной недели духовную часть показывать запрещалось, оставалась только светская.

> См. также

  • Рождественский вертеп
  • Балаган
  • Петрушка (персонаж)
  • Кукольный театр
  • Раёк
  • Батлейка (Белорусский кукольный театр)

Примечания

  1. 1 2 Мадлевская Е. Л. Вертеп // Российский Этнографический музей
  2. Вертеп и Петрушка // Театр кукол
  3. 1 2 Бузина Олесь Тайная история Украины-Руси (недоступная ссылка) // censor.net.ua
  4. Рождественский вертеп. Справка

Литература

  • Марковський. Український вертеп. Розвідки й тексти, в. I, вид. Всеукраїнськ. акад. наук, — Київ, 1929 (укр.)
  • Белецкий А. Старинный театр в России. Зачатки театра в народном быту и школьном обиходе Южной Руси Украины, — М., 1923
  • Петров, Южно-русский театр и в частности вертеп, — «Киев. стар.», 1882, XII
  • Кисіль О. Український театр, — Київ: вид. «Книгоспилка», 1905 (укр.)
  • Галаган. Український вертеп, — Харків: «Киев. стар.», 1882 (укр.)
  • Франко. До исторії укр. вертепу XVIII в., I в., — «Зап. Наук. т-ва ім. Шевченка», Львов, 1906, т. 71—73 (укр.)
  • Его же. Нові матеріали до історії українського вертепу, там же, т. 82, 1908; Щукин Н., Вертеп, «Вестн. Географич. о-ва», т. II, — СПб., 1860
  • Перетц Вл. Кукольный театр на Руси (исторический очерк), «Ежегод. имп. театров», СПб., сезон 1894—1895 (приложение, кн. 1) и т. д., — СПб., 1895
  • Виноградов Н. Н. Великорусский вертеп, «Изв. Отд. русск. яз. и словесн. Акад. наук», т. X, кн. 3 и 4, СПб., 1905 (с подробн. библиографией); т. XI, кн. 4, — СПб., 1906 (дополнения к библиографии)
  • Его же, Белорусский вертеп, там же, т. XIII, кн. 2, — СПб., 1908
  • Кисель О. Украинский вертеп. — Пт., 1916. — 79 с.
  • Кулаков А. Е. Телевизор семнадцатого века. — Этносфера. — 2011. № 2 (149). — С. 36-40 — фот. цв. — ISSN 2078-5380

Ссылки

  • Мадлевская Е. Л. Вертеп. Российский этнографический музей. Дата обращения 26 марта 2014.
  • Вертепный ящик и куклы (подробное описание конструкции и декораций)
  • Греф А. Вертеп и Петрушка. Современное состояние традиции. // Театр кукол
  • Некрылова А., Савушкина Н. Русский фольклорный театр // из кн.: Фольклорный театр / Сост., вступ. ст., предисл. к текстам и коммент. А. Ф. Некрыловой, Н. И. Савушкиной. — М.: Современник, 1988. — (Классическая б-ка «Современника»)
  • Белорусский народный кукольный театр. Вертеп и Батлейка
  • Монолог и диалог как средства выражения духовности в вертепной драме ХVІІІ века и в пьесе П. Кулиша «Іродова морока» (недоступная ссылка)
  • Вертепное представление, реконструированное Ансамблем Дмитрия Покровского (фрагменты)
  • Тихомиров В. Г. Ирод-царь (воспроизведение издания 1992 года)
  • Кулаков А. Е. «Вертеп», журнал «Живая история», 2015, № 7 стр. 14)

Словари и энциклопедии

Рождественский вертеп: из истории возникновения символа чудесного праздника

Рождество Христово — удивительное время, когда сердце наполняется ожиданием чуда… И это чудо происходит!..

Есть прекрасная старинная традиция — под Рождество ставить в доме вертеп.

Вертеп — древнерусское слово. Обозначает оно пещеру. Согласно Священному Писанию, Сын Божий — Младенец Иисус Христос — родился в вертепе, где остановились на ночлег Дева Мария и праведный Иосиф.

В русской православной традиции рождественские вертепы никогда не почитались так, как на западе, откуда они пришли. Сначала на Украину и в Белоруссию, потом — в Россию. В России впервые театральные представления получают благословение только в XVII веке с приходом царя Алексея Михайловича, любившего театральные представления и с удовольствием приглашавшего актеров. Расцветом для российского вертепа становится восемнадцатый век.

Рождественский вертеп — это модель Вифлеемской пещеры с куколками внутри или можно назвать это рождественским театром кукол. Его можно также сравнить с рождественской домашней литургией для детей: воспоминание о рождении Христа, проведенное через куколок, через маленький театрик.

Прошло время, и вот из-под рук мастеров стали выходить вертепы деревянные резные, из картона и папье-маше, глины, фарфора, гипса… Изысканные и незамысловатые, большие и маленькие панорамы, воспроизводящие сцену Рождения Спасителя, были своего рода Библией для неграмотных.

Именно с этого рождественского вертепа и начинается история кукольного театра на Руси. Ходили по домам христославы, славившие рождение спасителя, а среди них и те, кто вновь и вновь рассказывал вечную историю о рождении Сына Божия.

Вертеп переходил из деревни в деревню, защищая землю от всего злого, что происходит в мире и символизируя собой ковчег спасения. Зимой его возили на санях, переносили из избы в избу, показывали представления на постоялых дворах. Вокруг вертепа расставлялись лавки, зажигались свечи, и сказка начиналась.

Что же собой представлял рождественский вертеп? Вертеп был простым деревянным или картонным ящичком с прорезями, открытый с бока зрителя, он мог быть до 2 метров в высоту и одного метра в ширину. Сам вертепный ящичек представлял собой домик в два этажа, которые по христианской традицией трактовались как «небо» и «земля», а внизу была дырка — «ад», куда проваливается Ирод. Вертепник размещался сзади и водил куклу по прорезям в полу, наблюдая за действием в специальные окошечки.

Соответственно рождественской сцене оформлялся и весь верхний ярус домика. Его оклеивали бумагой синего цвета или окрашивали в синий цвет. На крышу домика вырезалась рождественская Вифлеемская Звезда, возвестившая всему миру о чудесном рождении Сына Божия. Эта Звезда была сквозной. С внутренней стороны домика ее подсвечивали свечой. И она действительно сияла мерцающим светом во время рождественского представления.

С внутренней стороны ящик обклеивали белой заячьей шкуркой. Белый цвет символизировал чистоту. В то же время заячья шкурка скрывала прорези в ящике, по которым двигались фигурки.

Вечером для освещения по бокам и вверху ящика подвешивали несколько разноцветных фонариков.

Сцена закрывалась ярким тканевым занавесом или ставнем, скрывавшими от зрителей перестановки между сценками.

Каждый персонаж имел своё игровое пространство и двигался строго в его пределах. Верхний ярус этого домика, собственно, и представлял пещеру Рождества. В нем размещались маленькие ясли, в которых лежал спеленатый Младенец Христос; фигурки Иосифа и Девы Марии, склоненные над ясельками; вол и ослик, согревающие Спасителя своим дыханием.

Эти фигуры нельзя было назвать просто куклами: в них никогда не играли как в куклы, не произносили за них речи. Они изображали рождественскую сцену и были знаками, символами Рождества. Порой вместо фигурок в верхнем ярусе ставили икону праздника Рождества.

Куклы изготавливались из дерева, иногда из глины. Им раскрашивали лица, одевали героев в одежду из ткани и бумаги; к ноге крепили деревянный или проволочный стержень. Вертепщик сам «играл» за всех, меняя голос в зависимости от характера персонажа. За ящиком также также могли находиться музыканты и хор.

Классическая «труппа» вертепа — Богоматерь, Иосиф, Ангел, Пастух, три Царя-волхва, Ирод, Рахиль, Солдат, Черт, Смерть и Пономарь, в обязанность которого входило зажигать свечи на вертепе перед представлением. Каждая кукла крепилась на штыре, за который снизу, как за ручку, может взяться кукловод и передвигать ее по специальным щелям в полу сцены.

Младенец в вертепе, как правило, — туго скрученный жгутик из белой материи; овечки, с которыми приходит поклониться Христу пастух, — кудрявый комочек пряжи. Как правило, герои в вертепе деревянные или тряпичные, из простого дешевого материала — их легко смастерить, легко переносить.

Однако среди вертепщиков существовало неписаное правило: кукла, изображающая Богородицу, должна быть сделана иначе, нежели все остальные, как будто ее мастерил другой художник. Поэтому образы Богородицы и Спасителя создавались мастерами-вертепщиками с особой тщательностью. Иногда вместо куклы Божьей Матери ставили икону.

Существовали некоторые незатейливые хитрости вертепа. Например, как волхвы становятся перед Младенцем на колени? (Как оказалась, чурочка, из которого изготавливался волхв, была короче одетой на него драпировки). Как у Ирода голова с плеч слетает, когда Смерть ее срезает косой? (Кукла Ирода делалась не из цельного куска дерева, а прикреплялась на штырек, за который водят персонажа. Чуть потянешь штырек вниз — и голова с плеч!)

Как же происходило действо?

Верхний ярус вертепного ящика назывался «небом», «пещерой» или «хлевом»; изнутри он оклеивался голубой бумагой со звездочками из фольги; на задней стене изображалась сцена Рождества, либо рядом с ней устраивалось подобие пещеры или хлева с яслями, а также неподвижные фигурки Марии, Иосифа, младенца Иисуса Христа, домашних животных.

Нижний ярус назывался «землей» или «дворцом»; здесь разыгрывались эпизоды злодеяний и наказания царя Ирода, а также бытовые сценки комического и сатирического характера. «Дворец» украшался яркой цветной бумагой, блестками; в центре располагался трон, на котором сидел Ирод. Около трона с обеих сторон иногда закреплялись неподвижно по три воина, вооруженных пиками и мечами. Остальные куклы «входили» и «выходили» через две двери в боковых стенках ящика.
Во второй части представления показываются бытовые сценки, затем герои «прощаются» со зрителями.

По свидетельству современников, вертеп был любимой святочной забавой и нравился самым разным зрителям, вне зависимости от возраста, происхождения и социального положения.

Со временем вертеп превращался в привычный для нас кукольный театр, ведь с годами куклы обрастали различными механизмами, позволяющими двигать конечностями.

Хотя украшение церквей рождественскими сценками сейчас плотно ассоциируется в нашем сознании с католической традицией, но в XVIII–XIX веках на Украине, в Белоруссии, на Псковщине и в Сибири в рождественские дни можно было встретить детей и взрослых, ходящих с вертепом и дающих незамысловатые представления. Это были предвестники кукольных театров — их более назидательный, но не менее красочный и любимый народом вариант.

Обычная картина для деревенского предрождественнского пейзажа: ребятишки в высоких самодельных коронах с палками в руках представляют «персидских царей», которые пришли поклониться маленькому ребенку. С ними путешествует украшенный позолоченной бумагой и неприглядными рисунками маленький деревянный ящик, рукотворный вертеп или праздничный театр для кукол с крышей из двух досок. Обычно дети в костюмах возили свой рождественский короб на санках, а поднявшись на крылечко, просили у хозяев домов разрешения колядовать. Если они были согласны принять колядки, малыши вносили свой театр в домишко, клали его на два стула либо стол, и сказка начиналась.

Уже к концу века балаганные сценки, игравшиеся в нижнем этаже, оказались более значимы, чем события «горнего яруса». Вертепщики же стали носить чудесный ящик по ярмаркам не только на Святки, но ходили с ним вплоть до Масленицы. Известно, что некоторые артисты ездили с вертепами даже на Нижегородскую ярмарку. К слову, «уставщица всей российской торговли» открывалась 15 июля!

Октябрьская революция 1917 года и последовавшая вслед за ней антирелигиозная кампания решили судьбу рождественских представлений. Они, как и традиционная Елка, оказались под строгим запретом. Вскоре были утрачены тексты вертепных спектаклей и забыты секреты вождения кукол. Только в 1980 году началось возрождение традиционного вертепа.

Главные зрители и посетители рождественских вертепов — дети. И не нужно долго объяснять, почему: глядя на таинственные вертепы, они словно переносятся умом и сердцем в Вифлеем, к яслям Младенца Христа.

Вертеп в Псково-Печерском монастыре

Вертеп в Киево-Печерской лавре

Снежный вертеп у Свято-Троицкой Церкви в Томске

Снежный вертеп в Академгородке, Томск

Снежная часовня у храма Смоленской иконы Божией Матери, Дубна

Вертеп изо льда. Екатерининский собор в Царском Селе

Вертеп с настоящими животными в Пятигорске.

Софийский собор, Царское Село

Кто-то покупает вертеп в магазине или на ярмарке, кто-то предпочитает мастерить сам. В Европе эта традиция никогда не прерывалась, ей уже много веков.

Как прикоснуться к чуду Рождества — особенно если в доме есть маленькие дети? Одно из возможных решений — сделать вертеп. Совместный труд вместе с детьми и другими домочадцами в любом случае подарит радость.

Можно всей семьей сделать вертеп, а потом читать добрые рождественские рассказы, иногда, по возможности, оживляя действие.

Но при изготовлении вертепа нужно знать некоторые правила его построения. Символика осталась неизменной: рай вверху, ад внизу. Фигурки святого семейства располагают на верхнем ярусе, если вертеп двухьярусный и слева, если он одноярусный. А озвучивают только земных существ.

Вертеп был и остается одной из любимых традиций празднования Рождества. И каким бы он ни был, статичным, механическим или даже живым, с участием актеров-людей, для зрителя он, прежде всего, — чудесный знак, указывающий на ту самую, Вифлеемскую, пещеру.

Рождественское

В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лен его волос…
Бык дохнул в лицо младенца
И, соломою шурша,
На упругое коленце
Засмотрелся, чуть дыша.
Воробьи сквозь жерди крыши
К яслям хлынули гурьбой,
А бычок, прижавшись к нише,
Одеяльце мял губой.
Пес, прокравшись к теплой ножке,
Полизал ее тайком.
Всех уютней было кошке
В яслях греть дитя бочком…
Присмиревший белый козлик
На чело его дышал,
Только глупый серый ослик
Всех беспомощно толкал:
«Посмотреть бы на ребенка
Хоть минуточку и мне!»
И заплакал звонко-звонко
В предрассветной тишине…
А Христос, раскрывши глазки,
Вдруг раздвинул круг зверей
И с улыбкой, полной ласки,
Прошептал: «Смотри скорей!..»
С. Чёрный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *