Воспитатель детского дома

О работе в детском доме ( из личного опыта)

Здравствуйте Зарема Гайсаровна! Очень бы мне помогло Ваше мнение вот такого крика- письма:Несколько раз была в детском доме №6 по адресу улица Выставочная, 40. Наверное, последует вопрос: что я там делала? Заходила как-то с мужем, потому что он в прошлом выпускник этого детского дома. Нужна была какая-то справка, вот и зашли. Последний раз (насколько я помню) была там с мужем весной 2012 года. Вот я и познакомилась с так называемой «мамой» мужа. Столько унижений услышала от нее в свой адрес и адрес мужа. Была в некотором шоке. На тот момент там работала директором Кузьменко Н. Н. Все что о ней рассказывал мой муж оказалось правдой. Про воспитателей вообще говорить можно много, но мало хорошего. Хотя есть и были отзывчивые и понимающие воспитатели в детском доме № 6.
Удивительно, что директор детского дома спокойно работала там продолжительное время. В годы ее нахождения на посту директора в детском доме произошло много неприятных событий, в том числе и нахождение в приюте для детей педофила на должности воспитателя. Меня удивляет почему, возможно зная (судя по слухам она знала о происходящем), что такое творится под ее руководством, она не предприняла никаких попыток защитить деток от насилия.
В общем в детском доме №6 были и думаю, что есть воспитатели, которым не интересны судьбы детей. Очень часто вижу такую показуху, что с детьми занимаются и занимаются их развитием. Но хочу открыть горькую правду, что этот детский дом считается коррекционным и детям при поступлении в этот детский дом ставят диагноз «олигофрения» независимо от умственных способностей ребенка. Таким образом даже талантливые дети с хорошими задатками превращаются в умственно отсталых. Более того, могу сказать, что в детском доме не учитываются желания ребенка. К чему задавать вопрос: кем ты хочешь стать??? Ведь ничего не делается для того, чтобы ребенок пошел учиться именно туда, где ему действительно интересно, к чему у него есть стремления. Всего два или три училища, куда отправляют ребят из этого детского дома. Слава богу моему мужу повезло с упорством и он все-таки нашел способ, как с образованием коррекционной школы и дипломом с ненужной ему специальностью поступить в колледж, а в дальнейшем в институт. Хотя директор детского дома утверждала, что он олигофрен и не может учиться, человек учится с особым старанием и делает успехи (и это все без базовых знаний, которые он должен был получить еще в школе). К сожалению в детском доме № 6 не дают того образования, которое позволит ребенку поступить в колледж, институт после выпуска из детского дома. В образовании ребят выпущенных 3-5 лет назад отсутствовали некоторые дисциплины (например, физика, химия, геометрия и др.). Не могу утверждать, что и сейчас там обучают по программе для олигофренов. А что делать взрослому совершеннолетнему человеку с таким начальным образованием? Приходится познавать новые науки без какой-либо базы знаний. Это говорит о том, что основной базы, а именно основного начального образования детям детского дома № 6 не дают. Постановка диагноза добавляет детскому дому увеличенное финансирование от государства. Неужели только ради денег из обычных ребят делают дураков? Ведь многие так и остаются на всю жизнь с внутренним убеждением, что они не такие как все и не могут даже поступить в нормальное образовательное учреждение и жить как все нормальные люди. В итоге растет преступность, алкоголизм, наркомания, опять брошенные дети…
Все-таки есть и хорошие моменты в том, что детки находятся в детском доме, а не с родителями алкашами. Здесь не важно коррекционный детский дом или нет. Кормят, конечно, не особо хорошо, но в основном дети сытые. Постоянные поездки в цирк, зоопарк, прочие места города, другие города, например, Красноярск, летний лагерь, санаторий, в детском доме периодически проходят праздники, после которых детки не остаются без подарков. В свое время у меня всего этого не было, потому что мама воспитывала нас с братом одна после смерти папы. И нам приходилось голодать в «злые» 90-е годы.
Такое ощущение, что в детский дом приходят работать не от большой любви к детям, а из каких-то собственных интересов и побуждений. И если ребенок нагрубил воспитателю, его сразу же отправляют в психиатрическую больницу. Как говорят сами педагоги — это метод воспитания. Те, кто был в психушке знает, что это такое. А может это уже давно устаревший метод воспитания и думали ли они, кто вырастет из человека, который за любую провинность попадает в психиатрическую лечебницу. Где педагогическое образование у воспитателей? Понятно, что детки порой с очень сложным характером попадаются. И порой воспитатели не знают, как повлиять на ребенка так, чтобы он слушался. Поэтому прибегают зачастую к не столь приемлемым наказаниям.
Директор (вернее директриса) детского дома (на данный момент уже бывшая директриса) при выпуске говорила, что выпускники всегда могут прийти и им помогут освоиться во взрослой жизни, но слов своих не сдержала. Даже запретила приходить выпускникам в детский дом. После выпуска из детского дома дети становятся никому не нужными и с 15-16 лет вынуждены скитаться.
Все это только некоторые подробности, которые происходят за стенами детского дома № 6. Все остальное остается только загадкой или страшной тайной.
Подробнее на Отзовик:
https://otzovik.com/review_311029.html

Сотрудники детского дома: как учиться? чему учиться?

Главным в сиротском учреждении должна стать система, гибко реагирующая на общественные вызовы и изменения, а отнюдь не плазменные телевизоры и развлечения

Детским домам необходим совсем иной тип сотрудника, скорее всего медиатор, носитель общественных знаний и ценностей, специалист по человеческим ресурсам — HR-менеджменту. Это еще не привычное для русского уха словосочетание должно быть на слуху в сиротском учреждении, а профессия – одной из самых главных.

Довольно часто ко мне приходят письма с вопросами, чему учить сотрудников детского дома, кто их должен обучать и какой статус должен быть у этих людей. Чаще всего – это общественники и добровольцы, и не секрет, что штатные сотрудники порой не воспринимают их всерьез. Имеет место и своеобразная ревность к «людям со стороны», имеющим некую мотивацию для работы, недоступную и непонятную штатным работникам. Такое отношение может приводить к недопониманию и даже конфликтам. На мой взгляд, избежать такого отношения можно лишь, нанимая на работу специалистов в области HR-менеджмента, пусть и не всегда владеющих спецификой работы в детском доме. Основные моменты этой специфики необходимо обсуждать.

В детских домах работают в основном женщины. Заработная плата низкая. Средний возраст сотрудниц — 50 с лишним лет, а обновляется коллектив не за счет молодых кадров, а за счет… пенсионеров, покинувших другие сферы деятельности. Поскольку омоложения коллектива не происходит, его сознание весьма сложно повернуть к новым целям и задачам. Как правило, в таких учреждениях существует сплоченная команда сотрудников, так что необходимости у НR-специалистов работать на командообразование нет. Самая главная и сложная задача – именно направить эту команду на выполнение нужных, зачастую новых целей и задач. Сложность заключается и в том, что ответственности за качество деятельности никто не несет, замерить эффективность труда и предъявить какие-то требования – практически невозможны.

60 процентов сотрудников детдомов не имеют специального и высшего образования. В школах-интернатах образовательный уровень повыше. У большинства работников нет базового образования – впрочем, такой специальности как «сотрудник детского дома» в дипломах не встретишь. Я немного утрирую, такая особая специальность вряд ли и нужна. Но детским домам необходим совсем иной тип сотрудника, скорее всего медиатор, носитель общественных знаний и ценностей, специалист по человеческим ресурсам — HR-менеджменту. Это еще не привычное для русского уха слова должно быть на слуху в сиротском учреждении, а профессия – одной из самых главных.

Если вникнуть в суть работы любого детского дома, присмотреться к работе сотрудников, то нетрудно заметить, что основа здесь — это отношения между людьми и личные качества всех участников общего процесса. К сожалению, личностный рост в рамках сиротского учреждения останавливается довольно быстро. Связано это с отсутствием общей стратегии развития коллектива, а значит и каждого в нем. Сложность заключается в том, что детский дом — закрытое учреждение. Он как подводная лодка, где есть все, но лишь для внутреннего пользования. Чаще всего все кружки, секции, необходимые специалисты находятся внутри учреждения. Но если нет связи с внешним миром, иными субъектами, притока новых лиц и технологий, довольно сложно развиваться.

Чему же необходимо обучать персонал сиротских учреждений? Безусловно, нужно развивать компетенции и навыки, давать знания, которые можно применить на рабочем месте. Очень важно, чтобы носителем необходимая для детей информация, которая поможет им в самостоятельной жизни, исходила не от не приходящих добровольцев или наемных сотрудников, а тех, кого дети видят , с кем контактируют каждый день, кому они доверяют, к кому привязаны.

Что это за информация и навыки? Все, что происходит в детдоме, должно соотноситься с теми трудностями, которые поджидают выпускников детдома в будущей самостоятельной жизни. Сироты имеют гедонистические и потребительские установки — значит, необходимо развивать трудовые навыки, сдерживать потоки добровольцев с дарами, учить искать работу, работать в коллективе, прививать желание трудится. Сироты с огромным трудом создают семьи — значит, воспитатели должны быть носителями самих семейных ценностей и уметь донести до воспитанников информацию о них. Сироты юридически безграмотны — основные ответы должны находиться в головах сотрудниц, которые передают правовые знания детям на конкретных примерах. Сироты не умеют обращаться с деньгами – и этом может и должен обучить воспитатель.

Сотрудники детских домов должны теснее работать со школой, где обучаются дети, навещая ее не только когда кто-нибудь разобьет окно. С учителями необходимо говорить о том, чтобы полученные детьми оценки были справедливыми – без скидок на сиротский статус. Известно, что часто детдомовцамм ставят «тройки» автоматом, а значит, «тройка» сироты отличается от тройки домашнего ребенка. Приучившись к такой оценке своего труда, сирота перестает учиться, выполнять домашние задания и отнюдь не стремится получить качественное образование – а зачем?

Рабочее место воспитателя нужно компьютеризировать, научить пользоваться Интернет-сервисами, виджетами-гаджетами и прочими достижениями современной техники. Не менее важно обучить сотрудникам обладали техниками саморефлексии, отсутствие которой приводит к профессиональному выгоранию. Детдом не должен жить отдельной жизнью и стоять на ее обочине. Он обязан взаимодействовать другими субъектами (добровольцы, школа, научные и образовательные учреждения, будущие места работы и учебы выпускников), чтобы так же развиваться на благо детей, да и самого коллектива.
Эффективность сиротского учреждения определяется высоким процентов успешных выпускников. Это должно стать основным мотивом развития детского дома. При такой постановке вопроса непременно повысится уровень квалификации специалистов учреждения, а субъекты взаимодействия пересмотрят свое отношения к детском дому.

Главным в сиротском учреждении должна стать система, гибко реагирующая на общественныевызовы и изменения, а отнюдь не плазменные телевизоры и развлечения. А пока в детский дом, замещая систему, захаживают время от времени добровольцы, которые пытаются решить весьма вопрос, вкладываясь лишь в детей, напрочь забыв о главных действующих лицах процесса — воспитателях. Ведь именно последние, получив помощь и поддержку, смогут изменить свое отношение к тому, чем занимаются все свое рабочее время. Обзаведясь новыми знаниями и умениями, они захотят изменить систему, и измениться самим, только это необходимо им предложить и оснастить всем необходимым. Но и конечно поощрять, продавая те, же плазменные телевизоры, которые тащат в детский дом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *