Влюбилась в священника

Эту историю обсуждает весь Барнаул: семья священника удочерила двух девочек, и вдруг жена узнает, что святой отец является настоящим папашей милых деток….

Плодитесь и размножайтесь

Елена и Андрей познакомились в 89-м: оба работали инженерами в биохимической лаборатории. Ему едва исполнился 21 год, ей — 18. Через пять лет поженились (на фото Андрей с женой и тёщей).

— Муж тогда разве что рыбалкой увлекался, — вспоминает супруга. — А потом вдруг ударился в религию. По примеру старшего брата принялся молиться, поститься. От водки, правда, не совсем отказался. По стопочке выпивал перед ужином, приговаривая: «Не пьянки ради, здоровья для». И добавлял свой любимый тост: «Желаю всем попасть в царствие небесное».

Дальше — больше. На театр и кино глава семьи наложил запрет — «грешное лицедейство». Книжные полки дома опустели — «небогоугодную литературу» будущий батюшка бросил в огонь, а «мерзкий» телевизор расколотил.

В 95-м году Андрей облачился в рясу, став дьяконом женского монастыря. Через год получил сан священника. Одолжив у жены денег, поехал в питерскую духовную семинарию. И, отучившись, стал настоятелем храма Святого Богоявления в одном из алтайских сел.

И все-таки Лена признается, что, несмотря на фанатизм мужа, ощущала себя счастливой супругой — ведь любила его! Только вот постоянно чувствовала вину: не удавалось зачать ребенка, которого оба искренне желали.

Впрочем, провидение решило эту проблему. Забеременела одна из вокалисток клироса, а растить ребенка было не на что. И отец куда-то подевался.

— Давай удочерим, — предложил Андрей Яковлевич жене.

Маленькую Варвару супруги вместе забрали прямо из роддома.

Приемная мама с новоявленной дочерью как с собственной сроднилась. Для биологической мамы (на фото) тоже нашлось применение: на первое время ее взяли домой в качестве няньки.

Уход за ребенком приемные родители достойно оплачивали.

— Только вот через год смотрю: она снова беременная. — Елена жестом обводит дугу над собственным животом. — О, думаю, ничего себе, что творится!

Снова родилась девочка. Батюшка предложил и ее оставить в семье. Жена сначала запротивилась: доход скромный, зарплата священника да ее бухгалтерская — двоих не потянуть. Но отец Андрей настоял, и у Вари появилась сестричка Гликерия.

За прошедшие годы (старшей девочке уже шесть, а младшей — четыре годика) Елена искренне привязалась к дочкам. Да и те называют приемных родителей мамой и папой.

Только счастье закончилось в один миг. Прошлой зимой глава семейства неожиданно ушел из дома. Сказал, что нужно побыть в уединении, посвятить себя молитве. Да так и не вернулся из села Черемного в 70 километрах от Барнаула, где находится его храм.

Гламурный батюшка?

В Черемном настоятеля знают многие. И слава его окутана прямо-таки гламурным ореолом.

— Он всегда в окружении женщин, — делится Лариса, супруга другого местного священника. — Либо это певицы клироса, либо прихожанки. Хотя вот загадка: почему они к нему тянутся? Черты лица неприметные, худой…

Елена приехала в деревню возвращать мужа. Да только не нашла.

— Я раньше в этом селе тоже в церковном хоре пела. Так что подруг много осталось. Они-то мне и сказали, что Андрей в основном в Барнауле пропадает у какой-то женщины. Да еще и глаза мне открыли, что Варвара и Гликерия — его родные дочери. Я не поверила — мало ли что люди болтают. Но потом у себя дома, в вещах Андрея, нашла документ из загса — свидетельство об установлении отцовства. Выходит, когда девочки рождались, он тайно от меня признавал их родными. После этого мы совсем разъехались. — Елена начинает плакать.

«Я хотел еще мальчика усыновить…»

Отца Андрея мы нашли с трудом — в барнаульском доме, который батюшка временно снимает.

— Отец Андрей, по селу ходят слухи, что у вас слишком близкие отношения с некоторыми прихожанками…

— Обычное дело: священников всегда стараются опорочить…

— Но у вас счастливый брак?

— Да, конечно.

— Но ваша жена утверждает, что вы разошлись…

— Ну, бывает, конечно, что жена на какое-то время уезжает к матери или я отлучаюсь по церковным делам. Но ни о каком разводе и мыслей нет. Я люблю свою жену.

— А Варвара и Гликерия — ваши родные дочери?

— Родные.

— Но разве вы их не удочерили?

— Ну да, удочерил. Просто так их люблю, что считаю родными.

— Мы видели бумагу из загса, где вы признаетесь в том, что являетесь настоящим отцом этих девочек…

— Просто хочу, чтобы Варвара и Гликерия считали меня настоящим отцом. Я очень хотел детей, а своих не было.

Когда вижу, что у ребенка нет семьи, всегда забрать хочу. Нас приглашают в больницы, детдома для обрядов. А там дети одинокие…

Я еще мальчика усыновить хотел, но жена не согласилась. С точки зрения христианства очень хорошо, когда дома три ребенка: они помогают воспитывать друг друга. Так что, надеюсь, мы сможем принять еще одно дите.

— А этих девочек вы откуда взяли?

— Как раз из детдома.

— Из какого?

— Зачем вам знать? Зачем копаетесь в чужом белье? Извините — я болею…

Теща отца Андрея Галина Федоровна переживает за судьбу внучек. Но зятя не осуждает.

— Сто процентов, конечно, не дам, что это родные его дочери. Сами понимаете, мы свечку ведь не держали, когда они появлялись. Но родная мать однажды проговорилась: мол, от Андрея девочки. Да и прихожанки рассказывали, намекали, что с другими женщинами бывает… Мне свою Лену жалко, конечно, что так получилось. Но против зятя ничего не имею. Да ведь все мужчины налево ходят. А он, прежде всего, — мужчина. Ну а то, что священник, — это только профессия, способ зарабатывать деньги.

Прихожане относятся к батюшке по-разному.

— Как-то Андрей Яковлевич пришел в гости, когда меня дома не было, — вспоминает Тамара, давняя подруга семьи Киселевых, — ему дочка открыла — ей 21 год. Не знаю, что он такое ей сказал, но моя девочка потом попросила: мама, не надо больше отцу Андрею к нам приходить. Но нам нельзя судить его. Он — человек духовный, ему сложнее со злом бороться. И сейчас это болящий человек, которому нужна помощь. Я всегда была другом отцу Андрею и сейчас молюсь, чтобы он стал прежним. И знаю, что многие друзья о его спасении молятся.

«Изменив жене, батюшка должен покаяться»

Мы связались с благочинным Павловского округа отцом Александром, в подчинении которого находится отец Андрей.

— Можете приехать в любую деревню — и там услышите, сколько всего говорят о церковнослужителях. И редко молва соответствует истине. Что до отца Андрея, то на него никогда не было нареканий. Прекрасно служит. Возможно, у него в семье произошла недомолвка. Идеальных браков ведь нет. Батюшка всегда на виду у прихожан; а 90 процентов из них — женщины. И, конечно, первая мысль, которая возникает у матушки (жены священника. — Ред.), — что супруг ей изменяет. Я думаю, муж и жена могут сами разобраться, что происходит у них в семье.

Если б батюшка был уличен в супружеской измене, вопрос о наказании решало бы епархиальное собрание. Священник в такой ситуации может покаяться, а его духовник примет решение о временной мере наказания. Например, отстранит от службы на какой-то период.

Влюбилась в священника, что делать?

Мудрость и готовность выслушать — вот те качества, которые неизменно привлекают нас в людях. И именно они становятся причиной того, что девушки и женщины влюбляются в священников. Кто, как не исповедник, которому вы доверяете свои тайны, поймёт и утешит? Кто, как не проповедник, вовремя скажет нужное слово? Поход в церковь неизменно приносил вам умиротворение. но теперь всё изменилось, и вы задаёте себе тысячу вопросов: я люблю священника — что делать? Можно ли любить священника или это грех?

Любить священника — это грех?

Сама по себе ваша влюблённость никому навредить не может. Однако, скорее всего, вам всё же придётся пожертвовать этой любовью ради собственного душевного спокойствия. К сожалению, церковные требования к православным священникам довольно суровы. Им запрещены любые внебрачные отношения с прихожанками, неженатому пастырю запрещено жениться после принятия сана, а женатому нельзя разводиться и вступать в брак повторно (даже если первая жена умерла). Это объясняется тем, что у священника должна быть только одна любовь (имеется в виду любовь к богу), священник должен сохранять нравственную чистоту, служить примером для паствы. Другими словами, страсть и интриги служителя церкви касаться не должны.

Именно поэтому ваша любовь вряд ли найдёт отклик в сердце священнослужителя. Нужно понимать, что отношения с вами могут закончиться для него потерей церковного сана. Человек, который выбрал эту долю сознательно, не откажется от неё ради отношений с прихожанкой. Поэтому ваша влюблённость, увы, изначально обречена на то, чтобы оставаться безответной. Не находя выхода, это чувство будет точить вас изнутри, мешать вам полноценно жить. Жаль, что нельзя запретить себе любить человека! С этим чувством придётся побороться, но мы уверены, что у вас получится справиться.

Что делать, если я люблю священника против своего желания

Сердцу не прикажешь, но если уж ваше сердце посетила любовь, не убивайте её, а направьте в другое русло. Наши советы, возможно, помогут вам.

  • Мы уже сказали об этом выше, но стоит повторить: не рассчитывайте на взаимность. Для священника влюбиться в прихожанку, говоря светским языком — должностное преступление. Почитайте также нашу статью о том, как справиться с безответной любовью (она скоро появится на сайте).
  • Пословица «С глаз долой — из сердца вон» иногда действительно работает. Пока вы чувствуете запретную любовь в своём сердце, старайтесь избегать визитов в любимый храм. Каждый раз видя объект своей страсти, слушая его, разговаривая с ним, вы подбрасываете топливо в бак вашей влюблённости. Найдите другую церковь, которую вы смогли бы посещать без греховных мыслей.
  • В вашем случае как нельзя лучше работает простой совет: поговорите с тем, кто вам так нравится. Часто такие разговоры могут только усугубить ситуацию, когда объект вашей страсти сам плохо понимает, что он чувствует и хочет. Но духовный пастырь выслушает вас с вниманием и даст ответ с присущей ему мудростью. Возможно, его слов будет достаточно, чтобы полностью исправить положение. И не бойтесь, что упадёте в его глазах или он потеряет уважение к вам, ведь наставлять на путь истинный и является его задачей.
  • Если вы влюбились в священника, это может свидетельствовать о том, что у вас мало близких людей, которые заботятся о вас, выслушивают, дают наставления. Вам стоит отвлечься, наполнить свою жизнь новыми людьми и занятиями. Найдите, чем занять время — пусть это будет церковный хор, благотворительность или что-то, не имеющее прямого отношения к вашей вере. Добрые дела и общение с другими людьми принесут вам море положительных эмоций, в котором постепенно растворятся ваши сомнения.

Я люблю священника и думаю, что это взаимно

Очень жаль, но, скорее всего, вы заблуждаетесь. Участие и заботу со стороны священника некоторые прихожанки принимают за выражение романтических чувств. На самом деле, безусловно, священнослужитель относится ко всей своей пастве с любовью, именно поэтому он и посвятил свою жизнь людям. Но эта любовь в равной мере относится ко всем прихожанам и, конечно, не имеет романтической окраски. Если вы знаете своего духовника долгие годы, он намного старше вас — скорее всего, его чувства к вам можно назвать отеческими, но это не влюблённость.

Но что, если вы точно знаете, что ваше чувство взаимно? Вернёмся к началу этой статьи и напомним, что отношения с вами представляют для священнослужителя огромный соблазн и способны положить конец его духовному призванию. Поэтому, даже если вы узнали об ответных чувствах, будьте мудрее и выше соблазна. Помните, что даже если о вашем романе никто не узнает, по церковным правилам ваш возлюбленный должен быть предан анафеме.

Если же в вас влюбился женатый священник, то подумайте и о том, что ваше счастье может стать несчастьем другой женщины. Хотели бы вы оказаться на её месте?

Однако закончить эту статью нам хотелось бы на мажорной ноте. Помните, что прежде всего все мы — люди, и любовь помогает нам делать друг друга счастливее. История знает примеры того, как любовь прославила священника — вспомните Пьера Абеляра и его возлюбленную Элоизу. Будучи епископом, Абеляр полюбил свою ученицу Элоизу, она родила ему сына. Эта любовь противоречила всем канонам церкви, однако вдохновляет поэтов и по сей день. К несчастью, Элоизе не у кого было спросить совета, когда она поняла, что влюбилась в священника. А может, к счастью?.. Решать вам!

В письмах упомянут о. N, ушедший недавно из монастыря и женившийся. Никаких предположений о его личности прошу не делать: фигура он совсем не публичная и очень мало людей знает о нем. Тем более не стройте догадок о монастыре. Называть его я категорически не буду, на любые предположения сразу отвечаю — нет, не он. Я знаю несколько подобных историй из разных уголков России и даже зарубежья. Поэтому смысла называть монастырь нет. Назовем место град Китеж и дело с концом.
_________________
Уважаемый Георгий!
Долго читала Ваш блог… Не один день раздумывала… Внутренне оценивая…
Просто я изнутри ЗНАЮ, что движет монахами, поступающими подобным образом…
Я долго была любовницей монаха из N монастыря. Или любимой женщиной, да как угодно назвать.
НАЗЫВАТЬ, КСТАТИ, НИКАК НЕ НАДО — МНЕ НЕ ИНТЕРЕСНЫ ЧУЖИЕ МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ И Т.П. ПО ЭТОМУ ПОВОДУ, АБСОЛЮТНО!
Так вот всё как-то произошло причудливо, не по самостоятельности, а по воле Господней ибо ничем другим нельзя это объяснить. Я, столичная и вовсе не юная барышня, никогда не помышляла о таком повороте, ни тем более монах, 25 лет живший в монастыре, перед которым прошли тысячи прихожанок и ни от одной у него не дрогнуло сердце до того…
Вы совершенно правы о количестве ушедших из братии. Мы вместе однажды смотрели фото монастырские (компьютеризация каждого монаха имеет место быть) и старые, и новые и на мой вопрос «кто это, что-то я такого никогда на службе не видела» ответ был «ушёл давно…» Реально из первопришедших там несколько человек из почти …сот нынешних в монастыре.
Спросила о причинах — разные. Стригли всех по молодости, а ведь человек меняется каждую минуту, каждый год.
И сделан из плоти и крови! Душевные порывы проходят… Оценить свои силы через 5-10-15… лет никому не дано, это же — «как Господь управит!» Да и сперматозоидам не объясняют, что им теперь вырабатываться ну никак теперь нельзя. Извиняюсь, я медик, поэтому вещи своими именами называю.
И душа требует, чтобы её слышали. А это — только в паре…
Потому что жизнь в известном монастыре — суровая. Как и в любом другом, наверное. Но в пафосных особенно.
Позволю себе процитировать Ваши слова «А что настоятель? Его это вообще не волнует. Да и от него требуют только деньги и чтобы явных безобразий не было.» Про деньги — не говорю ничего, т.к. не знакома с темой, в платёжках монастырских не рылась.
А о «чтоб безобразий не было» — 100%!!! И на вахте записывали всех входящих насельников после 23-х часов … И «с мобильниками войну проиграли»… И т.д. И все БОЯТСЯ настоятеля. Водитель его говорит: еду с ним — и только ноги мелькают монашеские, кто куда шарахается, лишь бы на глаза не попасться». Бог и Царь в одном лице :)))
А замечательная практика стукачества? Все проступки (грехи), озвученные на исповеди и вызывающие некую тревогу у исповедника в плане дисциплины, доносятся настоятелю тут же. Я была крайне, до глубины души удивлена: как же, а тайна исповеди, а причастие перед службой? «Иеромонах же, священник ты. Или так и не исповедуешься в смертном грехе — в блуде и грязными душой и руками служишь?» На что мне был дан ответ «дураков нет же, попробуй признайся — и всё…»
Хм. Я, идя на исповедь, и в мыслях даже не представляю, что буду вести двойную изощрённую линию. «О том — сказала, о том — не сказала, как бы не проболтаться типа». И посетила первая мысль — я много свободнее! Мне некого бояться, шарахаясь в сторону, мне незачем врать, да и не перед кем. Батюшка на обычном приходе всегда скажет слово верное, от которого я покраснею от стыда или задумаюсь, как более так не делать. И так и расту потихоньку 🙂
Чуть не выпала из-за руля, услышав просьбу, проезжая мимо магазина — «купи колбаски, я же не пойду с бородой по пояс выбирать туда — пост же». Окончательно розовый дым развеялся.
Все «здравомыслящие» монахи имеют квартиры, дома, машины, всякие вкусности на столе… усилиями «знакомых, благотворителей и пр.». Сама в той шкуре побывала, таская сумками. Очень удивлялась при этом: вроде монах, ну что этого здорового умного мужика, имеющего замечательную мирскую профессию, подвигло уйти в монастырь, приспособиться там ко всем превратностям (это ж умудриться надо — жить как хочется, при этом — избегая всяческих проблем-испытаний).
Резюме: жизнь в монастыре — не для человеков. Ибо душу и тело человеческое никто не отменял, со времён сотворения.
Есть отдельные душевные монстры, но таких — избранные единицы на весь мир.
Замечательно поступил о. N! Честно и по душе.
Ибо монастырь — это прежде всего тюрьма. С начальниками-подчинёнными, да ещё с какой тюремной дисциплиной — нам и не снилось!
И каждый одинок… ибо все всех боятся там… Лицемерие ужасающее просто. Какая уж там душа… не о ней там…
И в чём подвиг-то?!! В борьбе — с какими трудностями? С собственными гениталиями? Вот тоже подвиг, хмм…
С ветряными мельницами «менеджеров» церковных?! Да их не перебороть, ибо имя им — рать.
А вот вырастить дитя… да прожить с той женой 50 лет… неся все смирения-терпения-тяготы — вот это подвиг!
Единственное, что настораживает — отчаянность о. N… как в прорубь — бууух! Он же не знал никогда, как это — душа в душу… Да и привык к волшебству — всё само собой делается, только руку протяни, избалованный… А тут начнутся пелёнки, проблемы с деньгами, да и лет весьма немало… Мирские заботы :). Тут же просто нужно нести тяготы друг друга, очень далёкие от удивительно сделанного иконостаса…
_________________
Георгий Михайлович.
Согласна с Вами: современное монашество — проблема неразрешимая на сегодняшний день…
Как-то не вписывается монашество в окружающий мир…
Ибо когда здоровые мужики ни за кого не отвечают в жизни, ни о чём вообще не беспокоятся ну ни разу (я поразилась, получив ответ на вопрос «а где ты трусы чистые берёшь» — «да в прачечной» ответ, вот бы нам всем так жить :))) Нормальные обычные люди их просто сами дома стирают :).
Озабоченные только страхом, чтоб не подвернутся под руку настоятелю-начальнику и собственным благоустройством — о, у всех же плазмы сплошь должны на стенке висеть, самые крутые мобильники, самая-самая еда («братия крабов уже вяло ест — надоели… благотворитель прислал с Камчатки» — Вы так жили хоть раз, утомившись-то этим? 🙂
И вся работа-то: утром — акафист на часик, днём — ещё на часик трудов — типа водоосвящения… Отбарабанил — и по своим делам… 🙂
Какое молитвенное правило — о чём мы?! :).
И при этом, в этой гонке за удовольствиями мирскими, выпрашиваемыми у всех, кого ни попадя… От айфона до машины.
Удивляться остаётся. В миру бы они, такие предприимчивые, много больше заработали этих благ комфортных. Мне бы стыдно было так унижаться. Ибо голова-руки-ноги на месте, Господь всё дал, работай-зарабатывай — не хочу… Какая-то непристойная торговля званием «батёк».
Жить в окружающей действительности уже не умеют. Ясное дело: поживи-ка так, как волк-отшельник, всех шарахаясь и никто ни разу не спросивши как ты и что ты… Ибо друзей просто не может быть в монастыре, родственники — далеко, женщины — запрещены… Пустыня.
А оторваться от этой кормушки мешают многие вещи: десоциализация прежде всего. Профессии уже нет, прописка — «монастырь N, братский корпус» (буквально дословно, так в паспорте), куча тяжёлых болезней… да и просто привычка — в миру ж надо жизнь СТРОИТЬ… а не перстом типа помахал — и всё само-собой явилось…
Да вот ещё влюбиться монаху — ну хоть раз за всю жизнь! Душа — ж — она своего требуеееееет… А уж тело тем более. А всё вместе — она ж и есть, та самая жизнь…. А уж найти время и место… Не взирая на монастырские стены… Про «свет мирянам — монахи» — не будем, а? :)))
У меня поначалу было просто раздвоение мозга — седая до пояса нестриженая знаменитая борода рядом спит…
Мы несколько месяцев не виделись после нескольких лет очумения взаимного. Не хочется мне больше… душу рвать… разные дороги ибо…
И в храм не ходила какое-то время: везде ложь, лицемерие… Отвратило… и в монастырь N не езжу — не-за-чем….
Поэтому и изумилась поступку о. N!!! Молодчинище!!! Честно.
Дай Господь ему разума и терпения… не того, к которому он призывал, книжно-евангельскому, а обычному — с памперсами, настроениями жены, денежьем-безденежьем, реализацией себя — не щелчком в сторону прихожан, а трудом. Поклон ему и здоровых деток… любви, им выбранной, чтоб жизнь прожить на одном дыхании — бывает и такое…
1000 раз убедилась, что пути Господни неисповедимы…
_________________
Георгий Михайлович,
Вопрос №2 (О публикации писем). Для кого и зачем?
Собирающимся уйти в монастырь? Они — в розовых очках, в другом мире, их ушей — этот рассказ не достигнет.
Обычным верующим? Я, воцерковленная — и то не хотела в храм ходить… А они вообще отпадут. И мимо ходить будут. Зачем вносить смуту в чужие души?
Церковным чиновникам? Ну, те сразу скажут «этого не может быть, клевета на РПЦ в свете «развязанной информационной войны», где доказательства, это фантазии, Гупало сошёл с ума, публикуя бредни больной тётки, бла-бла» — и Вы же и будете… хммм, не лучшим образом выглядеть, скажем так…
Тогда — кому?
Согласна совершенно с Вашей оценкой современного монашества.
Вероятно, оно зародилось и было актуально и необходимо на заре христианства (уйти от гонений в пустыню куда-то там), может быть — на протяжении веков истории отдельные высокодуховные личности почерпнули для себя и смогли дать миру нравственные критерии…
Очень допускаю, что таковые встречаются и сегодня. Всё же зависит от конкретной личности…
Но в основной своей массе сегодняшнее наблюдаемое явление — как в той пословице «ни в…куда, ни в Красную армию»
Очень сомневаюсь, что махать шашкой (о «начинать писать», «остужать пьяные головы») и т.д. — принесёт хоть какие-то реальные плоды. Из серии бессмертного: «шумим, братец, шумим», сказанные Грибоедовым огооо сколько времени назад 🙂 Так «воз и ныне там»:) же.
Если Вам захочется сделать из моих посланий литературный материал (рассказик, etc)
— нет проблем! Соответственно — убрав всякие совпадения, чтоб и персонаж не подставлять (Настоятель же загнобит просто) и простые миряне не отвернулись. И не от этого конкретного монастыря, а просто от веры… Сама через это прошла и более никому не пожелаю!
Вот такие три письма. Что скажете?

Почему нельзя влюбляться в монахов и священников

О пользе ограничений и опасности подмены духовной жизни – архимандрит Маркелл (Павук), духовник Киевских духовных школ, преподаватель аскетики.

Фото: © Наталья Горошкова/Православная жизнь

– Отче, в преддверии Великого поста хотели бы поговорить о пользе воздержания и ограничений. В основном пост рассматривается как гастрономическое воздержание, нам же хотелось поговорить о воздержании чувств и эмоций. Затронем старую, но актуальную проблему.

Проблема влюбленности в монахов и священнослужителей не нова, не так ли? Она существовала и сто лет назад, и ранее.

– Такое случалось и ранее, и сегодня есть в Церкви. Например, митрополит Никодим (Ротов) вспоминал, когда он был еще молодым иеромонахом и служил в одном из сельских приходов, девчонки прямо облепляли окна его дома. Им было интересно, чем монах занимается вечером. (Улыбается.) Вот такое было искушение у человека. Ему пришлось попросить архиерея, чтобы его перевели в другое место.

Протоиерей Глеб Каледа в книге «Домашняя церковь» называет девушек, женщин, которые увлекаются монахами или священниками, – рясофилками. Он советует решительно с этим бороться, пресекать подобные отношения, потому что они не во спасение души ни для одной, ни для другой стороны.

– Какова причина таких нездравых отношений?

– Все мы нуждаемся в заботе, в особом отношении, в любви. Священник – пастырь по своему призванию и послушанию – старается каждому человеку уделить сугубое внимание, вникнуть в проблему, помочь разобраться в неурядицах семейных отношений и других вопросах. И такое внимание зачастую воспринимается в искаженном свете.

Сегодня проблема отношений остро стоит во многих семьях. Люди не могут правильно выстроить домашнюю церковь. И когда приходят к священнику со своими вопросами, тем более если батюшка молодой, привлекательный, ему открывают душу. Пастырь же находит подходящие слова – и волей- неволей человек начинает увлекаться внешностью, красотой, голосом, разными достоинствами священнослужителя. И это, в конце концов, приводит к тому, что прихожанин перестает надеяться на Бога, а полагается исключительно на объект, которым увлечен.

– И не к Богу в храм приходит, а к этому священнослужителю…

– Да. И ищет не Богообщения, а общения с конкретным священником. Случается катастрофа – подмена Христа, подмена духовной жизни.

Эти отношения построены не на каком-то самоотвержении, а на исключительно душевных человеческих ощущениях. И самое страшное, что они воспринимаются как сугубое действие благодати Божией.

– Какие известны примеры из церковной истории?

– С подобной проблемой столкнулся такой великий святой, как Иоанн Кронштадтский. Вокруг него образовался круг любителей, преимущественно женского пола. Они бегали за священником толпами, проходу не давали. Дошло до того, что его начали соотносить с Христом, и даже были такие люди, которые хотели святого распять.

– До чего доходит фанатизм…

– Подобное случилось и с отцом Тихоном (Агриковым), известным духовником Троице-Сергеевой Лавры. За ним буквально гонялись поклонницы. Таким образом еще и спецслужбы КГБ его специально провоцировали для скандала. Священнику приходилось скрываться от этих женщин, которые его провоцировали, не давали возможности заниматься своими делами, служить.

Это щепетильная, острая, непростая проблема.

Федор Михайлович Достоевский описывает историю, произошедшую с иеродиаконом Нилом – реальным насельником Троице-Сергиевой Лавры. В его келье хранились личные ценные вещи одной поклонницы, которая ему всячески помогала, боготворила.

Но была и вторая горячая поклонница. И однажды, когда иеродиакон ушел на службу, одна из этих женщин осталась в его келье, а в это время пришла другая, у которой тоже имелся ключ, и увидела первую лежащей в кровати монаха. Случился скандал. Одна обвинила другую в краже. Был суд. Эти события просочилось в светскую прессу, что, естественно, дало повод для великого соблазна среди верующих.

– Достоевский на тот момент был уже человеком глубоко воцерковленным?

– Да. Миновала бурная молодость, прошли революционные увлечения. Достоевский стал православным верующим консервативных взглядов. Он пишет, что на суде заслуженно освистали монаха, но акцентирует, что во всем Промысл Божий: хорошо, что этот гнойник сейчас вскрылся и отцу Нилу не придется больше лукавить и вести двойную жизнь. Он может покаяться или просто уйти из монастыря и служить в миру, не обманывая ни себя, ни других.

– Наверное, все священники с этим в той или иной мере сталкивались, особенно молодые.

– Безусловно. Отец Глеб Каледа советует: «Не дайте повода ищущим повода». Если такие искушения случаются, то нужно их не медля пресекать и советовать той или иной прихожанке идти в другой храм.

– Важно, когда священник сохраняет трезвомыслие в этом вопросе и сам не впадает в прелесть. Бывают случаи, когда монах поддерживает такое чувство у прихожанок и купается в нем. Ему приятно внимание. Нужны духовные силы монаху, чтобы уйти от такого соблазна.

– Сегодняшнее непростое и нестабильное время откладывает отпечаток на все сферы жизнедеятельности. Особенно важна нынче борьба за сохранение целомудрия. Нужно понимать, что все начинается на уровне помыслов, и незаметно человек все глубже и глубже проваливается в эту трясину. Поэтому нельзя допускать и в мыслях такие влечения. С этим как с огнем играть нельзя. Велика ответственность каждого пастыря за погубленные им души.

– Беспорядок и хаос в стране вносит беспорядок в души. Люди теряют почву под ногами. То, что было ранее незыблемо – верность, чистота, сегодня высмеяно и обесценено.

– Почему это происходит? Почему многие люди себя ощущают одинокими, в том числе в семье?

Это связано со всем нам присущим самолюбием. Мы думаем, что нам все должны, что муж/жена особой любовью, заботой обязаны облечь. При этом каждый из нас забывает, что нам самим следует отдавать любовь, а не ждать её от других, важно самим нести её своим близким и в мир, жертвовать собой.

А где царят корыстные отношения, наступает кризис, разрастается тотальное неудовольствие. Там нет любви.

– Кто-то сказал, что у любви есть один глагол – отдавать.

– Жертвенные отношения, самоотдача могут формироваться только на основе правильной веры в Бога, с понимания высшего смысла любви, а когда вера слабенькая, тогда возникшее из-за каких-то пустяков недоверие быстро разрывает семейные узы и люди начинают искать увлечения на стороне.

– И обманчиво считают это высшей любовью.… Хотя к тому же присутствует эгоистическое желание получить от священника внимание к своей персоне, почувствовать особое расположение.

– Это прелесть, а не любовь. Если бы влюбленная особа думала о душе священнослужителя, она бы не вредила ему своим ненужным вниманием и недопустимой привязанностью.

– Повсюду наблюдаются закостенелый эгоизм, мы не хотим себя хоть в чем-то ущемлять. Есть монахи, которые ведут «гламурную жизнь» похлеще, чем в миру…

– Современному человеку сложно понять, зачем ограничивать себя. Я недавно общался со священником, который служит в одной из преуспевающих западных стран. Он рассказал: когда говорит людям, что нужно поститься, ограничивать себя, смиряться, чтобы побороть ту или иную страсть, они обижаются и некоторые перестают посещать храм. Люди не воспринимают аскезу, хотя соглашаются, что нужно добрые дела делать, социальным служением заниматься, но только не отказывать себе ни в чем, ничем не ограничивать.

В результате – большой процент слабоумия и помешательства. Люди, которые себя ни в чем не ограничивают, у которых нет никакой мотивации для преодоления себя, ради духовного возрастания, нередко сходят с ума. Здесь скрывается основная причина так называемого старческого маразма.

– Аскеза нынче непопулярна, считается архаизмом. Вам, преподавателю аскетики, как удается рассказывать молодым людям о необходимости таковой сегодня?

– Я читаю курс по аскетике, вводная часть – это обоснование дисциплины, её функционального значения. На аскетике строится Православие, это основа основ. Но, повторяюсь, сегодня, как никогда трудно говорить об аскезе.

Ограничения никому не нравятся. Жить и не напрягаться – кредо молодых людей.

Это ложное чувство жалости к себе, разрушительное по сути, не позволяет человеку развиваться.

И если человек себя не ограничивает ни в чем, он неизбежно станет жестоким, равнодушным, неспособным сострадать, сорадоваться. И любые отношения и вся его жизнь тогда имеют исключительно корыстный характер.

Когда же человек перестает отличать зло от добра, когда он зациклен на своей персоне, он становится болен и опасен для общества.

Беседовала Наталья Горошкова





Назад к предыдущей статье

Что делать если любишь священника?


Иногда девушки, женщины, по каким-то причинам не нашедшие спутника жизни или не удовлетворенные существующим брачным союзом, бывают склонны испытывать нежные чувства к пастырям, которые, как известно, либо женаты, либо дали обет безбрачия. Чаще всего такого рода любовь бывает, казалось бы, вполне «духовной», то есть физическое влечение на сознательном уровне отсутствует. Тем не менее, все мысли и чувства девушки или женщины заняты священником, к которому она испытывает сильную привязанность…
Это явление, вызывающее, с одной стороны, улыбку или иронию а с другой — глубокую печаль.

Думаю, самое страшное это небезупречность священнослужителей в отношении седьмой заповеди. Ибо нет тяжелее соблазна для верующей христианской души нежели плотские притязания со стороны того, кто поставлен быть врачом духовных и душевных недугов. Не дай Бог кому-либо из читающих эти строки встретиться с нечистоплотным пастырем, чье поведение и образ жизни не соответствуют высоте священства!

Что касается заданного Вами вопроса… Да, дыма без огня не бывает. И, конечно, священник должен хорошо сознавать, что далеко не все окружающие его люди живут подлинной духовной жизнью, действительно стремятся к «единому на потребу» — спасению своей души, Очищению ее от страстей, Ведь многие сегодня заходят в храм еще и потому, что там тепло, можно отогреться телом и душой. Многие рассчитывают встретить в храме человеческое участие, внимание, а иногда и материальную поддержку. Для кого-то личность пастыря становится главным предметом внимания: так случается с теми, кто не находит в себе сил — а Лучше сказать, не желает направить силы на поприще покаяния. В той или иной степени опасность этой подмены ощущалась. Наверное, каждый, кому Бог даровал духовника. Не сразу мы вырабатываем правильное отношение к священнику подобному нам немощному человеку — поставленному, однако, на служение словесным овцам стада Христова. Главное, чтобы сам пастырь не оказался в сетях прелести и волей-неволей не подменил бы собой Того, Чьей силой и благословением он действует.

3наю, что, если христианин на исповеди искренне делится со священником внутренними смущениями, раскрывает помыслы (не будем забывать о существовании злой силы, которая все пытается осквернить, к доброму расположению примешать недолжное и таким образом запнуть стопы подвизающегося), сердечная рана непременно уврачуется Божией благодатью. Важно, с каким расположением мы встречаем искушение. Ему должно прийти, но от нас зависит, попадем ли мы в его власть или разумно отстраним от себя эту опасность.

Безусловно священнику дано бывает почувствовать, когда подобные подмены — то, что называется на аскетическом языке пристрастием, человеческой привязанностью, — начинают преобладать в чьей-то душе над благоговением к сану.

Очевидно что пастырь вовремя должен выставить некий «заслон». Во всяком случае, хранить дистанцию, не потакать прихотям и похотям, но по необходимости быть строгим, решительным и кратким в общении с «заинтересованными лицами».

Для того, чтобы получить пользу от благодати священства, не требуется много времени. Полная противоположность норме имеет место тогда, когда священник начинает «выяснять отношения» с прихожанкой по просьбе последней. Та не удовлетворена бывает ни службой, ни проповедью, ни исповедью. Ей нужно чего-то большего: душевного внимания… Она строит обиженный вид, а иногда и действительно переживает — сердце не камень. Дай Бог пастырю найти золотую середину, грань между правдой и любовью, дабы не усугубить дело, но отрезвить душу указав на необходимость подавить недолжное расположение, покушающееся на наше единство во Христе.

Знакомы священники и с аномалиями, выходящими за грань допустимого, то есть с проявлениями неуравновешенной психики. Речь идет о людях, не отдающих себе отчета в своих внутренних переживаниях, идущих на поводу у страстей, не умеющих смотреть на себя со стороны. Православному пастырю в таких случаях нужно быть особенно мудрым, дабы не расстроилось само течение приходской жизни (требующей от священника немалого творческого напряжения), а болящий вконец не ожесточился, не отчаялся, не свершил бы необдуманных поступков, последствия которых он не в состоянии предвидеть.

Хотелось бы услышать несколько слов о внешнем образе поведения пастыря, — сейчас мы встречаемся с большим разнообразием в этой области. К примеру, молодые иеромонахи в православных обителях часто выслушивают исповеди молча, отвернувшись от человека, никаким образом не выражая своего отношения к тому, что говорит исповедующийся, не задавая вопросов, опустив очи долу». Есть и другая крайность — внимательный, общительный священник радушно встречает приходящих к нему (особенно впервые), раздает «авансы» в виде многочисленных улыбок, ласковых речей, зачастую пробуждая у людей неопытных совершенно неоправданные ожидания.

И тот и другой образ поведения вызывает у светской или малоцерковной публики ощущение театральности, демонстративности действий духовного лица. А искушенные в психоанализе господа — кто только не мнит себя сейчас специалистом в этой области! — склонны видеть причину неестественного поведения пастыря конечно же в его «сексуальных проблемах» (о чем ныне с издевкой балагурят некоторые средства массовой информации). Конечно, «у кого что болит, тот о том и говорит». Но этим, наверное, данный вопрос не исчерпывается.
Дай Бог каждому священнику обрести внутренний духовный стержень, который явится опорой и основой его поведения, умения держать себя. Ведь главное для пастыря — ходить пред Богом, Ему Единому посвящать мысли и чувства и, принимая человека на исповедь, поставлять его пред Лице Господа. В сердце священника всегда должны быть место страху Божию, чувству вездеприсутствия Создателя.

Все остальное, думаю, зависит от индивидуальных особенностей личности. У каждого из нас свои склад, своя конституция личности, свое умение и манера выражать мысли в словах, свой дух общения. Думаю, что священникам нужно руководствоваться словами апостола Павла: «…всё должно быть благопристойно и чинно» (1 Кор. 14, 40). Мы, духовники, должны бояться кого-либо соблазнить даже ненамеренно. Не «давать повод и ищущим повода».
Церковный народ всегда «зрит в корень», интересуется существом дела. К молитвенному ли пастырю мы пришли? С чистой ли совестью он служит Богу и ближним, отдает ли себя всецело пастырскому труду. Все остальное второстепенно. Несущественное можно и потерпеть — ибо каждый из нас неотделим от своей ограниченности. В человеке не могут быть собраны все совершенства. Самому же священнику важно, чтобы он не отталкивал видимой отстраненностью, отчужденностью пришедшего к нему, но вселял бы в душу дерзновенную веру, надежду на прощение.

У древнего церковного писателя, святого Симеона Солунского, в одном из самых ранних руководств к исповеди, дошедших до нас, сказано, что священник выслушивает кающегося «осклабяся», то есть с благожелательной улыбкой, являя собою благость Господню. Блудному сыну, пришедшему на исповедь, всегда отверсты «объятия Отчи»… Безусловно, в поведении священника недопустим и намек на чувственность — а душевность часто сопряжена с последней. Сердце пастыря пусть будут выше всех земных пристрастий. Если духовник созерцает образ Божий в человеке, то, являя отеческую заботу и попечение о пришедшем, ободряя и утешая его, он всегда помнит: во Христе нет ни мужеского пола, ни женского, но новое творение.

Однако ж прихожане сотканы из плоти и крови, и поэтому священнику потребна особенная осторожность, когда он общается с женским полом. Дьявол не спит, и часто он как стрелой поражает человека, неготового отразить наглое нападение. Достаточно внимательно посмотреть в глаза, или, прощаясь с человеком, пожать его руку, или слишком приблизиться во время исповеди (кающийся и священник нередко вынуждены разговаривать шепотом по причине многолюдства, так как исповедь, естественно, не должна становиться достоянием окружающих)… Все может, как известно из аскетических пособий, дать пищу воображению, чувствам — особенно если человек не привык держать себя в узде, если он не знает, что такое «гигиена мысли». Каждый из нас, священников, конечно, вспомнит те случаи из опыта исповеди, когда он невольно явился предметом если не соблазна, то смущения.
Приходится встречаться и с поразительным невежеством прихожанок в области церковных канонов. Например, некоторые не знают, что священник — лицо неприкосновенное, что он давно уже разрешил все вопросы «личной жизни» и никакого движения, качественного изменения быть не может: он женат или является монашествующим — представителем, соответственно, белого или черного духовенства. Оказывается, иногда в храм приходят дамы, с интересом поглядывающие на батюшку и «примеривающиеся» к нему, размышляя, подойдет ли он им как супруг! А батюшка ни сном ни духом не ведает о подлинном намерении пришедшей к нему исповедоваться.

В моей практике был подобный случай. Я — конечно же с добрыми помыслами — передал прихожанке книжечку дореволюционного издания, повествующую о земной жизни Божией Матери. В этой книжечке (сам я об этом не знал) оказалась какая-то пожелтевшая от времени страничка, тетрадный листок начала прошлого века, на которой было выписано несколько слов, относящихся к нравственному совершенству Божией Матери или кого-то из святых угодниц Божиих… Как бы то ни было, эти выписки дали повод особе, принявшей от меня книжечку для прочтения, думать, что я, священник, вызываю ее таким образом на откровенность и чуть ли не делаю ей предложение! Самое поразительное, что ко мне подошла родительница, уже пожилая дама, и выразила недоумение, почему я от слов не перехожу к делу, то есть не делаю официального предложения руки и сердца ее дочери… Можно себе представить, какая гамма чувств была написана на лице священника, когда он от пожилой женщины — кажется, уж такие вещи мы все обязаны знать — услышал искренний вопрос, в котором звучала заинтересованность. Вначале я подумал, что это шутка, пригласил обсуждаемую персону — она спокойно сказала, что находится в ожидании! Конечно же мне пришлось прочесть короткую лекцию по пастырскому богословию, объяснив каноны, запрещающие священнику даже думать о чем-то подобном по принятии сана и причислении его к белому или черному духовенству. Все это явилось для них откровением, хотя люди ходили в храм уже довольно давно.

Вот такие казусы. И они были бы всего лишь казусами, если бы не оставляли следа в душе… По милости Божией, в описанном выше случае недоразумение себя исчерпало, духовная жизнь прихожанок выровнялась. Но бывает, что оправиться от подобной внутренней брани не так-то легко. Думаю, очень важно тем, кто приходит на исповедь и начинает понимать значение таинства покаяния для духовной жизни, прочитать те разделы аскетики, которые подробно говорят об искушениях в области духовного окормления.

Как женщине распознать в себе недолжное пристрастие к духовнику, отделить его от тех чувств, которые являются богоугодными? Существуют ли здесь какие-то надежные критерии?

По каким признакам мы узнаем, что две враждующие стороны, долго чего-то выжидавшие, вступили наконец в сражение, слышатся первые оружейные залпы, в воздухе появляется дымок от пороха в земле образуются воронки от разрыва снарядов… Так и в духовной жизни. Признаком зарождающейся болезни нередко является неотступно стоящее перед умственным оком лицо духовника. Если вовремя не распознать за мысленной картинкой вражье искушение, то делу молитвы может быть нанесен существенный урон. Иные чувствуют влечение с постоянством, несколько раз в течение дня, молиться за духовника, убеждены в том, что именно их молитвы помогают батюшке в борьбе с видимыми и невидимыми врагами… Такая сосредоточенность на «помощи» духовнику. несомненно, имеет оборотную сторону. Бывает еще и такое. Прихожанка признается священнику, что она чувствует и знает с точностью до минуты, когда он возносит за нее молитвы: «Батюшка, как я Вам благодарна! Вчера в половине третьего я приняла от Вас дивную помощь. Вся брань улеглась, едва лишь Вы встали на молитву о моей грешной душе».

Пристрастных особ можно выявить и по тому, что они не могут отойти от священника, от места совершения исповеди и после того, как их исповедальная минутка закончилась. Они чувствуют потребность примоститься где-нибудь у колонны, за чужими спинами и, забыв обо всем, тоскующим взором наблюдать за любимым пастырем, как будто в контроле за его деятельностью и состоит их главное дело в храме. Наконец очень вредными как для духовника, так и для его чад являются досужие разговоры, пересуды о его персоне.

В каком бы обществе ни оказалась ревностная не по разуму прихожанка, она начинает и заканчивает свои разговоры обсуждением последних событий, касающихся жизни духовника, где он служил, какое слово произнес, кого облагодетельствовал, кому и за что выговорил и что собирается делать на грядущей неделе. По опыту мы знаем, что расплатой за подобное пристрастие будет разочарование, более того — отторжение от личности искреннего, по-доброму настроенного пастыря, вина которого заключалась, может быть, в том, что он не сразу пресекал все описанные нами явления.

Как тем, кто более-менее благополучен в отношении к духовнику, правильно относиться к проявляющим «ревность не по разуму»?

Православный христианин, имея око неревностное, независтливое, невысокомерное, должен прежде всего учиться на чужих ошибках. «Никогда не поступай таким образом. Вот этого в твоей жизни быть не должно. Сохрани тебя Бог от подобного искривления», — примерно так должна говорить в нас совесть, когда мы видим нечто неестественное, неправильное в поведении окружающих по отношению к нашему пастырю. «…Сам искушен быв, может и искушаемым помощи» (Евр. 2, 18). Хотя бы отчасти пострадав от внутренней брани, спровоцированной пристрастием к духовнику, мы можем и должны предупреждать развитие болезни в наших близких, преимущественно новообращенных христианах, говоря им, «что такое хорошо и что такое плохо» в деле духовного окормления.

Как быть, если женщина понимает, что происходящее с ней к подлинной любви отношения не имеет, и желает избавиться от поработившего ее чувства? Ведь она часто стоит перед необходимостью исповедать свои переживания именно тому священнику, который их вызвал. Многие полагают — и, наверное, вполне справедливо, — что признания в любви во время совершения таинства исповеди звучат довольно неуместно. С другой стороны, исповедь у какого-то другого батюшки может еще более нарушить течение духовной жизни…

Думаю, что решение этого вопроса зависит от конкретных обстоятельств и свойств личности священника. Если это опытный пастырь, знакомый с духовной бранью и искушениями, встречающимися во внутренней жизни прихожан то он легко снимет своим мудрым словом данное смущение. Однажды монахиня исповедовалась преподобному Амвросию Оптинскому в недолжном расположении к нему. Старец, добродушно улыбнувшись, сказал в ответ на ее исповедь: «Не бойся, ко мне пристрастия у тебя не возникнет». Святой подвижник силой Духа Божия прогнал все помыслы из души подопечной. Итак, если священник уже имеет определенный опыт (да и возраст его служит гарантом), то, конечно, рассказать о смущениях, возникающих по его поводу, — дело правильное. Если же вы исповедуетесь у сравнительно молодого пастыря, которому не так легко найти нужное слово в данном случае, — быть может, имеет смысл обратиться к более умудренному священнику и решить вместе с ним, как дальше вести себя: на время ли отойти, исповедоваться в другом храме, другому лицу, либо терпеть эту брань, не соглашаясь c ee внушениями, либо все же поведать об этом батюшке, к которому относится искушение.

Еще один вопрос, который я рискну отнести к этой же теме и который затрагивает весьма обширную область касающуюся душевных предпочтений, дружбы пастыря со своими прихожанками. Здесь все обычно остается в плоскости эмоций, не переходя в сферу плотской брани, но при этом порождая множество микродрам, a nopoй и более серьезно действующих на отношения христианок между собой.

Иногда создается впечатление, что в некоторых приходах – особенно там, где пастырствуют более или менее известные священники, — ревность на почве стремления к «духовности» настолько застит прихожанкам глаза, что заповедь Христа о любви к ближнему приходит в полное забвение.

О, если бы сбывалось в жизни пожелание Симеона Нового Богослова, который утверждал, что священником может быть только человек, достигший бесстрастия, обновленный дыханием благодати Божией! Очевидно, что нездоровая атмосфера в приходе, душевные драмы и даже тайные терзания есть во многом свидетельство душевности самого пастыря, ибо часто наши страсти, выявленные и невыявленные, влияют на души наших пасомых… К сожалению, на безрыбье и рак — щука. По нашему времени мы должны ценить возможность окормляться у священника, идущего в русле православной традиции, ревностно относящегося к спасению своей собственной души и назидающего не от себя, но по преданию Отцов и Учителей Церкви.
Итак, в настоящее время — о котором можно сказать: «Спаси мя, Господи, яко оскуде преподобный…» (Пс 11, 2) — и пастырь, и его прихожане, зная о возможных искривлениях церковноприходской жизни, должны сознательно беречь область душепопечения от всех вторжений в нее чего то недолжного, должны быть врачами самим себе. Положительных примеров ныне достаточно — как правило, это те приходы, где люди совместно участвуют в одном большом и нелепом деле. Ведь всякая «дурь» возникает преимущественно в среде лиходей обмирщенных — а, к примеру, в монастыре потому так много и трудятся, чтобы, упражняя непрестанно тело, не допустить в душу праздности и, в свою очередь, воздействия злого духа.

Дело священника — трудясь самому, заставлять трудиться и других, по меткому выражению: «У занятой пчелы нет времени для скорби». Если же и усердно” в трудах словесная овца проявляет нездоровую ревность к сестрам по общему делу, пусть пастырь придет к ней не со словом кротости, а с жезлом обличения.

Охранитесь от пристрастия к наставнику. Многие не остереглись и впали вместе с наставниками своими в сеть диаволу. Совет и послушание чисты и угодны Богу только до тех пор, пока они не осквернены пристрастием. Пристрастие делает любимого человека кумиром — от приносимых этому кумиру жертв с гневом отвращается Бог. И теряется напрасно жизнь, погибают добрые дела, как благовонное курение, разносимое сильным вихрем или заглушаемое вонею смрадною. Не давайте в сердце вашем места никакому кумиру. ~ Святитель Игнатий БРЯНЧАНИНОВ

Протоиерей Артемий Владимиров






Памятка православным женщинам

Не секрет, что даже на солнце есть пятна и так как священники тоже живые люди, также борящиеся с искушениями, поэтому, упреждая обвинения в однобокости рассмотрения данного вопроса, логично было бы также рассмотреть и вопрос как быть прихожанке, заметившей явное или косвенное внимание и заинтересованность к себе (возможно, вам все же показалось) со стороны священника? Что необходимо прихожанке знать для того, чтобы правильно реагировать?

Прежде всего надо знать, что ввиду того, что женщины более восприимчивы и склонны к преувеличению, кажущуюся заинтересованность батюшки к себе буквально воспринимать не надо, так как доброжелательность и умение расположить себе — это профессиональные качества священников, ведь хороший священник должен обладать всеми этими качествами. Кроме того, профессиональная этика требует от священника вести себя одинаково доброжелательно со всеми прихожанами, поэтому здесь именно такой момент когда вы сами должны проявлять уважение, такт, умение вести себя достойно, а также интуитивно понимать что нельзя себе позволить в общении со священником, в какой момент остановиться, и как выставить для себя границы допустимого в общении, через которые переступать нельзя.

Также приведем необходимую информацию которую должны знать все прихожанки, особенно новоначальные:

Духовенство делится на две категории — белое и чёрное. Белое духовенство — священники, не приносившие монашеских обетов и чёрное духовенство — монахи, рукоположенные в священный сан. К белому духовенству относятся женатые священнослужители, не дававшие монашеских обетов. Им разрешено иметь семью и детей, и женятся они еще до принятия сана (обычно сразу после окончания учебы в семинарии, еще до рукоположения), так как после рукоположения священнику жениться уже нельзя.

То есть, по церковному уставу священник не может жениться ни при каких обстоятельствах, так как он либо уже женат либо принял монашеский обет. Человек, который собирается принять духовный сан, ещё до рукоположения обязан сделать выбор — жениться или принять монашество. Так что для каждого священника выбор уже давно сделан, и следовательно ни о каких отношениях между вами и священником и речи быть не может. Даже в случае если белый священник овдовеет или разведется, он не может жениться во второй раз, либо же согласно уставу он будет извержен из сана и запрещен к служению.

Священник может быть также монахом (чёрное духовенство). Когда говорят о чёрном духовенстве, имеют в виду монахов, рукоположенных в священный сан. Они посвящают всю свою жизнь служению Господу и дают три монашеских обета — целомудрия, послушания и нестяжания (добровольной нищеты).

Священники, которые не вступили в брак до принятия сана, иногда вместо пострига в монахи выбирают целибат — дают обет безбрачия, что означает и половое воздержание.

Также важно знать, что священник — лицо неприкосновенное. В общении нельзя прикасаться к священнику, фамильярничать. При разговоре соблюдают определенное расстояние. Нарушение дистанции (чрезмерно близкое нахождение к собеседнику) есть нарушение норм даже и мирского (общегражданского) этикета >>> и тактичности.

Такт, или тактичность — это умение вести себя сдержанно, в соответствии с этическими нормами. Люди, которые обладают чувством такта, очень милы и приятны в общении, они не только следуют негласным правилам сами, но и умеют понимать собеседника, и не допускают неловких ситуаций. Что значит «тактичный человек»? Самое главное, что отличает тактичное поведение от бестактного, это умение подумать не только о своих желаниях, потребностях и побуждениях, но и о том, насколько это удобно, приятно и уместно для вашего собеседника.

Умейте контролировать свой характер и эмоции, будьте сдержанной. В общении учитесь концентрировать свое внимание на главном, на теме беседы. Несмотря на теплоту, в общении с любым собеседником, православная женщина всегда должна уметь соблюдать дистанцию: не позволять фамильярности, не говорить лишнего о себе. Помимо этого, православная женщина должна уметь держать правильный тон общения. Истинно православная женщина, которая заботится о своем добром имени и своей репутации, не создаёт ситуаций, которые способны понизить мнение общества о ней или отрицательно отразиться на её репутации.

Если при соблюдении вышеперечисленных правил все же так случилось, что вы поймали себя на какой-либо неблагоговейной мысли, касающейся священника, или если вас мучает какой-либо соблазн касающийся священника — усилием воли прекратите об этом думать. Начните концентрировать ваше внимание на позитивных мыслях, начните ходить в другой Храм, и вы увидите, что через некоторое время ваша ситуация изменится к лучшему. Молитесь, и Господь укрепит вас!

Как известно, православная церковь запрещает пастырям как-либо вмешиваться в личную жизнь своего духовного чада, то есть, вы свободны в выборе духовника и можете ходить во все Православные Храмы (по вашему желанию), без необходимости кому-либо объяснять причину, а в случае если у вас возникли какие-либо вопросы, касающиеся вашего духовника, вы можете обратиться за разъяснением в епархию, или к правящему архиерею.

Помните что вы ходите в Храм не ради священника а для того, чтобы молиться Богу, вы вольны посещать разные Храмы, и вам можно исповедоваться у разных священников! И где бы вы ни были, с кем бы вы ни общались, всегда помните высказывание: «Не давайте в сердце вашем места никакому кумиру». ~ Святитель Игнатий БРЯНЧАНИНОВ









Что говорит о любви Христианская мудрость:
ПРИЗНАКИ ЛЮБВИ И ВЛЮБЛЕННОСТИ.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — это когда я хочу быть счастливым с тобой.
ЛЮБОВЬ — это когда я хочу тебя сделать счастливым.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — это когда я ценю твои достоинства.
ЛЮБОВЬ — это когда я знаю и принимаю твои недостатки.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ – это «я люблю» за что-то.
ЛЮБОВЬ — я люблю тебя, несмотря на что то.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я полностью согласна с тобой.
ЛЮБОВЬ — я не согласна, но уважаю твое мнение.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ – мы хорошо смотримся вместе.
ЛЮБОВЬ — интересно как будут выглядеть наши дети.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я не представляю настоящего без тебя.
ЛЮБОВЬ — меня вдохновляет наше будущее.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — ты — мой идеал.
ЛЮБОВЬ — ты — мой родной человек.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я готов умереть за тебя.
ЛЮБОВЬ — я хочу жить для тебя.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — друзья подождут.
ЛЮБОВЬ — у нас общие друзья.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — это был стремительный взлет.
ЛЮБОВЬ — это был обдуманный шаг.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — чувства просто переполняют меня.
ЛЮБОВЬ — я обещаю быть рядом, несмотря на чувства.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я готов и горы передвинуть.
ЛЮБОВЬ — я готов отказываться от своего эгоизма.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я боюсь тебя потерять.
ЛЮБОВЬ — я спокоен зная, что могу тебе доверять.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — каждая ссора это повод для разрыва.
ЛЮБОВЬ — каждая ссора это повод для извлечения уроков.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я не хочу оставаться в одиночестве.
ЛЮБОВЬ — я хочу провести мою жизнь с тобой.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я теряю голову.
ЛЮБОВЬ — я обрел смысл.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — меня покорило то, что я услышала.
ЛЮБОВЬ — меня покорила то, что я осознала.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — я боюсь сгореть от любви.
ЛЮБОВЬ — я согрет любовью.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — наша любовь расцветает пышным цветом.
ЛЮБОВЬ — мы готовы выпалывать сорняки.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ – «я», «мое», «его», «ее».
ЛЮБОВЬ – «мы», «нас», «наша».
ВЛЮБЛЕННОСТЬ — мне хорошо с тобой.
ЛЮБОВЬ — тебе хорошо со мной.


Также прочтите:

Как женщине не растратить себя. Почему и зачем ограничивают женщин >>>>

Быт, семья и дом священника — о устройстве жизни священника >>>>

Безответная любовь: 10 способов выхода из ситуации >>>>

5 видов любви. Классификация любви. >>>>

Почему священники не носят обручальные кольца? >>>>

Советы мудрых старцев: о чем не стоит говорить >>>>











См.также:














Влюбилась в священника, что делать?

Вопрос читателя:

Моя младшая сестра влюблена в иеромонаха, самое страшное для меня то, что он любит её. Мне тяжко слышать ночные рыдания моей сестры в подушку. Поэтому у меня к Вам вопрос, может ли иеромонах сложить свои полномочия и уйти в мир?

Надеюсь на ответ и на то, что Бог не зря управил так, что они полюбили друг друга.

Ангела Хранителя.
Спаси Вас Господи.

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день!

Дорогая читательница, бывают случаи, когда человек оставляет монашество, и каждый такой случай – это огромная трагедия прежде всего для самого человека, трагедия, которая потрясает все его существо, всю душу. Монашество – это не профессия, не работа, это особое состояние человека, его добровольный выбор пути служения Богу в одиночестве (не в браке то есть), нестяжании и послушании игумену монастыря, в котором он подвизается и учится христианской жизни.

Монашеский постриг – это начало новой жизни, смерть человека для жизни мирской, прежней, земной, когда он бы сам себе хозяином, и рождение в жизни новой, монашеской, с новым именем, новыми обязанностями, исполнением данных Богу обещаний. Строго говоря, обратного пути нет. И если монах оставляет свое монашество, то за это я не знаю, как он ответит перед своей совестью и Богом. И такой же ответ будут держать и те, кто принял участие в том, чтобы увести монаха с его пути. Поэтому, если даже случится так, что союз этот сложится, то я не завидую ни этому иеромонаху, ни Вашей сестре, потому что союз этот будет построен на отречении от монашеских обещаний и на возвращении в ту жизнь, в которую иеромонаху нормально вернуться уже нельзя.

Поэтому Вашей сестре я советую исповедаться в своем чувстве и очень внимательно разобраться в том, что ее привело к влюбленности в человека, который добровольно отказался от брачного пути, человеку, который в силу данных Богу обещаний может любить других только отечески, братски, но никак не в браке. Разобраться с этим может быть сложно самой, и в помощь к регулярным исповедям (разумеется, опытному духовнику, а не этому иеромонаху) я советую также обратиться к психологу, лучше православному, который поможет прояснить, почему Вашу сестру влечет к мужчине, который выбрал несемейный путь жизни, иначе говоря, брак с которым невозможен. Бывают такие состояния души, при которых девушек и женщин влечет к тем, с кем нельзя вступить в брак – актерам, прочно и хорошо женатым мужчинам, священникам… Нужно понять, в чем корень проблемы.

И, конечно же, надо категорически перестать общаться с этим иеромонахом. Если он выберет ошибочный путь оставления монашества – пусть это будет его выбор, но от всего сердца не советую Вашей сестре быть тут соучастницей. Необходимо ей поговорить с опытным священником, священников в возрасте, чтобы осознать, в какую бездну она хочет шагнуть.

У нас был похожий вопрос, даю и на него ответ:

Нравится монах. Что делать?

Не говорите, что Господь так управил. Искушение это, большое и серьезное, испытание того, насколько Ваша сестра, да и монах этот, могут ему противостоять и понять, что в жизни главное, а где, поддавшись страстям, можно так поскользнуться, что весь хребет себе переломаешь и потом не встанешь. И дай Бог мудрости и сил, чтобы, уповая на помощь Божию, искушение это преодолеть и сделать правильный выбор!

Храни Вас Господь!

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *