Власов и власовцы

Трижды преданный генерал. Последняя тайна Андрея Власова

От редакции:

Каждый год 9 мая наша страна отмечает День Победы и отдаёт дань доблестным защитникам Отечества — живым и мёртвым. Но оказывается, далеко не всех, кого должны помянуть добрым словом, мы помним и знаем. Ложь тоталитарной идеологии долгие годы порождала мифы. Мифы, которые становились истиной для нескольких поколений советских людей. Но рано или поздно правда становится известной. Люди же, как правило, не спешат расставаться с мифами. Так удобнее и привычнее… Вот одна из историй о том, как национальный герой, любимец власти «стал предателем». Эта история произошла с боевым генерал-лейтенантом Красной Армии Андреем Власовым.

Фото: rovs.atropos.spb.ru

Кто вы, генерал Власов?

Итак, осень 1941 года. Немцы атакуют Киев. Однако взять город не могут. Уж сильно укреплена оборона. И возглавляет её сорокалетний генерал-майор Красной армии, командующий 37 армии Андрей Власов. Личность в армии легендарная. Прошедший весь путь — от рядового до генерала. Прошедший гражданскую войну, закончивший нижегородскую духовную семинарию, отучившийся в Академии генерального штаба РККА. Друг Михаила Блюхера. Перед самой войной Андрей Власов, тогда ещё полковник, был послан в Китай военным советников к Чан Кайши. Получил в награду орден Золотого Дракона и золотые часы, чем вызвал зависть всего генералитета РККА. Впрочем радовался Власов недолго. По возвращении домой, на Алма-атинской таможне сам орден, как и другие щедрые подарки генералиссимуса Чан Кайши были изъяты НКВД…

Вернувшись домой, Власов достаточно быстро получил генеральские звёзды и назначение в 99 стрелковую дивизию, славящуюся своей отсталостью. Через год, в 1941 году дивизия была признана лучшей в РККА и первая среди частей награждена орденом Боевого Красного знамени. Сразу после этого Власов по приказу наркома обороны принял командование одним из четырёх созданных мех-корпусов. Возглавляемый генералом, был дислоцирован во Львове и практически одним из самых первых из частей РККА вступил в боевые действия. Даже советские историки были вынуждены признать, что немцы «впервые получили по морде», именно от механизированного корпуса генерала Власова.

Впрочем, силы были неравны, и Красная армия отступила до Киева. Именно тут Иосиф Сталин, потрясённый мужеством и умением Власова воевать, приказал генералу собрать в Киеве отступившие части, сформировать 37 армию и оборонять Киев.

Итак, Киев, сентябрь-август 1941 года. Под Киевом идут ожесточённые бои. Немецкие войска несут колоссальные потери. В самом Киеве… ходят трамваи.

Тем не менее небезызвестный Георгий Жуков настаивает на сдаче Киева атакующим немцам. После небольшой внутриармейской «разборки» Иосиф Сталин отдает приказ: «Киев оставить». Неизвестно, почему этот приказ штаб Власова получил последним. Об этом история умалчивает. Однако по некоторым пока неподтверждённым данным это была месть строптивому генералу. Месть не кого иного, как генерала армии Георгия Жукова. Ведь ещё недавно, несколько недель назад, Жуков, инспектируя позиции 37 армии, приехал к Власову и захотел остаться на ночь. Власов, зная характер Жукова, решил пошутить и предложил Жукову самый лучший блиндаж, предупредив о ночных обстрелах. По свидетельству очевидцев, генерал армии изменился после этих слов в лице и поспешил ретироваться с позиций. Ясное дело, говорили офицеры, присутствующие при этом, кому же охота подставлять голову… В ночь на 19 сентября практически неразрушенный Киев было оставлен советскими войсками.

Уже позже все мы узнали, что в «киевский котёл» усилиями Жукова попали 600 000 военнослужащих. Единственный, кто с минимальными потерями вывел из окружения свою армию, был «не получивший приказ об отходе Андрей Власов».

Выходивший почти месяц из киевского окружения Власов простудился и попал в госпиталь с диагнозом «воспаление среднего уха». Однако после телефонного разговора со Сталиным, генерал немедленно выехал в Москву. О роли генерала Власова в защите столицы говорится в статье «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы» в газетах «Комсомольская правда», «Известия» и «Правда» от 13.12.1941. Более того, в войсках генерала называют не иначе как «спаситель Москвы». А в «Справке на командующего армией тов. Власова А. А.», датированной 24.2.1942 г. и подписанной зам. зав. отделом кадров НКО Управления кадров ЦК ВКП (б) Жуковым и зав. Сектором Управления кадров ЦК ВКП (б) Фроловым читаем: «По работе в должности командира полка с 1937 по 1938 г. и по работе в должности командира стрелковой дивизии с 1939 по 1941 г. Власов аттестуется всесторонне развитым, хорошо подготовленным в оперативно-тактическом отношении командиром».

(Военно-исторический журнал, 1993, N. 3, с. 9-10.). Такого в истории РККА ещё не было: обладая всего 15 танками, генерал Власов остановил танковую армию Вальтера Моделя в пригороде Москвы Солнечегорске и отбросил немцев, которые уже готовились к параду на Красной площади Москвы на 100 километров, освободив при этом три города… Было от чего получить прозвище «спаситель Москвы». После битвы под Москвой генерал был назначен заместителем командующего Волховским фронтом.

Что осталось за сводками Совинформбюро?

И всё было бы просто великолепно, если бы после совершенно бездарной оперативной политики Ставки и Генштаба Ленинград оказался в кольце сродни Сталинградскому. А Вторая Ударная Армия, посланная на выручку Ленинграду, была безнадёжно блокирована в Мясном бору. Вот тут и начинается самое интересное. Сталин требовал наказания виновников сложившейся ситуации. А высшие военные чины, сидящие в генштабе, очень не хотели сдавать Сталину своих друзей-собутыльников, командующих Второй ударной. Один из них хотел единовластно командовать фронтом, не имея к этому никаких организационных способностей. Второй, не менее «умелый», желал у него эту власть отнять.

Третий из этих «друзей», гонявший красноармейцев второй Ударной Армии парадным шагом под немецким обстрелом, впоследствии стал Маршалом СССР и Министром обороны СССР. Четвёртый, не отдавший ни единой внятной команды в войсках, имитировал нервный припадок и уехал… служить в Генштаб. Сталину же было доложено, что «командование группировки нуждается в укреплении руководства». Тут Сталину напомнили о генерале Власове, который и был назначен командующим Второй Ударной Армией. Андрей Власов понимал, что летит на свою погибель. Как человек, прошедший горнило этой войны под Киевом и Москвой, он знал, что армия обречена, и никакое чудо её не спасёт. Даже если это чудо он сам — генерал Андрей Власов, спаситель Москвы.

Можно только себе представить, что передумал боевой генерал в «Дугласе», вздрагивающем от разрывов немецких зениток, и кто знает, будь немецкие зенитчики поудачливее, и сбей они этот «Дуглас» .

Какую бы гримасу скорчила история… И не имели бы мы теперь героически погибшего Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Андрея Андреевича Власова. По существующей, подчёркиваю, не нашедшей пока подтверждения информации, на столе у Сталина лежало представление на Власова. И Верховный главнокомандующий его даже подписал…

Дальнейшие события официальная пропаганда преподносит так: генерал-изменник А. Власов добровольно сдался в плен. Со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Но мало кто и по сей день знает о том, что когда судьба Второй Ударной стала очевидной, Сталин прислал за Власовым самолёт. Ещё бы, генерал был его любимцем! Но Андрей Андреевич уже сделал свой выбор. И отказался от эвакуации, отправив в самолёте раненых. Очевидцы этого случая говорят, что генерал бросил сквозь зубы «Какой же полководец бросает свою армию на погибель?»

О том, что Власов отказался бросить фактически умирающих от голода из-за преступных ошибок Верховного Командования бойцов 2-й Ударной армии и улететь, спасая свою жизнь, есть свидетельства очевидцев. Причём не немцев, а русских, прошедших ужасы немецких, а затем и сталинских лагерей и несмотря на это, не обвинивших Власова в измене. Генерал Власов с горсткой бойцов решил прорываться к своим…

Плен

Ночью 12 июля 1942 года Власов и горстка сопровождающих его солдат вышли к старообрядческой деревне Туховежи, и укрылись в сарае. А ночью в сарай, где нашли пристанище окруженцы, ворвались… нет, не немцы. По сей день неизвестно, кем на самом деле были эти люди. Согласно одной из версий, это были самодеятельные партизаны. По другой — вооружённые местные жители, возглавляемые церковным старостой, решили купить себе расположение немцев ценой генеральских звёзд. В ту же ночь генерал Андрей Власов и сопровождающие его бойцы были переданы регулярным немецким войскам. Говорят, что перед этим генерала сильно избили. Заметьте, свои…

Один из красноармейцев, сопровождавший Власова, свидетельствовал затем следователям СМЕРШАа: «Когда нас передавали немцам — те хотели без разговоров всех расстрелять. Генерал вышел вперёд и сказал: „Не стрелять! Я генерал Власов. Мои люди безоружны!“» Вот и вся история «добровольного ухода в плен». Кстати, за июнь—декабрь 1941 в немецкий плен попадает 3,8 миллиона советских военнослужащих, в 1942 году ещё более миллиона, всего за войну около 5,2 миллионов человек.

А потом был концентрационный лагерь под Винницей, где содержались старшие офицеры, представляющие интерес для немцев — видные комиссары и генералы. Много в советской прессе писалось о том, что Власов, мол, струсил, потерял контроль над собой, спасал жизнь. Документы утверждают обратное.

Приведём выдержки из официальных немецких и личных документов, которые после войны попали в СМЕРШ. Они характеризуют Власова и с точки зрения иной стороны, Это документальные свидетельства нацистских руководителей, которых уж никак не заподозришь в симпатиях к советскому генералу, усилиями которого были уничтожены тысячи немецких солдат под Киевом и Москвой.

Так, советник германского посольства в Москве Хильгер в протоколе допроса пленённого генерала Власова от 8 августа 1942 г. кратко охарактеризовал его: «Производит впечатление сильной и прямой личности. Его суждения спокойны и взвешены» (Архив Института военной истории МО, д. 43, л. 57.).

А вот мнение о генерале Геббельса. Встретившись с Власовым 1 марта 1945 г., он записал в своём дневнике: «Генерал Власов в высшей степени интеллигентный и энергичный русский военачальник; он произвёл на меня очень глубокое впечатление» (Геббельс Й. Последние записи. Смоленск, 1993, с- 57).

В отношении Власова вроде бы понятно. Может быть люди, которые его окружали в РОА были последними подонками и бездельниками, которые только и ждали начала войны, чтобы перейти на сторону немцев. Ан нет, и тут документы не дают повода к сомнению.

…и примкнувшие к нему офицеры

Ближайшие сподвижники генерала Власова были высокопрофессиональными военачальниками, которые в разное время отмечались высокими наградами советского правительства за свою профессиональную деятельность. Так, генерал-майор В. Ф. Малышкин был награждён орденом Красного Знамени и медалью «XX лет РККА»; генерал-майор Ф. И. Трухин — орденом Красного Знамени и медалью «XX лет РККА»; Жиленков Г. Н, секретарь Ростокинского райкома ВКП(б) г. Москва. — орденом Трудового Красного Знамени (Военно-исторический журнал, 1993, N. 2, с. 9, 12.). Полковник Мальцев М. А. (генерал-майор РОА) — командующий Военно-воздушнымисилами КОНР, был в свое время лётчиком-инструктором легендарного Валерия Чкалова («Голос Крыма», 1944, N. 27. Послесловие редакции.).

А начальник Штаба ВС КОНР полковник А. Г. Алдан (Нерянин) удостоился высокой похвалы при выпуске из Академии Генерального Штаба в 1939 г. Тогдашний начальник генштаба, генерал армии Шапошников назвал его одним из блестящих офицеров курса, единственного окончившего Академию на «отлично». Трудно представить, что все они были трусами, ушедшими в услужение к немцам ради спасения собственной жизни. Генералы Ф. И Трухин, Г. Н. Жиленков, А. А. Власов, В. Ф. Малышкин и Д. Е. Закупный во время церемонии подписания манифеста КОНР. Прага, 14 Ноября 1944 года.

Если Власов невиновен, тогда кто?

Кстати, если речь зашла о документах, то можно вспомнить ещё один. Когда генерал Власов оказался у немцев, НКВД и СМЕРШ по поручению Сталина провел тщательное расследование ситуации, сложившейся со Второй ударной армией. Результаты были положены на стол Сталину, который пришёл к выводу: признать несостоятельность обвинений, выдвинутых против генерала Власова в гибели 2-й Ударной армии и в его военной неподготовленности. А какая же может быть неподготовленность, если у артиллерии не было боезапаса даже на один залп… Возглавлял расследование от СМЕРШа некий Виктор Абакумов (запомните это имя). Только в 1993 году, спустя десятилетия, советская пропаганда сквозь зубы сообщила об этом. (Военно-исторический журнал, 1993, N. 5, с. 31-34.).

Генерал Власов — Гитлер капут?!

Вернемся к Андрею Власову. Так уж и успокоился боевой генерал в немецком плену? Факты говорят о другом. Можно было, конечно, спровоцировать охранника на автоматную очередь в упор, можно было поднять восстание в лагере, убить пару десятков охранников, бежать к своим и… попасть в другие лагеря — на этот раз сталинские. Можно было проявить непоколебимость убеждений и… превратиться в ледяную глыбу. Но и особого страха перед немцами Власов не испытывал. Однажды «принявшие на грудь» охранники концлагеря решили устроить «парад» пленённых красноармейцев и во главе колонны решили поставить Власова. Генерал от такой чести отказался, и несколько «организаторов» парада были отправлены генералом в глубокий нокаут. Ну, а тут и комендант лагеря на шум подоспел.

Генерал, который всегда отличался оригинальностью и нестандартностью принимаемых решений, решил действовать иначе. Целый год(!) он убеждал немцев в своей лояльности. А затем в марте и апреле 1943 Власов совершает две поездки по Смоленской и Псковской областям, и выступает с критикой… немецкой политики перед большими аудиториями, убеждается, что освободительное движение находит отклик в народе.

Но за «бесстыдные» речи перепуганные наци отправляет его под домашний арест. Первая попытка завершилась полным крахом. Генерал рвался в бой, порой совершая безрассудные поступки.

Всевидящее око НКВД?

И тут произошло нечто. На генерала вышла советская разведка. В его окружении появился некто Мелентий Зыков, занимавший в Красной Армии должность дивизионного комиссара. Личность яркая и… таинственная. У генерала он редактировал две газеты….

И поныне достоверно неизвестно, был ли этот человек тем, кем он себя выдавал. Только год назад «всплыли» обстоятельства, которые способны перевернуть все представления о «деле генерала Власова». Зыков родился в Днепропетровске, журналист, работал в Средней Азии, потом в «Известиях» с Бухариным. Был женат на дочери ленинского соратника, наркома просвещения Андрея Бубнова, вслед за ним в 37 г. арестован. Незадолго до войны его освободили (!) и призвали в армию в должности батальонного комиссара (!).

Пленён под Батайском летом 42-го, будучи комиссаром стрелковой дивизии, номера которой никогда не называл. С Власовым они познакомились в винницком лагере, где содержали особо интересных для вермахта советских офицеров. Оттуда Зыкова привезли в Берлин по распоряжению самого Геббельса.

На гимнастёрке доставленного в управление военной пропаганды Зыкова оставались не споротыми звёздочки и комиссарские знаки отличия. Мелентий Зыков стал ближайшим советником генерала, хотя и получил в РОА всего лишь звание капитана.

Есть основания предполагать, что именно Зыков был советским разведчиком. И основания очень весомые. Мелентий Зыков очень активно контактировал с высшими немецкими офицерами, которые, как оказалось, готовили покушение на Адольфа Гитлера. За это он и поплатился. Остаётся загадкой, что случилось июньским днём 1944 года, когда в деревне Расндорф его вызвали к телефону. Капитан РОА Зыков вышел из дома, сел в машину и… исчез.

Согласно одной из версий, Зыкова похитили гестаповцы, раскрывшие покушение на Гитлера, и расстреляли затем в Заксенхаузене. Странное обстоятельство, сам Власов не очень обеспокоился пропажей Зыкова, что позволяет предположить существование плана перехода Зыкова на нелегальное положение, т. е. возвращение домой. Кроме того, в 1945-46 гг., после ареста Власова, СМЕРШ весьма активно искал следы Зыкова.

Да так активно, что возникало впечатление об умышленном заметании следов. Когда в середине девяностых в архивах ФСБ попытались найти уголовное дело Мелентия Зыкова 1937 года, попытка успехом не увенчалась. Странно, правда? Ведь при этом все остальные документы Зыкова, включая читательский формуляр в библиотеке, и учётную карточку в военном архиве, оказались на месте.

Семья генерала

И ещё одно существенное обстоятельство, косвенно подтверждающее сотрудничество Власова с советской разведкой. Обычно родственники «изменников Родины», особенно занимающих социальное положение уровня генерала Власова, подвергались жесточайшим репрессиям. Как правило, их уничтожали в ГУЛаге.

В данной ситуации всё было с точностью до наоборот. Последние десятилетия ни советские, ни западные журналисты не могли добыть информацию, проливающую свет на судьбу семьи генерала. Лишь недавно выяснилось, что первая жена Власова Анна Михайловна, арестованная в 1942 году, отсидев 5 лет в Нижегородской тюрьме ещё несколько лет назад жила и здравствовала в г. Балахна. Вторая жена, Агнесса Павловна, брак с которой генерал заключил в 1941 году, жила и работала врачом в Брестском областном кожно-венерологическом диспансере, Умерла два года назад, а сын, немало добившийся в этой жизни, живет и работает в Самаре.

Второй сын, внебрачный, живёт и работает в Санкт-Петербурге. При этом отрицает всякое родство с генералом. У него растёт сын, весьма похожий на деда… Там же живут его внебрачная дочь, внуки и правнуки. Один из внуков, перспективный офицер Российского флота, даже не представляет, кем был его дед. Вот и решай после этого, был ли генерал Власов «изменником Родины».

Открытое выступление против Сталина

Спустя полгода после исчезновения Зыкова, 14 ноября 1944 Власов провозглашает в Праге манифест Комитета освобождения народов России. Его основные положения: свержение сталинского режима и возвращение народам прав, завоеванных ими в революции 1917 года, заключение почётного мира с Германией, создание в России новой свободной государственности, «утверждение национально-трудового строя», «всемерное развитие международного сотрудничества», «ликвидация принудительного труда», «ликвидация колхозов», «предоставление интеллигенции права свободно творить». Не правда ли, весьма знакомые требования, провозглашаемые политическими лидерами последних двух десятилетий.

И в чём тут измена Родине? От советских граждан в Германии в КОНР поступают сотни тысяч заявлений о вступлении в его вооруженные силы.

Звезда…

28 января 1945 генерал Власов принимает командование Вооружёнными Силами КОНР, которые немцы разрешили на уровне трёх дивизий, одной запасной бригады, двух эскадрилий авиации и офицерской школы, всего около 50 тыс. человек. На тот момент эти воинские формирования ещё не были достаточно вооружены.

Генерал-лейтенант А. А. Власов и представители германского командования инспектируют один из русских батальонов в составе группы армий «Север», май 1943 года. На переднем плане русский унтер-офицер (заместитель командира взвода) с погонами и петлицами восточных войск, введёнными в августе 1942 года.

Война заканчивалась. Немцам уже было не до генерала Власова — они спасали свою шкуру. 9 февраля и 14 апреля 1945 года единственные вынужденные немцами случаи участия «власовцев» в боях на восточном фронте. В первом же бою на сторону Власова переходит несколько сот красноармейцев. Второй — в корне меняет некоторые представления о финале войны.

6 мая 1945 года в Праге вспыхнуло антигитлеровское восстание… По призыву восставших чехов, в Прагу входит… Первая дивизия армии генерала Власова. Она вступает в бой с вооружёнными до зубов частями СС и вермахта, захватывает аэропорт, куда прибывают свежие немецкие части и освобождает город. Чехи ликуют. А весьма именитые командиры уже советской армии вне себя от ярости и злости. Ещё бы, опять это выскочка Власов!

А далее начались странные и страшные события. К Власову приходят те, кто ещё вчера молил о помощи, и просят генерала… покинуть Прагу, поскольку русские друзья недовольны. И Власов отдаёт команду об отходе. Впрочем, ходоков это не спасло, они были расстреляны… самими чехами. Между прочим, помощи у Власова просили не группа самозванцев, а люди, выполнявшие решение высшего органа Чехословацкой Республики.

…И смерть генерала Власова

Но это уже генерала не спасло, генерал-полковник Виктор Абакумов, начальник СМЕРШ отдал команду Власова задержать. СМЕРШевцы взяли под козырёк. 12 мая 1945 войска генерала Власова в тисках между американскими и советскими войсками в юго-западной Чехии. «Власовцы», попавшие в руки Красной Армии, расстреливаются на месте… По официальной версии, сам генерал захвачен и арестован специальной разведгруппой, которая остановила автоколонну первой дивизии РОА и СМЕРШ. Впрочем, существуют как минимум четыре версии того, как Власов оказался в тылу у советских войск. О первой мы уже знаем, а вот ещё одна, составленная на основании свидетельств очевидцев. Действительно, генерал Власов находился в той самой колонне РОА.

Только вот не прятался он в ковре на полу «Виллиса», как это утверждает капитан Якушов, якобы принимавший участие в той операции. Генерал спокойно сидел в автомобиле. И автомобиль был вовсе не «Виллис». Более того, этот самый автомобиль был таких размеров, что двухметрового роста генерал попросту не вместился бы в нём, замотанный в ковёр… И никакого молниеносного нападения разведчиков на колонну не было. Они (разведчики) одетые в парадную форму с орденами, спокойно ожидали на обочине, когда машина Власова поравняется с ними. Когда машина притормозила, старший группы отдал честь генералу и пригласил его выйти из машины. Разве так встречают предателей?

А далее началось самое интересное. Существует свидетельство военного прокурора танковой дивизии, в которую доставили Андрея Власова. Этот человек был первым, кто встретил генерала после его прибытия в расположение советских войск. Он утверждает, что генерал был одет в… генеральскую форму РККА (старого образца), со знаками различия и орденами. Ошеломлённый юрист не нашёл ничего лучшего, как попросить генерала предъявить документы. Что тот и сделал, продемонстрировав прокурору расчётную книжку начальствующего состава РККА, удостоверение личности генерала Красной Армии № 431 от 13.02.41г. и партийный билет члена ВКП (б) № 2123998 — все на имя Власова Андрея Андреевича…

Более того, прокурор утверждает, что за день до прибытия Власова в дивизию понаехало немыслимое количество армейского начальства, которое и не думало проявлять к генералу какой-либо неприязни или враждебности. Более того, был организован совместный обед.

В тот же день генерала на транспортном самолёте переправили в Москву. Интересно, так встречают предателей?

Далее известно совсем мало. Власов находится в Лефортово. «Заключённый № 32» — так именовался генерал в тюрьме. Эта тюрьма принадлежит СМЕРШу, и никто, даже Берия и Сталин, не вправе туда входить. И не входили — Виктор Абакумов своё дело знал хорошо. За что потом и поплатился, но об этом позже. Следствие продолжалось более года. Сталин, а может вовсе и не Сталин, думал, что делать с опальным генералом. Возводить в ранг национального героя? Нельзя: не сидел тихо боевой генерал, говорил много. Отставные сотрудники НКВД утверждают, что с Андреем Власовым долго торговались: покайся, мол, перед народом и вождём. Признай ошибки. И простят. Может быть…

Говорят, что именно тогда Власов вновь встретился с Мелентием Зыковым…

Но генерал был последовательным в своих поступках, как тогда, когда не оставил умирать бойцов Второй ударной, как тогда, когда не бросил свою РОА в Чехии. Генерал-лейтенант Красной Армии, кавалер орденов Ленина и Боевого Красного знамени сделал свой последний выбор…

2 августа 1946 официальное сообщение ТАСС, опубликованное во всех центральных газетах: 1 августа 1946 года генерал-лейтенант Красной Армии Власов А. А. и его 11 соратников были повешены. Сталин до конца был жестоким. Ведь нет смерти позорней для офицеров, чем виселица. Вот их фамилии: генерал-майор РККА Малышкин В. Ф., Жиленков Г. Н., генерал-майор РККА Трухин Ф. И, генерал-майор РККА Закутный Д. Е, генерал майор РККА Благовещенский И. А, полковник РККА Меандров М. А, полковник ВВС СССР Мальцев М. А, полковник РККА Буняченко С. К, полковник РККА Зверев Г. А, генерал-майор РККА Корбуков В. Д. и подполковник РККА Шатов Н. С. Где захоронены тела офицеров, неизвестно. СМЕРШ умел хранить свои тайны.

Простите нас, Андрей Андреевич!

…И генерал-лейтенант Власов — … советский разведчик?!

Был ли Андрей Власов советским разведчиком? Прямых доказательств этому нет. Тем более нет документов, свидетельствующих об этом. Но есть факты, с которыми спорить очень трудно.

Главный среди них таков. Уже не есть большой тайной, что в 1942 году Иосиф Сталин, несмотря на все успехи Красной Армии под Москвой, хотел заключить сепаратный мир с Германией и остановить войну. Отдав при этом Украину, Молдавию, Крым….

Есть даже свидетельства, что Лаврентий Берия «вентилировал ситуацию» по этому вопросу.

И Власов был прекрасной кандидатурой, чтобы провести эти переговоры. Почему? Для этого нужно посмотреть предвоенную карьеру Андрея Власова. Можно прийти к ошеломляющим выводам. Ещё в 1937 году полковник Власов был назначен начальником второго Отдела штаба Ленинградского военного округа. В переводе на гражданский язык это значит, что бравый полковник Власов отвечал за всю чекистскую работу округа. А затем грянули репрессии. И полковник Власов, получивший первый псевдоним «Волков», был… благополучно отправлен советником к уже упоминаемому Чан Кайши… А дальше, если почитать между строчками мемуары участников тех событий, то приходишь к выводу, что в Китае работал не кто иной, как… полковник Волков, советский разведчик.

Именно он, и не кто иной, водил дружбу с немецкими дипломатами, водил их в рестораны, поил водкой до обморочного состояния, и долго-долго разговаривал. О чём — неизвестно, но разве может себя так вести обычный русский полковник, знающий, что происходит у него в стране, что людей арестовывали только за то, что на улице объясняли иностранцам, как пройти в Александровский сад. Куда там тому Зорге с его потугами агентурной работы в Японии. Все женщины-агенты Зорге не могли поставлять информацию, сравнимую с данными жены Чан Кайши, с которой русский полковник был в очень близких отношениях…О серьёзности работы полковника Власова свидетельствует его личный переводчик в Китае, который утверждает, что Волков приказал ему при малейшей опасности пристрелить его.

И ещё аргумент. Я видел документ с грифом «Совершенно секретно. Экз.№ 1» датированный 1942, в котором Всеволод Меркулов докладывает Иосифу Сталину о работе по уничтожению генерала-предателя А. Власова. Так вот на Власова охотилось более 42 разведывательных и диверсионных групп общей численностью 1600 человек. Вы верите, что в 1942 году такая могущественная организация как СМЕРШ не могла «достать» одного генерала, даже если его хорошо охраняли. Я не верю. Вывод более чем прост: Сталин, прекрасно зная силу немецких спецслужб, всячески убеждал немцев в предательстве генерала.

Но не так просты оказались немцы. Гитлер Власова так и не принял. Но вот антигитлеровской оппозиции Андрей Власов пришелся в «масть». Сейчас неизвестно, что помешало Сталину довести дело до конца -то ли ситуация на фронте, то ли слишком запоздавшее и к тому же неудачное покушение на фюрера. И Сталину пришлось выбирать между уничтожением Власова или его похищением. Судя по всему, остановились на последнем. Но… Это самое русское «но». Все дело в том, что на момент «перехода» генерала к немцам в СССР действовало аж три разведки: НКГБ, СМЕРШ и ГРУ генштаба РККА. И эти организации между собой жестко конкурировали (запомните это). И Власов, судя по всему, работал на ГРУ. Иначе как можно объяснить то, что генерала во Вторую Ударную привезли Лаврентий Берия и Климент Ворошилов. Интересно, правда?

Далее, суд на Власовым вершил СМЕРШ и никого к этому делу не подпускал. Даже суд проходил закрытый, хотя по логике вещей, суд над предателем должен быть гласным и открытым. И нужно видеть фотографии Власова в суде — чего-то ожидающие глаза, как будто спрашивающие: «Долго еще, кончайте клоунаду». Но не знал Власов о сваре спецслужб. И его казнили… Люди, присутствующие при этом, утверждают, что генерал вел себя достойно.

Скандал начался на следующий день после казни, когда Иосиф Сталин увидел свежие газеты.

Оказывается, СМЕРШ должен был испросить письменного разрешения на казнь у Военной прокуратуры и ГРУ. Он и спросил, ему и ответили: «Казнь отложить до особого распоряжения». Это письмо и по сей день лежит в архивах.

Но Абакумов ответа «не увидел». За что и поплатился. В 1946 году: году по личному указанию Сталина Виктор Абакумов был арестован. Говорят, что Сталин посетил его в тюрьме и напомнил ему о генерале Власове. Однако это всего лишь слухи…

Кстати, в обвинительном заключении Андрею Власову нет статьи, инкриминирующей измену Родины. Только терроризм и контрреволюционная деятельность.

Статья опубликована с сокращениями.

генерал Власов и Агнесса Подмазенко

В Самаре корреспонденты центрального ТВ ищут сына генерала Власова

Нет, это не Марк Фейгин, как могли бы подумать некоторые, исходя из любви скандального адвоката к генералу-перебежчику.

Причиной поисков стали обычные архивные расследования родных генерала в России, а в Беларуси, к примеру, об этом в отличие от Самары знали уже давно.

Теперь узнают и волжане.

Как известно у генерала Власова помимо официальной семьи были и неофициальные. Одна такая семья была создана им на фронте в 1941 году с Агнессой Помазенко, военврачом.

Вот что пишет писатель Николай Коняев в книге Власов. Два лица генерала:

— Летом сорок первого года начинается его военно-полевой роман с двадцатичетырехлетней Агнессой Подмазенко.

В восемнадцать Агнесса первый раз вышла замуж, но, родив в 1936 году сына Юрика, с мужем разошлась. Отдала ребенка родителям и поступила в Харьковский мединститут, который и закончила в аккурат в июне 1941 года. После выпуска ее сразу отправили на фронт.

Судя по фотографиям и по сохранившимся письмам, Агнесса Подмазенко была веселой, энергичной и «дюже гарной» дивчиной. Встретившись с «одиноким» генералом, она, как сама утверждала потом на допросах, «вышла за него замуж».

Почему образованная, развитая и уже тертая жизнью Агнесса Подмазенко лопухнулась, подобно деревенской дурочке, понять невозможно.

Ведь не могла же Подмазенко не понимать, что летом сорок первого года генерал Власов не имел возможности заниматься бракоразводным процессом со своей супругой Анной Михайловной.

…Власов и не думал разводиться с женой.

Он просто предложил Агнессе выйти за него замуж, а когда та согласилась, сказал, что берет на себя все формальности, и через несколько дней объявил, что отношения их теперь узаконены.

Будучи генералом, А.А. Власов гипнотически действовал на женщин, шла война, и Агнессе даже и в голову не пришло попросить у генерала какой-либо документ, подтверждающий их брак. Поразительно, но и в сорок третьем году Агнесса совершенно искренне считала Власова своим законным мужем и безропотно отсидела положенные жене изменника Родины пять лет лагерей…

Зато фронтовую жизнь Агнессы «муж» устроил основательно и прочно. Подмазенко была зачислена на должность старшего врача медпункта штаба 37-й армии.

Семейная жизнь «новобрачных» оказалась счастливой. Скоро Агнесса забеременела. Ребенка своего, которого благополучно родила, она назвала потом, кстати сказать, Андрюшей.

Правда, показать его отцу не сумела. Тогда уже завершилась трагедия 2-й Ударной армии.

Но это впереди.

Пока же, в сентябре 1941 года, Власов вывозил молодую жену из киевского котла. Относился он к ней заботливо и без нужды старался не волновать. Поэтому, пока ехали на штабных машинах, идущих позади частей прорыва, Агнесса и не подозревала, что они в окружении.

В 20-й армии Подмазенко пробыла до 27 января 1942 года, пока ее не демобилизовали по беременности. Рожать она уехала к матери в Энгельс, надеясь сразу после родов вернуться на фронт к Власову.

Во всяком случае, об этом она писала Власову в феврале 1942 года.

«Андрюшенька! Родной, поздравляю тебя с годовщиной Красной Армии и желаю тебе крупных побед над фашистами. Хотелось бы в этот большой день быть рядом с тобой, чтобы еще больше чувствовать радость, пусть этот день будет днем смерти для всех фашистских захватчиков. От тебя получила только одно письмо, тебе послала много писем, пиши, милый, чаще, хотя бы несколько слов, чтобы знала, что ты здоров

в «жутком СССР» это было чистой правдой и сын генерала Власова сделал карьеру в Советском Союзе

Получила от Жени две открытки и одно письмо, в котором она поздравляет тебя с победой, наградой и повышением, желает всех благ в жизни. Кроме того — привожу дословно ее слова! — скажи Андрею Андреевичу, что он должен более внимательно относиться ко мне, пусть не забывает, что женился на тебе, не спросив моего согласия, так я могу обидеться и отнять тебя у него, скажу, что самой мне нужна, а то он ни разу мне не написал, понимаю, что «Русь от недруга спасает», но все-таки».

Дальше она пишет о себе: «беды изумительно влияют на фигуру, стала очень «изящной». Я с сожалением ей ответила, что не могу этим же похвастаться. Если будет у тебя хотя бы минута свободная, черкни ей несколько слов, она послала тебе несколько открыток… Но помни, что хотя твои письма к ней и не смогут пройти моей цензуры, не вздумай написать, что ожидаешь не только встречи!

Милый, я живу сейчас только письмами. У нас тут есть одно кино, репертуар которого очень разнообразен, а именно вот уже целый сезон идет «Свинарка и пастух». Я предпочитаю лучше перечитывать 1000 раз твое единственное письмо…

У нас есть наушники, которые иногда только трещат, но мне даже в треске слышится: «говорит западный фронт. Уничтожено бесчисленное количество фашистов, точное число подсчитывают уже несколько дней» и т.д.

Андрюшенька! О себе пиши все, меня ведь интересует каждая мелочь, вплоть до того, меняешь ли ты каждый день платки или предпочитаешь ходить с грязными??? Как Кузин заботится о тебе? Передай, что за неисполнение моих инструкций он понесет большое наказание. Андрюшенька! Сейчас живу только тем, что в мае буду с тобой вместе на фронте. И не думай иначе. Еще раз, или как один наш профессор говорит «исче», пишу, что если Кузина не будет к 2–3 мая, сама добьюсь посылки на фронт. Маму оставлю с ребенком и возьму какую-нибудь женщину, чтобы мама могла справиться. Остался март и апрель, февраль я уже не считаю. Ты даже не можешь представить себе, как я скучаю и как хочу тебя видеть…

Любящая тебя твоя Аля».

Вот такое письмо.

Молодая женщина готова растерзать любого, кто усомнится: генеральша ли она, — но вместе с тем и сама порою не верит, что она и на самом деле генеральша. От этого и сбои в повествовании, и клятвы в любви, перемежаемые как бы шутливыми угрозами. Агнесса Павловна действительно и Власова любила, и ощущать себя генеральшей ей тоже нравилось.

…Агнесса Подмазенко, получавшая письма от Власова, не могла знать, что генерал отправлял примерно такие же письма и своей законной супруге.

…. Агнесса Павловна, сообщив обожаемому генералу о рождении у него ребенка (она родила сына), так и не сообщила ему о его поле.

Напрасно Власов штурмовал ее письмами, то грубовато, с наскока: «Привет маме, папе, Юрику и маленькому Андрюше — так что ли?» (26.4.42), то умоляюще, почти капитулируя: «Я волнуюсь. Что у тебя? Сын? Дочь! Не мучь, скорее пиши» (10.5.42), то уже безнадежно-отчаянно, прощаясь навсегда: «Привет и поцелуй маме, папе и Юрику, а также маленькому, не знаю, как его зовут, но знаю, что он очень хороший и любим мной и тобой». 17.5.42.

Напрасно…

Подмазенко была неумолима, и, похоже, генерал так и остался в неведении, отцом кого он является.

++++

Виктор Рябов был одним из соратников Андрея Подмазенко в университете и обкоме КПСС

Итак, генерал Власов хотел, чтобы его сына тоже назвали Андреем. Он и стал Андреем Подмазенко.

Правда сначала его мать за связь с генералом — предателем получила сначала

Но это не помешало женщине достаточно неплохо устроить свою последующую жизнь в «тоталитарном СССР».

Впоследствии она жила на границе с Польшей и работала в доктором в Брестском областном кожно-венерологическом диспансере. В последние годы активно писала с просьбами о реабилитации своего фронтового мужа

История разворачивалась так: Тайну свою Агнесса Подмазенко хранила бережно, но не все зависело от нее. В 1980-х в военном журнале кто-то из сотрудников Брестского кожвендиспансера нашел упоминание об одной из жен Власова — Агнессе Павловне Подмазенко. Но завотделением микологии заявила, что это другая. В общем, истину тогда не выяснили и сошлись во мнении — бывают и не такие совпадения.
Из прессы о своем отце узнал и Андрей Подмазенко:
— Я взрослый человек. Но я до последнего времени не знал, кто мой отец. Мать не говорила ничего. Только в книгах, в журнале «Роман-газета» что-то мелькало. Помню, приехал в Самару, тогда еще Куйбышев, был это 1971 год, и мне попался журнал «Роман-газета» со статьей «Ваше превосходительство», по-моему. И тогда я узнал об Андрее Андреевиче Власове — уже взрослым человеком, заканчивавшим аспирантуру:
Родственники — бабуля, дед — наверное, знали. Им тоже наверняка досталось, тем более что дед был военным. Их тоже вызывали, дергали. Но в то время была привычка молчать, не разговаривать по этому поводу. Помню фотографии, где молодая мать — и обязательно вырезано чье-то лицо. Я только потом понял, что это — он. Семья предателя: не принято на эту тему ни распространяться, ни иметь фотографий и т.д.

— А потом вы никогда не заводили речь об отце?
— Нет, я знал, что это нервы. Видимо, она пережила такое, что даже со мной не хотела вспоминать этого. Мы никогда об этом не говорили, никогда. Я сам кусочками узнавал из литературы, вот и все.

— Не пытались докопаться до правды?

— Нет. В тот период идеология исключала какие-то докапывания: Более того, после похорон матери в 1997 году меня пригласили в наше ФСБ для беседы. Там я узнал, что у нее был еще один сын, мой брат. Но в 5-6 лет он упал и разбился. Он был старше. От Власова он был или нет, я не знаю.
В диспансере Агнесса Павловна проработала до 1991-го и вышла на пенсию в 74 года. К концу жизни Агнесса Павловна страдала от сердечной недостаточности, повышенного давления, ее мучили боли в ногах.
5 мая 1997, за четыре дня до любимого праздника, Агнесса Павловна скончалась в стенах родного диспансера, куда из больницы ее забрали сослуживцы. Похоронили ее на городском кладбище в Бресте. А на памятнике от сына и его семьи выгравировали строки из Есенина: Отговорила роща золотая: Это была ее единственная просьба.

Андрей Андреевич Подмазенко, приехавший в Куйбышевской государственный университет в 1971 г. считался одним из лучших специалистов в области экономики социализма

Впоследствии он был ближайшим соратником ректора университета Виктора Рябова, а также секретарем парткома КГУ и одним из основателей в 1978 году газеты Самарский университет

Затем Андрей Андреевич при первом секретаре ОК КПСС Евгении Муравьеве возглавлял лекторскую группу Куйбышевского обкома, считался одним из лучших пропагандистов в области марксизма -ленинизма, после переворота 1991 года сотрудничал в Самарским институтом бизнеса и управления.

Его одна дочь , внучка генерала ныне проживает во Франции. Другая была одним из руководителей ГТРК Самара при Александре Князеве, принимала активное участие в создание региональной империи «зомбиящика».

PS А вообще история близких Власова — лучшее подтверждение того, что сын за отца не отвечает, как и говорил тов. Сталин. В «диктаторском Советском Союзе» было возможно всякое.

Реклама

Встреча Власова с Гиммлером

16 сентября мы с Власовым прибыли в главную квартиру Гиммлера под Растенбургом.

Как вновь назначенный (после 20 июля) главнокомандующий войсками резерва, Гиммлер был в состоянии вооружить сильные добровольческие соединения. Так мы думали. В полнейшем неведении об ожидавшем нас обмане, мы строили планы создания русского военного потенциала как фактора силы, обеспечивающего Власову право голоса в политике.

Мы были приняты офицерами СС. С первого взгляда картина едва ли отличалась от обстановки в штабе ОКВ. Когда мы подошли к кабинету Гиммлера, ко мне обратился сопровождавший нас генерал СС и сказал, что до начала общего совещания Гиммлер хочет минут десять поговорить с Власовым наедине. Власов насторожился и заявил, что без меня он не войдет к Гиммлеру, – в таком случае он предпочитает уйти. Я стал уговаривать Власова не возвращаться, не поговорив с Гиммлером. Если они хотят, чтобы он шел один, – не отказываться: он достаточно хорошо знает немецкий язык и может защищать свое дело, а сейчас наступил решающий момент. – Моего немецкого хватает для Рупольдинга, – ответил Власов. Дверь уже открылась, а Власов всё еще колебался. Я вынужден был слегка сдавить его руку и подтолкнуть через порог.

В приемной, где я остался, ко мне подсел полковник СС, и мы молча ждали. Прошли и 10, и 20, и 30 минут. Полковник предложил мне пойти с ним позавтракать, так как «интимный разговор рейхсфюрера, по всем признакам, будет продолжаться еще долго». Он заметил, что он, конечно, не знает, что говорится в кабинете рейхсфюрера, но уверен, что сегодня будет, наконец, заключено «разумное» соглашение с Власовым; оберфюрер СС Крёгер находится у рейхсфюрера, так что Крёгер – «тоже русский» – может быть переводчиком.

Мое беспокойство несколько улеглось, и постепенно наш разговор стал оживленным. Полковник СС сказал, что «давно бы надо было отстранить путающегося Розенберга» и что «рейхсфюрер готов теперь поставить на карту Власова». Он заметил, что нехорошо было забывать обо мне, но, в конце концов, суть в результатах.

– Знаете, Вильфрид Карлович, всё прошло хорошо! – сказал Власов, выйдя от Гиммлера. – И совсем не так, как я себе представлял. Гиммлер – глава немецкой полиции… рейхсфюрер СС… Я думал увидеть кровожадного чекиста вроде Берии, настоящего великого инквизитора, для которого я только «русский унтерменш»… А встретил я, как мне, по крайней мере, показалось, типичного буржуа. Спокойного и даже скромного. Никаких заскоков, как, скажем, у Лея… Напротив, скорее, некоторая неуверенность. Ни слова о сверхлюдях, ни звука о евреях… Да, Гиммлер как бы извинился передо мной, что его довольно долго вводили в заблуждение «теорией об унтерменшах»… Я не думаю, что Гиммлер умен. Он кажется мне, скорее, ограниченным, узким и педантичным. Он из деревни, а значит, как я, крестьянин. Любит животных… Он открыто признал многие ошибки, сделанные до сих пор. И это мне понравилось. Он сказал, что говорил с фюрером и получил его согласие на немедленное проведение мроприятий, обеспечивающих новую политику. Если я его правильно понял, мы сможем сформировать десять дивизий. Русский Освободительный Комитет может сразу же начать действовать как суверенный и независимый орган. Унизительная нашивка «OST» для рабочих будет изъята и наши рабочие и военнопленные приравняются к рабочим и пленным других стран. Его глаза блестели.

– Видите, – прервал я генерала, – хотя бы этой цели мы всё же добились. Вы помните: она была в основе нашей связи.

– Я добился и еще кое-чего. Мы получаем статус союзников… Гиммлер предложил мне занять должность главы правительства, но я сказал, что ни я, ни Русский Освободительный Комитет, который теперь будет создан, не могут взять на себя полномочий правительства. Это может решать русский народ, а вернее, народы России в свободном волеизъявлении. Я ни на йоту не отступил от своих требований. Я изложил мою политическую программу. Я сказал ему, что сталинский режим и сегодня еще обречен, если народ в России возьмет власть в свои руки. И сначала – объединение всех антисталинских сил и разгром противника, а потом каждый народ в пределах России может решать свободно свою судьбу в рамках нового европейского порядка. Кажется, он это понял, – во всяком случае, соглашался. Наконец, я просил его перевести из Франции наши «батальоны», если это еще не поздно, и подчинить их моему командованию.

Власов был удовлетворен. Он выиграл эту битву после многих унижений, которым он подвергался в течение двух лет. Служа своему народу, он заключил сейчас соглашение с Гиммлером, как Черчилль в свое время со Сталиным.

Во время нашего разговора группа эсэсовских офицеров тактично и терпеливо ждала в некотором отдалении. Минут через пятнадцать один из них, группенфюрер СС со значком Генерального штаба, подошел ко мне:

– По достойному сожаления недоразумению вы не были привлечены к беседе с рейхсфюрером. Но мы придаем большое значение тому, что вы, как доверенное лицо генерала в течение ряда лет и как представитель немецкой армии и ОКХ, были при этом. Я подчеркиваю: были при этом! Генерал вам рассказал, конечно, всё, а я готов его дополнить, если нужно. Значит, вы были при этом, и я прошу вас подтвердить это членам русского штаба… Конечно, также и генералу фон Веделю, и господам в ОКВ или ОКХ… Я надеюсь, что вы меня поняли?..

– Я отлично понял вас, – ответил я. – Я умею, когда нужно, молчать. Но, если мои начальники меня спросят, я должен сказать правду. Я не был при этом… Я надеюсь, вы поймете меня, господин генерал: я – офицер.

После короткого раздумья он сказал:

– Я тоже офицер, а посему я уважаю вашу точку зрения и беру обратно свое требование. Но говорите не больше того, что вы находите совершенно необходимым в интересах дела, – теперь уже нашего общего дела.

* * *

На обратном пути в Берлин, в спальном вагоне, я оказался в одном купе с «лейб-медиком» Гиммлера Феликсом Керстеном, врачевателем с помощью природных средств и довольно странным человеком. Он утверждал, что уже давным-давно выступал в пользу «нашего правого дела», и говорил, что мог влиять на Гиммлера во время сеансов лечения. Он, будто бы, делал уже не раз «добрые дела» и спас жизнь многим людям, попавшим в беду без вины.

– Такое случается, когда идет война, – заметил он.

Он изъявил готовность помочь Власову.

«Так, – подумал я, – теперь вы все тут как тут!»

Я поблагодарил Керстена, хотя во время разговора у меня было крайне неприятное ощущение.

(Однако позже я слышал много хорошего о старшем медицинском советнике Феликсе Керстене. Оказалось, что действительно много людей обязаны ему жизнью. Привожу этот эпизод, чтобы восстановить справедливость и показать психологическую сложность нашего положения.)

«Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер принял в своем полевом штабе генерала Власова, командующего Русской Освободительной Армией. В длительной беседе было достигнуто полное соглашение о мероприятиях, необходимых для мобилизации всех сил русской нации для освобождения родины». Таково было официальное коммюнике для прессы.

Германская пресса уделила значительное внимание встрече Власова с Гиммлером. Сообщение о встрече, с нашей точки зрения, содержало ряд неточностей, но всё развитие было столь неожиданным, что вызвало всюду сенсацию. Вдруг заговорили о новом «чудесном оружии – Власове», который изменит ход войны.

В Дабендорфе и в Далеме нас встретили восторженно. Казалась достигнутой цель, к которой стремились годы, – получение статуса равенства. Теперь, наконец, можно было приступать к практическим мероприятиям, военным и политическим.

Узкому кругу своих сотрудников я рассказал всю правду. Когда выздоровел Гелен, я сделал и ему такой же откровенный доклад.

Гиммлер назначил Бергера своим уполномоченным по всем вопросам Русского Освободительного Движения, а Крёгера – офицером для связи. Оберфюрер войск СС Бург получил распоряжение о формировании русских дивизий.

Гелен просил меня остаться при Власове, сколько я смогу.

Вскоре Власов получил от Гиммлера телеграмму, в которой речь шла о формировании трех русских дивизий. Власов был глубоко разочарован: десять дивизий было ведь обещано! Но Крёгер заявил, что Гиммлер говорил лишь о трех дивизиях. Власов ли ослышался, или, быть может, Крёгер оговорился, переводя на встрече у Гиммлера? Но меня вновь охватило недоверие.

В телеграмме, кроме того, говорилось о Русском Освободительном Комитете. Гроте пояснил, что не только в ОКВ, но и в Восточном министерстве, и в Министерстве иностранных дел, и в штабе генерала добровольческих частей Русский Комитет может быть признан лишь наряду с ранее образованными национальными комитетами. Власов же, напротив, понял Гиммлера так, что образуемый по его инициативе Комитет будет центральным органом для всех народов России, охватывающим все антибольшевистские силы, координирующим и направляющим антибольшевистскую борьбу.

Кёстринг запросил у своего начальства директив «в связи с новым курсом в отношении Власова». Кейтель ответил, что ни у кого нет намерения «растить Власова». Йодль, со своей стороны, сообщил Веделю (начальнику ОКВ/ВПр), что всё это, вероятно, лишь «маневр» Гиммлера. И можно усомниться, что Гитлер утвердит этот новый курс.

Розенберг чувствовал себя глубоко уязвленным и развил бурную деятельность, подбивая нерусские национальные комитеты на протест против «пакта Гиммлер-Власов». Была оживлена активность и тех из них, которые до сих пор существовали лишь на бумаге. Нам сообщили, что Розенберг собирается апеллировать к Гитлеру.

Не обращая внимания на грозовые вспышки на бюрократическом горизонте, Крёгер приступил к созданию своего штаба. Он настаивал, по данным ему инструкциям, на том, что «новый Власовский комитет» должен быть объединяющим центром. При деятельном участии Гроте было принято предложение Власова и его сотрудников образовать единый орган из представителей народов России под наименованием Комитет Освобождения Народов России (КОНР).

Начались затяжные переговоры Власова с представителями национальных комитетов, которые, получая поддержку Розенберга, сопротивлялись объединению. Крёгер грозил оказать на них давление, но Власов решительно отклонил какое-либо вмешательство с немецкой стороны. Твердость, с которой Власов отстаивал принцип самоопределения в рамках европейского содружества и для национальностей России, произвела на меня глубокое впечатление.

В конце концов, некоторое число представителей национальных меньшинств изъявили готовность сотрудничать и были введены в Комитет. Этим было сохранено лицо. Более известные отказались войти в него. Они не хотели или не могли понять, что во Власове и Малышкине они найдут честных партнеров, которые не будут вести политику крайних шовинистов, ищущих привилегий только для своего народа.

(Приведу один пример из дипломатической деятельности Комитета:

Известный казачий генерал П. Н. Краснов наотрез отказался подчиняться «бывшему красному генералу». Он требовал, с другой стороны, чтобы Власов уже сейчас гарантировал казакам в будущей России их традиционные права и привилегии. Оставалось впечатление, что генерал Краснов не видит создавшегося военного и политического положения. Власов и Трухин приложили все силы, чтобы прийти к какому-либо реалистическому соглашению с ним. Но между ними простиралась пропасть.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *