Волонтер на валаам

Волонтером на Валаам- мои впечатления.

«Случайности не случайны» (с)

Ничего просто так не происходит в нашей жизни- в этом я убедилась в очередной раз.

Не хочу говорить высокопарных слов, но на тот момент мне необходимо было полностью сменить обстановку- чтобы была возможность подумать о своем, о том, что происходит в моей жизни и принять какие то решения.
В очередной телефонной беседе «ни о чем» моя приятельница упомянула своего друга, который ездит регулярно волонтером на Валаам. И в голове щелкнуло- вот оно! То, что мне надо. Почитала отзывы, пособирала информацию и еще больше укрепилась в своем мнении.

Отмечу, что попасть волонтером на Валаам не очень просто, желающие заполняют заявки с февраля- марта, но видимо, звезды совсем уж были благосклонны ко мне- начинался очередной заезд, а в рядах волонтеров на Валаамскую ферму был недобор. Я быстро заполнила анкету и отправила запрос, через пару часов получила положительный ответ. Но дело в том, что на весь срок заезда я из за работы никак не могла поехать, о чем предупредила организатора и спросила о возможности поехать только на 10 дней. И здесь мне тоже пошли навстречу, но и сыграл свою роль недобор на ферму. Сейчас, после того, как прожила там 10 дней, я не понимаю почему волонтеры рвались на поля и огороды Валаама и не особо желали идти на ферму, но об этом чуть ниже.
Итак, немного бюрократии и фактов:
Волонтерам предоставляют трансфер от Приозерска (Ленинградская область) до Валаама на монастырском корабле «Святитель Николай», проживание и питание. Распорядок дня абсолютно щадящий- 8.30 — завтрак, с 9.00 до 13.00- послушания (так называется любая работа на территории монастыря),с 13.00 до 14.00- обед, с 14.00 до 18.00- послушания и дальше свободное время. В субботу послушания до 12.00, в воскресенье- выходной.
Для женщин обязательно платкикосынки и юбки ниже колена (можно надевать на джинсы)
Употребление алкоголя категорически запрещено, курение не приветствуется, но специально оборудованные места для курения есть. Магазинчик на острове один, с довольно скудным ассортиментом и конскими ценами (бананы- 100 рублей, яблоки- 190, к примеру).

И еще для волонтеров проводят специальные экскурсии (например, на Ильинский скит на о.Лембос, куда в составе туристической группы не попасть)

Наступила пятница, день моего отъезда, я приехала в Приозерск. Корабль уже был на причале, шла погрузка всяких разностей для нужд монастыря.

Это, конечно, не комфортабельный теплоход, но тем интереснее. При условии, что волна не очень сильная, идти по Ладоге до Валаама 4 часа. Спрятаться от дождя возможно только в трюме на носу корабля, площадью метров десять квадратных с деревянными скамейками- «Титаник», 3-й класс))) А так, палуба открытая, но если нет дождя, все в основном находятся наверху, ведь не каждый день есть возможность вот так лицезреть бескрайнюю Ладогу:
На «Метеорах» из за скорости передвижения совсем другое впечатление от видов, а здесь неторопливо идешь по волнам и успеваешь рассмотреть всю красоту:

Рекомендовали взять с собой Драмину, но у меня морской болезни нет, а вот некоторых укачало здорово, на одном участке Ладоги был легкий шторм.
И вот, четыре часа миновало, мы подходим к монастырской бухте и нас встречает Никольский скит:

А совсем на подходе к Валааму проходим вдоль острова Светлый, где установлена Часовня Валаамской иконы Божией Матери. А еще этот остров примечателен тем, что на нем живут павлины)

Монастырский причал:

К сожалению, не сделала фото самой встречи, это особый дух и настроение, когда тебя встречают абсолютно незнакомые люди с улыбкой и хлопаньем в ладоши.
Меня встречала чудесная Оля- заместитель отца Агапия, начальника фермы. Она занималась всем, что касалось сыроварни и фермерского магазина. Проводила меня к месту моего проживания, кратко обрисовала дальнейшие действия и передала меня моим соседкам и коллегам.
Об условиях проживания: те волонтеры, которые работали на полях и территории монастыря, жили в так называемом Работном Доме:
Мы же, фермерские волонтеры, жили в двухкомнатной квартире в уютном домике с видом из окон на Спасо-Преображенский собор:

Коридор в парадной, конечно, впечатляющий (на Валааме только печное отопление):
Но вот условия в квартире- прекрасные. Отец Агапий заботится о своих волонтерах на деле, а не на словах. Оборудованная кухня со всей бытовой техникой, включая стиральную машину, душевая кабина и туалет со всеми необходимыми бытовыми мелочами.
В каждой комнате четыре кровати, стол, стулья, тумбочки и шкаф. Т.е. никаких палаточных условий. Для сравнения- в Работном Доме у волонтеров был общий душ на этаж и по расписанию, комнаты на 6-8 человек и отсутствие кухни.
Непосредственно про работу:
В 9 утра все волонтеры собирались около Работного Дома и им распределяли работу. Кого то отправляли на дальние скиты работать на огородах, кого то- приводить в порядок территорию монастыря, кого то- помогать в трапезной. У нас маршрут всегда был один- на ферму) Вот на такой колоритной машине:

Валаамская ферма:

Итак, что же должен делать волонтер на ферме? Нам из подвальных хранилищ привозили головы сыра, которые мы должны были очистить , нарезать, расфасовать и упаковать. Помимо этого следили за Рикоттой- чтобы стекла вся сыворотка перед упаковкой, разливали и упаковывали кефир и сметану.
Стерильность в сыроварне- идеальная, все моется каждые 30 минут, за этим следят монахи- сыровары. Отклонюсь о темы- когда возникла идея сыроварения на Валааме, монахов отправили на обучение в Италию. И отправляют до сих пор, чтобы процесс совершенствовался.
Вот так выглядят сыры в подвале и после чистки- на ceirt:
Рикотта:
Начальник фермы- отец Агапий, человек-солнце:
Монахи-сыровары:
Тяжело было в первый день, с непривычки гудели ноги и спина, а потом я от работы получала только удовольствие, говорю не лукавя.
Продолжу про стерильность- будете на Валааме, покупайте фермерскую продукцию без страха. Такого ОТК я не видела. Малейшая трещина на голове сыра- сразу в брак, хотя это никак не влияет на вкус и качество. Чуть не по центру налепили наклейку на банку со сметаной- в брак банку, все должно быть идеально.
На всю продукцию клеится наклейка с фирменным логотипом:

На ферме производят следующую продукцию:
Молоко, кефир, сметана, Рикотта, творог и сыры. Качотта- самый молодой сыр, нежный, сливочный, с хрустящей корочкой. Монастико- 6 месяцев выдержки, в меру твердый, в меру солоноватый, идеальный бутербродный вариант. И Монастико 9 месяцев- твердый сыр, родственник пармезана. Сыры- божественные, когда разрезаешь голову- яркий аромат сливок.
Вообще, продукция выше всяких похвал- я в обычной жизни молоко не пью, только в кофе и в кашу употребляю. Здесь же в день выпивала не меньше литра. Кефир- густой, как греческий йогурт при жирности в 1.5%. Сметана- как сливочное масло. Нежнейший, сытный творог.
Волонтерам каждый день давали с собой полный набор продукции- это были лучшие завтраки в моей жизни. Кофе с молоком, которое вкуснее магазинных сливок, творог со сметанкой и тертой черной смородиной, а потом еще сырррр!
Работалось легко, абсолютно не чувствовалось давления и обязаловки.
Теперь про свободное время. Вcе же, на ферме график был немного плавающий- нас могли попросить задержаться, но на следующий день отпускали раньше.
Приезжая домой- мы шли в трапезную и, в зависимости от желания и обстоятельств, шли гулять вместе или поодиночке.
Про еду. Трапеза на Валааме- святое время, вне зависимости ни от чего. Рацион не блещет разнообразием, но вкусный- ум отъесть. Простая русская кухня, но все из натурпродуктов. Завтрак в трапезной- каша, но мы, фермерские волонтеры, завтракали у себя в квартире творогом и сыром) Обед- суп, второе, свежий салат и компот. Супы- гороховый, борщ, чечевичный, уха. Второе- несколько гарниров, своя тушенка (мраморная говядина и рибай отдыхает), тушеные кальмары, овощная подливка, винегрет. Учитывая, что в монастыре свое форелевое хозяйство, на столе у нас регулярно была форель в сливках, либо запеченая на решетке, либо слабосоленая. Свой хлеб- просто нереальный, я набивала им карманы, потому что вкуснее ничего не ела, за один раз можно съесть буханку.
Ни разу з 10 дней мне не хотелось ни гамбургера, ни суши, ни шоколадки. Только еда из трапезной и семечки)
После ужина я шла гулять по окрестностям и скитам. Немного фото:

Самая потрясающая экскурсия- по островам Ладоги, где расположены отдаленные скиты. Я не могу назвать себя глубоко верующим человеком, но когда нас привезли на Ильинский скит, я почувствовала то, что называют высокопарным словом «благодать». Никогда в жизни я не испытывала такого умиротворения и спокойствия. Это поистине волшебное и намоленное место:

Полная противоположность- остров Святой, где находится могила и пещера Александра Свирского. Суровое, колючее, неприветливое место. Это ощущение, на мой взгляд, идет от истории этого острова, куда прибыв Александр Свирский, соорудил в скалах пещеру и молился там практически круглосуточно:

И еще одна экскурсия была во Владимирский скит (тот самый, где находится резиденция почившего Патриарха Алексия и ВВП) . Фотографировать резиденции нам строго запретили, так что только сам скит:

А это мой персональный поход в Никольский скит:

Теперь о впечатлениях:
Это необыкновенный релакс. Я не думала ни о чем- ни о ситуации в своей жизни, ни о событиях в стране, не читала Сплетник и Багиню, не заходила в Контакт. Я была и, главное, ЖИЛА там. Можно рассказывать об этих впечатлениях бесконечно, но поймет это только тот, кто пожил там. Я была полноценно счастлива, когда после работы на ферме, закинув рюкзак за плечи, гуляла по окрестностям и скитам.
Повторюсь, я не глубоко верующий человек, но тут само место настраивает тебя на нужный лад, все эти дни были необыкновенно светлыми.
Я не могу сказать, что после этой поездки моя жизнь перевернулась, но что то во мне изменилось, я нашла ответы на некоторые вопросы. Я стала более спокойной и какие то мелочи, которые меня раньше доводили до слез, теперь воспринимаются с улыбкой.
И самое главное- я туда вернусь буквально через месяц- полтора. Ведь как сказал начальник Приозерского причала, когда мы прибыли с Валаама- ну что, все получили укол Валаама, подсели? Да, я подсела. И как можно не вернуться к таким закатам?

П.С. Фото частично мое, частично- Гугл.

Остров не для зайцев. Один день волонтером на Валааме

Начиная с 2005 года, более тысячи человек приняли участие в проекте Валаамского монастыря — «Волонтером на Валаам». Идея и организация уже не просто труднической или паломнической, а именно волонтерской программы с участием иностранцев (вне зависимости от их вероисповедания, пола и возраста) принадлежит Спасо-Преображенскому Валаамскому монастырю и его насельникам. Руководит работами добровольцев, силами которых восстанавливается уникальное сельское хозяйство, существующее в условиях зоны рискованного земледелия, эконом обители — отец Ефрем. В роли волонтера побывала наш корреспондент Мария Миронова.

Утро

Желание побывать на Валааме зрело во мне давно. Поэтому когда узнала, что возможно не просто попасть в далекий и недоступный мужской монастырь, но еще и потрудиться там, не преминула этим воспользоваться. Оказалось, Валаам ближе, чем кажется и дальше, чем думалось.

Сухая осень. Карелия. Утро в работном доме. В окно маленькой женской кельи виден Спасо-Преображенский собор — сердце Валаамского монастыря. Звонят колокола. Умываюсь холодной водой на чердачке, завешанном выстиранной одеждой, возвращаюсь в келью. Соседки — Лена, Аня, Ксения и Маша уже готовы. Наряд у нас простой: юбки поверх брюк, косынки, резиновые сапоги и у каждой по две пары перчаток. Идем в трапезную, где на завтрак всегда пшенная каша, печенье и чай; а после — собираемся у входа в работный дом, чтобы на грузовике поехать на послушание.

Николай Ильич, руководитель сельскохозяйственных работ на острове, отправляет нас на ферму. Ферма — это целый сельскохозяйственный комплекс, принадлежащий монастырю, включающий в себя возделываемые поля, животноводческую ферму, птичник, хозяйственные строения, и жилое здание для монашеской братии и трудников. Ехать от нашей Усадьбы, где стоит работный дом, не больше десяти километров. Работы на ферме немало: и сено убрать, и поколоть дрова, собрать поленницу, подготовить к покраске коровник. Кто-то из женщин остается помогать в трапезной, кто-то отправится заниматься заготовками. Благо, в Валаамских лесах нет недостатка ни в грибах, ни в ягодах. А мы едем.

По дороге грузовик останавливается на причале Монастырской бухты, где к тому времени уже собрались трудники, которые вместе с мужчинами-волонтерами из нашего грузовика сталкивают на воду большую десятиметровую рамку понтона. Стоящая здесь же баржа оттащит ее в Малую Никоновскую бухту, где находится монастырское форелевое хозяйство.

«Оставайтесь у нас! — в это время призывает всех Николай Ильич. — Пока во всем мире экономический кризис, лучше места переждать все равно не найдете».

Он все-таки прав, — думаю я. — На острове, удаленном и от комфорта, и от городской суеты, открываешь самую суть себя, да и людей рядом начинаешь понимать лучше. Видишь больше, слышишь дальше и чувствуешь как будто тоньше. И не сравнить все это ни с походом, ни с путешествием в деревню, ни даже с паломничеством. Трудясь на Валааме, погружаешься в здешнюю атмосферу, атмосферу места с тысячелетней историей, полной боли, скорби и утрат, освещенного радостью веры и молитвенным подвигом братии. Мы привыкли, что река жизни течет из прошлого в будущее, здесь она будто движется еще и в третью сторону — в вечность.

Без подрясников

…Сев в кружок, режем яблоки на сушку в сенях на фермерской трапезной. Шесть ножей мелькают в кругу над огромной кастрюлей. К нам входят послушник Александр с монахом Агапием:

— А здесь у нас офис, — делает он красноречивый жест в нашу сторону. И добавляет, — когда закончите кастрюлю, будем пить кофе с коврижками.

— Вы знаете, как мотивировать сотрудников! — смеемся мы.

Позже, высыпав яблоки на сушилки, действительно пьем кофе на остекленной веранде. За окнами вода Ладоги, Московский пролив и желто-зеленые сентябрьские берега в скалах. У сарая на веревке сушится чей-то подрясник. Тихо, тепло и пасмурно.

— В городе я не так часто улыбалась, а здесь все чаще ловлю себя на улыбке, — говорит Аня и смотрит на воду.

Ладогу жители острова называют морем, а большую землю — миром. И отсюда тот мир кажется очень далеким, а собственная жизнь на острове — простой, но потусторонней, вне времени, в потоке Божьей воли, где каждое движение души имеет значение.

Приближается звук мотора. Из катера выходит старушка. Поддерживая под руки, ее уводят куда-то вглубь фермы. «Это Мария, — заметил ее отец Агапий с веранды. — Она однажды приехала сюда ненадолго поработать, но серьезно заболела. Уже умирала. И перед смертью ей предложили принять постриг. Мария согласилась, а как постриглась, выздоровела и так и осталась жить на острове».

Удивительный феномен острова именно в том и состоит, что сюда приезжают на день-другой, а остаются на годы. Не для того даже, чтобы вступить в братию, а потому, видимо, что и мирская жизнь здесь окрашена иным, чем на большой земле, светом.

— У нас с трудниками в кельях по две кровати, а посередине — стол. Все это напоминает купе, — рассказывает Сергей. Он работает на острове водителем — самый нужный человек в любое время, так как протяженность Валаама около десяти километров, а скиты расположены в разных его концах.

— Я и остальным эту идею закинул, что мы как будто в поезде живем, — продолжает он. — Так и шутим: ну что, у тебя до какой станции билетик?

— А как насчет зайцев?

— Не-ет, зайцем тут не проскочить. Зайцев нет. Здесь другое: главное не сойти раньше времени.

Андрей, как и многие здесь, приехал на Валаам на день, и живет на острове уже почти два года. Некогда журналист и телевизионщик из Останкина, теперь он переменил свою жизнь, трудится кормящим на ферме и не собирается возвращаться в столицу. Расспрашиваю его об особенностях жизни трудников, и Андрей охотно рассказывает:

— Мы живем так же, как и братия, по уставу монастыря. Разве что подрясник не носим. Ну, и я курю еще.

— И как тебе, мирскому человеку, живется в совершенно другом укладе?

— Бывает непросто. Пойдешь к отцу Вениамину: «Что же так тяжело, отец?». Он в ответ: «А ты запомни: без скорбей день прожит зря». И как-то легче становится, и уже в другой раз отец сам спросит: «Ну что, как день прошел?» «Не зря», — отвечаю.

Встреча с самим собой

Летом волонтерами приезжают множество студентов, в основном из Петербурга и Москвы, осенью — публика постарше из самых разных городов России. Иностранцы (из Словении, Франции, Бельгии, Сербии, Англии, Швеции, Чехии, Германии, Польши и США) едут на остров в поисках настоящей России. Впрочем, то же самое движет и жителями мегаполисов — желание прикоснуться к святыням, к истории. Для многих Валаам становится встречей с самим собой.

И монастырь, оставаясь строгим и закрытым с одной стороны (Скит Всех Святых закрыт для женщин, а для плавания на Предтеченский скит даже мужчинам нужно особое благословение), с другой стороны весьма демократичен и гостеприимен. По средам волонтеры встречаются в воскресной школе, где монахи монастыря рассказывают о православии и отвечают на вопросы. В выходные отец Ефрем проводит экскурсии по центральной усадьбе монастыря (основной и главной части обители), организует поездки к недавно построенному Владимирскому скиту и на острова Лембос и Святой, где расположены Ильинский скит и пещера преподобного Александра Свирского. Воскресная литургия традиционно заканчивается совместной трапезой братии и прихожан (разумеется, мужчин). И главное, волонтеров приобщают к участию в богослужениях в скитах монастыря, ведь почти все дороги Валаама ведут к храму.

Не чирикать

Трапезная на ферме полна грибов: сыроежки, опята, лисички, грузди, — в ведрах, кастрюлях, коробах и даже в небольшой неизвестно откуда взявшейся ванне. Вооружившись ножами, склоняемся над коробами, а заодно делимся рецептами и впечатлениями от жизни на острове.

— Странное дело, ведь здесь исполняются желания.

— Причем мгновенно! Захотел — получил.

— Про желания я тоже слышала, это вроде легенды местной. Поэтому десять раз подумаешь, прежде чем пожелать чего-то. А то тут же на тебя и свалится.

— О, ну это тоже искушение!

— А день здесь идет за три, и все радости и горести сильнее в три раза, — добавляет Ирина, флорист из Санкт-Петербурга, помощница Александра на трапезной. Уже даже не удивляет, что она «приехала на остров ненадолго и вовсе не собиралась задерживаться».

— Вы здесь потише! — строго заглядывает на веранду Александр, — Будете чирикать — живо отправлю в сарай картошку перебирать.

Мы смолкаем.

Осенью волонтеры будут убирать с мокрых осенних полей картофель и кормовую свеклу, потрошить скользкие тушки форели, перебирать душный картофель, грузить мешки, полоть, колоть, сеять, укладывать — одним словом, помогать. И в труде найдется место и молитве, и интересному разговору, и веселью, и смирению, и радости созерцания прекрасного устройства Божьего мира.

Помимо фермы, на острове есть пекарня, электростанция, пожарная служба, кузница, иконописная мастерская, школа, библиотека и даже своя монастырская фотолаборатория. Валаам — это государство в государстве, воплощенная утопия. Сперва удивляло, что нигде на острове нет нищих и попрошаек, ни на пристани, ни на усадьбе, ни у храмов. Впрочем, откуда им взяться: любого сразу накормят, напоят, а захочет трудиться — и оставят при монастыре.

Вечер с вареньем

Вечером Антоний принес брусничного варенья, приготовленного из ягод, собранных здесь же, на острове. Но после ужина в келье никто не сидит. Катя с Дариной попросили у дяди Славы удочки и ушли к одному из внутренних озер. Сам дядя Слава бренчит на гитаре. Маша готовится к причастию у себя. Иван решил впервые исповедоваться и тоже читает в келье, не обращая внимания на работающее радио.

Аня и Ксения, художницы из Петербурга, в свободное время отправляются на этюды. Поэтому, набив рюкзаки красками, прихватив планшеты и бумагу, они уходят ко Скиту Всех Святых, удаленному от банальных туристических троп и маршрутов. Очертаниями причудливых башенок Всесвятский скит напоминает сказочный замок, затерянный в лесу. Между тем, это один из самых строгих скитов на Валааме. Здесь не пользуются электричеством, нет горячей воды, только баня раз в неделю, на территорию обители нельзя заходить женщинам, а богослужения идут не только утром, днем и вечером, но даже ночью. После этюдов они вернутся, и мы увидимся уже в храме.

На поздней Всенощной накануне дня усекновения главы Иоанна Предтечи нижний храм полон и тих. Темно, жёлтым горят свечи, и в их свете двигаются монахи: в богослужении участвует вся братия. Торжественная и таинственная служба. Сердце на мгновение замирает — вдруг тишину прорывает знаменитый мужской хор Валаамского монастыря, поющий Нагорную проповедь.

Закончился еще один день на Валааме — тот, что один за три. В большой женской келье уже погасили свет. У нас еще шуршат, пьют чай, нанизывают на нитку грибные сувениры из лесу, читают Лескова. Через чердачное окно я вылезаю на покатую крышу работного дома. Свежо, в объемной космической черноте будто нарисован собор. Стрекочут сверчки. Купола голубыми зефиринами выделяются в контрастном свете маяка-колокольни. Наверху в ясном небе мерцают миллиарды звезд, больших и маленьких. Как у Бога на ладони.

Послесловие

Моя поездка на Валаам состоялась прошлой осенью. С тех пор в судьбе героев репортажа многое изменилось. Наталья устроилась работать почтальоном и осталась жить на острове. Художница Маша — пошла стажироваться к иконописцам Владимирского скита. Александра выучилась на экскурсовода и нынешним летом начала водить по Валааму туристов. Алексей ушел в армию и служит в военной части здесь же, на острове. Александр крестился. Аня и Ксения вновь вернулись на остров волонтерами. Влад остался трудиться на ферме на зиму, а в этом году сам встречал новый заезд в волонтерский лагерь. И все вместе они встретились в Рождественские каникулы, которые монастырь дарит тем, кто трудился здесь летом или осенью.

>

Ржевская епархия

ВОЛОНТЕРЫ ВАЛААМА

в Авторские публикации, Архив новостей /

Наш сегодняшний рассказ пойдет о знаменитом острове Валаам, на котором сосредоточено огромное количество культурных и духовных ценностей. Вот уже много веков архипелаг является центром православия и собирает паломников со всего мира. Тут расположен известнейший памятник русского зодчества — Валаамский ставропигиальный мужской монастырь, а также множество церквей и часовен, украшающих порой самые отдаленные острова архипелага. Даже человеку, далекому от религии, эти места покажутся притягательными. Природа русского Севера и красоты Ладожского озера всегда притягивали туристов и творческих людей, художников, желающих отразить красоты Валаама в своих работах.

Современный Валаам — это еще и огромный центр паломничества и туризма. Сайты турфирм пестрят объявлениями о путешествиях по святым местам. Однако не многие знают, что на Валааме существует практика волонтерства, которая позволяет на какое-то время стать частью этого любопытного во всех отношениях места.

МАЛЕНЬКОЕ ЧУДО

Герой сегодняшнего рассказа — Кристина Черноземцева, сотрудник отдела религиозного образования и катехизации Ржевской епархии, которая поделилась с «Ржевскими новостями» историей своего пребывания на Валааме в качестве волонтера.

— Валаам привлекал давно, еще когда училась в Тверском университете, рассказывает Кристина. — Узнала, что можно поехать на Валаам экскурсоводом, для чего надо освоить специальные курсы, которые проходят в Санкт-Петербурге. На курсы не попала, но это к лучшему, там достаточно специфическая работа — ответственная и сложная. Но через несколько лет через Интернет узнала, что ведется набор волонтеров на Валаам. Это было в середине марта. Когда стала заполнять анкету, удивилась, что мест уже почти не осталось…

На сайте значилось: девять заездов по три недели, с мая по начало ноября. И в шести из девяти уже не было женских мест.

Стоит описать случай, который сама Кристина характеризует как чудо. Охотнее всего с работы отпускали в июне, который как раз значился свободным для волонтёрства на Валааме, однако на поданную анкету пришел отказ, оказалось, что и этот заезд уже успели сформировать. Пришлось сделать вторую попытку, уже выбрав три недели сентября. Через неделю пришел ответ, что она зачислена в заезд с… 16 августа по 6 сентября! Об этом заезде можно было только мечтать — именно на это время выпадал праздник Преображения Господня, а на Валааме главный собор острова, Спасо-Преображенский, освящен как раз в честь этого события — то есть на острове это двойной большой престольный праздник. А еще на этот заезд выпадал 25-летний юбилей Кристины.

ВОЛОНТЕРЫ И ТРУДНИКИ

На остров можно попасть четырьмя способами: как турист, как паломник, как трудник и как волонтер. Первые два варианта по сути своей гостевые. Тут всё более-менее понятно: приехал, посмотрел, что интересно, отдал почести святым местам и уехал. Два других варианта подразумевают погружение в жизнь обитателей острова. Трудник — это самое глубокое погружение в жизнь Валаама, что накладывает большое количество обязанностей. Во-первых, трудники должны быть православными; во-вторых, помимо работы необходимо еще ходить на службы, участвовать в жизни монастыря. В случае с волонтером все проще. Вероисповедание тут не имеет определяющего значения, а посещение служб и встречи с монахами — уже по желанию. Но в обязанности и тех, и других входит выполнение определенной работы на территории острова. С другой стороны, это такая разновидность активного отдыха. Питание, проживание и доставка на место на монастырском кораблике от причала в Приозерске до Валаама и обратно предоставляются волонтерам бесплатно.

В группе Кристины было около 40 человек разного возраста. Старшим — за 60 лет. Были две испанки и одна немка. Следующий заезд, кстати, вообще интернациональный: представители Сербии, Испании, Франции, Германии.

Иностранцы нашли способ попасть на Валаам через какую-то волонтерскую организацию. Но поскольку не все хорошо понимают по-русски, через ту же организацию (названия Кристина не уточняла) нашли девушку-волонтера, которая бы им переводила. Она оказалась не религиозным человеком и до последнего не понимала, зачем туда едет? Но в итоге после того, как группа уехала, девушка осталась еще на неделю. Кристина говорит, что недовольных людей там не видела. Среди волонтеров ходит шутка: есть такая болезнь «валаамка» — желание вернуться сюда еще раз.

Распорядок дня для волонтеров на Валааме примерно такой. Утром, в 8.30, завтрак. Потом, в 9.00, так называемый «развод»: приезжает руководитель и раздает задания (тут их называют «послушания»). Согласно полученным заданиям все трудятся до обеда, до 13 часов, потом — снова работа. В общей сложности на выполнение послушаний уходит 6 часов в день.

— Если бы мне кто-то сказал, что я 6 часов буду полоть грядки, — говорит Кристина, — я бы подумала, что это какой-то кошмарный сон. Но в монастыре подобная работа казалось легкой и даже веселой. На Валааме возделываются большие поля свеклы, моркови и тому подобных культур. Когда прополка закончилась, нас перебросили на другие работы. Волонтеры трудились в садах монастыря, ходили в лес собирать ягоды, травы. Доставались послушания и на монастырской ферме, это отдельное место в монастыре, со своей активной жизнью и хозяйством: коровы, куры и другие домашние животные, своя сыродельня. Совсем недалеко от фермы находится Коневский скит, по этой дороге часто прогуливаются туристы и паломники, и у фермы стоит киоск, где гости острова могут угоститься молоком, а также ароматным чаем из трав, собранных на острове. Кстати, стоять и встречать путников, угощая их вкусными монастырскими напитками — это тоже одно из послушаний волонтеров. Порой нас направляли работать в разные скиты — это такие удаленные места, где есть своя церковь и где более уединенно и строго живет небольшое количество монахов. В основном труд волонтеров носил сельскохозяйственный характер, а юношам и мужчинам довелось поучаствовать даже в строительстве деревянной церкви.

Волонтерские будни очень насыщенны, с самого утра захватывает череда работы и событий. Ведь после работы все самое интересное только начинается! Кристина взяла с собой дневник — записывать все, что с нею происходило. Но оказалось, что для записей не находилось свободного времени. И в то же время три недели показались одним мгновением, так по ощущениям быстро они прошли…

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ У ГРОБА ГОСПОДНЯ

Одним из самых запоминающихся и удивительных событий на Валааме для Кристины стало как раз послушание в Воскресенском скиту. Ей доверили выполнять работу смотрителя храма. На Валааме почти всегда большой поток туристов. Им при необходимости надо было помогать, подсказывать: как подать записку, куда поставить свечку… Поддерживать чистоту в храме, следить за свечами, убирать остатки свечного воска, мыть полы. Храм в Воскресенском скиту — двухъярусный. В нижнем храме находится Кувуклия — подобие Гроба Господня, что в Иерусалиме, Камень Помазания и очень необычный открытый алтарь, как в первые века христианства.

— Иерусалим для русских людей — особое место, связанное с жизнью, смертью и воскресением Иисуса Христа, — рассказывает Кристина. — Но в то же время далекое и не для всех доступное, поэтому издревле на Руси в некоторых местах появлялся «свой Иерусалим». Есть такие места и на Валааме. В нижнем храме Воскресенского скита совершенно необычные ощущения и атмосфера, а когда заходишь в саму Кувуклию, то время как будто останавливается. Люди, которые были в Иерусалиме, говорят, что по ощущениям также, как там, чувствуется благодать. Целый день на послушании в храме пролетает быстро, бывает, находишься там совсем одна в полной тишине, которую изредка разделяют с тобой одиночные паломники, добравшиеся в отдаленный скит. Во время прибытия кораблей с туристами и паломниками храм всегда полон, одна группа сменяется другой непрерывным потоком. Экскурсии для групп туристов, в отличие от паломнических групп, вход в Кувуклию не предусматривают из-за плотного графика и ограниченного времени экскурсионной программы.

Запомнилось как одна женщина из группы туристов попросила меня поставить свечку у Гроба Господня. Я ей сказала, что она может чуть поотстать от группы, и я ей дам возможность самой зайти в Кувуклию. Она зашла туда, через какое-то время выходит в каком-то потрясенном состоянии со словами: «Я не знаю, не понимаю, что со мной происходит…», а у самой безудержно льются слезы…

Запомнилась и молодая девушка, внешним видом не похожая на паломницу, радостно пришедшая с корзиночкой цветов. Сказав, что приезжает сюда уже несколько лет подряд, и, попросив пустить ее в Кувуклию, она сняла высокие туфли и прошла босиком внутрь, достаточно долго там пробыв и оставив там цветы. Не знаю, о чем молилась, а, скорее всего, за что благодарила эта девушка, но в памяти осталось.

Как раз за работой смотрителя храма Кристина встретила свой день рождения, первым поздравил отец Наум — один из духовников монастырской братии, батюшка, по словам Кристины, отличался необыкновенно участливым и добрым взглядом. (Духовники — это наиболее опытные в духовной жизни и уважаемые монахи-священники, которые принимают исповеди у монахов). А смотрительница храма на Воскресенском скиту вынесла из Кувуклии икону Божией Матери, которая стояла там три месяца, и подарила Кристине.

Потом было еще много подарков и сюрпризов, причем даже от незнакомых людей. И, конечно же, другие волонтеры тоже подготовили поздравления. Нарисовали картину с колоколами, было много поздравлений и подарков. Всего, кстати, из всей группы трое волонтеров встретили свой день рождения на Валааме.

МОНАХ — ОПЕРАТОР У СЕНКЕВИЧА

Очень интересными были встречи-беседы с монахами. Как живут на святом острове? Как выбрать свой путь? Что за люди здесь нашли свои место и цель? Монахами становятся люди разные, с интересными судьбами. Например, один из священнослужителей, отец Августин, в миру был оператором у знаменитого Ю.А. Сенкевича (ведущего программы «Клуб путешественников»). По своей работе он побывал во многих местах, снимал фильм и о Валааме, а спустя несколько лет остался здесь насовсем, монахом. С отцом Августином было две встречи: одна запланированная, а вторая вышла спонтанно. Он попросил волонтеров помочь ему с уборкой в храме. Хоть это и был выходной, отказывать не стали. Закончили поздно, и отец Августин отвез волонтеров до их келий, зашел на чай — и на беседу подтянулись даже те, кто уже собирались спать.

ПРИРОДА, МАНЯЩАЯ ХУДОЖНИКОВ

Каждый уголок острова достоин кисти живописца. Прогулки по острову не приедаются и не надоедают, можно любоваться закатами, ходить дружной волонтерской командой на костры, устраивать уютные посиделки с новыми друзьями, праздновать дни рождения и даже купаться! Пусть вас не смущает, что это русский Север и Ладога. Во внутренних озерах острова достаточно тепло, и даже есть свои голубые грязи.

На острове Кристина встретила еще одну ржевитянку — удивительную девушку Соню, которая уже не первый раз приезжает на остров. Раньше тоже трудилась в монастыре, а теперь приезжает, располагаясь в палатке на одном из живописных уголков острова прямо у Ладоги, недалеко от одного из скитов монастыря. Соня — художница, учится на преподавателя рисования и обучается в иконописной школе. На Валааме есть специальные площадки для такого отдыха, нужно заплатить определенную сумму заповеднику — там место для костра, туристическая стоянка. Для художников этот вариант предпочтительнее, волонтерам же сложнее найти время на этюды и картины. Валаам гостеприимен к каждому по-своему, и если есть желание познакомиться с архипелагом, можно подобрать наиболее подходящий вариант.

Впрочем, тут можно насладиться не только изумительными пейзажами Севера. Валаам еще до революции был знаменит пением. Даже иностранцы были очарованы этими величественными распевами. Пение тут старорусское знаменное, сейчас в храмах больше распространено многоголосье. Кристина призналась, что монастырские службы сильно отличаются от служб в обычных приходских храмах, а валаамские песнопения создают особый молитвенный настрой, и четыре часа церковной службы на Валааме не кажутся очень долгими.

«ВАЛААМКА»

Эта «болезнь», кажется, передалась и Кристине, которая, не успев вернуться с острова, мечтает попасть туда снова. Даже не дожидаясь лета и отпуска. Встретить Новый год и Рождество на Валааме уже этой зимой стало ее заветным желанием. Тем более, что монастырь дает такую возможность для тех людей, кто хоть раз побывал на острове в качестве волонтера. Валаам ждет своих волонтеров в гости на Рождество и Пасху.

Кстати, если рассказ показался вам интересным, и возникает желание увидеть красоты Валаама своими глазами, то можно заглянуть на страничку в Интернете volonter.valaam.ru.

Владимир Кутузов, «Ржевские новости».

Фото Кристины Черноземцевой

Волонтером на Валаам

Вот уже восьмой год на Валаам приезжают волонтеры — возрождать святую обитель. Некоторые из них по окончании заезда остаются жить и трудиться на острове. Что побуждает этих молодых людей оставить работу, друзей, родных и полностью изменить свою жизнь? Чтобы это узнать, я поехала в Спасо-Преображенский Валаамский монастырь в качестве волонтера.

На Финляндском вокзале в Петербурге, возле первой кассы понемногу собираются волонтеры. Здесь и женщина пенсионного возраста, и подтянутый мужчина в костюме хаки, по виду военный, и несколько студенток, и молодая пара.

Волонтеры стали приезжать в монастырь, начиная с 2005 года. Чтобы возродить сельское хозяйство, отреставрировать постройки, помочь в устройстве быта. Пятьдесят лет Северный Афон — так еще называют Валаамский монастырь — находился в запустении. Во времена советской власти в монастырских зданиях в разное время находились школа боцманов, рыбный комбинат, дом инвалидов войны, труда и детства, природно-архитектурный музей-заповедник, поселок Валаам (по-прежнему располагается в стенах Валаамской обители). Здесь не звонили колокола, не звучала иноческая молитва, пришло в упадок сельское хозяйство. Монахи вернулись на остров только 1989 году. По мере восстановления монастыря, работы не убавлялось, а становилось все больше. Нужны были рабочие руки. И на приглашение монастыря откликнулись добровольцы из России, Украины, Белоруссии, Европы, США. Первые волонтеры жили не в лучших условиях. Помещения плохо отапливались, не было горячей воды, электричества. Но многие из волонтеров оставались на несколько заездов и вновь приезжали на следующий год.

Ольга

Ольга приехала на Валаам в 2007 году. После этого возвращалась каждое лето, а по возможности и в другое время года, сейчас она два года живет на Валааме, ведет экскурсии для паломников и участвует в организации движения «Волонтером на остров Валаам» (www.volonter.valaam.ru). Благодаря нашей переписке, я полюбила Валаам еще до своего приезда на этот остров. «На причале нас встречал монах Георгий, — инициатор волонтерского движения, — писала мне Ольга о своем первом волонтерском опыте, — Встречал как родных. Со следующего дня началась волонтерская жизнь — прополка на полях, сбор сена, мужчины кололи дрова, женщины собирали поленницы, мы собирали смородину, варили варенье, заготавливали веники для бани. За три недели нам удалось побывать и на дальних скитах, куда паломников приглашают только по праздникам, и на тихих, уединенных сенокосах, окруженных лесом. Мы близко познакомились с трудовой жизнью обители, с той жизнью, которую не успевают увидеть туристы и богомольцы, приезжающие на праздники. Благодаря искренности и вере монаха Георгия многие из нас стали ходить в храм, исповедоваться, причащаться. Жизнь очень многих переменилась. В то лето отец Георгий трагически погиб, но его молитва и его любовь до сих пор с нами. И дело его живо. С каждым годом все больше людей узнает о волонтерском движении, приезжают люди со всех концов России, из ближнего и дальнего зарубежья. Часто едут просто за впечатлениями, а уезжают духовно обогащенными.

На первый взгляд монастырь может показаться слишком строгим — нужно ходить в юбке и платке, того нельзя делать, этого нельзя. Но пожив здесь некоторое время, понимаешь, как много здесь любви. Валаам всех примиряет, независимо от возраста, пола, вероисповедания. Люди становятся терпимее друг к другу, добрее». Забегая наперед, скажу, что мне так и не удалось послушать экскурсию, которую ведет Ольга. Возможно, в следующий раз.

Одна из форм послушания — ведение экскурсий для туристов.

Волонтеры

Электричкой мы едем до Приозерска, где нас встречает монастырский корабль «Святитель Николай». Сгружаем рюкзаки на палубу, сами располагаемся на кариматах и сидушках. Предстоит пять часов пути, есть время для знакомства.

«Я решила приехать на Валаам волонтером после прочтения книги “Несвятые святые” Архимандрита Тихона, — рассказывает Ольга из Харькова, — Мне захотелось пожить в монастыре, увидеть жизнь обители изнутри».

«А я ищу себя, — делится Наталья из Тюмени, — Недавно я переехала из своего города в Петербург. Мой отъезд никто не понял, говорили, что можно устроить свою жизнь и в Тюмени. А мне хотелось познать этот мир, найти свое место в нем. Возможно, на Валааме я смогу найти ответы на свои вопросы».

Валентину из Подмосковья привела на остров личная трагедия.

«Год назад у меня умер сын. И жизнь утратила смысл. Родные, близкие утешали, но это не помогало. Я чувствовала, что они не могут понять меру моего горя. От их участия становилось еще хуже. Я что-то делала, с кем-то общалась, но внутри была пустота. Из депрессии помогла выйти дочка, которая на тот момент была верующей. Она отправила меня в Иерусалим. Путешествуя по святым местам, я увидела икону Божией Матери с ножом, вонзенным в сердце. Ее сын был распят на кресте, и Она со смирением смогла это принять. И только в сердце осталась незаживающая рана… Я смотрела на икону и рыдала. После этого почувствовала облегчение. На Валаам меня также отправила дочка. Я даже не совсем представляю, куда еду».

Влад

Такое чувство, что мы плывем целую вечность. Солнце, так ласково гревшее вначале пути, прячется за тучи. Ветер пронизывает до костей, но укрыться особо негде. Мы устали и мечтаем поскорее ступить на сушу. И Валаам представляется самым желанным местом на земле. Когда корабль заходит в Монастырскую бухту, мы не можем сдержать возгласов радости и восхищения. Карельская природа поражает своей суровой, северной красотой. Нас окружают скалистые берега, покрытые мхом и вековыми соснами. Впереди виднеются купола Спасо-Преображенского собора.

На причале нас встречает Влад. Он уже третий сезон живет здесь, на острове и работает с волонтерами. До своего приезда на остров он и не подозревал, что будет жить в монастыре.

«В Бога я верил с детства, но в храм не ходил, — делится Влад. — Мне было скучно стоять на службе, я не понимал, зачем это нужно. Волонтером на Валаам приехал вслед за сестрой, а через год, после окончания колледжа, вернулся, чтобы подработать рыбной ловлей. Но Богу было угодно другое — мне предложили стать руководителем волонтеров. До этого я никогда не занимался организаторской работой, даже избегал ее. По натуре я — человек замкнутый, молчаливый. А здесь надо было постоянно общаться с людьми. Но я решил попробовать. Думал, останусь на год, а живу уже три. Каждый раз говорю себе — все, сезон закончится, и уеду. И остаюсь». Влад признается, что за эти годы изменился — стал более открытым, общительным. А еще почувствовал страх Божий: «Страшно не потому, что Он меня покарает, страшно Его обидеть своим поступком».

Ксения

Вечером, после ужина, нас, новеньких, встречает группа волонтеров, среди которых Ксения. Девушка проводит нам краткую экскурсию по монастырю. Рассказывает о каждом здании, о дальних скитах, о том, где можно погулять после рабочего дня. По узкой лестнице мы спускаемся к воде, где находится часовня и живописный вид на Монастырскую бухту. Я узнаю, что Ксения живет на острове с сентября месяца. Она приехала сюда на месяц, участвовать в экопрограмме, и осталась.

«Мне хотелось делать в жизни что-то нужное, а не просто отрабатывать положенные часы на работе и получать за это деньги. Я чувствовала бессмысленность своей работы и уволилась. После чего узнала о Валааме и приехала на остров, — рассказывает Ксения, — Здесь я пошла на свою первую исповедь. Долго не могла решиться, страшно было открыть Богу свои мысли. Сейчас я исповедуюсь и причащаюсь каждую неделю. Таинства помогают быть собранной, сосредоточенной. В городе было легко кого-то обидеть. Не специально, а между делом, не следя за тем, что говоришь. А после исповеди стараешься в каждом человеке видеть образ Божий. Вначале духовного пути Бог дает силы. Мне было легко вставать в пять утра на службу, поститься. На Великий пост мы с друзьями ничего не ели первых два дня. Трижды в день ходили в храм на службы. Я заметила, что после сорока дней поста, когда нет ограничений, легко расслабиться, сосредоточенность уходит. Нужно следить за собой постоянно. Также мой приход к Богу — это не только постоянное соблюдение себя от греха и покаяние, но еще и радость, постоянное ощущение Божьей милости и милосердия.

Очень понравилось здесь на Рождество. В храме стояли живые елки, пахло хвоей, горели свечи. Было, как в сказке. Многие паломники приехали ради этого праздника. Почему я здесь? Мне хочется жить осмысленной жизнью, чтобы каждый день был прожит не зря. Здесь я просыпаюсь с этим ощущением. Не знаю, что будет со мной дальше, но в любом случае время, проведенное на Валааме — это огромный духовный опыт».

Послушания

Утром мы узнаем свои послушания на этот день. Кого-то отправляют перебирать картошку, кого-то на ферму, кого-то в дальний скит. Помимо главного монастырского корпуса и Спасо-Преображенского собора, на острове действуют скиты. Там в особом уединении живут монахи. В некоторые скиты доступ паломников ограничен. Например, скит Всех Святых женщинам можно посетить только один день в году. Скиты находятся в живописных бухтах и на островах Валаамского архипелага. Многие из волонтеров хотят работать в скитах, где можно прикоснуться к той жизни, которой живут монахи, почувствовать благодать намоленного места.

С несколькими девушками мы едем во Владимирский скит высаживать клумбу. Я очень рада такому послушанию. Владимирский скит со всех сторон окружен лесом. Здесь нет паломников и стоит какая-то особенная тишина. Вооружаемся садовыми инструментами и начинаем высаживать цветы. «Легко работать во славу Божию» — говорит кто-то из волонтеров. И правда — время пролетает незаметно. А перед отъездом нас для подкрепления угощают вкусными монастырскими пирожками.

На следующий день меня отправляют сажать капусту. На эту работу брошена половина волонтерского состава. Работа идет бодро, оживленно. К концу дня вся рассада высажена.

Перед отъездом я работаю на ферме. Там я знакомлюсь с послушником Алексеем, который более десяти лет пасет здесь коров. Он играет животным на флейте и знает их всех по именам. Отзывается о них с такой любовью, словно это не коровы, а родные люди. Пасти коров — целая наука. Стоит на минуту отвлечься, и они разбредаются по окрестностям. Собирай их потом по всему лесу. «Сегодня на Коневском скиту всю клубнику съели», — сокрушается Алексей. Ему помогает шустрый парень по имени Антон. Я узнаю, что Антон — сирота и что его дом — это монастырь. «Мое детство прошло в интернате, — рассказывает он, — К Богу пришел после того, как попал в аварию, и выжил. В 2008 году я впервые приехал на Валаам. Жил здесь почти год. Монастырь изменил меня, я бросил пить, стал к людям относиться по-доброму. У меня нет своего дома, я живу по разным монастырям, тружусь во славу Божию. Заплатят — хорошо. Нет — и на том спасибо. Мечтаю о своем доме и о семье». Коровы сами поворачивают к ферме, и Антон идет за ними вслед. А я возвращаюсь к своему послушанию.

Отец Иосиф

Вечер. Мы, словно школьники, сидим на стульях в классе местной школы. Сегодня наш учитель — отец Иосиф. В течение двух часов он будет отвечать на наши вопросы. Девушка, сидящая передо мной, задает первый вопрос:

— Объясните смысл Евангельского отрывка, где прокаженный просит: «Господи, если хочешь, очисти меня».

— В Святом Писании мы встречаемся с двумя похожими вопросами, — говорит отец Иосиф. — Один исходит от Спасителя: «Хочешь ли быть очищен?», а другой — от человека: «Очисти меня». Взаимоотношения между человеком и Богом — это диалог. Благодать у Бога нельзя ни купить, ни украсть. Ее можно только вымолить. В свою очередь Бог ничто не может дать человеку насильно. От нас требуется участие в деле нашего исцеления и спасения. Требуется наше согласие. Человек не является неким безвольным объектом, он — активный участник своего исцеления. Но чтобы чудо совершилось, необходимо, чтобы Господь милостиво простер Свою руку и сделал то, что только Ему возможно».

Валентина просит объяснить выражение «Гневайтесь не согрешая».

— Переживать те или иные эмоциональные состояния является неотъемлемой частью того, что означает «быть человеком». Наши эмоции, когда они свободны от греховной страстности, это неотъемлемая часть того образа Божия, каким мы были созданы, — отвечает отец Иосиф. — В Священном Писании, преимущественно в Священном Писании Ветхого Завета, мы неоднократно сталкиваемся с ситуацией, когда Бог гневается. Свой гнев Он проявляет через слова, которые открывает пророкам, а также через Свои действия. Но гнев может быть разный. Он может являться свидетельством о вашей вере, защищать вашу веру, или быть направлен на спасение того человека (даже если это выражается в резкой форме), на которого вы гневаетесь. Так вы гневаетесь, не согрешая. Если же ваш гнев вызван уязвленным самолюбием, если к нему примешивается чувство осуждения, то вы присваиваете себе право, принадлежащее одному Богу — судить других. Тогда гнев является грехом.

Звучит следующий вопрос: «Что делать, если после совершения плохого поступка я чувствую уныние?»

— Святым отцам принадлежит выражение: «Православная жизнь — это жизнь не от взлета ко взлету, а от падения к падению», — отвечает отец Иосиф. — Совершив тот или иной грех, мы должны понимать, что Божие милосердие, Божия любовь больше этого греха. И это понимание, эта вера позволяет не ощущать себя отверженными от Бога, а стремиться восполнить ту пропасть, которая возникла. Для этого существует покаяние, исповедь. Уныние — показатель гордыни. Это значит, что ваше «я» вы поставили выше милосердия Божия.

Вопросы не иссякают. И вместо двух часов беседа продолжается все три.

Раз в неделю волонтеры собираются на такие духовные беседы, которые вот уже больше года ведет отец Иосиф. Свое служение Богу он видит в служении людям.

«Господь призвал меня служить не только в монашеском чине, но и в сане священника, — говорит монах, — И мой долг — найти тех людей, которые ищут Бога. Рассказать им о Христовой любви, о Божьем милосердии, прощении, такими словами, которые будут для них понятны. Среди волонтеров много ищущих людей. Их вопросы касаются основ христианской жизни. Я надеюсь, что зерно, брошенное во время бесед, прорастет. За время своего служения я понял, что люди намного лучше тех поступков, которые они совершают. Часто их образ жизни обусловлен той средой, в которой они родились и живут. И слушая рассказы о том, как уязвим человек ко греху, исполняешься благодарностью к Богу. За то, что он каждого, в том числе и меня, терпит со всеми немощами и грехами».

Итоги

«Можно ли в городе, среди суеты, ощущать присутствие Бога?» — спрашиваю я у отца Иосифа.

«Бог близок человеческой душе, независимо того, где человек живет. Чтобы почувствовать Бога, не нужно убегать от себя, от своих жизненных обстоятельств. Господа можно найти и в тех условиях, в которых вы живете. Искать нужно не вовне, а внутри себя».

И все же Валаам — то место, где, вдали от городского шума, легче сосредоточиться на своей духовной жизни. Посмотреть на нее со стороны и сделать первый шаг — навстречу Богу.

…Я ехала на остров почувствовать близость Бога, и поняла, насколько я своими мыслями, поступками, образом жизни, нахожусь от Него далеко. На острове дни проходят в труде и молитве. В городе можно оправдать свое желание еще часок поспать утром, невнимательность к ближнему (я же занята важными делами!), элементарную лень, которая маскируется под усталость (я столько сегодня поработала, нужно отдохнуть), а здесь этого сделать не получается. Ты словно стоишь перед Богом, и он не осуждает, не наказывает, а смотрит на тебя с любовью, и ждет, какой выбор ты сделаешь. И от осознания своей греховности хочется прийти в храм и молить: «Господи, помилуй!». Внутренняя борьба требует больших сил. Все те волонтеры, которые остались жить на острове, выбрали эту борьбу с собой.

Я пыталась найти какие-то сложные причины, по которой волонтеры остаются на Валааме. А сейчас думаю, что есть только одна причина — это воля Господа. Просто ты приходишь к Богу, и понимаешь — вот он, твой путь. И уже не можешь жить иначе…

Об этом метко сказала Ксения: «Я думала, что приеду на святое место, исповедаюсь, помолюсь, и все мои вопросы разрешатся, духовный поиск закончится. А на самом деле он только начинается».

Фото Дарьи Прохоровой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *