Воспитывать ребенка как гиппенрейтер

Как не нужно воспитывать детей: 10 «не» Юлии Гиппенрейтер

Не бойтесь менять жизненные траектории
Многие спрашивают, что хуже – ребенок, заброшенный работающей мамой, или ребенок, который только и видит замученную домашними заботами маму. Есть мнение, что нужно выбирать – либо самореализация, либо дети.

На самом деле, если вы сидите с детьми и вам скучно и плохо – меняйте ситуацию. Если вы вышли на работу на полный день, а вам неуютно и мучает совесть, что бросили ребенка, – опять меняйте ситуацию. Это не значит, что нужно отказаться от работы. Просто здесь есть поле для размышлений и творчества – подумайте, какая вам нужна работа и какая степень занятости. Нужно отзываться на свои внутренние неудовлетворенности. Эмоции – наш главный путеводитель.
Человек становится более счастливым, когда разные части его души и разума договариваются между собой. Не нужно подавлять никакую часть себя, ни в отношении детей, ни супругов, ни работы. Будьте более чувствительны к себе, избавьтесь от схематичных рассуждений: либо кастрюли, либо успех в обществе. Такие упрощения – не про настоящую жизнь с чувствами и с волей к изменениям. Не бойтесь рисковать и менять свои жизненные траектории.
Не ждите чуда
Как–то одна мама спросила: «Если папа возвращается домой за пятнадцать минут до того, как мальчик ложится спать, как сделать, чтобы они вошли в контакт?» Войти в контакт они могут. Но стать полноценным папой этому ребенку за пятнадцать минут в день у него не получится.

В памяти ребенка останутся мама, бабушки, тети, няни и их установки, характеры, образ мышления и отношение к миру – но не папины. Потому что очень многое передается ребенку не через прямую речь, а через наблюдения за близкими и их отношениями. И эти отношения дети потом воспроизводят в своей жизни. Поэтому, к сожалению, такой мальчик не сможет потом полноценно воспитывать своего сына, он просто не будет знать как – ведь его самого папа не воспитывал. Тут чудес не бывает.
Не заставляйте себя играть с ребенком
До школьного возраста главный способ существования ребенка – игра. Но важно не сколько часов и минут вы с ним проводите, а качество ваших с ним игр. Не заставляйте себя играть с ребенком через силу. Он чувствует и слышит, что вам с ним скучно. Ищите то, что вам самим интересно делать вместе с ребенком.

Кроме совместных игр, ребенок должен уметь самостоятельно занимать себя и играть. «Сам делаю», «сам придумываю» переходит в дальнейшем в «сам мыслю». Вы же не сможете за него строить ход его мыслей. Поэтому важно, чтобы было не только «мы вместе», но и «я сам». Нужно отпускать, чтобы он перестал всегда полагаться на маму: а что мне сейчас делать? А чем заняться? Важно деликатно убирать себя из игры, чтобы ребенок играл сам.
Более того, родителям вообще не стоит по поводу действий ребенка говорить «мы». «Мы пошли в детский сад», «мы перешли во второй класс», «мы готовимся к поступлению в школу», а потом и «мы поступили в вуз». Важно, чтобы дети различали, где «мы с мамой», а где «я».

Не «воспитывайте» ребенка

Ребенка часто воспитывают исходя из того, что считают главным мама и папа, из их представлений о том, как должен себя вести ребенок и как должна быть организована его жизнь. Бесспорно, ребенку нужно обеспечивать безопасность и во многом ограничивать, хотя бы для того, чтобы он не свалился из окошка с шестого этажа и умел переходить дорогу.

Важно, чтобы он вовремя ел, спал и был приучен к горшку. Но для душевного контакта с ребенком этого совсем недостаточно. Понимать ребенка – значит понимать, чего он хочет, что ему трудно, что ему совсем невозможно, о чем он мечтает и что для него главное. Часто дети обнаруживают свои желания в резких формах: «спать не хочу», «хочу мороженое», «хочу, чтобы ты не уходила на работу».

Все эти прямые «хочу» и «не хочу» на самом деле воспроизведение с разным знаком родительских «надо», которые мы и называем воспитанием. Нам надо, чтобы он спал и вовремя ел, нам надо на работу. А что надо ему? Скажу, может быть, резко и парадоксально: если вы хотите установить душевный контакт с ребенком – перестаньте его воспитывать.
Не будьте всегда правы
Чаще всего воспитание в нашей родительской практике – это приучение. Мы говорим: делай так. Если ребенок так не делает, мы поправляем его. То есть управляем им. В лучшем случае работает ваша настойчивость: «Читай, читай, читай – это нужно». В худшем – запугивание: «Будешь утыкаться в компьютер – у тебя появится зависимость, как у алкоголиков… Не будешь хорошо учиться – выгонят из школы и будешь подметать улицы». Наше воспитание придает ребенку нужную нам форму, а критика, запугивания и наказания эту форму замораживают: «Так нельзя!», «Так надо!».
Если ребенок ошибся, мы первым делом спешим поправить: «Ну ты же знаешь, как нужно складывать, мы же учили…». А вы возьмите и ошибитесь специально, напишите первокласснику: 2+5=6. Как будет счастлив ваш ребенок, что родители тоже ошибаются! Дети привыкли, что ими управляют, их давят. А сами они – ничто. Не поучайте ребенка – поиграйте с ним. Ведь на самом деле в ребенке чудесным образом уже от рождения заложено очень много здоровой энергии. Он по большей части развивается сам. Уже в год ребенок – личность. И нужно уважать его интересы и давать ему возможность самоопределения.

Не останавливайте – пусть идет куда хочет
Мы нервно натягиваем на ребенка колготки, потому что опаздываем в детский сад. А он сидит, развалившись, и думает о чем–то своем. Потому что он уже знает: его оденут, поведут, сдадут – когда и куда родителям надо. Его будут формировать. А сам он чего хочет? Какие у него самого интересы? Спросите его, пока он маленький, – он все вам расскажет. Иначе потом будет поздно – в подростковом возрасте он уже будет скрывать от вас свои интересы – он привык, что он объект воспитания, а не субъект построения своей собственной жизни.
Мотивацию ребенка, его интересы нужно блюсти как зеницу ока и развивать. Возможность и умение находить себя – это секрет счастливого человека. Ребенок все время что–то хочет, и если подбрасывать пищу для его интересов, то он пойдет по пути счастливости. Дайте ребенку найти себя и не паникуйте: «Ой–ой! Куда же он пошел себя искать?!» Пусть идет. Двухлетний ребенок еще не умеет произносить «с», но уже говорит: я шам!
Не пугайте жестоким миром
Нередко я слышу такой вопрос: «Вот вы, Юлия Борисовна, проповедуете гуманизм и уважение к ребенку. А наше общество проповедует насилие, жестокость и хитрость. И если дома ребенок будет только белый и пушистый, то как он подготовится хотя бы к школе, где работает подавление и приказная система?»

На подобные вопросы у меня есть ответ. Чем в более сохранном виде ребенок выходит из дома в мир, тем более он подготовлен и укреплен. Чем больше его понимали и уважали, чем больше он смог реализовать свои интересы, чем лучше развивалось его самоопределение, тем более будут развиты его способности к резистенции, то есть выше его сопротивляемость в жестоких условиях. И наоборот: если вы жестко воспитываете ребенка, он ослаблен при выходе в мир.
И не забывайте говорить о чувствах
Как показывают исследования, развитие так называемого эмоционального интеллекта имеет большое значение для того, насколько успешно в будущем ребенок сможет справляться со сложными ситуациями. Чтобы развивать у детей эмоциональный интеллект, нужно использовать в общении словарь эмоций.

Чаще употребляйте слова, описывающие ваше состояние и состояние ребенка, называйте своими именами разные переживания, аффекты и чувства. Эмоции ребенка нужно слушать и озвучивать их ему же: «ты хочешь», «ты недоволен», «ты злишься», «ты плачешь», «ты очень–очень хочешь мороженое, а я тебе запретила, и ты расстроился из–за этого».
Рассказывайте ребенку о нем самом, о его состояниях, динамике его переживаний. Переводите детские истерики и манипуляции в разговор о его чувствах. Но делайте это не с раздражением, а с пониманием. И не надо спрашивать: «Почему ты не слушаешься? Мы же договорились…». Ребенок, скорее всего, не знает ответа на эти вопросы. А вы только запираете эмоциональный контакт, переводя разговор с ним на логический уровень.
И не забывайте доносить свои чувства до него: «Ты сейчас отказываешься одеваться, и меня это очень огорчает», «Мне очень жаль, что я не могу тебе позволить десятое мороженое» (здесь еще и искорка юмора).
Не увещевайте
«Ты же сам обещал, что это последний мультик!» Это «же» называется увещеванием, и оно очень вредно. Лучше не запрещать что–либо безоговорочно, а вводить правило. Правила не обсуждают и по их поводу не торгуются.
Ребенок говорит: «Я не хочу ложиться спать». Пойдите навстречу его настроению: «Тебе не хочется спать? И ты очень расстроен, что у нас такое правило? Лучше бы таких правил не было! Да, некоторые правила бывают очень противные… Но я ничего не могу с этим поделать, ведь это правило». Такой разговор облегчит всем жизнь.
«Ты же знаешь, что машинки можно только на день рождения» – это снова увещевание. Если ребенку что–то нужно, не вступайте в переговоры, не оспаривайте его слова, но ставьте ему ограничения. А главное, не читайте ему нотации, просто поймите его: «Тебе очень нужна машинка. Ты очень ее хочешь. Сейчас у меня нет возможности. Но я запомню, что тебе такая нужна».
Но не забывайте, что, кроме правил, у детей должны быть права. Если ребенок не получает того, что ему действительно нужно, он будет ваши правила нарушать, будет спорить, врать и скрываться. Он станет уважать ваши правила, если вы будете уважать его мотивы и права.
Не заменяйте реальный мир гаджетами
Особенность новых технологий заключается в том, что они дают мгновенную обратную связь. То есть ребенок, выращенный на гаджетах, не привык к тому, что реакция на его действия может быть запоздалой, отложенной. Еще одна особенность: это взаимодействие физически ограниченное.

С гаджетами небольшие манипуляции руками приносят огромный поток информации. В результате они не дают возможности изучать физические законы взаимодействия предметов. И третья характерная черта новых технологий: эмоциональные отношения в компьютерных играх и социальных сетях куцые, ограниченные заданными формами.
Родителю стоит понимать богатства реального мира и его параметры. Осознавать, какие из этих параметров в технологиях урезаны. Когда вы ограничиваете взаимодействие детей с гаджетами, заполняйте освободившееся время активностями, в которых ребенок получит то, что технологии ему не дают.

Подвижные занятия, реальные действия с предметами, эмоциональное общение с мамой и папой – на это стоит обращать особое внимание. В социальных сетях нет ни запахов, ни прикосновений, ни интонаций. Если делиться эмоциями с ребенком, прививать ему вкус к реальному миру, то к моменту, когда он пойдет в школу, лимиты гаджетов будут ему хорошо известны. И он сам не захочет сидеть в телефоне больше получаса. опубликовано econet.ru

Это Вам будет интересно: С вашим ребенком что-то не так, если…

Если дети остаются живыми, то это работающая модель семьи!

Текст книги «О воспитании детей. Пособие для родителей»

Юлия Борисовна Гиппенрейтер
О воспитании детей. Пособие для родителей

© Гиппенрейтер Ю.Б.

© ООО «Издательство ACT»

Профессор Юлия Борисовна Гиппенрейтер – самый известный в России детский психолог, автор бестселлеров, которые помогли сотням тысяч родителей. «Общаться с ребенком. Как?» – это знаменитая книга о построении отношений между родителями и детьми, о налаживании настоящего глубокого контакта с ребенком, о технике активного слушания, о разрешении конфликтов, о работе с эмоциями и о многом другом. Научная глубина в сочетании с простотой текста, его неоценимая практическая польза и примеры из реальной жизни сделали эту книгу настольным справочником для всех родителей, выбирающих осознанный стиль воспитания и общения с детьми.

Можно ли что-то исправить? Как?

(Из предисловия к первому и второму изданиям)

– Как построить нормальные отношения с ребенком?

– Как заставить его слушаться?

– Можно ли поправить отношения, если они совсем зашли в тупик?

Практика воспитания изобилует подобными «вечными» вопросами. Может ли психология помочь родителям, учителям, воспитателям в их решении?

Безусловно, может. В последние десятилетия психологи сделали ряд замечательных открытий. Одно из них – о значении стиля общения с ребенком для развития его личности.

Теперь уже стало бесспорной истиной, что общение так же необходимо ребенку, как и пища. Малыш, который получает полноценное питание и хороший медицинский уход, но лишен постоянных контактов со взрослым, плохо развивается не только психически, но и физически: он не растет, худеет, теряет интерес к жизни.

Анализ многочисленных случаев смерти младенцев в домах ребенка, проведенный в Америке и Европе после Первой мировой войны, – случаев, необъяснимых с одной лишь медицинской точки зрения, – привел ученых к выводу: причина – неудовлетворенная потребность детей в психологическом контакте, то есть в уходе, внимании, заботе со стороны близкого взрослого.

Этот вывод произвел огромное впечатление на специалистов всего мира: врачей, педагогов, психологов. Проблемы общения стали еще больше привлекать внимание ученых.

Если продолжить сравнение с пищей, то можно сказать, что общение может быть не только здоровым, но и вредоносным. Плохая пища отравляет организм; неправильное общение «отравляет» психику ребенка, ставит под удар его психологическое здоровье, эмоциональное благополучие, а впоследствии, конечно, и его судьбу.

«Проблемные», «трудные», «непослушные» и «невозможные» дети, так же как дети «с комплексами», «забитые» или «несчастные», – всегда результат неправильно сложившихся взаимоотношений с ребенком и в семье в целом.

Мировая практика психологической помощи детям и их родителям показала, что даже очень трудные проблемы воспитания вполне разрешимы, если удается восстановить благоприятный стиль общения в семье.

Основные черты этого стиля определились в результате огромной работы психологов-гуманистов, теоретиков и практиков. Один из основателей гуманистической психологии – известный американский психолог Карл Роджерс – назвал его «личностно центрированным», то есть ставящим в центр внимания личность того человека, с которым ты сейчас общаешься. Большой вклад в гуманистические идеи воспитания и обучения внесли отечественные ученые, прежде всего Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев П. Я. Гальперин и др.

Психологи обнаружили, что большинство родителей, которые обращаются за психологической помощью по поводу трудных детей, сами в детстве страдали от конфликтов с собственными родителями. Специалисты пришли к выводу, что стиль родительского взаимодействия непроизвольно «записывается» (запечатлевается) в психике ребенка. Это происходит очень рано, еще в дошкольном возрасте, и, как правило, бессознательно.

Став взрослым, человек воспроизводит его как естественный. Таким образом, из поколения в поколение происходит социальное наследование стиля общения: большинство родителей воспитывают своих детей так, как их самих воспитывали в детстве. Из этого открытия был сделан важный вывод: родителей надо не только просвещать, но и обучать на практике способам правильного общения с детьми.

Этим и стали заниматься психологи. Во многих странах уже не одно десятилетие существуют «курсы общения» для родителей. В нашей стране такие курсы (их еще называют «группами» или «тренингами») также приобрели большую популярность, хотя их, конечно, все еще слишком мало, чтобы удовлетворить огромную накопившуюся потребность населения.

Психологи сделали радостное открытие: оказалось, что многие родители гораздо больше готовы к изменению стиля общения в семье, чем предполагалось. В результате обучения они не только прекращали «холодную войну» с детьми, но и умели установить с ними глубокое взаимопонимание. О другом замечательном результате часто сообщают родители, которые успели пройти курсы до наступления у их детей «переходного возраста». Они вовсе не нашли этот возраст трудным – ни для себя, ни для своих детей.

Несколько слов об этой книге. Мне хотелось сделать ее полезным практическим руководством как для участников тренингов, так и для тех, кто хочет или вынужден осваивать искусство общения самостоятельно. Поэтому первая часть написана в форме уроков и включает упражнения, вопросы и примеры.

Каждый урок содержит небольшой, но важный, а подчас и трудный для усвоения материал. Необходимо делать задания к урокам, а не только читать их текст. Очень важно почувствовать и пережить первые успехи в ваших практических пробах после каждого урока и только потом двигаться дальше. Постепенно вы станете обнаруживать чудесные перемены в вашей ситуации с ребенком, даже если вначале она казалась безнадежной.

В книге вы также найдете популярное изложение некоторых научных сведений, результатов исследований и экспериментов, а также письма родителей, которые иллюстрируют темы наших практических занятий. Чтобы не нарушать линейное движение по урокам, мы решили оформить этот материал в виде отдельных блоков – «боксов». Их можно читать и независимо от текста уроков.

В ходе подготовки книги родилась идея включить вторую часть, посвященную «трудному» переходному возрасту – теме, составляющей не менее половины всех жалоб и обращений за помощью. В ней вы найдете реальную жизненную историю в письмах. Первоначально, в первых изданиях и тиражах книги, автор этих писем фигурировала как «одна знакомая бабушка», которая любезно согласилась поделиться историей помощи своему внуку Феде – типичному «трудному подростку». Однако по прошествии многих лет я сочла возможным признаться, что это были мои письма. Я их писала матери внука (моей дочери) «для отчета». Время идет, «Федя» перешагнул уже через свое тридцатилетие, и у него растет сын – милый и добрый мальчик. Хочу добавить, что в нашей недолгой совместной жизни с Федей (всего три месяца) я прошла через муки и радость попыток сближения с «трудным» ребенком, постоянно держа в голове все «уроки», которые сама же писала. Без них, я уверена, радости и успехов у нас бы не было.

Одновременно с писанием книги у меня была счастливая возможность проводить тренинги с родителями, учителями, воспитателями школ и детских садов, студентами психологического факультета и слушателями спецотделения МГУ. Очень хочу поблагодарить всех участников этих тренингов. Вы искренне делились своими проблемами, переживаниями, пробами, ошибками – и снова пробами. Малейший успех каждого из вас поддерживал и вдохновлял остальных, и многие к концу наших занятий достигали глубоких сдвигов в понимании себя и своих детей. Ваши поиски и успехи, напряженный душевный труд нашли отражение в этой книге, и, я надеюсь, вдохновят вступить на этот путь многих и многих других родителей, педагогов и воспитателей.

Хочу принести искреннюю благодарность художнику Г. А. Карасевой за чуткое отношение ко всем пожеланиям автора и их мастерское воплощение в рисунках книги.

Моя неизменная глубокая благодарность Т. В. Сорокиной за огромный кропотливый труд по литературному редактированию первых изданий книги, а также за постоянный энтузиазм, который был для меня большой поддержкой в процессе этой работы.

Профессор Ю.Б. Гиппенрейтер

Москва, 1995

Урок 1
Безусловное принятие

Начиная наши систематические занятия, хочу познакомить вас с одним общим принципом, без соблюдения которого все попытки наладить отношения с ребенком оказываются безуспешными. Он и будет для нас отправной точкой. Принцип этот – безусловное принятие.

Что он означает?

Безусловно принимать ребенка – значит любить его не за то, что он красивый, умный, способный, отличник, помощник и так далее, а просто так, просто за то, что он есть!

Нередко можно слышать от родителей такое обращение к сыну или дочке: «Если ты будешь хорошим мальчиком (девочкой), то я буду тебя любить». Или: «Не жди от меня хорошего, пока ты не перестанешь… (лениться, драться, грубить), не начнешь… (хорошо учиться, помогать по дому, слушаться)».

Приглядимся: в этих фразах ребенку прямо сообщают, что его принимают условно, что его любят (или будут любить) «только если…». Условное, оценочное отношение к человеку вообще характерно для нашей культуры. Такое отношение внедряется и в сознание детей.

Пятиклассник из Молдовы нам пишет: «А за что тогда любить ребенка? За лень, за невежество, за неуважение к старшим? Извините, но я это не понимаю! Своих детей я буду любить, только если…».

Причина широко бытующего оценочного отношения к детям кроется в твердой вере, что награды и наказания – главные воспитательные средства. Похвалишь ребенка – и он укрепится в добре, накажешь – и зло отступит. Но вот беда: они не всегда безотказны, эти средства. Кто не знает и такую закономерность: чем больше ребенка ругают, тем хуже он становится. Почему же так происходит? А потому, что воспитание ребенка – это вовсе не дрессура. Родители существуют не для того, чтобы вырабатывать у детей условные рефлексы.

* * *

Психологами доказано, что потребность в любви, в принадлежности, то есть нужности другому, одна из фундаментальных человеческих потребностей. Ее удовлетворение – необходимое условие нормального развития ребенка. Эта потребность удовлетворяется, когда вы сообщаете ребенку, что он вам дорог, нужен, важен, что он просто хороший. Такие сообщения содержатся в приветливых взглядах, ласковых прикосновениях, прямых словах: «Как хорошо, что ты у нас родился», «Я рада тебя видеть», «Ты мне нравишься», «Я люблю, когда ты дома», «Мне хорошо, когда мы вместе…».

Известный семейный терапевт Вирджиния Сатир рекомендовала обнимать ребенка несколько раз в день, говоря, что четыре объятия совершенно необходимы каждому просто для выживания, а для хорошего самочувствия нужно не менее восьми объятий в день! И, между прочим, не только ребенку, но и взрослому.

Конечно, ребенку подобные знаки безусловного принятия особенно нужны, как пища растущему организму. Они его питают эмоционально, помогая психологически развиваться. Если же он не получает таких знаков, то появляются эмоциональные проблемы, отклонения в поведении, а то и нервно-психические заболевания.

Мать одной пятилетней девочки, обнаружив у дочки симптомы невроза, обратилась к врачу. В разговоре выяснилось, что однажды дочь спросила: «Мама, а какая самая большая неприятность была у вас с папой до моего рождения?». «Почему ты так спрашиваешь?» – удивилась мать. «Да потому, что потом ведь самой большой неприятностью у вас стала я», – ответила девочка.

Попробуем представить, сколько же десятков, если не сотен раз слышала эта девочка, прежде чем прийти к подобному заключению, что она «не такая», «плохая», «всем надоедает», «сущее наказание»… И все пережитое воплотилось в ее неврозе.

Мы далеко не всегда следим за своими обращениями к детям. Как-то в «Учительской газете» было опубликовано покаянное письмо матери: она с опозданием поняла, что нанесла душевную рану своему сыну. Мальчик ушел из дома, написав в записке, чтобы его не искали: «Ты сама сказала, что тебе без меня лучше». Вот ведь как буквально понимают нас дети! Они искренни в своих чувствах, и наделяют абсолютной искренностью любую фразу, сказанную взрослым. Чем чаще родители раздражаются на ребенка, одергивают, критикуют его, тем быстрее он приходит к обобщению: «Меня не любят». Доводы родителей типа: «Я же о тебе забочусь» или «Ради твоей же пользы» – дети не слышат. Точнее, они могут услышать слова, но не их смысл. У них своя, эмоциональная бухгалтерия. Тон важнее слов, и если он резкий, сердитый или просто строгий, то вывод всегда однозначный: «Меня не любят, не принимают». Иногда это оформляется для ребенка не столько в слова, сколько в ощущение себя плохим, «не таким», несчастливым.

* * *

Давайте посмотрим, во что развивается «комплекс непринятия» по мере взросления детей. Вот отрывок из письма четырнадцатилетней девочки.

«Я не верю, что с матерью могут быть дружеские отношения. У меня самые нелюбимые дни – это суббота и воскресенье. Мама в эти дни меня ругает. Если бы она со мной, вместо того чтобы орать, говорила по-человечески, я бы ее лучше поняла… Ее тоже можно понять, она хочет сделать из меня хорошего человека, а получает несчастного. Мне надоело так жить. Прошу у вас помощи! Помогите мне!!!»

Обида, одиночество, а порой и отчаяние звучат в письмах других ребят. Они рассказывают о том, что родители с ними «не дружат», никогда не говорят «по-человечески», «тычут», «орут», используют только повелительные глаголы: «сделай!», «убери!», «принеси!», «помой!». Многие дети уже не надеются на улучшение обстановки дома и ищут помощи на стороне. Обращаясь в редакцию газет и журналов («Помогите!», «Что мне делать?», «Не могу дальше так жить!»), все дети до одного меняют имена, не приводят обратного адреса. «Если родители узнают – прибьют». И через все это порой пробиваются нотки теплой детской заботы о родителях: «Как ее успокоить?», «Им тоже трудно», «Ее тоже можно понять…». Правда, так пишут в основном дети до тринадцати-четырнадцати лет. А те, кто постарше, уже очерствели. Они просто не хотят видеть родителей, не хотят находиться с ними под одной крышей.

Пишет десятиклассница:

«Я часто читала в журналах и газетах, что, мол, больше внимания надо уделять детям. Глупости. Я, да и многие мои сверстники рады при малейшей возможности остаться одним. Идешь и думаешь: «Хоть бы их не было дома…» В воскресенье в голове: «Господи, лучше лишний день учиться!»

А что чувствуют родители? Как им живется? У них не меньше горечи и обид: «Не жизнь, а одно мучение…», «Иду домой как на поле битвы», «По ночам перестала спать – все плачу…».

Поверьте, даже если дело дошло до таких крайностей, крайностей для обеих сторон, еще не все потеряно: родители могут вернуть мир в семью. Но для этого надо начинать с себя. Почему с себя? Потому что у взрослых больше знаний, способности контролировать себя, больше жизненного опыта.

Конечно, и родители нуждаются в помощи. Я надеюсь, что эту помощь вы будете получать в ходе наших занятий. А сейчас давайте попробуем понять, какие причины мешают родителям безусловно принимать ребенка и показывать ему это.

* * *

Пожалуй, главная из них – это настрой на «воспитание», о котором речь уже шла выше.

Вот типичная реплика одной мамы: «Как же я буду его обнимать, если он еще не выучил уроки? Сначала дисциплина, а потом уже добрые отношения. Иначе я его испорчу».

И мама встает на путь критических замечаний, напоминаний, требований. Кому из нас не известно, что вероятнее всего сын отреагирует всевозможными отговорками, оттягиваниями, а если приготовление уроков – старая проблема, то и открытым сопротивлением. Мама из, казалось бы, резонных «педагогических соображений» попадает в заколдованный круг, круг взаимного недовольства, нарастающего напряжения, частых конфликтов.

Где же ошибка? Ошибка была в самом начале: дисциплина не до, а после установления добрых отношений, и только на базе них. Что и как для этого делать, мы будем обсуждать позже. А сейчас упомяну о других возможных причинах эмоционального непринятия или даже отталкивания ребенка. Иногда родители о них не подозревают, иногда их осознают, но стараются заглушить свой внутренний голос.

Причин таких много. Например, ребенок появился на свет, так сказать, незапланированным. Родители его не ждали, хотели пожить «в свое удовольствие»; вот и теперь он им не очень нужен. Или они мечтали о мальчике, а родилась девочка. Часто случается, что ребенок оказывается в ответе за нарушенные супружеские отношения. Например, он похож на отца, с которым мать в разводе, и некоторые его жесты или выражения лица вызывают у нее глухую неприязнь.

Скрытая причина может стоять и за усиленным «воспитательным» настроем родителя. Ею может быть, например, стремление компенсировать свои жизненные неудачи, неосуществившиеся мечты или желание доказать супругу и всем домашним свою крайнюю необходимость, незаменимость, «тяжесть бремени», которое приходится нести.

Иногда в таких случаях сами родители нуждаются в помощи консультанта. Но все равно первый шаг можно и нужно сделать: самостоятельно задуматься о возможной причине своего непринятия ребенка. А следующими шагами будут задания, к которым мы и подошли.

Бокс 1–1

Часто родители спрашивают:

«Если я принимаю ребенка, значит ли это, что я не должна никогда на него сердиться?»

Отвечаю. Нет, не значит. Скрывать и тем более копить свои негативные чувства ни в коем случае нельзя. Их надо выражать, но выражать особым образом. И об этом мы будем много говорить позже. А пока обращаю ваше внимание на следующие правила:

● Можно выражать свое недовольство отдельными действиями ребенка, но не ребенком в целом.

● Можно осуждать действия ребенка, но не его чувства, какими бы нежелательными или «непозволительными» они не были. Раз они у него возникли, значит, для этого есть основания.

● Недовольство действиями ребенка не должно быть систематическим, иначе оно перерастет в непринятие его.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *