Все о пскове

Содержание

Жители Пскова называют себя скобарями4

Наконец, рубеж пересечен, и нас, даугавпилсских «самодеятельных» туристов с правой стороны, приветствует слово «Россия» в содружестве с двуглавым орлом, а слева предложение пункта взимания платы, от которого нельзя отказаться. Платим 300 рублей за проезд по автотрассе и продолжаем движение. Ожидание гладкой магистрали не оправдывается, дорога, прямо скажем, не фонтан, латаная-перелатанная, однако потом как-то разошлась и побежала под колесами ровной асфальтной лентой. Навстречу летели душевные названия населенных пунктов и речек: Лада, Галинка, Вербочка, и вот уже река Великая, на ней и на реке Пскова стоит древний город, первое упоминание о котором датируется 903 годом.

Определились в гостиницу и быстрее на улицу, впитывать атмосферу города. Отошли от нашего гостеприимного «Эдема» на небольшое расстояние, и сразу появился объект для фотосъемки – фигура мультяшного волка приглашала по-свойски: «Ты заходи, если чё!» Над волчьей головой – указатели на Сбербанк и прочие коммерческие объекты. Этому креативу на обочине тротуара хотелось улыбнуться, пожать лапу, как старому знакомому. Волк казался своим парнем и вызывал доверие.

Вообще улыбнуться в Пскове можно многому. Турист без позитивного настроя не останется, стоит только повнимательнее смотреть по сторонам. Так, в парикмахерскую «Аленушка» зазывает плакатная девушка в русском сарафане и кокошнике. При этом уточняется, что в салоне, помимо женского, имеется и мужской зал, где, вероятно, стригут под Иванушек. Таксисты в Пскове тоже веселые ребята, на багажнике авто можно прочитать: «Гармонь с собой!» – и прочие уточнения для пассажиров. Креативить подобным образом совершенно не мешают названия улиц: Советская, Комсомольская, К. Маркса, Свердлова, Стахановская… Кстати, на Стахановской, проходя через двор, обратили внимание на двери подъезда жилого дома, в несколько рядов (сверху донизу!) обклеенные рекламными объявлениями разного толка, – так что жильцам незачем тратиться на газету с рекламой. Вышел – и читай!

Или такой контраст. Перед зданием Псковского государственного университета возвышается памятник вождю пролетариата В. И. Ленину, тогда как на самом здании помещен огромный плакат с призывом «Выбирай будущее!». Отсюда вывод: в Пскове выбор есть. Еще такой факт: в любом районе города можно бесплатно с уличного автомата вызвать такси. Но основной вид транспорта в Пскове –все-таки неказистые на вид автобусы. В городе проживает почти 207 тысяч, при этом население, хоть и понемногу, но прирастает в основном, как рассказал нам местный житель, за счет людей, переселяющихся из области. Потомственные жители Пскова называют себя скобарями. Скобари – обобщенное название аборигенов Псковщины, в чем можно удостовериться, заглянув в псковские летописи, по которым весь край именуется Скопским.

На улицах Пскова немало молодежи, в здешние университеты, академии, техникумы устремляются на учебу со всех окрестных мест.

Псков многоярусен, городские высотки базируются в основном в районе Завеличье, что за рекой Великой. Говорят, цены на квартиры здесь выше, чем в других микрорайонах. Ну и пару слов о псковских магазинах. Показалось, что превалируют торговые сети «Пятерочка» и «Магнит». Обе стараются угодить покупателям ценами. Понравился торговый центр «Империал» (продукты и промтовары) на улице Коммунальной. Приведу примеры цен в перерасчете на евро. Масло сливочное «Золотое» (200 г) – 1,38; минеральная вода «Нарзан» в стеклянной бутылке – 0,63,» шампанское «Крымское» (качественный продукт!) – 3,50. А вот псковские дороги и тротуары не похвалишь. Да, на проспектах они хороши, но чуть в сторону – картина другая. К тому же пешеходы зачастую вынуждены передвигаться по скользким улицам, рискуя жизнью.

Памятник княгине Ольге на Октябрьской площади

Зато в промышленном плане городу горевать не о чем, местный житель Василий рассказывал, что в Пскове развито пищевое, швейное, текстильное производство. Мужчины спешат на ЗАО «Псковкирпич», на завод механических приводов или Кабельный. Псков также славен своей птицефабрикой. Многих горожан работой обеспечивают торговые комплексы.

Контрастность во всём

Контрастность Пскова отражается буквально во всем, в том числе, в отношении к историческим объектам архитектуры. Примером этому – состояние здания на улице Некрасова, в помещениях которого с 1990 года размещаются муниципальное бюджетное учреждение Псковский технический лицей и Управление образования администрации Пскова. Это роскошное здание строилось в начале XX века для Мариинской женской гимназии. Причем одним из обязательных условий ее открытия было устройство в стенах строения церкви. Примечательно и то, что каменные ступени для парадной лестницы здания доставлялись из Риги. Сегодня этот яркий образец неоклассического направления в архитектуре дореволюционного Пскова, по крайней мере с внешней стороны, предстает в очень запущенном виде, когда можно горько сожалеть, но никак не восхищаться.

И образец другого подхода, когда главенствует коммерческая основа, связывается с возрождением великолепного комплекса под названием «Двор Подзноева». Эти белокаменные палаты строились в 70–80-х гг. XVII века и впоследствии принадлежали разным владельцам. В 1799 году их хозяином стал купец второй гильдии Матвей Подзноев. Сегодня здесь и гостиница, и ресторан, и экспозиция «О чем молчат летописи», ставшая частью гостиничного интерьера, так что турист совмещает приятное с полезным – отдыхает и попутно проникается историей Руси. Двор Подзноева в Пскове – замечательный пример завершенной реставрации, но надо понимать: все это требовало больших капиталовложений, а также усердия по сбору материалов, ведь объект должен был выглядеть так, как задумывался зодчим. Увы, элементы первоначального декоративного убранства фасадов не сохранились, все пришлось восстанавливать, советуясь с историками, основываясь на картинах художников прошлого, артефактах, найденных при раскопках. Что до внутренних убранств дня сегодняшнего, то это красивый, но уже осовремененный интерьер, оглядка на старину совсем небольшая. Выпили здесь кофе по вполне допустимой для таких красот цене.

Ольга – покровительница Пскова

Небесная покровительница Пскова – великая киевская княгиня Ольга, упоминаемая в Повести временных лет. Почитая свою выдающуюся землячку (Ольга родилась в Выбутах, недалеко от Пскова), псковичи многое сделали и делают для ее прославления. На левом берегу Великой благоверная княгиня когда-то поставила дубовый крест в память о чудном видении. Позднее он был перенесен в Троицкий собор, но сгорел в пожаре (1609). Тогда псковичи сделали подобный крест, он по сей день хранится в кафедральном соборе.

В Пскове есть Ольгинское общество, созданное в 1991 году. Историческая княгиня удостоилась двух замечательных памятников. Один из них стоит на Рижском проспекте, его изваял знаменитый Церетели, автор другого – на Октябрьской площади – скульптор В. Клыков. Церетели представил Ольгу суровой воительницей с мечом и щитом, тогда как у Клыкова княгиня возвещает преемственность православного вероисповедания – стоя на постаменте, Ольга охраняет и одновременно благословляет малолетнего князя Владимира, своего внука, которому предстоит стать Правителем и Крестителем Руси. На постаменте – рельефные изображения 12 псковских святых. Рядом – памятный знак с высеченными именами граждан, пожертвовавших денежные средства на воздвижение монумента.

Псковский креатив

Главная достопримечательность города – Псковский кремль и Довмонтов город (фортефикационная пристройка Псковского кремля, Довмонт – псковский князь, правивший с 1266 по 1299 гг.), выполнявшие оборонительную функцию. В Пскове развита система индивидуальных экскурсий, что удобно для туристов, к услугам которых также масса сувенирных магазинчиков. Кого-то привлекут здешние монастыри, кого-то палаты Меньшикова. Душой ансамбля Псковского кремля предстает Троицкий собор с его впечатляющим иконостасом и святыней храма – ракой с мощами псковских св. угодников. Под сводами этого храма псковичи ставили на княжение князей, у его стен сбиралось Псковское вече. При соборе велось летописание, хранились важнейшие грамоты и денежный ларь. Впечатляет Приказная палата (1695) – единственное в Пскове хорошо сохранившееся административное сооружение XVII века. В ее пяти отделах, ведавшими административными вопросами (столы: разрядный, посольский, поместный, судный, денежный), вершились судьбы псковичей. Верхние этажи занимали воевода и дьякон, а в подвалах призывались к ответу закованные в кандалы преступники. В 1665 году на воеводстве в Пскове состоял А. Л. Ордин-Нащокин (1605–1680), благодаря которому была проведена реформа городского самоуправления, он же трудился над созданием Новгородского устава, получившего общерусское значение. Ордин-Нащокин вошел в историю как выдающийся русский дипломат, преобразователь и государственный деятель. История Пскова бесконечна, за три дня к ней можно только чуть прикоснуться.

Скажу только, что самое трепетное чувство вызвали два миниатюрных одноглавых храма, сросшихся по чьей-то воле, в итоге явилось архитектурное чудо – церковь Покрова и Рождества Богородицы, соединенная в одно целое поставленной над притворами звонницей. Один их храмов был построен в XIV веке, другой, ставший близнецом, в XVI-м, т. е. во времена, когда Православие мыслилось и было единым…

10 удивительных историй о Пскове: Что псковичи рассказывают туристам о своем городе

19:14, 15 апреля 2019, ПАИ

Псков – один из древнейших городов России. Чаще всего он ассоциируется с белокаменным Кремлём, княгиней Ольгой, «тысячей церквей» и прославленной дивизией. А чем еще знаменит город на берегу реки Великой? Псковское агентство информации подготовило подборку самых удивительных и неожиданных историй о Пскове, произошедших за его многовековую историю. Итак, что знает каждый пскович и о чем он с удовольствием расскажет туристам — на заметку тем, кто планирует путешествие в этот город.

Свой монетный двор

Псков – настолько уникальный российский город, что в нём даже были свои собственные деньги. Псковский монетный (денежный) двор выпускал свою монету с 1425 года по 1510 год, а затем, до закрытия в 1632 году, чеканил деньги для всего Российского государства, вместе с Московским и Новгородским дворами.

Монеты Пскова, как и монеты Новгорода, делились на «денги» («псковки») и «четверетцы», которые составляли их часть. На псковских деньгах на лицевой стороне чеканилось изображение князя Довмонта, который правил Псковом c 1266 по 1299 год, в короне и с мечом. На оборотной стороне можно было увидеть надпись «Денга псковская», либо четвероногого зверя, предположительно, барса, повернутого вправо или влево, его обрамляла аналогичная надпись.

Оформление псковских монет отличалось от чеканенных в других городах — «псковки» были более четкие, стандартизированные, что свойственно европейско-западному типу.

Чеканка монет говорит о зрелости субъекта на международной арене. Псков вел активную торговлю с городами Ганзейского союза, о чем свидетельствуют находки археологов, в том числе с Мстиславского раскопа, где были найдены западноевропейские свинцовые торговые пломбы.

До появления монетного двора в Пскове использовалась иностранная монета, а в некоторых случаях – свинцовые пломбы с княжеским знаком и изображением святого, которыми скреплялись документы для небольших сделок или поручений. За ненужностью их порой выбрасывали, а местные жители обменивали маленькие свинцовые кусочки на хлеб, который явно не стоил целой серебряной монеты. Также деньги заменяли беличьи вытертые шкурки.

В XVI веке население города тогда превышало 30 тысяч человек, большую часть составляли ремесленники и торговцы. В городе было много кузнецов, каменщиков, кожевников, гончаров, ювелиров и купцов, которые вели торговлю с русскими городами, Прибалтикой и Литвой. Псковичи продавали лён, кожи, рыбу, мёд, воск, меха, покупали соль, сукно, железо, изделия из металла.

Анафема Пскова

Славились псковичи и своей готовностью помочь ближнему, за что однажды поплатились. В 1329 году город был предан анафеме, все церкви в Пскове закрыли. Так московский князь Иван Калита и митрополит Феогност хотели смирить верующих псковичей, которые приняли опального князя Александра Тверского.

В 1327 году в Твери началось восстание против татар, хан Узбек разгневался на князя, и тот был вынужден искать убежища. Псковичи приняли Александра Тверского, что, возможно, связано не только с их личностными качествами, но и с обещанием, данным Александру Невскому в 1244 году: Псков должен был в тяжелые времена помогать потомкам князя, коим и являлся Александр Тверской.

Тверской князь правил в Пскове порядка 10 лет. Горожане его любили, но сил для борьбы с агрессивными соседями у них не было. Непокорные псковичи усиливали недовольство в Орде, что вынудило митрополита пойти на крайнюю меру и отлучить целый город от церкви. Русские князья уговаривали Александра поехать в Орду, чтобы не случилось нового нашествия татар на Русь, но псковичи не пускали своего князя: «Не езди, господин, в Орду; что б с тобой не случилось, умрем, господин, с тобою на одном месте». Однако Александр сказал псковичам: «Братья мои и друзья мои, не будет на вас проклятия ради меня; еду вон из вашего города и снимаю с себя крестное целование, только целуйте крест, что не выдадите княгини моей».

Псковичи целовали крест и отпустили Александра в Литву, жена его осталась в Пскове. По свидетельствам летописцев, горожане долго горевали: «была во Пскове мука и печаль и молва многая по князе Александре, который добротой и любовью своею пришёлся по сердцу псковичам». После этого Калита заключил с Псковом мир, а митрополит Феогност с новгородским владыкой благословили посадника и весь город.

Спустя некоторое время Александр вернулся на княжение в Псков. В период размолвок с московским князем к Александру обращались за помощью новгородцы, а во время перемирия с Калитой строили козни против Пскова. В результате очередной ссоры с Москвой в 1337 году они не нашли поддержки у псковичей, и новгородский архиепископ Василий тоже объявил городу проклятие.

Спустя год Узбек помиловал Александра и вернул ему тверское княжение. Псков же продолжил существование в виде республики (1200 по 1510 год), князья сменялись один за другим, но внутренняя власть, по сути, была сосредоточена в руках вече, посадников, сотников и внутригородских структур.

Русский Париж

В 1510 году Псков был присоединен к Московской Руси и оставался крупным торговым и ремесленным центром Русского государства. Размеры города впечатляли даже тех, кто пытался его штурмовать. «Любуемся Псковом. Господи, какой большой город! Точно Париж! Помоги нам, боже. С ним справиться… Город чрезвычайно большой, какого нет во всей Польше, весь обнесён стеною, за нею красуются церкви, все каменные; домов за стенами не видно», — писал в своем дневнике участник осады Пскова в 1581 году, личный секретарь Стефана Батория ксендз Пиотровский.

Не справились. Осада Пскова продолжалась полгода, поляки бомбардировали стены, штурмовали Псков, Баторий пытался прельстить горожан обещаниями вернуть им самостоятельность, древние обычаи и вольность. Но псковичи не сдали город, хотя их было вдвое меньше, чем врагов. Генеральный штурм не дал результатов, как и подкопы под крепостные стены, и войска Стефана Батория были вынуждены отступить. Героическая оборона Пскова сорвала захватнические планы польского короля, и Россия заключила мир на благоприятных для нее условиях.

О достоинствах псковской крепости, великолепии построек и многолюдности Пскова говорили и другие иностранцы. Часто город сравнивали по величине с западноевропейскими. Еще в XIII веке автор немецкой хроники говорил о Пскове: «Этот город так обширен, что его окружность обнимает пространство многих городов, и в Германии нет города, равного Пскову».

Царь-рыба

В XVI веке Псков был известен не только потрясающими видами, но и как экономически развитый город. Псковский торг был застроен двумя тысячами лавок, амбаров, навесов. В январе и в мае здесь проходили крупные ярмарки. На зимней, в частности, продавались крупные партии леса и сухих снетков.

Последние завоевали популярность по всей России. Снеток – это маленькая рыбка из семейства пресноводной корюшки, его добывали промысловым способом в Псковско-Чудском водоёме, затем солили и вялили. Снетка было много, он хорошо воспроизводился, ловить, хранить и перевозить на дальние расстояния его было удобно. В связи с этим продукт стал одним из главных на псковском рынке. К тому же, снеток был дешевой и одновременно вкусной рыбой, поэтому присутствовал на столах всех горожан, независимо от сословия. Из него варили похлебку, снеток был жареным, томленым, сушеным.

Небольшая рыбка очень выручила жителей островов Псковского озера в послевоенный период. Островитяне возили ее на продажу в Ленинград, только тем и жили. Для многих советских людей лучшим презентом из Пскова была большая коробка сушеного снетка – оригинально, недорого и вкусно.

В последние десятилетия снетка в псковских водоёмах стало меньше, стоимость его выросла, но устоявшийся бренд всё же можно найти на прилавках. А если подыскать старожила, есть возможность узнать и оригинальный рецепт снетка по-талабски.

Псковские крокодилы

В древних летописях приводится один удивительный случай, который произошел в 1582 году: на берег реки Великой в Пскове вышли крокодилы и посеяли панику среди горожан.

История, конечно, из ряда вон выходящая. С трудом верится, что рептилии, предпочитающие тропический климат, смогли бы пережить суровые псковские зимы. Историки в итоге сошлись на том, что крокодилов в Псков привезли купцы, которые бывали в жарких странах. Есть сведения о том, что 1559 году смоленский купец Василий Поздняков отправился в Каир, а спустя 23 года, когда в реке Великой увидели «коркодилов», на берегах Нила гостил дворцовый дьяк Трифон Коробейников. В записках австрийского дипломата Герберштейна также есть упоминание о том, что в Литве держат в неволе крупных ящеров, которые по описанию напоминают то ли варанов, то ли крокодилов. А путь в Литву как раз проходил через псковские земли.

Вероятно, во время движения торгового каравана через Псков что-то пошло не так, и крокодилы, которых везли на выставки и в зверинцы, оказались в реке. То ли по недосмотру разбежались, то ли кто-то специально их выпустил, чтобы псковичи посмотрели на диковинку.

Рептилии держали в страхе жителей Пскова и окрестных деревень всё лето. В тёплое время года крокодилы прекрасно себя чувствовали, охотились на рыбу и животных, но с наступлением холодов погибли.

Гремячая башня

Множеством легенд окутана Гремячая башня на берегу реки Псковы. В одной из них говорится о том, что под сооружением есть склеп с сокровищами, где спит непробудным сном девушка в подвенечном платье. Тому, кто сможет разбудить местную спящую красавицу, достанется всё её приданное – бочки с золотом и другими драгоценностями, которые, по мнению некоторых, порой гремят – отсюда и пошло название башни.

Есть только парочка «но»: вернуть к жизни заколдованную девицу сможет только чистый душой и помыслами человек. Помимо этого, придётся 12 дней и ночей сидеть возле ее гроба (который еще надо найти). Поговаривают, что многие пытались исполнить все обеты, но никто не выдерживал испытаний — все умирали.

Другая история возникновения названия кажется чуть более правдоподобной. Псков оказался захвачен тевтонскими рыцарями, молодой князь попытался поднять восстание, но его заточили в Гремячей башне, а после убили. Горожане всё равно попытались отстоять Псков, и в самый разгар битвы грянул гром, сверкнула молния и на стенах башни появилась огромная тень погибшего князя. Рыцари дрогнули, и победа была за псковичами.

Некоторые рассказывают историю о псковском мастеровом, который во время застолья в день Иоанна Богослова перекрестился и тут же оказался на крыше сооружения, которое позже назвали Гремячей башней. Также есть версия, что аналогичное название могла иметь протекающая рядом река, известная шумными порогами.

Сегодня это очень живописное место, которое продолжает притягивать к себе любителей мистики. Нет-нет, да и попытается кто-нибудь найти несметные сокровища, увидеть князя или завладеть красавицей. Пока что это никому не удалось.

Купец поганый

Псковичи рассказывают об одном бедном человеке, который занимался изготовлением бочек и внезапно разбогател. По одной из версий, в углу своей скромной лачуги ему удалось найти клад с несметными сокровищами. Правда, на Руси не одобряли такой способ получения богатства и называли его поганым. Так и приклеилась к человеку фамилия Поганкин, а его потомки стали купцами. Один из них — Сергей Поганкин — в XVII веке построил в Пскове палаты, называть их стали Поганкиными.

Есть еще одно предание о происхождении фамилии. Однажды царь Иван Грозный приехал в Псков, разграбил его вместе со своей ратью и потребовал ещё денег у купцов. Тогда один из них поинтересовался, сколько же государю надобно, чтобы он успокоился. Грозный разгневался и воскликнул: «Ах ты, поганый! Да разве ты уж так богат, что можешь дать столько, сколько я захочу?!» Купец, понятное дело, испугался и убежал, но царские слуги его нашли и привели на поклон к Грозному. По какой-то причине нахальный пскович остался жив, но звать его с тех пор стали Поганкиным.

Третья (всего их порядка пяти) псковская легенда гласит, что некий богатый купец вел дела с иностранцами, которых в те времена называли «поганцами». Так и купца прозвали — Поганкиным.

Сегодня в каменных палатах купца Поганкина расположен музей со старинной утварью, предметами из кладов, найденных в городе и его окрестностях.

Юродивый — защитник Пскова

Очередная удивительная история, которая связывает Псков с Иваном Грозным, произошла в январе 1570 года. Тогда царь по подложному навету устроил резню в Великом Новгороде и решил вместе со своими опричниками укротить свободолюбивых псковичей. На подходе к городу с хлебом-солью его встречали онемевшие от ужаса горожане. Вперёд всех верхом на палочке выехал юродивый Николка Салос и заявил царю: «Иванушка! Иванушка! Покушай лучше хлеба-соли, а не христианской крови!» Иван Грозный рассвирепел, велел схватить наглеца, но тот вдруг исчез. Потрясенный царь пощадил псковичей и проследовал в город, в Троицкий собор.

После службы он нашел Николку в его тесной келье. Юродивый предложил Грозному угоститься куском сырого мяса, а после того, как царь отказался, сославшись на пост, блаженный молвил: «Ты кровь человеческую пьёшь!»

Встреча с Николой Салосом настолько повлияла на Ивана Грозного, что он отказался разорять Псков и покинул его, не пролив ни капли крови. После смерти юродивого благодарные горожане похоронили его в подклете Троицкого собора и долгое время называли главным защитником Пскова.

История Николы Салоса описана в летописях, хранящихся в Святогорском монастыре, её использовал Александр Пушкин при написании трагедии «Борис Годунов».

Пётр Первый и скобари

Псков привлекал внимание многих царских особ, не только Ивана Грозного. Не один раз в город приезжал Петр I, который и прозвал псковичей скобарями. Одно из преданий гласит, что перед битвой со шведами царь посетил городскую кузницу и попытался разогнуть подкову, изготовленную местными мастерами. Но все попытки обладающего недюжинной силой государя не увенчались успехом. Тогда Петр I воскликнул: «Вот это скобари!»

Есть версия, что после этого события вышел особый императорский указ, по которому псковичи обязаны были изготавливать скобы для молодого российского флота. Псков в своё время считался кузнечной столицей России – практически в каждой псковской семье был кузнец, и город снабжал скобяными изделиями всю округу.

Интересно, что слово «скобарь» отсутствует в словарях древнерусского и старославянского языков. А вот слова «скопской» и «скобской» встречаются в древних документах. Некоторые усматривают в этом термине презрительно-унизительный оттенок, так как порой скобарями называли невоспитанных провинциалов, которым свойственна неприветливость, суровость и жадность.

Но большинство жителей Пскова и области по-прежнему зовут себя скобарями, и делают это с особой гордостью, в городе продолжает работать кузнечный двор. В память о знаменитых предшественниках псковичи отмечают День скобаря, а в 2014 году в Детском парке открылся памятник кузнецу. «Скобарь» стал неофициальным символом города и оброс приметами: говорят, если потереть подкову – будет счастье и удача.б

Перевозчица из Выбут

Одна из самых главных персоналий Пскова — святая равноапостольная княгиня Ольга. В русских летописях Ольга и Псков впервые упоминаются в 903 году. В «Повести временных лет» монах Киево-Печерского монастыря Нестор писал о том, что князю Игорю привели жену Ольгу из Пскова.

Псковское предание и жития святых говорят о том, что Ольга была перевозчицей из Выбут (в 12 км от Пскова), где с ней и познакомился князь Игорь во время охоты. При переправе на челне через реку Великую он влюбился в прекрасную девушку, которая поразила князя умными речами, скромностью и красотой. После этой встречи Игорь послал за ней сватов и взял Ольгу в жены.

Позже, став христианкой, великая княгиня побывала в родных краях. Однажды она остановилась на левом берегу Великой и увидела три солнечных луча, которые пробились сквозь облака и указали на высокий, безлюдный, заросший лесом мыс противоположного берега. Святая Ольга предсказала, что «на месте сем будет храм Пресвятой Троицы и град велик зело и славен будет». После она прислала людей, которые построили Плесков град и возвели в нём на её средства первую христианскую церковь во имя Святой Троицы. Сейчас на этом месте возвышается Троицкий собор.

Псковичи чтут выдающуюся землячку и считают ее своей небесной покровительницей. В городе есть набережная и мост, названные в честь княгини, Ольгинская часовня, два памятника Ольге. На погосте Выбуты сохранились церковь Ильи Пророка (XV век), памятный кованый крест, установленный на пирамиде из камней на месте Ольгинской часовни (конец XIX века) и поклонного Ольгинского камня (взорван).

Порой местные жители указывают и неофициальные памятные места: Ольгин перевоз, Ольгин мост, Ольгины ворота; деревня Ольгины кресты. А Нестор-летописец писал, что в его время в Троицком соборе Пскова хранились сани княгини Ольги. Более того, аэропорт Пскова «Кресты» назван именем княгини Ольги в рамках масштабного проекта по присвоению имен выдающихся соотечественников главным аэропортам страны «Великие имена России».

Ульяна Ловыгина

Псков: Как жил древний город?

У всех городов есть родители-основатели. Санкт-Петербург построил Пётр I, Ярославль — Ярослав Мудрый, а Рим — братья Ромул и Рем. Есть и у Пскова своя матушка. И не кто-нибудь, а сама равноапостольная княгиня Ольга! Да-да, та самая — бабушка Киевского князя Владимира Ясно Солнышко. А дело было так. В незапамятные времена пришли на землю, где нынче Псков стоит, славяне-кривичи.
Стали строить свои поселения. Главным городом у них был Изборск. Но вот однажды…

Три чудесных луча

Проезжала как-то по изборским землям княгиня Ольга. И остановилась на отдых у места, где река Великая сливается с рекой Псковой. А там — высокий мыс. На мысу — нехоженые леса. Место суровое, неприступное, да и день был пасмурный. Но вдруг разошлись ненадолго серые тучи, будто окошко отворилось в небесах, а через него упали на мыс три ярких солнечных луча. Удивительное это было зрелище, можно сказать — знак с Небес. «Три луча — как три Лица Пресвятой Троицы, — подумала тогда княгиня Ольга. И повелела: — Быть на этом месте граду великому и храму во славу Троицы». Сказано — сделано. Прибыли к высокому мысу строители, и вскоре появился на свет новый город

Псков — богатырская застава земли русской. Рос он не по дням, а по часам. Очень быстро перерос город Изборск и стал в этих краях главным. Княгиня Ольга сама установила в нем сначала поклонный крест, а затем распорядилась и о постройке первого — еще пока деревянного — храма во имя Святой Троицы в Пскове. У этого храма была очень необычная судьба: вплоть до XIV века на Руси не будет больше ни одного храма в честь святой Троицы. Ни одного! Когда уже вся Русь была крещена, на ее земле строились храмы во имя Николая Чудотворца, Илии Пророка, Софии Премудрости Божьей, Покрова Пресвятой Богородицы и еще множество других храмов. Но вот во имя Отца, Сына и Святого Духа — во имя Святой Троицы — ни одного. Почему так получилось? Здесь у историков — одни лишь предположения. Первое: построить храм в честь Святой Троицы княгиня Ольга решила после видения трех светоносных лучей. И раз больше таких видений никому не было, то зодчие просто не дерзали снова строить храм во имя Триединого Бога. А второе предположение: раз Бог Един — значит, и храм в Его Имя должен быть только один, и он уже есть — в Пскове.

Тысячу лет назад жила великая княгиня Ольга, но память о ней по сей день хранится на псковской земле. Вот на реке Великой — остров. Он делит реку надвое. Левая протока называется Ольгины Слуды, а правая — Ольгины Ворота. Названы они так в честь матушки Пскова. А еще есть родник — Ольгин ключ. Говорят, умывалась когда-то в нем великая княгиня. В самом Пскове — Ольгинский мост, самый большой в городе. И Ольгинская набережная, где недавно выстроена в честь основательницы Пскова часовня. Да и сам Псков часто называют — Ольгин град!
Все жители Пскова — псковичи — знают: княгиня Ольга — их землячка, родом из села Выбуты. Здесь сейчас стоит памятный камень, а рядом с Выбутами проводятся исторические фестивали «Хельга» — так звали Ольгу на родном ее наречии. На фестивалях всё устроено так, как было во времена княгини. Участники его наряжаются в старинные костюмы, состязаются в стрельбе из лука и шуточных боях «строй на строй», готовят угощения по древним рецептам, поют народные песни.

Кто в Пскове хозяин?

Псков был необычным городом: в нем не было князя. А управляло всеми городскими делами народное собрание, которое называлось — вече. И не в том дело, что псковичи не хотели иметь над собой власти. Нет, просто жители Пскова считали свой город ни много ни мало — домом Пресвятой Троицы, поскольку лишь здесь был на русской земле храм в честь Триединого Бога. Псков для его жителей был домом Божьим. И поэтому они не дозволяли ни одному князю здесь править. Хозяин этой земли один — Бог. Князь же — лишь наемник, воевода, которого приглашают командовать войском. Но народное вече за ним приглядывает и, если что не так пойдет — увольняет. Бывали десятилетия, когда в Пскове вовсе не было князя, а решало все важные вопросы вече. Тут нужно рассказать поподробнее, что же это такое — вече. В те далекие времена в каждом городе правил князь. Когда старый правитель умирал, на княжение садился его сын, потом — сын сына…. Власть князя передавалась по наследству и была так велика, что никто не смел его воле перечить. Так было почти везде, но только не во Пскове. Псков-богатырь сам выбирал себе главу города. Происходило это так: от каждой улицы и окраины на вечевую площадь в Кром (так псковичи называли свой Кремль) направлялся избранный человек, и получалось целое собрание — вече. Все вместе на вече решали важные вопросы: как лучше город укрепить, где мост или церковь построить, кого казнить или помиловать, с кем в союз вступить. Именно вече и выбирало, кого из знатных людей позвать в город на княжение.
Одним из таких приглашенных в Псков князей стал Довмонт-Тимофей. Как воевода, он прославился тем, что на долгие годы освободил Псков от опасности набегов. Сделал он это простым, но очень страшным для врагов способом. Когда вражеское войско подходило к Пскову, Довмонт не просто выходил со своим войском и разбивал неприятеля, но гнал его до того места, откуда вражеское войско вышло, и разорял их город. В итоге главный враг псковичей, Литва заключила со Псковом перемирие на сорок лет. Можно себе представить, какой экономический подъем пережил Псков за эти годы. И неслучайно историк Карамзин, говоря о XIII веке на Руси, выделяет два главных имени — Александр Невский и Довмонт-Тимофей.
Попав во Псков, Довмонт-Тимофей был поражен: маленький клочок земли стоит независимый, не покоренный ни Ордой с Востока, ни рыцарями с Запада. Значит, и вправду это место особенное, и вправду здесь Дом Бога на русской земле! Поэтому все свои бои и походы Довмонт-Тимофей вел только под знаменами Святой Троицы.

Довмонтов город

И вот Довмонт-Тимофей предложил псковский Кремль перестроить и расширить, но не просто так, а исходя из особого замысла и символики.
Что же представлял из себя Кремль к тому моменту? На холме в месте слияния рек Великой и Псковы стоял храм. Сзади его защищала река, а спереди он был обнесен полукруг­лой стеной в форме дуги, от одного берега до другого. В этой стене и был вход в Кремль. Перед храмом располагалась площадь, на которой собиралось вече. А с другой стороны стены сразу начинался город, там жили люди, там же располагался и городской торг.
Что же предложил Довмонт-Тимофей? Он придумал отодвинуть городские поселения чуть-чуть дальше от кремлевской стены, чтобы построить еще одну внешнюю стену, так называемое второе кольцо. И если внутри первой стены — на вечевой площади у храма — собирается вече как законодательная власть, то между первой и второй стенами должна была заседать власть исполнительная. Пространство между первой и второй стенами стали называть Довмонтовым городом.
В те времена город Псков был поделен на шесть концов-районов, а вся остальная Псковская область — еще на 12 концов-районов. Князь Довмонт-Тимофей предложил, чтобы все эти 18 псковских концов были представлены в Кремле, на территории Довмонтова города, и чтобы представительством каждого конца стал… храм. Так в Кремле появилось шесть соборов — по одному от каждого конца города. Но вот у районов области не было столько денег чтобы построить в Кремле целый храм-представительство. И тогда им разрешили к уже существующему храму пристроить свой придел. Так в соборах Кремля появились 18 престолов, представлявших 18 районов города и области. В каждом из них велась летопись и хранилась печать своего района, заключались торговые договора и совершались прочие важные государственные дела.

Как Рим и Париж!

У Пскова на гербе нарисован барс. Почему так? Ведь во псковских лесах барсы не водятся. А просто псковичи такие же храбрые, как этот зверь. Много врагов они побили. Кто только не приходил с огнем и мечом на их земли! И немудрено: Псков был одним из самых богатых и огромных городов Европы. До того поражал иностранцев, что его сравнивали с Парижем и Римом. А один немецкий летописец шестьсот лет назад записал: «В Германии нет города, равного Пскову». Псков даже собственные монеты чеканил: с одной стороны — князь Довмонт, покровитель города, а с другой — барс. А ведь в ту пору только три русских города, кроме Пскова, имели свои монеты — Новгород, Тверь и Москва!
Вот почему очень многим хотелось Псковом завладеть. Приходилось псковичам обороняться, прогонять захватчиков. И так часто случались на их город набеги, что даже поговорка родилась: «Год воюем, год горим, год торгуем». Наравне с мужчинами свой город защищали и женщины. Поэтому Псков был единственным русским городом, где в прежние времена можно было встретить женщин, одетых в мужское платье: в мужской одежде воевать удобней.

Попали в захаб

Белые стены Крома толстые-претолстые. Такие, что по ним, запросто могли бы машины ездить, как по дороге. А еще — башни мощные, с узкими окошками-бойницами, через которые во все стороны стрелять можно.
Внутри Крома никогда никто не жил. Здесь даже княжеских палат не было. Построен он только для обороны от врагов. В специальных закромах — клетях — тут хранился большой запас продуктов и оружия, чтобы защитники города могли выдержать долгую осаду. Запас этот в мирное время был неприкосновенным и охранялся специальными собаками — «кромскими псами». Кража из клетей считалась страшным преступлением. Немного позже, когда вместо луков и стрел стали пользоваться ружьями, на Крому был построен пороховой склад.

Но и это не всё! На случай, если враги одолеют ворота, устроена в псковской крепости ловушка — захаб. Слово «захаб» происходит от древнерусского «охабень», что означает — «рукав». И действительно, этот длинный узкий коридор напоминает рукав. На входе в него — подъемный мост, а на выходе — еще одни ворота, прочные и надежные. Но дойти до них мало кому из врагов удавалось. Запустив неприятеля в ловушку, псковичи поднимали мост на металлических цепях, а на головы врага бросали бревна и камни, лили кипяток и кипящую смолу. Назад им было не уйти, и увернуться в узком коридоре — некуда. А не ходите с мечом на Русь!

Церковь-крепость

Церкви во Пскове необычные — узенькие окошечки, стены толстые и в каждой церкви — кладовые для провизии. А дело тут вот в чем. Когда враг подходил к городу, мужчины и женщины вооружались и, если не могли удержать городскую стену, уходили в храм. И становился каждый храм — крепостью. А было церквей в городе множество, все они были каменные, толстенные и выдержать могли долгую осаду, потому что внутри имели припасы для осажденных, и воду, и еду.
Сила духа и христианская вера псковичей могли творить чудеса. Однажды польский король Баторий осадил Псков. Когда он подошел к его стенам, то в восхищении сказал: «Кроме Парижа ничего подобного я не видел по размеру и красоте. Дай нам Бог взять этот город». Жители Пскова храбро защищались, но наконец истощились у них последние силы. И тогда они решили устроить крестный ход с иконой Богородицы по улице, которая вела к городской стене, на которую с особой яростью нападали враги. Они не знали, что поляки тайком прокопали к этой стене подземный ход и заложили под неё порох. В тот самый момент, когда крестный ход почти вышел к самой стене, раздался страшный взрыв, стену разметало, и польские солдаты с криками ворвались в город. Но столкнулись они не с воинами, а с крестным ходом, впереди которого несли икону Богородицы. И вдруг увидели, что это не икона, а сама Богородица явилась перед ними и требует, чтобы они убрались прочь из города. И хотя силы были неравные, поляки развернулись и в панике побежали прочь. Больше они Псков не штурмовали. Пытались взять город измором, но идти на его штурм отказывались, говоря, что Богородица им этого не велит.

И на нашей улице праздник!

Из-за частых нападений на город псковичи были очень осторожны и не пускали к себе кого попало. Сначала хорошенько выясняли: кто таков, откуда путь держит да зачем в Псков прибыл. Зато званых гостей встречали с радостью, широко открывали ворота, и въезжали почетные гости в Псков по улице, которая так и называлась — Званица.
Вообще же улицы во Пскове назывались по имени святого, в честь которого на этой улице был построен храм. А праздник этого святого отмечали сообща. И когда наступали эти именины, то после церковной службы прямо на улицу выставляли столы, и начинался праздник. И обязательно созывали на этот праздник жителей с соседних улиц.
Вот, например, в Ильин день, вернувшись из церкви, собирались жители Ильинской улицы за общим столом. Каждый нес, что мог: один — пироги, другой — квас, третий — мед, четвертый — кашу или репу. И начинался пир горой! И когда нравилось угощение соседям особенно сильно, когда с белой завистью они глядели на то, как их соседи потчуют и как у них все получается, тогда они говорили хозяевам: погодите, будет и на нашей улице праздник, ужо приходите тогда к нам. И каждый перед другим пытался прославиться своим гостеприимством и умением праздновать. «Будет и на нашей улице праздник» — так многие и сегодня говорят, присказка эта всем известна. Но вот придумали ее именно во Пскове.

Елга под моросичкой

Псковичи на выдумку горазды. И всё-то они делали по-своему, не как другие. И строили по-своему, и управляли городом, и иконы писали в собственных традициях. Даже разговаривали по-своему. По-русски, конечно, но с особенностями. Например, мы сейчас говорим: «Пойду за грибами». А в Пскове сказали бы: «Пойду к грибам». Словно в гости. Были у псковичей и вовсе необыкновенные слова: не суп, а похлебуха; не ель, а елга; не мелкий дождь, а моросичка.
А еще — вольнолюбивый народ псковичи, ни перед кем головы не склоняли. И будь перед ними хоть боярин знатный, хоть богатый купец, шапок не снимали. Из-за этого обычая жители других городов считали, будто псковичи слишком важничают. Но те возражали: «Мы снимаем шапки лишь перед святыми». Это значило — в храме, перед святыми иконами.

От горшков до колоколов

Торговая площадь — торг — в Пскове занимала огромное место. Там было почти две тысячи лавок, клетей, амбаров и чуланов! Псковичи удивляли приезжих тем, что никогда не торговались и не старались обмануть покупателя ради своей выгоды.
На прилавках торга раскладывали свои изделия и псковские ремесленники. Очень нравились иноземным гостям их удивительные изразцы — глиняные квадратики для облицовки печей, вроде современной кафельной плитки. Конечно, изразцы делали и в других городах, но во Пскове они получались красивее всех — с выпуклыми сказочными птицами, гибкими барсами и китоврасами — мифическими существами, похожими на кентавров. Изготавливали умельцы-гончары и глиняную посуду по особенной технологии. Брали сделанный на гончарном круге горшок, сушили, обжигали, как обычно, а потом клали в чан с опилками и коптили. Горшок становился тёмным, чёрно-коричневого цвета. После этого его вынимали и чистили до блеска — лощили. Такая посуда называлась чёрнолощеная керамика.
А псковички-рукодельницы вязали такие красивые рукавички, что и в наше время они ценятся! На знаменитых псковских варежках узоры необычайные, самобытные. И птицы на них порхают, и цветы цветут, и сплетаются крестики с ромбиками, как нигде больше. Сейчас даже в музеях устраивают выставки псковских варежек.
Но особенно знамениты были мастера-литейщики из Пскова. Во все города Руси приглашали их лить колокола для церквей! Один из колоколов, отлитых на Псковщине, и сейчас звонит в Московском Кремле, в колокольне Ивана Великого. Голоса псковских колоколов звучные, долгие, а их убранство очень красиво — с орнаментом из вьющихся стеблей, фигурок животных, людей, с двуглавыми орлами, виноградными лозами, витыми шнурами, с высокой короной. Короной у колокола называется переплетение колец, за которые его подвешивают на звоннице. Главным колоколом во Пскове был вечевой, собиравший людей на вече.

Дом Святой Троицы

Главный храм Пскова, конечно, — Свято-Троицкий собор.
Высокий, пятиглавый, выстроенный из белоснежных известковых плит, Свято-Троицкий собор всегда был и до сих пор остается сердцем города. И вече собиралось у его стен, и защитники Пскова шли на смертный бой после молитвы в соборе. Перед битвой псковские воины бросали клич: «Постоим, братья, за Дом Святой Троицы!» В соборе хранились самые важные документы, летописи и городская казна. Здесь же висели боевые мечи двух святых князей — Всеволода и Довмонта. На тяжелом двуручном мече Всеволода выковано: «Чести моей никому не отдам». Эти слова стали девизом Пскова — Дома Пресвятой Троицы. Вольнолюбивого и прекрасного города, в котором жители снимали шапки лишь перед святыми иконами.

Рисунки Екатерины Гавриловой
Благодарим за консультации автора
детской книжной серии «Настя и Никита» Ольгу Велейко

История города Псков

Псков – это один из самых древних городов России, в 2003 году он отметил свое 1100-летие. История города Пскова уникальна, она неразрывно связана с самыми значимыми событиями нашего государства. Псков – это город-защитник, древний форпост северо-западных рубежей Руси.

Основание и название города

Первое упоминание о Пскове встречается в Повести временных лет начала XII века, где рассказывается о том, как в 903 году киевскому князю Игорю привели жену «от Пьскова (Плескова) именем Ольгу».

Вместе с тем, археологические раскопки показывают, что город возник еще раньше – от 1500 до 2000 лет назад, а поселения на возвышенном мысу при слиянии рек Великой и Псковы существовали уже на рубеже эр. Официальной датой основания города считается 903 год.

Существует красивая легенда, связанная с именем княгини Ольги.

Объезжая свои владения, княгиня остановилась на берегу реки Великой и увидела чудное явление: три луча, пройдя с небес на землю, пересеклись на каменистом мысу у слияния рек Псковы и Великой. Ольга удивилась и решила, что на этом месте будет стоять храм Святой Троицы и «град велик, славен и во всем изобилии!»

Приехав в Киев, княгиня сдержала свое слово: она послала много золота и серебра, велела построить храм на берегу реки, заложить там город и заселить его народом.

Так, по легенде, возник город и первый на Руси храм во имя Святой и Живоначальной Троицы, что и сейчас стоит в центре кремля. А в том месте, где Ольга любовалась огненными лучами, была построена небольшая Ольгинская часовня.

Имя города происходит от названия реки Псковы. Существует несколько версий происхождения названия города и реки. Согласно одной из них, слово Пьсков (Плесков, Пльсков) происходит от древнерусского «плесъ», что означает часть реки между двумя излучинами или от слова «песок».

Время правления князя Всеволода

До XII века город в составе новгородских земель входил в Древнерусское государство — Киевскую Русь, а после разделения государства на мелкие княжества попадает под юрисдикцию Великого Новгорода. Вместе с тем, Псков остается достаточно самостоятельным городом, с которым считалось горделивое новгородское вече при решении важнейших вопросов.

В 1137 году псковичи призвали на княжение изгнанного из Новгорода князя Всеволода Мстиславича, внука Владимира Мономаха, тем самым делая вызов Нижнему Новгороду, своему «старшему брату». Приехавшие со Всеволодом новгородские мастера начинают возводить первые каменные храмы, в числе которых храм Дмитрия Солунского, Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря и собор Иоанна Предтечи Иоанновского монастыря, расположенного на левом берегу реки Великой.

Первые каменные храмы, построенные в XII веке, стали своеобразными образцами для архитектуры Пскова вплоть до XVI века.

Расцвет Пскова при князе Довмонте

В конце XIII века Псков фактически стал независимым от Великого Новгорода. В это время здесь правил сбежавший от преследований в Литве князь Довмонт, в крещении Тимофей, который не только успешно воевал (он не потерпел ни одного поражения), но и обустроил город.

При Довмонте развивалась торговля с Нарвой и Ригой, Дерптом и Полоцком, а позже – и с городами Ганзейского союза. В Западную Европу шли караваны с мехом и медом, воском и кожей, щетиной и салом, льном и многими другими товарами. С Запада привозили золото, серебро и медь, олово и свинец, сукно и полотна, драгоценные камни и вина, пряности и пергамент. В тоже время через Псковский край шли товары на Восток.

Довмонт княжил 33 года — с 1266 по 1299 годы, снискав любовь и уважение горожан.

Псковская вечевая республика

В 1348 году Новгород официально признал независимость Пскова и начался 150-летний период расцвета Псковской вечевой республики.

Свое государство жители называли Псковской землей и Псковом. Верховным органом власти было вече, куда могли приходить все свободные взрослые мужчины, главы семей и владельцы дворов, но главенствовали на народном собрании бояре. Здесь принимались законы, заключался мир и объявлялась война. Вече собиралось в кремле, на площади перед Троицким собором.

Правил Псковской землей князь, но его власть не передавалась по наследству, более того, князья приглашались из других княжеств, а если его правление не устраивало псковичей, князя изгоняли.

Опасаясь нападения с запада, псковичи возводили оборонительные сооружения, главной особенностью которых было то, что они строились для всего народа. Не удивительно, что здесь так много крепостей, они построены в Изборске и Вышгороде, Красном и Гдове, Острове и других поселениях.

К 1517 году по направлению к Ливонии, было 30 укреплений, которые первыми принимали удары иноземцев, давая возможность Пскову подготовиться к бою.

Город Псков был форпостом Руси на Северо-Западе, он фактически в одиночку противостоял воинствующим соседям: с запада — Ливонскому ордену, с юга — враждебной Литве.

Присоединение к Москве

К началу XVI века большинство русских земель входило в единое Русское государство, а Псковская земля, хотя и сохраняла свои вечевые порядки, но фактически уже утратила независимость.

6 января 1510 года правящий в то время князь Василий III собрал в Грановитой палате псковских посадников и бояр, потребовал упразднения вече и объявил о присоединении Псковской земли к Москве.

Так, совершенно бескровно, указом великого князя Московского Василия III пало вольное и свободолюбивое псковское вече — самый демократичный орган управления в средневековой Руси.

Участие в Ливонской войне

Ливонская война, продолжавшаяся с 1558 по 1583 годы, первые годы обходила Псков.

В 1580 году войско польского короля Стефана Батория вторглось в Новгородскую и Псковскую земли. Баторий рассчитывал на легкую победу и отправил к царю Ивану Грозному послов с требованием отдать Польше Ливонию, а также северо-западные русские земли с городами Смоленск, Псков и Новгород. После того, как Иван Грозный отказался подписать мирный договор с польским королем, тот решил взять Псков.

26 августа воины Стафана Батория подошли к южной стороне поселения. Перед приходом неприятеля псковичи сожгли посад. Население, включая крестьян из окрестных деревень, укрылось за крепостными стенами. Дополнительно вдоль южной стены они построили ещё одну деревянную стену, параллельную каменной, между которыми выкопали ров.

Оборона крепости длилась 30 недель, с 27 августа 1581 года по 4 февраля 1582 года. Врагу не помогли ни открытый штурм, ни подкопы, ни предательство. Шестимесячная осада не сломила защитников крепости и Стефан Баторий был вынужден отступить и согласиться на переговоры, в результате которых Баторию пришлось вернуть России захваченные им русские города.

Борьба против шведов в начале XVII века

В 1611-1613 годах Швеция захватила русские города Новгород, Ладогу и Старую Руссу, Порхов и Гдов. В начале 1615 года 20-летний шведский король Густав-Адольф направил свое войско на Псков, но наступление было отбито.

Летом был организован повторный поход, в котором участвовал сам король и генерал Горн. Шведы расположились в захваченным ими Снетогорском монастыре. Защитники крепости предприняли вылазку против шведов. Неприятель понес значительные потери, в сражении был убит генерал Горн. Король Густав-Адольф отвел свои силы на западный берег реки Великой.

Получив подкрепление шведы вновь предприняли наступление. Они окружили город, заняли все дороги. Основной удар они наносили с северной стороны крепости. Неприятель вел артиллерийский огонь и пытался разрушить крепостную стену.

Псковичи упорно оборонялись и ежедневно совершали вылазки против врага.

Благодаря упорному сопротивлению псковичей, Густав-Адольф вынужден был продолжить мирные переговоры с Россией и через несколько дней шведы отступили от крепости.

Успешная оборона Пскова заставила шведское правительство отказаться от многих своих захватнических требований и вернуть России Новгород, Ладогу и Порхов, Гдов и Старую Руссу, а также другие занятые интервентами земли.

Город Псков во время Северной войны

Потерпев поражение под Нарвой в ноябре 1700 года, Россия отвела свои полки под Псков. Сюда же были направлены и вновь сформированные войска. В городе и его окрестностях находилось более 60 тысяч солдат и офицеров под командованием генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметьева. Псков стал центром расположения действующей русской армии.

Для усиления обороны Петр Первый приказал построить в крепости новые мощные оборонительные сооружения — земляные бастионы и полубастионы, соединенные валами. Сюда была доставлена и новейшая для того времени артиллерия.

Псков стал грозной крепостью, но боевые действия в то время так и не начались.

После Северной войны границы переместились далеко на запад, и мощная крепость на реке Великой стала не нужна. В дельте Невы был построен Санкт-Петербург, а внешняя торговля переместилась в Ригу и Ревель (ныне Таллин), отошедшие к России.

Псков утрачивает роль важного торгового и оборонительного центра России и постепенно становится провинциальным городком.

В годы Первой мировой войны

Осенью 1915 года, после того, как русская армия оставила значительную часть своей территории на Западе и Юге страны, линия фронта приблизилась к Псковской губернии. Псков находился в 250-300 километрах от передовых позиций.

Для защиты Петрограда был создан Северный фронт, штаб которого разместился в городе Пскове. Миллионной армией командовали генералы Николай Рузский, Алексей Куропаткин и Павел Плеве, Михаил Бонч-Бруевич и другие крупные военачальники.

2 марта 1917 года в Пскове последний российский император Николай II подписал манифест об отречении от престола. Так, закончилось 300-летнее правление 17 царей династии Романовых. Это было первое в истории добровольное отречение от власти монарха, ставшее началом последующих грандиозных событий в России.

1 ноября 1917 года в Пскове победила Советская власть.

Псков в Великую Отечественную войну

В годы Великой Отечественной войны на долю города выпали суровые испытания.

Немецкое командование считало Псков «ключом к парадным дверям Ленинграда», поскольку на пути к городу на Неве больше не было такого крупного населенного пункта и важного железнодорожного узла, каким был древний город.

Желая в кратчайшие сроки завершить войну, немцы направили на Псков группу армий «Север». Псков стал первым крупным российским городом, принявшим на себя удар противника.

Жители Псковского края строили оборонительные сооружения. Первыми удар противника приняли авиаторы, а вскоре здесь сосредоточились и сухопутные резервы.

В псковском небе летчики П.Т.Харитонов, С.И.Здоровцев и М.П.Жуков одними из первых осуществили воздушные тараны, уникальность которых состояла в том, что все летчики вернулись на аэродром, сохранив свои боевые машины.

В начале июля 1941 года немцы прорвали оборону советских танковых дивизий и вышли в район Крестов, а 9 июля Псков был взят.

Вскоре после установления оккупационного режима, в Крестах был создан концлагерь, где было замучено 65 тысяч советских граждан. Оккупация древнего города, сопровождавшаяся массовым террором, продолжалась три года.

Большой вклад в победу над фашистскими захватчиками внесли партизанские отряды.

23 июля 1944 года 376-я дивизия форсировала реку Великая в районе псковского кремля и освободила западную часть города, а 128-я дивизия освободила его центр и восточную часть.

Псков был оккупирован одним из первых российских городов, а освобожден в числе последних, то есть он дольше всех был оккупирован. Кроме того, оккупационный режим был здесь наиболее тяжелым, поскольку город являлся ближайшим прифронтовым тылом и здесь постоянно находилась база гитлеровских войск.

Послевоенное время

Во время войны в Пскове была разрушена большая часть жилого фонда и многие памятники архитектуры. Город попал в число древних городов, подлежащих первоочередному восстановлению. Но, несмотря на это, денег не хватало и восстановительные работы велись, в основном, за счет сил энтузиастов.

К 1950 году основной этап восстановительных работ был завершен.

С распадом СССР многие промышленные предприятия закрылись, а экономика пришла в упадок, вместе с тем, в эти годы начинается возрождение храмов.

Самая замечательная часть архитектурного наследия Пскова – это древние одноглавые белокаменные церкви с характерными звонницами и крыльцами. Для Псковских храмов характерен архитектурный стиль, отличающий их от церковных памятников других регионов.

Среди главных архитектурных памятников Пскова можно выделить Троицкий собор и Псковскую крепость, Мирожский монастырь и Поганкины палаты. Эти памятники, а также ряд церквей входят в список культурного наследия России.

Кафедральным собором Пскова является Троицкий собор. Троицкий собор – это главный храм Пскова и Псковской области. Первоначально в Х веке на территории Кремля была возведена деревянная церковь, а первое каменное здание храма появилось в конце XII века. Существующий ныне Троицкий собор был построен в 1682-1699 годах. Внутри храма Вы увидите такие уникальные церковные памятники, такие как семиярусный иконостас, иконы Чирской и Тихвинской Богоматери.

В XVII веке в Пскове возводятся каменные жилые здания, самое большое из которых принадлежало купцу Сергею Поганкину и получило имя Поганкины палаты. Строение состояло из трех частей, в одной из них жил сам хозяин, вторая предназначалась для других членов семьи, а в третьей находилась производственная мастерская.

Каменная часть палат сохранилась в хорошем состоянии. Здание отличается простотой, а внутренние интерьеры были великолепно отделаны. Об этом свидетельствуют русские печи, украшенные яркими изразцами с причудливыми рельефами, резные столы с фигурными ножками и лавки, а также богатые иконы с позолоченными киотами.

История города Пскова тесно переплетается с историей России — на протяжении всей своей истории он играл роль защитника и спасителя государства.

По идее точку в вопросе о происхождении названия города Псков поставили А.И.Попов в 1981 году и В.В.Седов в 1995 году. Но вот что писал в 2015 году о происхождении названия города Псков псковский историк Анатолий Александров:
«Сразу же должен огорчить любителей якобы исконного, эстонского названия Пскова – Pihkva – Пихква. А вот этого не было», т.к.:
1.Новгородские берестяные грамоты дают название Плесков или Пльсков.
2.Во время второй мировой войны немецкие оккупанты называли город его старым, немного искажённым именем – Pleskau – Плескау, то есть, Плесков.
3.Название происходит от имени речки Плесковы-Псковы, впадающей в реку Великую.
4.К тому же, родственник Ольги — Ян Плесковитин (Плескович, Плесковитич).
5.По источнику XVI века, Ольга посылает «много злата на Плескову реку» на строительство церкви Святой Троицы.
6.Имя же реки Плесковы происходит от общеславянского корня плес-/плис-, что означает «колено реки, от одной луки до другой»
(Напр. тут — http://museum.pskov.ru/news/?idnewtables=01225)
Поскольку я, в отличие от Анатолия Александрова, являюсь «любителем якобы исконного, эстонского названия» , то разумеется я сильно огорчен. Огорчен тем, что подобные «доказательства» имеют место быть. Но вернемся к тезисам Анатолия Александрова.
1. «Новгородские берестяные грамоты дают название Плесков или Пльсков.»
Это действительно так. Эти грамоты датируются рубежом 11 и 12 веков, а также 12 веком. Но в Новгородских летописях при освещении событий X в. пишется Пьсков, и только в последующие столетия господствуют написания Пльсковъ и плесковици (пльсковици-пльсковичи). (Седов В.В., 1995г.)
В Псковской Первой летописи начиная с 854 г., последовательно пишется Псковъ или Пъсковъ. Только под 1303 г. встречается написание плесковичи. Река Пскова, Псковское озеро, Псковская земля, псковские послы всюду пишутся без -л-. (Седов В.В., 1995г.)
В Синодальном списке Второй Псковской летописи безраздельно господствуют написания Псков и псковичи. В Архив. 2 списке Второй Псковской летописи, как и в Третьей Псковской летописи встречаются написания Псков, Плесков, псковичи и плесковичи и какой-либо закономерности в их расположении не проявляется. (Седов В.В., 1995г.)
Интересны сопоставления однозначных статей Новгородских и Псковских летописей. При освещении одних и тех же событий XII в. рассматриваемый топоним в Новгородских летописях пишется как Пльсков, а в Псковских — Псковъ. (Седов В.В., 1995г.)
Такое сопоставление дает все основания утверждать, что сами псковичи называли свой город с самого начала Псковом. (Седов, 1995г.).
2.Далее у Анатолия Александрова читаем: «Во время второй мировой войны немецкие оккупанты называли город его старым, немного искажённым именем – Pleskau – Плескау, то есть, Плесков.»
Это действительно так. Но если сегодня, т.е. даже не в годы II мировой войны, ехать по территории Эстонии в сторону Пскова, то на всех дорожных указателях мы увидим «Pihkva». Иными словами, употребление немцами имени Плескау для Пскова абсолютно ничего не доказывает. :)))
3.По мнению Анатолия Александрова «название происходит от имени речки Плесковы-Псковы, впадающей в реку Великую».
Это не совсем так. Название города происходит от названия реки. Но только река имела название «Пскова». И она не меняла своего названия (Попов, 1981г.). Название местожителей в достоверных источниках представлено в двух основных вариантах -плесковичи и пьсковичи, гидроним, связанный с названием города, зафиксирован в одном написании — река Пскова. (Седов, 1995г.)
4.В качестве дополнительного аргумента Анатолий Александров приводит следующее: «К тому же, родственник Ольги — Ян Плесковитин (Плескович, Плесковитич).»
Ян Плесковитин легендарный основатель города Углича. Угличская Серебренниковская летопись датируется концом 18 века. Откуда взяты сведения о нем составителем этой летописи Григорием-Фокой Дмитриевым Серебренниковым — неизвестно. Сам он на полях своей рукописи дал такую ссылку: «Зри: выписано сие из древнейшего переславского летописца… писанного пространно о городе Угличе»
Т.е. источник, повествующий, о Яне Плесковитине не просто поздний, а очень поздний. Даже не вдаваясь в достоверность существования данного персонажа, можно утверждать. что форма его прозвища явно результат позднего влияния.
В целом достоверность Серебренниковской летописи сомнительна и персонаж Ян Плесковитин скорее всего является вымышленным.
5.Важным для Анатолия Александрова является следующий аргумент : «По источнику XVI века, Ольга посылает «много злата на Плескову реку» на строительство церкви Святой Троицы.»
Источник 16 века, повествующий о княгине Ольге, в общем-то один — житие княгини Ольги (и его вариация в Степенной книге). Именно в житие присутствует данная фраза. Источник поздний. К тому же житие — это литературное произведение. Наименование в нем реки в форме «Плескава» больше ни где не встречается. Поэтому, вероятнее всего авторство такого наименования реки принадлежит Василию-Варлааму. В целом достоверность данного источника очень сомнительна.
6.И последний довод Анатолия Александрова: «Имя же реки Плесковы происходит от общеславянского корня плес-/плис-, что означает «колено реки, от одной луки до другой»»
Как было написано выше — реки с таким названием в окрестностях Пскова в достоверных письменных источниках не зафиксировано. Поэтому огорчаться не стоит.
Ниже фрагменты работ А.И.Попова и В.В.Седова.






————-

В письменных источниках написание этого топонима довольно многообразно — Пьсковъ, Пльсковъ, Плесковъ, Пъсковъ, Псковъ, Пськовъ, Песковъ. Название местожителей в источниках представлено в двух основных вариантах -плесковичи и пьсковичи, гидроним, связанный с названием города, зафиксирован в одном написании — река Пскова.
В обсуждении вопроса о происхождении названия древнерусского города Пскова приняли участие многие исследователи, высказав различные предположения и догадки.
Большая группа ученых, полагая, что исходной формой топонима было написание Плесковъ, Пльсковъ, видела в названии города славянское начало. Уже В.Н.Татищев и П.И.Шафарик связывали рассматриваемый топоним со славянскими лексемами «плёсо, плескати». Это мнение разделяли такие крупные лингвисты как И.Миккола, А.Г.Преображенский, М.Фасмер, А.А.Шахматов, Н.Каринский и другие. А.Г.Преображенский полагал, что в пользу этой точки зрения говорит и положение Пскова «в углу при слиянии двух рек». А.А.Шахматов допускал, что позднейшее выпадение -л- в рассматриваемом топониме было результатом ляшского влияния.
Польский топонимист С.Роспонд полагает, что в основе топонима Плесков лежит праславянское *blьsk — блеск. Особняком стоит мнение К.Буги, согласно которому топоним Плесков (Pleskau — немецких и латинских хроник) восходит к балтским речным названиям Плиса, которые известны на территории Литвы, Белоруссии и в соседних регионах Польши.
Первоначальной тополексемой Плесковъ — Пльсковъ считает и В.П.Нерознак, полагая, что она образована из основы Плеск/Пльск и суффикса -ов. Древнерусское плесъ «колено реки», плес, плёсо «широкая открытая часть реки». К подобным топообразованиям принадлежат также город Плес в Ивановской области, Плеснеск в Галицкой земле и другие.
Становление названия видится В.П.Нерознаку так: Плесковъ, —> Пльсковъ —> Пьсковъ —> Пъсков —> Псков. Развитие пле —> пль —> пь в безударном положении представляется вполне закономерным. Название реки Пскова в таком случае образовалось от топонима с добавлением показателя женского рода -а.
Другая группа исследователей исходит из положения, что древнейшей, зафиксированной летописями, формой написания рассматриваемого топонима была Пьсков. На это обращал внимание исследователей, в частности, А.И.Соболевский. В этой связи Е.Куник высказал догадку, о связи топонима с лексемой «песок» (Песков —> Пъсков). Однако, Саблер указал на невозможность принятия такого решения. Исследователь считал, что название города образовано от гидронима Пскова, подобно тому, как город Полоцк назван по реке Полоте. Имя реки Псковы (Пьскова — эстонск. Pihkwa), по мнению Саблера, которое разделяли Т.Е.Карстен, Э.Шварц и др., восходит к древнегерманскому — Fisk-awa «Рыбная река» (Fisk — пескарь, awa = герм, ahwo — латин. aqua – «вода»). С таким утверждением не согласились И.Миккола, Т.Торбьернссон и другие, а М. Фасмер показал невозможность происхождения гидронима Пскова из германских языков.
В 30-х годах XX в. Л.Кеттунен попытался обосновать прибалтийско-финское начало речного названия Пскова, от которого и произошло имя города. Эстонское наименование этой реки Pihkwa (финское — Pihkava) связано с эстонской лексемой pihk «вязкая жидкость». Это положение позднее развил топонимист А.И.Попов. Первоначальный Псков занимал мыс у устья реки Псковы и очевидно назван по этому гидрониму. Древнейшим написанием топонима является Пьсков, а название Плесков сравнительно позднее и обусловлено возникновением так называемого эпентетического -л- после мягкого губного (подобно, город Вьяханъ —> Влеханъ). Название же реки Псковы имеет прибалтийско-финское начало (Пьскова —> Piisk-va) и восходит к ливск. piisk — смола, финск. pihka — смола, эстон. pihk — липкая масса (+ прибалтийско-финский формант -va).
Таким образом, высказанные в науке гипотезы о происхождении топонима Псков, прежде всего, зависимы от того, какое звучание имело это географическое название первоначально — Пьсков или Плесков.
В Повести временных лет этот город впервые назван под 903 годом как Пьсковъ, но далее под 947 и 1036 гг. пишется Плесков. Под 1116 г. названы и его жители -пьсковичи.
В Лаврентьевской летописи под 903 г. пишется Пьсков (в некоторых списках — Пльсковъ), под 947 г. — Плесковъ (в других списках — Песковъ), под 1036 и 1138 гг. — Плесковъ (Пъсковъ, Пьсковъ), под 1138 — плесковичи (пьсковичи), под 1216 г. параллельно — пьсковичи и плесковичи и т.д. Как видно, какой-либо закономерности в различном написании не наблюдается. Можно только отметить, что топоним Пьсков представлен в источниках уже в X в. и вряд ли был поздним образованием от первоначального Плесков.
Несомненный интерес представляют написания рассматриваемого топонима в Новгородских и Псковских летописях, где он встречается более часто, чем в каких-либо иных русских летописях.
В Новгородских летописях при освещении событий X в. (947 г.) пишется Пьсков. В последующие столетия господствуют написания Пльсковъ и плесковици (пльсковици-пльсковичи). Причем в Синодальном списке вплоть до середины XIV в. других написаний нет (только под 1352 г. впервые появляются Псковъ и пьсковицы). В Комиссионном списке также доминируют написания Пльсковъ-Плесковъ и пльсковици-плесковичи, но вместе с ними параллельно под 1156, 1213, 1242, 1251, 1253, 1293 и следующими годами встречаются написания Пьсковъ (пьсковицы — только с середины XIV в.).
В новгородских берестяных грамотах пишется Плъсков (109 — рубеж XI-XII вв.) и Пльсков (656 — 40-90-е годы XII в.).
Совершенно иная картина наблюдается при анализе Псковских летописей. В Псковской Первой летописи (Тихановский и Архив. 1 списки), начиная с 854 г., последовательно пишется Псковъ или Пъсковъ. Начиная с 1132 г. упоминаются псковичи. Только под 1303 г. встречается написание плесковичи, а в Архив, списке под 1360 г. — Плесков. Река Пскова, Псковское озеро, Псковская земля, псковские послы всюду пишутся без -л-.
В Синодальном списке Второй Псковской летописи безраздельно господствуют написания Псков и псковичи. В Архив. 2 списке Второй Псковской летописи, как и в Третьей Псковской летописи встречаются написания Псков, Плесков, псковичи и плесковичи и какой-либо закономерности в их расположении не проявляется.
Интересны сопоставления однозначных статей Новгородских и Псковских летописей. При освещении одних и тех же событий XII в. рассматриваемый топоним в Новгородских летописях пишется как Пльсков, а в Псковских — Псковъ (см. например статьи под 1132, 1137, 1240 гг.).
Такое сопоставление дает все основания утверждать, что сами псковичи называли свой город с самого начала Псковом. Название Плесков, по всей вероятности, новгородского происхождения — так на первых порах именовали Псков новгородцы и через их посредство жители других земель Древней Руси. Это название города от новгородцев было воспринято и немцами Ливонского ордена. По мере возвышения Пскова и обособления его от Новгорода Великого постепенно возобладало собственное название города. Доминирующее в XII-XIII вв. название Плесков в последующие столетия вытесняется оригинальным.
Если это так, то следует признать, что город Псков получил свое имя от названия реки, в устье которой стоит его ядро. Что касается гидронима Пскова, то нужно согласиться с Л.Кеттунен и А.И.Поповым в том, что он принадлежит к прибалтийско-финской географической номенклатуре, каковой в Северо-Западном крае немало (А.И.Попов заметил, что еще одна река Пскова имеется в Южном Приильменье). Археологические материалы достоверно свидетельствуют, что до славянского расселения эти земли в течение длительного времени были заняты прибалтийско-финским населением. И вполне закономерно, что первые славяне, основавшие поселение в устье реки Псковы, назвали его по этому гидрониму.
АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ
Институт археологии Российской Академии Наук
Псковский государственный научно-исследовательский археологический центр
МАТЕРИАЛЫ СЕМИНАРА
1995 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *