Все о тарусе

Таруса, славный русский городок в Калужской области, уютно расположился у берегов Оки еще в далеком 13 веке. С тех пор прошло немало столетий, а он жил своей жизнью и предстал перед нами в удивительной красе. Сейчас Таруса – небольшой районный центр, занесен в список исторических городов России, и наделен статусом природно-архитектурного заповедника.

Славится тем, что связывали с ним свою судьбу люди, которые внесли огромный вклад в культуру своей родины. Он больше похожий на деревню привлекал своей тишиной и очарованием, скучной жизнью, в которой мастера находили покой, вдохновляющий на творческую деятельность. А про чудесное озеро Ая на Алтае читайте здесь – http://www.moyaindia.ru/puteshestviya/rossiya/ozero-aya.html.

История славной Тарусы

Точную дату первого заселения на месте современного города Таруса неизвестно, а вот упоминания о поселении датируются концом 10 века. Предполагается, что жили здесь уже тогда славяне – вятичи, которые занимались рыболовством, домашним хозяйством и торговлей, поскольку Ока во все времена связывала русские земли между собой.

О городе под названием Таруса есть архивный документ с датой 1246 г., в котором есть информация о владении этим поселением сыном Юрием князя черниговского Михаила Всеволодовича. В те времена Таруса уже был опорным пунктом и центром княжества. Славится таким фактом: княжна Ксения является покровительницей земель близ Оки, поскольку канонизирована церковью давно.

Есть легенда, рассказывающая о том, откуда пошло название городка:

Княжеский двор был окружен высоким забором, который долгое время хотели сломать ханские полчища, преодолевая реку на конях и ловко владея кривыми национальными саблями. Они бросались на стены с криками «Та Русь! Та Русь!». Город устоял и с тех пор его стали называть местные жители Тарусь, переименовав позднее в официальное название Таруса.

А эта Тарусская крепость отбивалась не раз от непрошенных гостей, и звучал призыв к защите так: «К оружию, русичи – тарусичи!”. Помогали княжеские воины сородичам в Куликовской битве, в защите Москвы, воевали с крымскими татарами и другими недругами – соседями, желающими захватить Тарусу.

В 14 веке небольшое княжество Тарусы объединилось с Московским, укрепив мощь русскую.

В 17 веке чума практически уничтожила все население города, в котором выжили около сотни человек. И лишь спустя несколько десятилетий город стал возвращаться к прежней жизни, расстраиваясь, восстанавливаясь и развиваясь.

Таруса сегодня

В этих местах обнаружена не только глина, которая годится для изготовления качественного кирпича, но и так называемая керамзитовая глина, пригодная для производства керамических изделий. По причине существования здесь таких месторождений, в Тарусе открыты соответствующие производства. А керамика тарусская славится далеко за пределами области.

Также добывается в окрестностях строительный песок, ведется заготовка деловой древесины. Открыты источники минеральных целебных вод, что привлекает сюда туристов, желающих подлечиться в местных пансионатах.

Слава местного строительного известняка распространилась в округе по причине его невероятного качества. Из него строят фундаменты и цокольные этажи многих зданий, что увеличивает срок службы строений. Прочный, но легкий известняк достаточно удобен в обработке и поэтому нарекли его «тарусским мрамором».

Достопримечательности Тарусы

Внешне и сегодня город выглядит как идиллия среднерусского привлекательного городского пейзажа: невысокие одноэтажные дома, над которыми возвышаются лишь церковные купола Петропавловского собора 18 века и Воскресенской церкви 17 века, перестроенной в начале прошлого столетия. На окраине города примостился Старый погост с особыми канонами внешнего облика. Вокруг города множество оврагов, ведущих к реке, по которым резвится местная детвора.

Картинка сегодняшней Тарусы не многим отличается от тех времен, когда здесь проживали и творили великие мастера слова и кисти.

Известные жители Тарусы

Перечислять всех известных людей, которые посещали Тарусу, можно долго, рассказывая о целях их посещениях или времени проживания в уютнейшем и очаровательном русском городке. Здесь бывали Чехов и Сумароков, Рихтер и Тарковский, заезжали Поленов и Алексей Толстой.

  1. Среди всех известных людей особое место занимает семья Цветаевых. В городе сохранилась усадьба, где проживало семейство великой поэтессы, а вот ее дом утрачен. Он реконструирован и превращен в музей. Невдалеке от собора Петра и Павла в парке установлен памятник знаменитой поэтессе М. Цветаевой в образе женщины, смотрящей на Оку и окрестности. Благодарные жители в 1960 г. установили огромный камень, напоминающий о любви поэтессы к городу.

Но сбылось желание быть похороненной на Старом кладбище города ее дочери, Ариадны Эфрон. Там увековечено место захоронения женщины, проведшей в лагерях много лет.

  1. Жителем Тарусы был известный мастер кисти Виктор Борисов-Мусатов, творящий свои неповторимые картины, которые были навеяны скорее всего атмосферой города, его красот и невероятного и непознанного духа Руси великой.

Почтить память художника приходят и местные жители, и туристы. Живые цветы почти всегда лежат у ног скульптуры мальчика. Каждый подходящий к памятнику думает о бренности жизни, о ее тревогах и проблемах. Именно такие мысли возникают, когда смотришь и картины мастера.

  1. Самым известным и любимым гением Тарусы является, конечно же, Константин Паустовский. Дом – музей великого русского писателя, произведения которого были предоставлены на суд комиссии по присуждению Нобелевской премии, является самой известной достопримечательностью Тарусы. Паустовский прожил в этом городе свои последние годы, отдавая все свои силы на улучшение жизни горожан. Благоустройство улиц того времени было заслугой писателя.

Музей проводит множество экскурсий по местам, где любил бывать К. Паустовский. Музейные работники проводят литературные вечера и встречи, посвященные работам Паустовского, его активной деятельности. Писатель любил приокский городок, «где по весне буйно цветет между берез и сосен черемуха».

Таруса: город великих дачников (плюс информация)


1.Цветаевы.
Трагическая судьба Марины Цветаевой как бы накладывает отпечаток на все, что с ней связано. Поэтому хотя в Тарусе прошли неомраченные годы детства, ее образ в Тарусе овеян печалью. Начиная с памятника в самом центре города, от которого открывается лучший на мой вкус вид на Оку. Памятник поставлен в 2006 году.

Кратко о членах семьи Цветаевых и их связях с Тарусой.
Иван Владимирович Цветаев, основатель музея имени Пушкина и отец Марины, приехал сюда впервые на лето в 1891 году с женой (сразу после свадьбы) и детьми от первого брака (его первая жена умерла после родов). Он был первым дачником в Тарусе и фактически открыл ее для московской интеллигенции. С 1892 по 1910 годы Цветаевы жили на даче в Песочном, на берегу Оки. Здесь с первых месяцев жизни и росла Марина.
Сейчас здесь располагается дом отдыха «Серебряный век». Строгие таблички предупреждают о входе по пропускам, но если подниматься от Оки, то можно спокойно пройти.
Дача Песочное была разрушена в 60-е годы XX века, и на ее месте сделали танцплощадку дома отдыха. Не знаю, ее мы видели или нет, но сейчас на бетонном возвышении стоят лавочки для отдыхающих. Сам дом отдыха выглядит полузаброшенным (хотя исправно действует), одновременно печальным и умиротворяющим. Уходить оттуда не хочется.


Мария Александровна Цветаева, мать Марины и Анастасии умерла в Тарусе в 1906 году.
Марина Цветаева бывала в Тарусе постоянно до 1912 года и потом приезжала на день в 1939 году.
Анастасия Ивановна Цветаева, сестра Марины, будучи взрослой, не раз приезжала в Тарусу. Именно в Тарусе она была арестована в 1937 году. После освобождения и реабилитации регулярно посещала Тарусу, в последний раз была в 1991 году.
Валерия Ивановна Цветаева, старшая сводная сестра Марины и Анастасии, жила в Тарусе с 1932 года до своей смерти в 1966 году; здесь она и похоронена.
Ариадна Сергеевна Эфрон, дочь Марины, жила в Тарусе почти безвыездно с 1956 года, (после лагерей и ссылки) до своей смерти в 1975 году, построив домик на участке своей тети Валерии на нынешней улице Ефремова. Похоронена в Тарусе.
Разрешите не перечислять прочих родственников семьи Цветаевых в Тарусе; в доме родственников, где часто бывала Марина, сейчас создан музей Цветаевых.
В 1935 году, в Париже, Марина Цветаева писала:
«Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника.
Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу, поставили, с тарусской каменоломни, камень:
Здесь хотела бы лежать
МАРИНА ЦВЕТАЕВА»

Так все и исполнилось.

Камень впервые поставлен в 1962 году, потом убран, окончательно поставлен в 1988 году.
2.Виктор Борисов-Мусатов. Художник прожил в Тарусе, в Песочном по приглашению Ивана Цветаева весну, лето и осень 1905 года. В октябре 1905 года он неожиданно скончался в возрасте 35 лет.
Похоронен на месте того самого хлыстовского кладбища, на берегу Оки, там, где он писал свою картину «Осенняя песнь» (немного выше Цветаевского камня). На могиле — скульптура мальчика.

По одной версии, «в высеченном из гранита мальчике автор символически изобразил Борисова-Мусатова – преждевременно покинувшего мир молодого гения». Но я с детства помню, что это — реальный мальчик, который тонул в Оке и которого спас художник. Что из этого ближе к истине, не знаю.
3.Паустовский У писателя — благополучная судьба в Тарусе. Он жил здесь с 1955 по 1968 годы, здесь же и похоронен. В его доме сейчас музей, есть улица Паустовского (почему-то в противоположном от дома конце города). Памятник открыт в 2012 году, он стоит на высоком берегу Оки, в нескольких минутах ходьбы от памятника Цветаевой.


Еще несколько имен. Из огромного количества именитых дачников, которых не буду перечислять, выделю несколько.
Николай Заболоцкий жил здесь на даче два своих последних года. Он стал автором самого известного стихотворения о Тарусе, позднее положенного на музыку (В.Красновский, пел Андрей Макаревич):
Целый день стирает прачка,
Муж пошел за водкой.
На крыльце сидит собачка
С маленькой бородкой…
Ой, как худо жить Марусе
В городе Тарусе!
Петухи одни да гуси,
Господи Исусе!
Еще о Тарусе, в которой есть «кому сегодня плакать» писал Владимир Железников. Повесть «Чучело» он создавал именно в Тарусе, действие в ней происходит «где-то между Калугой и Серпуховом» и топография местности, по мнению annataliya (я только смотрела фильм, снимавшийся в Тверской области) определенно соответствует Тарусе.
И последнее имя: Василий Ватагин. Вы вряд ли знаете это имя, хотя возможно видели его произведения: художник-анималист, он иллюстрировал Р. Киплинга, Д. Лондона, Э. Сетон-Томпсона. Он прожил долгую жизнь (1884 — 1969), а в Тарусе жил с 1902 (!) года. Похоронен здесь же. Мне он дорог как учитель и воспитатель таланта Нади Рушевой.
Информация. Путеводитель по Тарусе (на этом же сайте есть карта с указанием достопримечательностей, которой мы пользовались).
О Цветаевых в Тарусе
Актуальное расписание и проезд
Варианты проезда: автобус (от м.Южная) или электричка до Серпухова, оттуда автобусы или маршрутки 1-2 раза в час. Автобус от Москвы (м. Теплый стан), 4 раза в день, идет по расписанию 2,5 часа, по факту без пробок немного меньше. Автобус старый и раздолбанный, может быть душно.
В плане времени для осмотра наверное оптимально отвести два дня на Тарусу и Поленово: для Тарусы одного включая дорогу в два конца, маловато, тем более, что последний автобус в Серпухов уходит в 18 с минутами.
Катера ходят из Тарусы в Поленово в среду, четверг и пятницу в 12.00 и стоят там достаточное для осмотра музея время. По выходным катают экскурсионные группы по заказам, могут взять и других пассажиров. Информацию по расписанию вам возможно дадут в туристском центре: 8 (48435) 2-57-57; 8(920)092-21-48. Пристань: синий домик, хорошо видный с набережной.

Частные катера: от 1000 рублей за 15 минут, до Поленово 1000 рублей в одну сторону. Стоянка за приcтанью. Координаты того человека, который возил нас: 89037457576, 89621737995, neptunoka@mail.ru, Вадим. Мы им остались довольны.

Елена ВЛАСЕНКО
30.09.2013

Возможна ли благотворительность без культа личности?

В детском саду села Волковское, что в Тарусском районе Калужской области, – переполох. И это несмотря на то, что все дети еще спят и тихий час окончится не скоро.

Дело в том, что старая желтая «газель» уже подъехала к дверям детского сада, а чай для ее водителя еще не готов.

Волнение директора, воспитателя и нянечки – такого же накала, какого достигают страсти директоров и завучей московских школ, удостоенных посещением мэра на машине с мигалкой. Отличий два: в Волковском оно искреннее, а за рулем «газели» вовсе не чиновник.

В кузове – игрушки, гречка, манка, макароны, растительное масло, сахар и соль. За рулем – швейцарец Йорг Дусс, который подкармливает волковских детей уже пятнадцать лет, с момента своего пришествия на тарусскую землю.

Подкармливает или кормит – это вопрос.

Детский сад объединен с начальной школой. Директор этого учреждения Надежда Алексахина рассказывает, что на одного ребенка в начальной школе села Волковское государство выделяет 9 рублей в день, на одного клиента детского сада – намного больше: целых 25 рублей в день. Взрослые привыкли воспринимать эти цифры всерьез, но как объяснить это детям? Их родителей нельзя собрать в некий благотворительный комитет, который бы скидывался собственным детям на еду. Попробуй их вообще для чего-нибудь собрать, разбросанных по селам, по которым зимой бывает ни проехать ни пройти и в которых круглый год самая изысканная еда – это картошка.

– Йорг Дусс подарил нам зубные щетки, и мы учим детей чистить зубы. Правда, на пасту пока скидываемся с коллегами, – объясняет воспитатель Вера Варламова отсутствие надежды на родителей.

Тут желтая «газель» подъезжает к зданию, и Надежда Алексахина и Вера Варламова бегут ее встречать.

Йорг Дусс после разгрузки расспрашивает детей, сыты ли они, нравятся ли им игрушки и о чем они мечтают. Он играет с ними долго. Это детям кажется, что играет, а на самом деле – воспитывает: учит строить игрушечный дом с помощью игрушечных строительных машин. Возможно, кто-нибудь из этих детей когда-нибудь обратится к Йоргу Дуссу за советом по поводу строительства дома настоящего. Несколько лет назад он сам построил дом в Тарусе – штаб-квартиру основанного им благотворительного фонда «Радуга Тарусская», откуда и доставляет жизненно важную помощь. Не только в Волковское, но еще в пять школ и один детский сад.

Другой мир

Этот двухэтажный дом на улице Победы, как и почти всю мебель в нем, спроектировал и сделал лично Йорг Дусс – в прошлой жизни плотник высшей квалификации, родившийся и выросший в маленьком швейцарском городе Пфеффикон. В 1997 году Дусс откликнулся на предложение поехать в Тарусу учить местных жителей работать на деревообрабатывающих станках, подаренных Калужской области правительством Швейцарии. Пфеффикон по численности населения и красоте природы – та же Таруса, считает Дусс. Больше сходства нет ни в чем. Есть, наоборот, различия, настолько сильные, что тарусянам, послушавшим рассказы Йорга Дусса, кажется, что Пфеффикон – это место на какой-то другой планете.

В 1997 году Йорг Дусс не догадывался о том, что приехал на другую планету. Со всей швейцарской основательностью он принялся изучать Россию. Для этого купил две книги – про культуру России и про историю.

Ответы на какие вопросы он стремился в этих книгах найти?

Например, почему в общежитии тарусского училища, куда поселили Йорга Дусса, температура зимой не превышала десяти градусов тепла?
Почему знаменитая русская кухня в этом общежитии сводилась к приготовлению исключительно картошки?

Почему половина жителей этого общежития – сироты и что с ними будет дальше, если подарки Дусса – лимонад и пирожные – они воспринимают с изумленной благодарностью?

Шок Йорга Дусса от бедности тарусского мира был сильным, но недолгим. Он продолжался ровно до того момента, как Йорг Дусс понял: надо действовать. Это произошло в магазине, где пожилая женщина на глазах Йорга считала копейки на хлеб и он купил этой женщине хлеб. Этот день можно считать моментом основания благотворительного фонда «Радуга Тарусская».

С тех пор он покупает хлеб, крупы, масло, соль и сахар десяткам пожилых людей в Тарусе. Еще он стирает им белье, привозит одежду, собирает их на чаепития. Одну женщину – 75-летнюю Тамару Михайловну Юрданову – он даже поселил в здании фонда.

Ее фактически выгнала на улицу собственная семья. Вот она и переехала к Йоргу: со своим старинным веретеном, привезенным еще из ссылки в Казахстане, на котором прядет шерсть; и с бумагой о том, что она – член семьи врага народа. Ее отец был репрессирован в 1930-е. Судьба сильнее всего проявила благосклонность к Тамаре Михайловне в июне 2013-го, когда Йорг Дусс позволил ей поселиться в здании фонда. Теперь она дарит его гостям вязаные шарфы и носки, заваривает чай и выращивает в саду цветы

Кроме нее и Дусса, фонд состоит еще из трех человек: бывший сотрудник Тарусской налоговой службы Юлия Терехова в фонде выполняет обязанности бухгалтера, Лидия Утенкова – «старшая по бабушкам», Светлана Добренькая – «старшая по детям». Вот, собственно, и все цвета тарусской «Радуги».
Денежный поток, питающий эту благотворительность, течет в Тарусу издалека, из Швейцарии. В родном Пфеффиконе собирать пожертвования Йоргу Дуссу помогают его родители: мама-учитель и папа-дальнобойщик. Родители Дусса уже смирились с тем, что сын никогда не вернется в Швейцарию, поэтому сами стали ездить в Тарусу. Каждый раз бабушки, за которыми ухаживает Дусс, уверяют их, что он в хороших руках и они о нем заботятся так же, как он о них.

Лентяи, вас ненавидят

«Вы выполняете работу государства?» – это вопрос, на который ни Дусс, ни его коллеги из фонда никогда вам не ответят утвердительно. Сначала они покажут многочисленные грамоты, которыми награждают их местные чиновники. Затем станут объяснять, что продукты, которые Дусс поставляет в детские сады, многодетные семьи или одиноким бабушкам, – всего лишь дополнительная помощь («государство ведь обеспечивает их пусть малыми, но деньгами»), что налогов в тарусский бюджет поступает мало, что государству просто неоткуда брать деньги на увеличение финансирования школьников и детей в садах.

– Мы не конкуренты, мы партнеры, – говорит Йорг Дусс, и на этом все разговоры про государство, кажется, обрываются.
Дусс объясняет, что фонд не претендует на государственную поддержку или зарубежные гранты – во-первых, слишком много бумаг надо для этого собрать слишком маленькому фонду, во-вторых, независимость дороже.

Почему дороже?

И разве не обидно, что детей и стариков, которые нуждаются в помощи, не становится меньше?

И почему за те пятнадцать лет, что Дусс живет в Тарусе, никто даже не попытался решить проблему стариков и детей системно?

– Там все непросто с взаимодействием бюджета федерального с областным и районным, я так и не разобрался еще. А я никогда не смог бы стать, скажем, мэром, для этого нужен другой характер, – говорит Дусс, человек, чей рационализм никакому описанию не поддается. Например, несколько лет назад встал над душой у тарусских бабок с секундомером и выяснил, что больше всего времени они тратят на стирку: на колонку сходить, воду вскипятить, прополоскать, выжать, развесить… Результат: он теперь сам собирает по бабкам белье, стирает его в специально установленных в фонде машинах, потом развозит выстиранное по адресам.

Йорг Дусс пока не нашел точных ответов на вопросы, возникшие еще в общежитии тарусского училища, в двух своих книгах про культуру и историю России. Но к двум выводам все же пришел.

Во-первых, виной всему – не несправедливое государство, а лень, и хорошо там, где мы есть, – если не лениться. Соответственно, борьба со всеми бедами, по Дуссу, – в труде. Во-вторых, эта лень поразила миллионы российских граждан после революции 1917 года, а точнее, после последовавшей за ней коллективизации.

– Обратилась ко мне за помощью мать двоих детей, безработная. Очевидно, она заслуживает помощи, думаю. И тут вижу, что в соседней комнате перед телевизором валяется ее мужчина. Пусть он и не пьян, но время – полдень, а он не работает. Помогать мне этой семье? Должно ли этой семье помогать государство?.. Ненавижу лентяев, – подводит он итог.

Его давняя мечта – совместить детский сад с домом престарелых: чтобы старики хотели жить дольше, глядя на маленьких детей и заботясь о них; а дети хотели жить, чувствуя заботу стариков. Это создало бы в Тарусе дополнительные рабочие места, причем такие, где лениться бы никому просто не хотелось. Дусс даже присмотрел для этого проекта пустующее здание, но пока денег на его осуществление нет ни у Дусса, ни у администрации Тарусы.
Вторая мечта Йорга Дусса – точечно преодолеть последствия коллективизации. Он так и говорит: «Хочу привить любовь к сельскому хозяйству».
Два года назад он купил в Тарусском районе ферму площадью в тридцать гектар и мечтает дать там работу тем, кто в полдень имеет привычку валяться у телевизора. У самого Дусса телевизора нет по принципиальным соображениям: он мешает придерживаться принятого им распорядка дня (и не более того). Распорядок этот не предусматривает отдыха или двенадцатичасового сна: «Моя работа – как отдых, сплю примерно по семь часов в сутки»

У Дусса уже есть пчелы, коровы, куры, картофельные поля, он умеет делать натуральную колбасу и «настоящий хлеб из русской печи». Десятки людей могли бы трудиться на его ферме, а значит, жить лучше, чем они живут сейчас, посылая своих женщин просить помощи у «Радуги Тарусской».

Один в поле

Местные женщины видят в Йорге Дуссе чуть ли не единственного настоящего мужчину Тарусского района, а то и всей Калужской области. Их мужьям остается рано или поздно им подчиниться: помогать женам относить в фонд одежду для многодетных семей или бабушек или возить по детским садам еду, если Йорг занят и не может сам сесть за руль.

Женщины Тарусы ревнуют его, например, к супруге Татьяне. Вместе с Дуссом она вырастила в Тарусе двух дочерей – Настю и Вивьен. Раньше, опасаясь, что Дусс когда-нибудь все же вернется в Швейцарию, женщины Тарусы ревновали его и к родине. После многократных приездов в Тарусу родителей Йорга Дусса, после того, как он создал здесь ферму, эта тревога ослабла: нет, не уедет, иначе и фермы бы не было, и родители бы не частили с визитами.
Культ Йорга Дусса в Тарусе скорее напоминает религиозный. Тоже плотник. Тоже спасает слабых.

Тоже святой.

Тоже все правильно говорит, поэтому в ответ на самые разные вопросы они – бабушки, многодетные мамы, директора школ и воспитательницы в детских садах – главным образом повторяют то, что слышали от Дусса: революция, коллективизация, лень, отсутствие совести – все это беды наши, российские, поэтому Йорг, как Иисус, как Рюрик, как пришелец, – только он один может помочь, и помогает. Побольше бы таких. Этим рефлексия исчерпывается.
И так говорили бы о каждом, кто протянул этим женщинам руку.

Разумеется, они не думают, не хотят думать о перспективе потерять Йорга Дусса. По их мнению, самое правдоподобное, что может с ним случиться, – в конце концов марсиане вернутся за ним и увезут его обратно на Марс. Сможет ли система, которую он придумал и создал, работать без него? Вопрос, на который пока нет ответа. И не будет, пока любящие Йорга Дусса женщины Тарусы не зададут его сами себе.

Пока этого не произойдет – и не только в Тарусе, разумеется, вовсе не только с женщинами, – придется вечно разрываться между детьми и стариками условному Йоргу Дуссу, случайно оказавшемуся в какой-то местности, пострадавшей от революции и коллективизации.

Авторы: Елена ВЛАСЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *