Врач философ подобен богу

Министерство здравоохранения российской федерации

КРАСНОЯРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ

Кафедра философии

Реферат по философии:

“Врач-философ, подобен богу”

(Гиппократ)

Выполнил: студент 105 группы факультета ФМО, по специальности стоматология – Волынкин С.Е.

Проверил: Бакулин А.С.

Красноярск 2007

Введение 3

Врачи-философы рабовладельческого строя 6

Врачи-философы феодального строя 10

Врачи-философы эпохи капитализма 13

Врачи-философы XX века 18

Заключение 25

Литература 26

Введение

Ведущими тенденциями развития современной медицины высту­пают социологизация, гуманизация, экологизация и технологизация. Данные тенденции объективно приводят к качественно новому харак­теру теоретико-методологических и практических связей медицины с гуманитарным знанием, важнейшим компонентом которого является философия. В настоящее время идет процесс формирования новой философии и идеологии медицины. Новая методология клиническо­го мышления врача должна помочь ему глубоко осознать системно-комплексный характер взаимосвязи человека с окружающим миром, понять и учитывать особенности детерминации процессов здоровья и болезни в системно-социальном и системно-экологическом аспектах. Центральной фигурой меди­цинской сферы является практикующий врач. Современный врач наряду с медицинскими знаниями должен обладать высокой интел­лектуальностью, немыслимой без широкого кругозора, осознания сво­его предназначения, развитого творческого мышления, ясного пони­мания смысла своей гуманной деятельности.

Современное медицинское образование с необходимостью должно включать философско-методологическую подготовку врача, ибо лю­бая сфера медицинской деятельности требует постоянного решения логических, этических, философ­ских проблем, связанных с процессом диагностики, гуманистическим подходом к человеку, решением его не только витальных, но и смысл жизненных проблем, проблем человеческой свободы.

Перед российским здравоохранением в начале XXI века стоят от­ветственные задачи. Современное отечественное здравоохранение, медицинская наука и образование развиваются в сложных условиях. Острый демографический кризис в России, напряженная социально-экономическая ситуация в стране, сопровождающаяся низкой соци­альной защитой населения, объективно стимулируют особое внимание к состоянию здоровья россиян. Интересы национальной безопасности России требуют сокращения прямых и косвенных потерь общества за счет снижения заболеваемости, инвалидности, смертности. Пробле­ма здоровья народа должна быть признана высшим приоритетом рос­сийского государства, а здравоохранение из традиционно сложивше­гося представления о нем, как о части социальной сферы, должно получить качественно новый статус — системы жизнеобеспечения и важнейшего фактора национальной безопасности.

Естественно, что центром приложения сил, направленных на ук­репление здоровья, является врач, вооруженный современными ме­дицинскими технологиями, профессионал, владеющий всеми метода­ми современной профилактики, диагностики и лечения болезней. Реализация Концепции развития здравоохранения России, совершен­ствование системы обязательного медицинского страхования, обнов­ление правовой основы профессиональной деятельности врачей, увеличение социальных прав и гарантий медицинских работников тре­буют соответствующего развития духовного мира врачей.

Богиней — покровительницей здоровья и предупреждения болез­ней является Гигиея, олицетворяющая прекрасный символ милосердия, красоты и мудрости, гармонии разума и чувства, души и тела. В таком единстве выступают философия человека и философия медицины.

О значении философского знания высказывались многие лучшие мыслители человечества. Так, выдающийся представитель античной философии Аристотель говорил: «Я знаю много прекрасных наук, но лучше философии нет ничего». В свою очередь, отечественный мыслитель Н.А. Бердяев утверждал: «Философия есть наука о духе. Однако наука о духе есть, прежде всего, наука о человеческом суще­ствовании». Английский философ Бертран Рассел считал, что «пер­вое, что философия делает или должна делать, касается расшире­ния границ интеллектуального воображения». В своем главном про­изведении «Мир как воля и представление» Артур Шопенгауэр дал классификацию наук, в которую не включил философию, так как она «самое общее и потому самое важное знание, сулящее такие от­кровения, для которых другие науки служат лишь подготовительной ступенью».

Выдающийся греческий философ Эпикур утверждал идею о том, что медицина и философия бесполезны, если первая не излечивает тело, а вторая — душу. Знаменитый мыслитель эпохи Нового времени Френсис Бэкон писал, что «медицина, не основанная на философии, не может быть надежной».

Конструктивное участие философии в процессе теоретизации ме­дицины проявляется в методологическом обеспечении дифференциации и интеграции медицинской науки и деятельности, в осуществле­нии теоретического синтеза динамично развивающегося медицинского знания. Основные усилия врачей-философов сосредоточиваются на уяснении метода построения теории медицины, предмете медицин­ской науки, анализе познавательных технологий и логического инст­рументария. Особую ценность в современных условиях приобретают усилия по мировоззренческому измерению целого блока проблем био­этики. Перечисленные и ряд других направлений исследований, хотя и основываются на медико-биологическом материале, по сути своей являются философско-методологическими. Для подобного рода дея­тельности необходимо специальное философское образование, вклю­чающее навыки профессионального общения с логическим аппаратом науки, владение глубокими знаниями методологии науки и необхо­димыми медико-биологическими знаниями, умениями и навыками.

Существующий вакуум идей в мировоззренческой сфере неизбеж­но заполняется в сознании поверхностными представлениями, лож­ными, а порой и порочными жизненными ориентирами. В настоящий период времени требуется целостная концепция философского на­учно-ценностного знания, которая могла бы выполнить функцию правильного ориентира. В этом нуждаются не только будущие врачи или отдельные молодежные социальные общности, но и люди стар­шего поколения, имеющие непосредственное отношение не только к подготовке врачей, но и к духовному развитию всего российского народа. Порождаются потребности в новых типах мировоззренчес­ких ориентации, которые обеспечивали бы передачу опыта последу­ющим поколениям и переход к новым, более совершенным формам социального бытия.

Сегодня как никогда для будущего врача важно овладеть хотя бы основами философии, т.к. для медицины и ее служителей (именно слу­жителей, а не медработников) овладение основами философии — это вопрос формирования человеческого духа, это общечеловеческое об­разование и воспитание, в основе которых гуманизм, высокая нрав­ственность, правдивость, честность и милосердие. Без этих категорий нет медицины, нет врача. А без них нет настоящей божественной фи­лософии. Цель данного реферата привести информацию о наиболее выдающихся врачах-философах, которые внесли наибольший вклад в развитие философии, которых можно поставить на равнее с Иисусом Христом.

Гиппократ и «гиппократова» медицина

Гиппократа называют «Отцом современной медицины».

Сборник трудов Гиппократа представляет собой основу медицинских текстов его школы. Раньше считалось, что все главы в этом Сборнике были написаны лично Гиппократом, но сегодня многие учёные полагают, что главы были написаны различными авторами на протяжении нескольких десятилетий. Из-за невозможности идентифицировать авторство, трудно сказать, какие доктрины были предложены лично Гиппократом.

Факт существования Клятвы Гиппократа подразумевает, что «гиппократова» медицина практиковалась группой профессиональных терапевтов, связанных (по крайней мере, друг с другом) строгим этическим кодексом. Желавшие стать учениками обычно делали вступительный взнос, после чего становились частью своеобразной семьи. Обучение включало в себя устные наставления и практику в роли помощника учителя, поскольку Клятва подразумевает, что ученик должен непосредственно контактировать с пациентом. Клятва также ограничивает действия терапевта («Я не дам никому просимого у меня смертельного средства») и указывает на существование другого класса врачей, возможно, схожего с хирургами («Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом»).

Медицинские теории

Миазматическая теория

Миазматическая теория, сформулированная Гиппократом и господствовавшая в европейской медицине до второй половины XIX века, видела природу инфекционных заболеваний в миазмах — летучих ядовитых веществах, переносимых воздухом и водой. Миазмы представляли собой ядовитые испарения с болот или из-под земли, выделяемые во время землетрясений или извержений вулканов. Согласно этой теории, миазмы могли попасть в тело человека либо через естественные отверстия — нос, рот, глаза и уши, либо через поры кожи, особенно после купания в горячей воде. Признаком наличия миазмов в воздухе был неприятный запах, который старались «перебить» распыляя ароматические вещества или воскуривая благовония.

Миазматическая теория была отвергнута медицинским сообществом лишь во второй половине XIX века, после открытия первых микробов-возбудителей инфекционных болезней.

Гуморальная теория

Гуморальная теория заключается в представлении о том, что в теле человека текут четыре основные жидкости (гуморы): кровь, флегма (слизь), желтая желчь и черная желчь. В норме эти жидкости находятся в балансе, однако избыток одной или нескольких из них вызывает практически все внутренние болезни. Соответственно, лечение заключается в удалении избыточной жидкости — обычно это осуществлялось кровопусканием, рвотными и слабительными средствами. Каждой жидкости соответствовала природная стихия и два «состояния вещества» (сухое/влажное; теплое/холодное), а превалирующее значение той или иной жидкости определяло темперамент, то есть характер человека.

Гумор Стихия Состояние Температура Темперамент
Кровь Воздух влажная горячая сангвиник
Флегма Вода влажная холодная флегматик
Желтая желчь Огонь сухая горячая холерик
Черная желчь Земля сухая холодная меланхолик

Сформулированная Гиппократом, гуморальная теория развивалась и дополнялась в Средние века и Новое время, прочно войдя в европейскую медицину на более чем две тысячи лет. Лишь в конце XIX — начале ХХ века кровопускание перестало рассматриваться как универсальное лечебное средство, возвращающее «баланс жидкостям».

Медицинские центры

Асклепионы

Асклепионы — святилища бога Асклепия, где лечили больных и накапливали медицинские знания, представляли собой центры храмовой медицины. В асклепионы не принимались раненые и умирающие, а лечение назначалось на основе снов, которые больной видел в первую ночь под сводами храма. Именно жрецы-асклепиады первыми начали вести истории болезни, некоторые из которых сохранились до нашего времени. Сами жрецы заявляли, что исцеление происходит при воздействии божественной силы и скрывали свои методы от простых людей.

К примеру, одна из записей гласит:

Человек с язвой в животе. Во сне он увидел лицо. Ему показалось, что бог приказал его слугам, следовавшим за ним, связать его и крепко держать, чтобы он мог разрезать ему живот. Он хотел бежать, но его схватили и крепко привязали к дверному кольцу. Затем Асклепий разрезал ему живот, вырезал язву и снова зашил разрез. После этого больного развязали. Он встал совершенно здоровым. Пол в святилище, однако, оказался залитым кровью.

Современные исследователи предполагают, что за храмовыми чудесами скрывалась практика хирургических и иных терапевтических вмешательств, осуществленных под действием наркотического наркоза.

Медицинские школы

Первые медицинские школы были семейными, однако с VI века до н. э. в них начинают принимать учеников со стороны и изначально врачебные династии разрастаются в полноценные врачебные сообщества. Свои школы были в крупных городах и на островах, наиболее известными были: Кротонская, Сицилийская, Косская и Александрийские школы.

Древнегреческие медицинские школы были связаны с натурфилософией и по сути были скорее санаториями, осуществляли лечение диетами, физическими упражнением и пропагандой умеренности и воздержанности во всем. К примеру, Кротонская школа считается связанной с пифагорейцами, перенимала их аскетический образ жизни и применяла лечение музыкой, считая, что музыка сама по себе гармонична, а болезнь — это нарушение гармонии. Свою школу на острове Кос основал самый известный древнегреческий врач Гиппократ.

Александрия

Фронтиспис к 1644 версии расширенного иллюстрированного издания книги Historia plantarum, написанной примерно в 200 г. до н. э.

После Теофраста в Лицее больше не появилось никаких оригинальных работ. Хотя интерес к трудам Аристотеля сохранялся, их принимали, не подвергая сомнению. Так что новые открытия в биологии были сделаны лишь в эпоху правления Птолемеев в Александрии. Первым учителем медицины в Александрии был Герофил из Халкедона, который внёс исправления в труды Аристотеля, поместив разум в мозг и соединив нервную систему с движением и осязанием. Герофил также четко различил вены и артерии, отметив, что последние пульсируют. Он проводил эксперименты, перерезая по очереди разные вены и артерии на шее свиньи. Кроме того, он разработал диагностический метод, основанный на различении типов пульса. Он и его современник Эразистрат из Кеоса изучали роль вен и нервов и прослеживали их расположение на теле человека.

Эразистрат связал более сложное, по сравнению с мозгом животных, поверхностное строение человеческого мозга с его повышенными интеллектуальными способностями. Он проводил эксперименты над птицами, взвешивая их и отмечая потерю в весе в период между кормлениями. Вслед за своим учителем он изучал пневматику и утверждал, что человеческая система кровеносных сосудов контролируется вакуумами, переносящими кровь по всему телу. Согласно физиологической теории Эразистрата, воздух поступает в тело, затем легкие гонят его в сердце, где он превращается в жизненную силу, которую артерии разносят по всему телу. Часть этой жизненной силы достигает мозга, где трансформируется в животный дух, который затем распространяется по нервам. Герофил и Эразистрат проводили свои эксперименты на заключенных, которых им выдавали птолемейские цари. Они проводили вскрытие на живых людях, и, «пока те еще дышали, изучали части тела, сокрытые природой от людского взора, их расположение, цвет, форму, размер, устройство, жесткость, мягкость, гладкость и взаимосвязь».

Некоторые античные анатомисты, вроде Лукреция, пытались оспаривать телеологические взгляды на жизнь, выдвинутые Аристотелем, но телеология (а после установления Христианства и натуральная теология) вплоть до 18-19 веков продолжала оставаться основой биологической мысли. Как сказал Эрнст Майр: «После Лукреция и Галена и до эпохи Ренессанса в биологии не было сделано никаких выдающихся открытий». Идеи Аристотеля касательно натуральной истории и медицины сохранились, но принимались как данность.

Историческое наследие

За время своего длительного контакта с греческой культурой римляне переняли многие медицинские идеи. Реакция ранних римлян на греческую медицину варьировалась от энтузиазма до враждебного неприятия, но в конечном счете они признали рациональность «гиппократовой» медицины.

Это привело к распространению греческих медицинских теорий по всей Римской Империи, а оттуда по большей части территории Запада. Самым влиятельным римским ученым, рискнувшим продолжить и расширить традиции «гиппократовой» школы, был Гален. К сожалению, на Западе большинство материалов, посвященных исследованию текстов Гиппократа и Галена, пропали во времена раннего Средневековья после крушения Западной Римской Империи, но традиции Гиппократа и Галена в греческой медицине продолжали изучаться и применяться в Восточной Римской Империи (Византии). После 750 года н. э. мусульмане перевели некоторые труды Галена, вследствие чего многие традиции «гиппократовой» и «галеновой» медицины были внедрены в практику врачевания. Многие мусульманские учёные пытались развивать эту традицию, самым успешным из них был Авиценна. Начиная с XI века, «гиппократово- галенова» медицина начала своё возвращение на Запад Римской Империи в основном в виде переводов с арабского, но иногда и в виде греческих оригиналов. В эпоху Ренессанса многие переводы Галена и Гиппократа с греческого были сделаны со ставших доступными византийских манускриптов. Ещё в XIII веке авторитет Галена был столь велик, что многие учёные пытались включить в его теорию даже находки, противоречащие ей.

Значительные исправления в работы по анатомии Галена внесли тексты и рисунки Везалия. Но первым ударом, пошатнувшим «галеновскую» теорию циркуляции крови, была публичная демонстрация процесса циркуляции, проведённая Уильямом Гарвеем. Тем не менее, практика кровопускания, разработанная Гиппократом и Галеном, была в ходу вплоть до 19 столетия, несмотря на свою неэффективность и рискованность. Реальная замена медицинским традициям Гиппократа и Галена была найдена только после серии открытий, сделанных Луи Пастером, Робертом Кохом и другими учеными, которые доказали, что болезни вызываются не дисбалансом четырёх темпераментов, а микроорганизмами, такими как бактерии.

> Примечания > Ссылки

Страницы ← предыдущая следующая → 1 2 3 4 5 6 7 8 11 служат, прежде всего, выдвигавшиеся медиками философские тезисы и ме- дицинские взгляды философов. Оговорки заслуживает лишь тот факт, что в доклассическую эпоху в Греции были философы, одновременно являвшиеся медиками, преимущественно теоретиками (Алкмеон, Эмпедокл). Однако до- шедшие о них сведения весьма скупы и обрывочны. Наиболее знаменитым медиком классической Древней Греции является Гиппократ (460-377 гг. до н.э.). Известный «Гиппократов сборник» содержит ряд трактатов, посвященных врачебной этике («Клятва», «Закон», «О враче», «О благоприличном поведении», «Наставления») и оказавших определяющее воздействие на формирование западной традиции биоэтики. Из этих же трак- татов мы узнаем об отношении Гиппократа к философии и мудрости («со- фии»). В трактате «О благоприличном поведении» читаем: «…Поэтому должно, собравши все сказанное в отдельности, перенести мудрость в меди- цину, а медицину в мудрость. Ведь врач-философ равен богу. Да и немного, в самом деле, различия между мудростью и медициной, и все, что ищется для мудрости, все это есть и в медицине, а именно: презрение к деньгам, совест- ливость, скромность, простота в одежде, уважение, суждение, решитель- ность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необ- ходимо для жизни, отвращение к пороку, отрицание суеверного страха перед богами, божественное превосходство». Можно заметить из этого отрывка, что сходство медицины и философии во взглядах Гиппократа является пре- имущественно внешним, а именно, родством и подобием жизненных амплуа. Речь не идет здесь о переносе философских воззрений в медицину. Однако следует прислушаться и к тому, что Платон (427-347), являющийся младшим современником Гиппократа, указывает на черты широкого философского подхода в его медицинских трудах (диалог «Федр»). Платон, в свою очередь, как философ, неоднократно высказывает свои мысли о здоровье, болезни и искусстве врачевания. Антропология Платона, выделяющая в составе человеческой природы душу и тело, не придает суще- ственного значения врачеванию тела – как низшего начала в человеке. Вслед 12 за своим учителем Сократом Платон рассматривает тело как временную «темницу», «усыпальницу» души, наделенной бессмертием. В диалоге «Государство» мысли, имеющие отношение к медицине, впи- саны в общую канву модели совершенного социального устройства и носят явно социоцентрическую окраску. Здоровье и болезнь рассматриваются как явления, так или иначе отражающиеся на бытии социального целого. Устами Сократа Платон говорит здесь: «Плотник, когда заболеет, обращается к врачу за лекарством, вызывающим рвоту или усиленное действие желудка, чтобы таким путем избавиться от болезни, а не то просит сделать ему прижигание или разрез. Если же ему назначат длительное лечение, велят кутать голову и так далее, он сразу же скажет, что ему недосуг хворать да и не к чему будет жить, если обращать все внимание на болезнь и пренебрегать надлежащей работой. Распростившись с такого рода врачом, он возвращается к своему обычному образу жизни и, если выздоровеет, продолжает заниматься своим делом; если же его тело не способно справиться с болезнью, наступает конец и избавление от хлопот» (405d). В дальнейшем этот пример, как образец должного, проецируется на проблему здравоохранения в идеальном обществе в целом: «Так не сказать ли нам, что и Асклепию это было известно: у кого от природы здоровое тело и кто ведет здоровый образ жизни, но схватил ка- кую-нибудь необычную болезнь, таким людям и при таком их состоянии Асклепий указал, как надо лечиться; лекарствами и разрезами надо изгонять болезни, сохраняя, однако, обычный образ жизни, чтобы не пострадали об- щественные дела. В случае же внутренних болезней, продолжающихся всю жизнь, Асклепий не делал попыток чуть-чуть облегчить положение больного, различным путем изменяя его образ жизни и тем только затягивая болезнь, и удлинять человеку никчемную его жизнь, да еще дать ему случай произве- сти, естественно, такое же точно потомство. Кто в положенный человеку срок не способен жить, того, считал Асклепий, не нужно и лечить, потому что такой человек бесполезен и для себя, и для общества» — «Ты утвержда- ешь, что Асклепий заботился об обществе?» – «Это очевидно» (407d). 13 В целом, признавая значение медицины как особой области знания, Пла- тон отводил ей весьма скромную практическую роль. Основными средствами поддержания здоровья он видел надлежащее социальное устройство, обеспе- чивающее здоровый во всех отношениях климат в обществе, гимнастическое воспитание граждан с самого юного возраста (т.е. физкультуру), а также принципы евгеники, при которой преимущественное право на жизнь получа- ли бы здоровые люди. У Аристотеля (384-322), бывшего сыном врача и также получившего медицинское образование, вопросы, имеющие отношение к медицине, скон- центрированы, во-первых, в трактате «О душе», представляющем начала теоретической психологии, а во-вторых, в «Политике», где Аристотель вы- страивает свою модель совершенного общества и попутно рассматривает во- просы поддержания здоровья его граждан. Если в первом случае Аристотель рассуждает в сугубо теоретическом духе, анализируя предпосылки воспри- ятия и «базовые» ощущения у человека и животных, то во втором он дает прямые практические рекомендации, которые во многом аналогичны взгля- дам на этот счет Платона. Приведем наиболее характерный отрывок: «Для нормального физического состояния гражданина, для его здоровья, для его способности к деторождению вовсе не требуется физическая мощь атлетов; с другой стороны, подходит тут не слишком нежное и слабосильное телосло- жение, но среднее между обеими крайностями. Тело должно быть развито, но не посредством изнурительных упражнений и не только в одну сторону, как это бывает у атлетов, но чтобы быть пригодным для деятельности свободно- рожденных людей. Это относится одинаково как к мужчинам, так и к жен- щинам… Относительно выращивания новорожденных детей и отказа от их выращивания пусть будет закон: ни одного калеку выращивать не следует» (Политика, 1335b). Значение трудов Аристотеля в развитии медицины определяется глав- ным образом не его собственно медицинскими исследованиями и идеями, а 14 общим духом строгого систематического знания как основы всякой науки, который он внедрил в европейское теоретическое сознание. Философия и медицина в эллинистическую и римскую эпохи. Приме- ров взаимодействия философии и медицины в эллинистической Греции и Риме весьма немного, несмотря на то, что этот отрезок истории (вторая по- ловина IV в. до н. э. – V в. н. э.) представляет ряд глубоких мыслителей и крупных медиков – теоретиков и практиков. Медицина эллинистической и римской эпох все в большей степени превращается в самостоятельную сферу теоретической и практической деятельности, сконцентрированную на физи- ческой, телесной составляющей человеческой природы. Известно, что усилия таких врачей, как Герофил, Эразистрат, Асклепиада и Галена послужили су- щественному прогрессу анатомо-физиологических знаний. Другой позднеан- тичный ученый, — Цельс оставил энциклопедический свод медицинских зна- ний, достигнутых к его времени. Но все это были узкоспециальные эмпири- ческие исследования и научные трактаты. В философии медицинские проблемы также почти не затрагивались. Отношение к здоровью и болезни определялось общей идеологией много- численных философских школ. Преимущественно же это отношение было индифферентным, равнодушным. Так как, например, с позиций кинизма, стоицизма, скептицизма, неоплатонизма, все, относящееся к телесной жизни человека, признавалось лишенным нравственного достоинства, а потому не заслуживающим внимания. 3. Философия и медицина в культуре Средневековья. Философия и медицина в христианском мире. Духовной основой средневековой культуры является христианство. Поскольку христианство – это, прежде всего религия, здесь необходимо коснуться вопроса о соотноше- нии религии и философии в средневековую эпоху. Оно не было неизменным. Напротив, в нем можно выделить ряд последовательных и достаточно разно- родных фаз. В эпоху патристики (III – VII вв.), когда складывались основные 15 догматы христианского учения, философия во многом утратила свои веду- щие позиции как особый способ интеллектуального освоения мира. В то же время потребности собственно христианского богословия стимулировали ин- терес к классическому философскому наследию, в частности, Платона и Аристотеля, которые, в конечном итоге, оказали весьма заметное воздейст- вие на формирование христианской доктрины. Таким образом, можно гово- рить о некоторой взаимодополнительности философии и богословия в патри- стическую эпоху, благодаря которой складывалось философски глубокое бо- гословие, насыщенное чертами христианской религиозной философии. (Эта возможность двоякого – философского и богословского – прочтения насле- дия отцов церкви приобрела большое значение в дальнейшем – в Новое и Новейшее время). Вместе с завершением процесса формирования христиан- ской догматики происходит воплощение церкви в Европе в мощную власт- ную структуру. Политический и идеологический диктат церкви привел к за- метному ослаблению всякой духовной активности – в науке, философии, и даже самом богословии, — сохранявшемуся на протяжении нескольких столе- тий. Примерно к XI в. намечается возрождение интереса к философии в свете растущей активности в области теологии. При этом философии, согласно формуле Петра Дамиани, отводится роль «служанки богословия». Начиная с XIII в. происходит все более резкое размежевание богословия, философии и науки как вполне независимых областей интеллектуальной деятельности. В данном случае наибольший интерес для нас представляет вопрос о со- отношении того, что можно обозначить как «христианскую философию» (особый тип мировоззрения, воплотившийся в текстах Священного Писания и наследии отцов церкви), и медицины. Осмыслению здесь подлежит обшир- нейший материал (отношение к врачеванию как к особой миссии в Ветхом Завете, примеры чудесных исцелений и их мотивировка в Новом Завете, вы- сказывания апостолов, евангелистов (евангелист Лука был врачом) и отцов церкви по медицинской проблематике). В рамках предлагаемого пособия та- кая задача неосуществима. Мы осветим лишь основные положения христи- 16 анского учения о болезнях. Оно представляет собой одну из составных час- тей христианской антропологии, впервые открывшей человеку безграничные перспективы его внутреннего мира, личностного бытия. Согласно христианским представлениям, выделяются три субстанциаль- ных элемента человеческого существа – тело, душа и дух. Соответственно, выделяют три рода болезней — телесные, душевные и духовные, причем цело- стный образ человека в христианстве предопределяет акцент на отношениях взаимозависимости между ними. Телесные болезни – это те, которые проявляются в нарушении нормаль- ной работы органов и систем человеческого организма. Лечение подобных болезней является делом врачей и осуществляется в больницах и клиниках. Взгляд на значение тела в составе человеческой природы в Священном Пи- сании при своей внешней противоречивости внутренне глубоко органичен. При этом его можно охарактеризовать как весьма сложный и многогранный. С одной стороны, тело, по сравнению с душой рассматривается как низший элемент человеческой природы. Без души «оно мертво есть» (Иак. 2, 26), «есть прах» (Еккл. 12, 7). С другой стороны, оно признается существенной составной частью природы человека, «храминой» (2 Кор. 5, 1, 4) и «сосудом души» (2 Кор. 4, 7). По христианскому учению существование души после смерти даже в Царствии Божием не является полноценным состоянием лич- ности. Поэтому тело должно воскреснуть, с телом человек войдет в будущую жизнь. Косвенным свидетельством признания значимости тела, а также глу- бокой трансцендентной связи между телом, душой и духом в человеке слу- жит культ святых мощей, т.е. частиц тел прославленных христианских свя- тых и подвижников. Телесные болезни в христианском учении также получают неоднознач- ную интерпретацию. Ветхий Завет видит в болезнях преимущественно нака- зание за грехи. Евангельский и святоотеческий взгляд на болезнь значитель- но сложнее. С одной стороны, он разделяет указанное ветхозаветное пред- ставление. С другой стороны, телесные болезни нередко рассматриваются в 17 платоническом духе и в духе позднеантичных философских школ: до тех пор, пока болезни не затрагивают душу человека, им не придается какого- либо значения. И в то же время, болезни нередко рассматриваются как со- ставная часть христианской аскезы, т.е. напряженной духовно-телесной дея- тельности, в которой, в достаточно грубом выражении, «уничижение тела», т.е. чувственной природы человека служит «возвышению духа», и целью ко- торой в христианской терминологии является обретение Царства Божия. При этом в телесной болезни может усматриваться божественное назидание, она может пониматься и как разновидность или альтернатива поста. Душевные болезни – те, которые связаны с изменением психики челове- ка, не укладывающимся в общепринятые рамки человеческого поведения, мышления. Душа при этом выступает как необъяснимая и непостижимая че- ловеческим умом жизненная сила, данная человеку Богом: «И создал Гос- подь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2, 7). О высоком преимуществе души че- ловека перед земным и чувственным Иисус Христос говорит: «Какая польза человеку, если весь мир приобретет, а душе своей повредит? или какой вы- куп даст человек за душу свою?» (Мф. 16, 26). В целом, Священное Писание дает целый ряд достаточно разнородных интерпретаций понятия души, а также его соотношения с понятием духа. Важный и общий для них мотив – единство души и тела; отношения между ними не являются отношениями частей в составе целого: душа не обитает в теле, а выражается телом. И тело, и душа обозначают всего живого человека. Можно также говорить о равно- значности понятий «душа» и «жизнь», «душа» и «Я» (субъект) – по контек- сту их употребления в Священном Писании. Христианское учение указывает также на сущностные взаимосвязи жизни души с функционированием мозга и сердца. Сфера душевных болезней по христианскому учению соответствует то- му, чем занимается психиатрия как особый раздел медицины. 18 Духовные заболевания – те, при которых страдает дух человека, а вместе с ним нередко еще и душа и тело. Понятие духа в христианской традиции – одно из наиболее сложных и неоднозначных. Из некоторых выражений Но- вого Завета, например: «Дух животворит» (Ин. 6, 63), «Вошел в них дух жиз- ни от Бога» (Откр. 11, 11), можно вынести важное представление о духе как носителе жизни, даруемом от Бога. Дух нередко понимается как «частица Божества», божественной благодати, которая дается человеку одновременно с душой (Григорий Богослов). Хранение, поддержание и «стяжание» этой «частицы Божества», по христианскому учению, является важнейшей жиз- ненной задачей человека. Средством к этому служит жизнь в соответствии с Божиими заповедями; они предполагают не только и не столько определен- ные ограничения, а прежде всего деятельную христианскую жизнь. Соответ- ственно, духовными болезнями являются человеческие грехи, страсти и по- роки. Опасность духовных болезней состоит в том, что они служат поврежде- нию души, а вместе с тем и развитию телесных болезней. Поэтому христиан- ское учение на первое место по важности ставит исцеление духовных неду- гов, без которого невозможна надежда на успех в лечении телесных и душев- ных болезней. Наиболее красноречиво говорят об этом действия самого Ии- суса Христа, неоднократно описываемые в Евангелии, когда Он исцелял больных «в ответ» на вспыхнувшую в них веру. Понятно, что лечение духов- ных болезней не доступно ни врачу, ни психиатру. Оно совершается самим больным и в этом ему способствует Церковь, имеющая для этого определен- ные средства – так называемые таинства: покаяния, причащения, соборова- ния. Таковы общие черты христианского учения о болезнях. Сегодня наме- чаются признаки возрождения христианской традиции в медицине, что свя- зано с растущей значимостью проблемами духовной культуры врача и воз- вращения к целостному образу человека как объекта медицины. Несколько подробнее об этом будет сказано в последнем разделе настоящего пособия. 19 Возвращаясь к исторической теме, отметим, что в Средние века медици- на разделилась на две ветви – монастырскую и университетскую. Первая свя- зана с монастырскими больницами. Она имела преимущественно прикладной характер, здесь осуществлялось лечение традиционными лекарственными средствами, накапливался опыт лечения болезней, изготовления лекарств. Всякое лечебное мероприятие сопровождалось совершением религиозных обрядов. Большое значение придавалось «чудесным» средствам исцеления: святым чудотворным источникам, мощам, иконам и т.п. Университетская медицина была по преимуществу теоретической. Как и в философии, безраз- дельное господство в ней приобрела схоластика, делавшая ставку не на са- мостоятельное изучение и осмысление действительности, т.е. человека и его организма, а на изучение авторитетных текстов и комментариев к ним. В об- ласти медицины такими авторитетами были признаны Аристотель и Гален, а также, хотя и в определенной степени опосредованно, Гиппократ и Ибн- Сина. Известно, что в практическом плане средства и возможности универ- ситетской медицина были весьма ограничены. Отмеченное выше общее сни- жение всякой научной и философской активности в христианской Европе VIII – XI вв. обусловило отсутствие на протяжении этого периода сколь- нибудь значимых философских и медицинских идей. В то же время, следует отметить, что схоластические методы, общие для всех сфер знания, в определенной степени благоприятствовали сближению философии и медицины. Это, а также влиятельность университетской корпо- рации докторов, послужили, в частности, выработке правила, действовавше- го в Италии в XIII в., согласно которому, профессор философии должен был в то же время являться студентом-медиком, в противном случае ему отказы- вали преподавать философию. Философия и медицина арабских стран. Время угасания всякой твор- ческой активности в средневековой христианской Европе совпало с расцве- том науки и философии в арабском мире. Отчасти это объясняется тем, что возникновение ислама шестью веками позже христианства стимулировало 20 процессы, подобные тем, что происходили в патристическую эпоху, эпоху становления догматики и всей целостной системы религиозного миросозер- цания. Характерно, что и мусульманский мир, пройдя этап бурного созида- ния духовной культуры, вступил в пору жесткого религиозного идеологиче- ского диктата и господства схоластики. Арабские ученые активно использовали античное философское и науч- ное (в том числе медицинское) наследие – главным образом труды Аристоте- ля, а также Гиппократа и Галена. Заслуга арабских ученых состоит в доста- точно свободной и самостоятельной интерпретации классических трудов, ак- тивном использовании опытных методов исследования. Некоторые разделы философии и медицины получили здесь и вполне оригинальную разработку. В то же время, арабская наука не стала альтернативой европейской традиции – как в философии, так и в медицине, выступив, скорее, ее органичным про- должением. Важен и характерен тот факт, что арабский мир дал примеры сочетания в одном лице значительного философа и столь же крупного медика, не имевшие аналога в Европе. Таковы, в частности, Абу Бакр (850-923) и Ибн Сина (980-1037). Известно, что их труды на несколько столетий стали кано- ническими для западной университетской медицины. 4. Философия и медицина эпохи Возрождения. Эпоха Возрождения характеризуется зримыми переменами в интеллек- туальном климате Европы, в которых можно видеть черты «встречного дви- жения» по отношению к мировоззренческим установкам позднего Средневе- ковья. Среди наиболее ярких тенденций этой новой эпохи – преодоление идеологического диктата церкви, возрождение античных наук и искусств, опыты нового прочтения античной философской классики (прежде всего Платона), растущий разрыв между различными областями познания (теоло- гией, наукой, философией), обращение к теме человека вначале в религиоз- ном контексте, а затем и вне его. Мы помним, что и средневековая религиоз- Страницы ← предыдущая следующая → 1 2 3 4 5 6 7 8

Врач-философ Богу подобен.
Гиппократ
С медициной в разных её проявлениях современный человек встречается буквально от первых до последних минут жизни. Мы создали такой мир, в котором без участия медицины невозможно сделать и самый малый жизненный шаг.
Достаточно посмотреть на ассортимент аптек – чего только не продаётся в них! На все случаи жизни есть способствующие, помогающие, поддерживающие, стимулирующие, предохраняющие, омолаживающие, подтягивающие и прочие средства. И, конечно же, это огромный бизнес! Процветание болезней очень выгодно этому бизнесу…
Одновременно с этим торжеством медицины всё больше и больше людей отказываются от её услуг и берут ответственность за своё здоровье и своё тело полностью на себя. Болезни тела рассматриваются всё чаще как сигналы о болезни души. Правильное питание и здоровый образ жизни решают любые, самые серьезные вопросы со здоровьем, всё больше и больше примеров этому проявляются в жизни людей.
Эта тенденция нарастает, но медицина тоже не стоит на месте и стремиться удержать людей в своём пространстве путём более глубоких диагностик, новых препаратов, технологий… Медицина развивается и болезни растут. Этот парадокс подтверждает сказанное – медицинский бизнес заинтересован в увеличении больных.
Давайте представим медицину будущего. Каким мы видим в недалёком будущем подход к здоровью и болезням?
Всё больше и больше людей уже сегодня осознают, что они сами творят свою жизнь во всех проявления. И это означает, что корни любых проблемы со здоровьем необходимо искать в себе, в свое голове, в своих взглядах на жизнь. С этой точки зрения сотрудники медицины будущего – философы и психологи, а также тренеры и коучи, которые профессионально умеют «читать» тело и трактовать его сигналы. «Целитель» — от слов «целый». Врач будущего помогает человеку обрести целостность, увидеть существующую в сознании и душе дисгармонию, осознать и исправить её, тем самым, убрав причину телесной боли и самУ телесную боль. Слова Гиппократа, с которых мы начали эту статью, говорят о том, что отец медицины именно так видел её предназначение и роль врача.
Медицина будущего – это наука о здоровье. И не просто о здоровье физического тела, но о его развитии. Мы развиваем интеллект и сознание, развиваем душевные качества, но почему же мы спокойно смотрим на то, что физическое тело после того, как оно набирает пик формы в 22-24 года, начинает деградировать? Спортсмены, циркачи, йоги вызывают восхищение и удивление, в то время как они просто показывают возможности физического тела любого человека. Именно так стоит воспринимать отлично развитые качества тела – выносливость, силу, гибкость. Мы все можем это! И физическое тело должно развиваться так же как и интеллект и психика.
А как же «закон» о том, что материя стареет? Слово «закон» взято здесь в кавычки потому, что это не закон. Это – решение людей о том, что стареть и умирать обязательно. Ведь человеческое тело – это одухотворённая материя, или сама энергия Любви, принявшая материальную форму. И тело обладает способностью к самовосстановлению, регенерации. Клетки тела регулярно обновляются! И обновляются по тому образу и подобию, который есть в сознании. Если мы введём в сознание каждого человека и всего человечества понятие о нетленном теле, то клетки будут реализовывать это! Оглянитесь вокруг, всё больше и больше примеров того, как 70-летние мужчины чувствуют себя именно мужчинами, во всех смыслах этого слова. Они в свои годы многократно по сравнению со своим «средним возрастом» приумножили свою силу физическую, интеллектуальную, творческую, духовную и сексуальную!
Давно пора оставить дурную привычку умирать, и медицина будущего будет играть именно эту роль – создавать, поддерживать и развивать высочайшую культуру тела. Человек приходит на Землю для вечной счастливой жизни на Земле, и медицина и медики будущего – помощники его!
Здоровый образ жизни, связь всех тел человека, управление энергетическими потоками тела, связь тела с Космосом, управление здоровьем мужчины и женщины в паре, воспитание культуры тела и сексуальной культуры – вот только лишь некоторые направления развития медицины будущего. Люди осознают, что платить надо за увеличение здоровья, а не за лечение болезней. И деньги будут идти в это пространство именно на развитие ЗДОРОВЬЯ! Ведь деньги идут туда, где Любовь!
Больницы – от слова «боль». А здравницы – от слова «здоровье». Мы выбираем здравницы!
«История болезни» пусть станет «историей выздоровления». И показатель эффективности медицины – уменьшение количества заболеваний и быстрое выздоровление.
Обращение «больной» пусть изменится на «выздоравливающий»!
И каждый врач – философ, понимающий глубочайшие причины возникающих у человека проблем. И сами врачи показывают пример здоровья тела и счастливой жизни – это является основным показателем профессионализма врача. Вот тогда врач — Богу подобен!
С любовью и уважением,
Евгений и Елена Хохловы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *