Всего же более убогих не забывайте

Мономах. Святая Русь

Мономах. За Русскую землю

Мономах. За Русскую правду

При всей огромности литературы о Владимире (Василии) Всеволодовиче Мономахе никто, кажется, специально не отмечал, что именно Мономах особым образом подвёл русский народ к осознанию своего отечества как Святой Руси; не мифической, как кто-то теперь готов нам внушать, но реальной, пребывающей и поныне в виде сакральной матрицы народного и государственного идеала. На разрушение этой матрицы, на подмену её веками вбрасывались громадные энергии тех сил, которым святость Руси — смерть…

Владимир Мономах на памятнике 1000-летия России в Великом Новгороде

1. Ознаменованная церковь

В год 1073, когда заложена Великая Успенская церковь, ему 20 лет. Мономах — младший современник преподобных Антония и Феодосия. Киево-Печерский Патерик (рассказы об основании монастыря и сборник житий его первых насельников) доносит следующее о Мономахе и о закладке церкви, к которой веками потом будет притекать русский народ: «Благоверный же князь Владимир Всеволодович Мономах, тогда еще юный, самовидцем был того дивного чуда, когда пал с неба огонь и выгорела яма, где потом заложено было основание церкви по размерам пояса…» Речь о том золотом поясе, который был чудесным образом послан повелением Самой Богородицы на Русь как мера длинны для строительства Её храма; были открыты и пропорции: «…размерять поясом тем златым 20 в ширину, 30 в длину, а 30 в высоту стены, с верхом 50». Пояс Шимона, один из первых строительных эталонов на Руси, составляет половину косой сажени — 108 см.

Автор Патерика, говоря об огне с неба, передаёт: «Слух об этом разошелся по всей земле Русской. Поэтому-то Всеволод с сыном своим Владимиром приехал из Переяславля, чтобы видеть то великое чудо. Тогда Владимир был болен, и тем золотым поясом опоясали его, и он тотчас же выздоровел молитвами святых отцов наших, Антония и Феодосия».

В тот год Мономах княжил в Ростове. Патерик повествует: «И во время своего княжения христолюбец Владимир, взяв размеры той божественной церкви Печерской, создал во всем подобную церковь в городе Ростове такой же вышины, ширины и длины… и все это было повторено по образцу той Великой, Богом ознаменованной церкви». Великую церковь освятили на Успение 1089 года».

Сразу после Ростова Мономах княжил в Смоленске, где также построил церковь по образцу Великой.

Мономахом начато, а потомками продолжено, что главные княжеские, то есть государственные, церкви Руси освящались в честь праздника Успения Пресвятой Богородицы.

Юрий Владимирович Долгорукий, говорит Патерик, «в своём княжении построил в городе Суздале церковь в ту же меру». Примечательно, что как в Великой церкви Киева был погребён Шимон (в крещении Симон), а затем и его сын, много жертвовавший на монастырь, так потомки Симона были погребаемы в суздальском храме. При внуке Мономаха, Андрее Боголюбском, Успенский собор возведён в новой столице — Владимире на Клязьме; при правнуке, по линии старшего Мстислава — во Владимире Волынском. А через 390 лет после Великой, в 1479 году, и в Московском Кремле, где Успенский собор стал главным храмом государства, вокруг которого собрались все русские земли, как в свой час при Мономахе.

Д.С. Лихачёв отмечает: «Храмы, посвящённые Успению Богоматери, занимают в культуре Древней Руси особое место. Три момента здесь привлекают наше внимание: их распространенность; расположение в центре оборонительных сооружений (кремлей, монастырей); единство традиционного архитектурного образа».

Считается, что некие намерения воссоздать в Киеве Успенский собор в первоначальном виде имелись в 1980-х годах, к празднованию 1000-летия Крещения Руси; не судилось. При торопливом восстановлении в 1995-2000 годах вопрос о виде, данном Царицей Небесной, не рассматривался. Воспроизвели тот пышный, барочный образ, какой принял собор после ликвидации пожарища 1718 года, с изменёнными размерами. Судя по всему, это было ошибкой: в очередной раз правители не исполнили высший замысел; не исключено, что восстановление Великой церкви в первоначальных размерах ещё впереди.

2. Блаженный Агапит

При Мономахе со времён крещения Руси прошёл лишь век, и присутствие язычества чувствовалось ещё и в сакральном — в личных именах и некоторых предметах. Мономах, названный русским именем Владимир, крещён был Василием, в честь Василия Великого, как и его прадед, Владимир Креститель. Так называемый «Змеевик Мономаха» — золотой амулет, найденный в черниговских лесах в ХIХ веке, на одной стороне имеет изображение демона болезней — женскую фигуру по пояс и клубок с восьмью змеиными головами и заклинание: «…как ягнёнок спи!» Но на медальоне изображён уже и Архистратиг Божий Михаил и отчеканены две молитвы. Одна: «Свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнены небо и земля славы Твоей». Вторая указывает крестильное имя владельца драгоценной вещи: «Ги помози рабу твоему Василию. Амин».

Змеевик Мономаха

Владимир Мономах, потеряв на охоте, возможно, в схватке со зверем амулет, расстался, как мы видим из дальнейшего, и с остатками язычества.

Вразумлял Мономаха, особым образом научал его инок Агапит, врач безмездный. Однажды, в ту пору Мономах княжил в Чернигове (после 1078), Агапит излечил его от тяжёлой болезни, с которой не мог совладать придворный лекарь; Мономах уж видел смерть перед собой. «Исцеленный Владимир пришел благодарить преподобного Агапита, — передаёт Патерик, — но тот, опасаясь славы человеческой, скрылся. Князь отдал принесенные для преподобного Агапита дары игумену. Потом, живо чувствуя, как многим он обязан преподобному Агапиту, приказал боярину отнести золото ему в келлию. «Сын мой! — сказал посланному преподобный. — Я не беру ни с кого за лечение — не за что: исцеляет Христос Господь, а не я». Агапит просил: «Скажи же князю, чтобы не берег он сокровищ. К чему они? Пусть раздает их нищим; если не послушает меня, худо будет ему. Неблагодарности не любит Господь, избавивший его от смерти». Патерик заключает: «Князь же, не дерзая ослушаться святого Агапита, начал нещадно раздавать от своего имения нищим».

Примечательно, что найденная в Новгороде свинцовая печать Мономаха, изготовленная после 1113 года, вовсе не имеет следов язычества. На одной стороне изображена икона святого Василия, на обороте — греческий текст: «Печать Василия, благороднейшего архонта, российского Мономаха». Архонт на Руси — князь.

3. Страх Божий

Мономаху было 15, когда впервые на Русь напали половцы. Летописец Нестор говорит о причине ужасающих бед: «Наводит Бог, в гневе своем, иноплеменников на землю, и тогда в горе люди вспоминают о Боге; междоусобная же война бывает от дьявольского соблазна, Бог ведь не хочет зла людям, но блага; а дьявол радуется злому убийству и крови пролитию, разжигая ссоры и зависть, братоненавидение, клевету. Когда же впадает в грех какой-либо народ, казнит Бог его смертью или голодом, или нашествием поганых, или засухой, или гусеницей, или иными казнями, чтобы мы покаялись, ибо Бог велит нам жить в покаянии…» Божие вразумление Мономах ощущал с юных лет. Так было и в зрелые годы. В 1093 году ему 40. У реки Стугна — это вторая после Роси линия обороны Киева — произошло тяжёлое сражение с половцами. При отступлении через распухшую от ливня реку утонул любимый брат Владимира Ростислав, князь Переяславский. Н.И. Костомаров говорит: «Смерть Ростислава была приписана к Божию наказанию за жестокий поступок с печерским иноком старцем Григорием. Встретив этого старца, о котором тогда говорили, что он имеет дар предвидения, Ростислав спросил его: от чего приключится ему смерть. Старец Григорий отвечал: от воды. Ростиславу это не полюбилось, и он приказал бросить Григория в Днепр; и за это злодеяние, как говорили, Ростислава постигла смерть от воды».

В поход на половецкие степи

Вопреки жесткостям своего века, полном чудовищных предательств и крови, Мономах в поступках руководим был страхом Божиим. Это видно и по письму убийце своего сына князю Олегу Святославичу, захватившему ещё и юную невестку Мономаха; он прощает его, что необыкновенно для эпохи. Это стало возможным лишь на святой Руси. О страхе Божием как основе всякого добра Мономах дважды говорит в своём «Поучении»: «Прежде всего, Бога ради и души своей, страх имейте Божий в сердце своем…» И ещё: «Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны. Не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите. Жен своих любите, но не давайте им власти над собой. А вот вам и основа всему: страх Божий имейте превыше всего».

4. Богатырь святорусский

Считается, что выражение «святая Русь» («святорусский») появилось только во времена Ивана Грозного, из-под пера Андрея Курбского. Однако не может быть сомнений, что уже века прежде понимание Русской земли как Святой Руси жило в народе. В былинах и древних сказаниях россыпи выражений «святорусский» и «Святая Русь»: «Володимир, князь земли Святорусския!..» или: «Пропустите меня да на Святую Русь!»; «И не дам прощеньица-благословеньица, Чтобы ехать вам на Святую Русь…»; «Если ты богатырь святорусский…» Множество, десятки раз.

Поход на половцев в 1111 году по сути своей был войной за Святую Русь, великопостным покаянным Крестным ходом. Удар врагу нужно было нанести на его территории, в самое сердце, иначе проблема внешнего влияния осталась бы в принципе нерешённой. С.М. Соловьёв передаёт: «Пошли Святополк, Владимир и Давыд с сыновьями, пошли они во второе воскресенье Великого поста…» По снегу шли, на санях. Точно известен маршрут: «В пятницу дошли до Сулы, в субботу были на Хороле, где бросили сани; в Крестопоклонное воскресенье пошли от Хороля и достигли Пселла…» И далее, далее в Степь, к Дону — «перешли много рек и во вторник на шестой Неделе достигли Дона…» Это было далеко, как сейчас устье Гудзона.

Там одели броню, выстроили полки, впереди — священство с хоругвями, ринулись с пением молитв…

Первое сражение случилось в пятницу 24 марта; половцы разбиты. «Весело на другой день праздновали русские Лазарево воскресение и Благовещение, а в воскресенье пошли дальше».

Как бы от Гудзона к Потомаку.

В Страстной понедельник — главное сражение, грандиозное. Половцы собрали огромное войско, превосходящее числом русские полки. Шла рубка, гремело железо о железо, взвивались тучи стрел, воины и кони падали без счёта с двух сторон. Но вот случилось чудо: «Наконец, выступили Владимир и Давыд с своими полками; увидавши их, половцы бросились бежать и падали пред полком Владимировым, невидимо поражаемые ангелом; многие люди видели, как головы их летели, ссекаемые невидимою рукою. Святополк, Владимир и Давыд прославили Бога, давшего им такую победу на поганых… Победители спрашивали пленных: «Как это вас была такая сила, и вы не могли бороться с нами, а тотчас побежали?» Те отвечали: «Как нам с вами биться? Другие ездят над вами в бронях светлых и страшных и помогают вам»». Летописец поясняет: это ангелы, от Бога посланные. «И надолго остался Мономах в памяти народной как главный и единственный герой донского похода…»

Так свершаются русские победы — в покаянии, в братском единстве, где впереди под святыми хоругвями вождь и священство.

5. На Альте

После кроваво-огненных десятилетий братских междоусобиц и набегов степняков при Мономахе постепенно наступила тишина. Строились города и дивно украшались храмы. Открылось время и литературному досугу. Мономах пишет «Поучение», обращённое к сыновьям и ко всем князьям, по сути, ко всей Руси. Лихачёв утверждал, что вполне точные жанровые аналогии «Поучению» в мировой литературе «ещё не найдены». Мономах нашёл те формы и тот художественный язык, которые выражали смыслы святой Руси. Мономах учит: «Епископов, попов и игуменов чтите, и с любовью принимайте от них благословение, и не устраняйтесь от них, и по силам любите и заботьтесь о них, чтобы получить по их молитве от Бога. Паче же всего гордости не имейте в сердце и в уме, но скажем: смертны мы, сегодня живы, а заутра в гробу; все это, что Ты нам дал, не наше, но Твое, поручил нам это на несколько дней…»

Мономах правил двенадцать лет.

Судя по всему, он знал время своего смертного часа и уехал умирать на речку Альту, в то место, где за 110 лет до этого снискал мученический венец святой Борис и где он сам когда-то построил церковь во славу Бориса и Глеба.

Мономах почитал страстотерпцев, святых братьев своего деда Ярослава Мудрого. Ещё и не будучи великим князем, в 1102 году, он втайне от всех, в том числе и от великого князя Святополка, украсил золотом и хрусталём их серебряную раку. А уже в 1115 году, в сотую годовщину их гибели, в его княжение, состоялось необыкновенно торжественное перенесение чудотворных мощей в новый храм в Вышгороде, «ибо, — как сказано летописцем, — построили им церковь каменную, в похвалу и в честь и для погребения тел их».

Владимир-Василий Мономах отошёл в вечность 19 мая 1125 года «на Альте у любезной ему церкви, которую великим иждивением и трудом построил и богато украсил». Погребен он был в Софии Киевской, рядом с дедом — Ярославом Мудрым и братом Ростиславом.

В памяти народа он остался как «братолюбец, нищелюбец и добрый страдалец за Русскую землю».

6. О канонизации

Момент церковной канонизации Владимира Мономаха теряется в огне древних пожаров. Но мы читали, он и в Патерике поименован благоверным. Благоверные — в данном случае именование лика православных святых из монархов. В «Описании о российских святых» (XVII-XVIII вв.) о нём говорится: «Святый благоверный князь Владимир Всеволодович Мономах, преставися в лето 6633, а память его месяца маиа в 19 день». Канонизация Владимира-Василия Мономаха подтверждена включением его имени в Собор всех святых, в земле Российской просиявших. Священный Синод УПЦ (МП) на заседании 10 февраля 2011 года (журнал № 1) утвердил список Собора Киевских святых, выделив в список из всех ликов несколько десятков имён, в их числе читаем: «Св. блгв. князь Владимир Мономах († 1125)». Празднование Собора Киевских святых благословлено совершать 15/28 июля, в день памяти равноапостольного великого князя Владимира.

Святой благоверный Владимир Мономах, собрав Русские земли под своё начало, обозначил ту мощную базальтовую материковую платформу, которую мы смело можем называть Святой Русью. Трагический разрыв верхних плодородных слоёв и последующее растягивание их или даже их счистка решающего значения иметь не могут. Святая Русь жива, она в ожидании нового Мономаха.

Навигация по главным категориям в проекте

• • • • • • • • • •

Не соревнуйся с лукавыми, не завидуй творящим беззаконие, ибо лукавые будут истреблены, послушные же Господу будут владеть землёй…

Владимир II Всеволодович

Титул

19-й Великий князь Киевский

Династия

Рюриковичи

Годы правления

16 апреля 1113 — 19 мая 1125

Предшественник

Святополк II Изяславич

Преемник

Мстислав Великий

Годы жизни

26 мая 1053 — 19 мая 1125

Вероисповедание

Православие

Важнейшие события

Устав о резах
Русско-византийская война (1116-1119)
Повесть временных лет
Междоусобная война (1120)
Осада Владимира-Волынского (1123)

Владимир II Всеволодович Мономах — князь смоленский (1073-1078), черниговский (1078-1094), переяславский (1094-1113), великий князь киевский (1113-1125), государственный деятель, военачальник, писатель, мыслитель. Сын князя Всеволода Ярославича, внук Ярослава Мудрого. Прозван Мономахом в честь деда по материнской линии, византийского императора Константина IX Мономаха.

Правление Владимира II было периодом последнего усиления Киевской Руси. В дальнейшем на Руси начнутся множественные междоусобицы, из-за которых князья не смогут объединиться перед лицом врага.

БиографияРедактировать

Смоленский князьРедактировать

Своё детство и юность Владимир провёл при дворе отца Всеволода Ярославича в Переяславле-Южном. Юный князь постоянно возглавлял отцовскую дружину, осуществляя далёкие походы, подавляя восстание вятичей и воюя против половцев.

В 1076 году вместе с Олегом, сыном Святослава II, в союзе с поляками участвовал в походе против чехов, также дважды вместе с отцом и Святополком Изяславичем воевал против Всеслава Полоцкого. Во время второго похода произошло первое использование наёмного войска из половцев для междоусобной войны.

На момент смерти Святослава Ярославича (декабрь 1076 года) Владимир Всеволодович был смоленским князем. В 1078 году его отец стал киевским князем, а Владимир Мономах получил Чернигов. В 1080 году отбил набег половцев на черниговские земли, нанёс поражение кочевникам-торкам.

Черниговский князьРедактировать

В 1093 году после смерти отца, великого князя Всеволода, имел возможность занять киевский престол, но, не желая новой усобицы, добровольно уступил это право двоюродному брату Святополку, сказав:

Если сяду на столе отца своего, то буду воевать со Святополком, так как стол этот был его отца ―Владимир Мономах — киевлянам

Сам Владимир остался княжить в Чернигове. Однако, он сохранил свою власть в Ростове и распространил её на Смоленск. Также ему удалось не допустить в 1102 году замены своего сына Мстислава в Новгороде сыном Святополка, тем самым нарушив традицию, по которой в Новгороде княжил старший сын киевского князя.

Конный портрет Владимира Всеволодича

Русско-половецкие войны (1093-1116)Редактировать

С 1093 года Владимир Мономах вёл войну с вступившими в союз половцами и Олегом Святославичем, которому в 1094 году вынужден был уступить Чернигов, и обосновался в Переяславском княжестве. Поскольку именно Переяславская земля чаще других подвергалась набегам половцев, Владимир Всеволодович наиболее активно выступал за прекращение междоусобиц на Руси и объединение в борьбе с половцами. Эту мысль Владимир Мономах настойчиво высказывал на княжеских съездах (Любечском 1097 года, Витичевском 1100 года и Долобском 1103 года).

В 1095 году Мономах заключил мир с половецкими ханами Итларом и Китаном и убил их. В то время другие половецкие ханы, Тугоркан и Боняк, узнав о предательстве Мономаха, вернулись из Византийского похода и попытались взять Киев. В 1096 году к Переяславлю подступил хан Тугоркан, там же и погибший вместе с сыном в битве с подоспевшими дружинами Святополка Изяславича и Владимира Мономаха.

Начиная с 1103 года Владимир Мономах стал руководителем совместных походов против половцев, так произошли победоносные сражения на Сутени в 1103 году и на Сальнице в 1111, также в 1107 году на переяславской земле были разбиты Боняк и Шарукан. После второго победоносного похода русских дружин в Дикую Степь в 1116 году, половцы откочевали от русских границ.

Вокняжение в КиевеРедактировать

В ходе начавшегося в 1113 году после смерти киевского князя Святополка Изяславича восстания в Киеве Владимир Всеволодович был приглашен на киевский стол верхами общества.

«Спаси нас, говорили их Послы, от неистовства черни; спаси от грабителей дом печальной супруги Святополковой, собственные наши домы и святыню монастырей».

Владимир дал согласие, приехал в Киев и принял Великое княжение. Для того чтобы нормализовать обстановку в государстве, новый великий князь издал Устав, несколько улучшивший положение низших слоев населения. Так возник «Устав Владимира Мономаха» или «Устав о резах», который вошёл в состав пространной редакции «Русской Правды». Этот устав ограничил прибыли ростовщиков, определял условия закабаления и, не покушаясь на основы феодальных отношений, облегчал положение должников и закупов.

Владимир Мономах

Княжение Владимира Мономаха было периодом последнего усиления Киевской Руси. Владимир Мономах через своих сыновей управлял 3/4 её территории. Туров Мономах получил по смерти Святополка как киевскую волость.

В 1117 году великий князь отозвал своего старшего сына Мстислава из Новгорода в Белгород. Это стало причиной выступления Ярослава (сына умершего Святослава), который боялся потерять свои притязания на киевский трон.

В 1118 году Владимир пригласил в Киев самых влиятельный русских бояр и привёл их к присяге. В том же году Ярослава Святополчича выгнали из Волыни, а он безуспешно пытался вернуть его в союзе с Венгерским и Польскими монархами.

Портрет Владимира Мономаха

Русско-византийская война (1116-1119)Редактировать

Около 1114 года на Руси появился византийский самозванец Лжедиоген II, выдававший себя за давно убитого сына византийского императора. Владимир Мономах из политических соображений «признал» претендента и даже выдал за него свою дочь Марию.

Великому князю удалось собрать значительные силы, и в 1116 году под предлогом возвращения престола «законному царевичу» он пошел войной против Византии – последней в истории двух государств. При поддержке Мономаха и половцев Лжедиогену удалось овладеть многими дунайскими городами, но в одном из них, Доростоле, самозванца настигли двое наемных убийц, посланных византийским императором Алексеем I. После этого византийскому императору удалось выдавить русские отряды с Дуная и отвоевать Доростол. Это, однако, не остановило Мономаха. Он продолжал действовать – теперь уже в «интересах» сына самозванца – Василия.

В 1119 году Владимир организовал новый большой поход, однако император Алексей I упредил его и послал к Мономаху великое посольство. Византия шла на невиданные уступки. Она преподнесла Владимиру II титул «царя всея Руси», вручала ему скипетр, державу, а также царский венец, названный шапкой Мономаха, которым впоследствии венчались на царство русские государи.

Великий князь Владимир II

В обмен Мономах должен был отступиться от притязаний на дунайские земли. В 1122 году русско-византийские переговоры увенчались заключением династического брака: внучка Мономаха стала женой византийского императора.

Расцвет Киевский державыРедактировать

С 1119 года Владимир ставил своих сыновей на княжение в наиболее важных русских землях: Мстислава в Новгороде, Ярополка — в Переяславле, Вячеслава — в Смоленске, Юрия — в Суздале, Андрея — во Владимире-Волынском. Уговорами и силой он мирил враждовавших между собой князей.

При Владимире Всеволодовиче начали заключаться взаимовыгодный династические браки между всеми ветвями династии Рюриковичей. Так Ярослав Святополчич и Всеволод Ольгович (великий князь Киевский в 1139-1146 годах) были женаты на дочерях Мстислава, то есть на внучках Владимира Мономаха и так далее. Стабильность в государстве держалась на авторитете Мономаха, который он заслужил в борьбе с половцами, а также концентрации большей части земель Киевской Руси в руках киевского князя.

В 1116-1117 годах по велению Мономаха монах Киево-Печерского монастыря, Нестор, создаёт вторую редакцию «Повести временных лет».

Время правления Владимира Мономаха, вплоть до самой смерти, было самым лучшим для Киевской Руси. Ни половцы, ни другие племена не беспокоили Русь в это время. В 1116 году Владимир послал своего сына Ярополка (великий князь в 1132-1139) на Дон, где тот завоевал у половцев три города и привез себе жену ясского хана. Мстислав, старший сын Владимира, вместе с новгородцами одолел племя чудь на балтийском побережье. В 1120 году Юрий, князь Ростовский, еще один из десяти сыновей Мономаха, разгромил волжских булгар на Волге.

Нестор создаёт вторую редакцию «Повести временных лет»

Также во времена Мономаха создаётся постановление о наследстве. По русскому праву все сыновья наследовали поровну, а дочери получали приданое при замужестве. Каждый мог распорядиться своим имуществом по завещанию. Имение жены оставалось неприкосновенным для мужа. Если после смерти мужа, вдова не выходила снова замуж, то она оставалась хозяйкой в доме покойного мужа и дети не могли ее выгнать.

Культурная деятельность МономахаРедактировать

Владимир Мономах вошел в историю как мыслитель. Его «Поучение детям и иным, кто прочтет» представляет собой не только образец древнерусской литературы, но и памятник философской, политической и педагогической мысли.

Современная редакцция «Поучения»

Также значительный интерес представляет составленная им «Летопись», содержащая описание военных и охотничьих подвигов князя. В этих произведениях, как и во всей своей деятельности, Владимир Всеволодович выступал за политическое, религиозное и военное единство Русской земли при сохранении права каждого князя на самостоятельное управление своей «отчиной».

В правление Владимира Всеволодовича в Киевском Выдубицком монастыре составлена новая редакция «Повести временных лет», включившая легенду о Крещении Руси апостолом Андреем и переработанный вариант описания событий XI-XII веков, выдвигающий на первый план деятельность самого Владимира. Также при нём создано «Сказание о святых Борисе и Глебе», получило широкое распространение их церковное почитание (в 1115 году мощи Бориса и Глеба торжественно перенесены в новую каменную церковь в Вышгороде).

Сохранилось мало сведений о градостроительных и иных мирных делах князя. Летописи сообщают лишь о сооружении в годы его княжения моста через Днепр в Киеве и основании в Ростово-Суздальской земле на реке Клязьма города Владимира, ставшего впоследствии столицей Владимирского великого княжества.

Кончина Владимира Мономаха

Деятельность Владимира Всеволодовича заслужила признание уже у современников. Летописи называют его «чюдным князем», «славным победами за Русскую землю», «милостивым паче меры», награждают другими лестными эпитетами. Возникло предание, что Владимир Всеволодович был венчан на царство митрополитом Неофитом, который возложил на него доставленные из Византии знаки царской власти: венец и бармы (впоследствии венец — непременный атрибут венчания на царство московских государей — называли «шапкой Мономаха»).

Кончина великого князяРедактировать

Перед своей смертью Мономах поучает своих детей не давать сильным губить слабых, защищать вдов, сирот и убогих. Всякого встречного обласкать добрым словом, посещать больных и отдавать последний долг мертвым, помня, что все смертны. Уважать старших как отцов, а младших как братьев. Относительно войны советует детям снаряжать войско самим, а не надеяться на воевод. Во время походов не предаваться сну и не пировать. И самое главное велит учиться читать и приводит в пример своего отца, Всеволода, который выучил 5 языков сидя дома.

19 мая 1125 года в возрасте 72 лет близ Переславля, у церкви, построенной на Альте, Владимир II Мономах скончался. Похоронен в Киеве в церкви Святой Софии. Киевское государство унаследовал старший сын Владимира, Мстислав, прозванный Великим.

Владимир II (1113-1125)

П • О • Р Правители России (2409 до н.э. — 2013)
Славянский племенной союз
(старейшины —
2409 год до н. э — 862)
Словен • Вандал Новгородский • Столпосвят • Владимир Древний • Бравлин • Буривой • Гостомысл
Новгородская Русь
(князья Новгородские —
862 — 882)
Рюрик I Варяжский • Олег I Вещий
Киевская Русь
(великие князья
Киевские — 882 — 1169)
Олег I Вещий • Игорь Старый • Ольга Святая • Святослав I Великий • Ярополк I Святославич • Владимир Красное Солнышко • Святополк Окаянный • Ярослав Мудрый • Мстислав Храбрый • Изяслав I Ярославич (Триумвират Ярославичей) • Всеслав Чародей • Святослав II Ярославич • Всеволод I Миролюбивый • Святополк II Изяславич • Владимир Мономах • Мстислав Великий • Ярополк II Владимирович • Вячеслав Владимирович • Всеволод II Ольгович • Игорь II Ольгович • Изяслав II Мстиславич • Юрий Долгорукий • Ростислав Мстиславич • Изяслав III Давидович • Мстислав II Изяславич
Владимирская Русь
(великие князья
Владимирские — 1169 — 1328)
Андрей Боголюбский • Михаил I Юрьевич • Ярополк III Ростиславич • Всеволод Большое Гнездо • Юрий II Всеволодович • Константин Добрый • Ярослав II Всеволодович • Святослав III Всеволодович • Михаил I Храбрый • Андрей II Ярославич • Александр Невский • Ярослав III Ярославич • Василий Костромской • Дмитрий I Александрович • Андрей Городецкий • Михаил II Святой • Юрий III Данилович • Дмитрий Грозные Очи • Александр II Тверской
Московская Русь
(великие князья
Московские — 1328 — 1547)
Иван Калита • Симеон Гордый • Иван II Красный • Дмитрий Суздальский • Алексей Бяконт • Дмитрий Донской • Василий I Дмитриевич • Софья Витовтовна • Василий II Тёмный • Юрий IV Звенигородский • Василий III Косой • Дмитрий Шемяка • Иван III Великий (Иван Молодой • Дмитрий Внук) • Василий III Иванович • Иван IV Грозный (Михаил Глинский • Елена Глинская • Василий Шуйский • Иван Шуйский • Макарий)
Русское царство
(Государи, Цари и Великие
Князья всея Руси — 1547 — 1721)
Иван IV Грозный (Избранная Рада • Симеон Бекбулатович) • Фёдор I Блаженный • Борис Годунов (Ирина Годунова) • Фёдор II Годунов (Мария Скуратова-Бельская) • Лжедмитрий I • Василий IV Шуйский (Лжедмитрий II) • Семибоярщина (Фёдор Мстиславский) • Владислав I Польский (Александр Корвин-Гонсевский) • Козьма Минин и Дмитрий Пожарский • Михаил Кроткий (Фёдор Романов) • Алексей Михайлович (Борис Морозов • Алексей Алексеевич • Артамон Матвеев) • Фёдор III Алексеевич • Софья I Алексеевна • Иван V Алексеевич • Пётр I Великий (Наталья Нарышкина)
Российская империя
(Всероссийские императоры
и самодержцы — 1721 — 1917)
Пётр I Великий • Екатерина I Алексеевна • Верховный Тайный Совет (Александр Меншиков) • Пётр II (Василий и Алексей Долгорукие) • Анна Иоанновна (Эрнст Бирон) • Иван VI (Анна Леопольдовна) • Елизавета Петровна • Пётр III Фёдорович • Екатерина II Алексеевна • Павел I Петрович • Александр I Павлович (Негласный комитет) • Николай I Павлович • Александр II Николаевич • Александр III Александрович • Николай II Александрович
Российская республика (главы
Временного Правительства — 1917)
Георгий Львов • Александр Керенский
Советская Россия (председатели
СНК РСФСР — 1917 — 1922)
Владимир Ленин
Российское государство
(Верховный правитель России
— 1918 — 1920)
Александр Колчак
СССР (Председатели СМ СССР,
первые и генеральные секретари
ЦК КПСС, президент СССР
— 1922 — 1991)
Владимир Ленин • Иосиф Сталин • Георгий Маленков • Никита Хрущёв • Леонид Брежнев • Василий Кузнецов • Юрий Андропов • Константин Черненко • Михаил Горбачёв • Геннадий Янаев
Российская Федерация
(Президенты РФ — 1991 — наши дни)
Борис Ельцин • Владимир Путин • Дмитрий Медведев
См. также Фактические правители России • Список правителей России
П • О • Р Правители Смоленска (988 — 2013)
Смоленское княжество
(в составе Киевской Руси,
988 — 1127)
Станислав Владимирович • Вячеслав Ярославич • Игорь Ярославич • Владимир Мономах • Мстислав Великий • Изяслав Муромский • Давыд Святославич • Святослав Переяславский • Ярополк Владимирович • Вячеслав Владимирович
Смоленское великое княжество
(самостоятельное
княжество, 1127 — 1395)
Ростислав Мстиславич • Роман Ростиславич • Ярополк Романович • Мстислав Храбрый • Давыд Ростиславич • Мстислав Старый • Владимир Рюрикович • Мстислав Давыдович • Ростислав Смоленский • Святослав Смоленский • Всеволод Смоленский • Глеб Ростиславич Смоленский • Михаил Ростиславич • Фёдор Чёрный • Александр Глебович • Иван Смоленский • Святослав Иванович • Юрий Святославич • Глеб Смоленский
Смоленское княжество
(часть Великого Княжества
Литовского, 1395 — 1508)
Роман Молодой • Александр Дашек • Василий Святославич • Миколай Старый • Иван Ильинич • Юрий Глебович • Николай Ильинич • Станислав Кишка • Юрий Андреевич Сологуб • Юрий Зенович
Смоленский уезд
(часть Российского
государства, 1514 — 1611)
Василий Шуйский • Борис Горбатый • Иван Шуйский • Василий Микулинский • Иван Щетина • Юрий Пронский • Александр Хохолков • Никита Хромой-Оболенский • Иван Средний • Иван Звенигородский • Юрий Мещерский • Алексей Смоленский • Самсон Туренин • Никита Оболенский • Андрей Шуйский • Фёдор Гладыш-Мосальский • Андрей Звенигородский • Василий Голицын • Никита Трубецкой • Григорий Вельяминов • Василий Казыкордунакович • Иван Ромодановский • Иван Хованский • Михаил Шеин • Пётр Горчаков
Смоленское воеводство
(часть Великого Княжества
Литовского, 1611 — 1654)
Миколай Глебович • Филон Кмита • Анджей Сапега • Александр Госевский • Кшиштоф Госевский • Юрий Глебович • Павел Сапега • Филипп Обухович
Смоленское воеводство
(часть Российского
царства, 1654 — 1705)
Степан Пушкин • Осип Щербатов • Иван Еропкин • Нефталим Тимашев • Борис Репнин-Оболенский • Пётр Долгоруков • Иван Репнин • Иван Тараруй • Михаил Голицын • Кирилл Яковлев • Иван Троекуров • Борис Долгоруков • Владимир Шереметев • Иван Мусин-Пушкин • Пётр Салтыков
Смоленская губерния
(часть Российской
империи, 1705 — 1917)
Пётр Салтыков • Кшиштоф Згирский • Алексей Долгоруков • Иван Дю-Прей • Алексей Панин • Алексей Тараканов • Платон Мусин-Пушкин • Александр Черкасский • Александр Бутурлин • Авраам Шамордин • Алексей Оболенский • Алексей Баскаков • Михаил Философов • Василий Оболенский • Михаил Козловский • Тимофей Текутьев • Виллим Фермор • Александр Глебов • Матвей Дмитриев-Мамонов • Евдоким Щербинин • Сергей Колюбакин • Николай Репнин • Платон Храповицкий • Дмитрий Волков • Пётр Грибоедов • Фёдор Грибоедов • Николай Аршеневский • Степан Храповицкий • Александр Гринев • Пётр Аршеневский • Иосиф Игельстром • Григорий Осипов • Николай Потёмкин • Николай Аксаков • Лев Тредьяковский • Николай Фёдоров • Дмитрий Гедеонов • Пётр Пенский • Франц Брин • Казимир Аш • Иасон Храповицкий • Николай Хмельницкий • Виктор Рославец • Пётр Трубецкой • Иван Капнист • Федот Шкляревич • Захар Херхеулидзев • Николай Ахвердов • Александр Самсонов • Юлий Арсеньев • Николай Бороздна • Александр Лопатин • Лев Томара • Александр Кавелин • Василий Сосновский • Михаил Леонтьев • Николай Звегинцев • Николай Суковкин • Дмитрий Кобеко • Борис Булгаков • Константин Шумовский
Белорусское временное
революционное рабоче-крестьянское
правительство (1917 — 1919)
Дмитрий Жилунович
Белорусская Советская
Социалистическая Республика
(1919 — 1929)
Ефим Генкин • Вильгельм Кнорин • Вацлав Богуцкий • Александр Асаткин-Владимирский • Александр Криницкий • Ян Гамарник
Западная область
(часть РСФСР, 1929 — 1937)
Иван Румянцев • Демьян Коротченко
Смоленская область
(субъект РФ, 1937 — 2013)
Валерий Фатеев • Анатолий Глушенков • Александр Прохоров • Виктор Маслов • Сергей Антуфьев • Алексей Островский
См. также {{{смтакже}}}

ВЛАДИМИР МОНОМАХ, НАЗВАННЫЙ В КРЕЩЕНИИ ВАСИЛИЕМ. Г. 1113-1125

Грабят Жидов в Киеве. Мономах усмиряет мятеж. Новое пренесение мощей Бориса и Глеба. Закон о ростах. Победы в Ливонии, в Финляндии, в Болгарии, на Дону. Черные Клобуки. Беловежцы. Дела с Греками. Мономахова шапка. Царевич Леон. Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача. Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых. Кончина Мономахова. Свойства его. Поучение. Основание Владимира Залесского. Гида, супруга Мономахова. Ее дети. Сочинение Митрополита Никифора.

По смерти Святополка-Михаила граждане Киевские, определив в торжественном совете, что достойнейший из Князей Российских должен быть Великим Князем, отправили Послов к Мономаху и звали его властвовать в столице. Добродушный Владимир давно уже забыл несправедливость и вражду Святополкову: искренно оплакивал его кончину и в сердечной горести отказался от предложенной ему чести. Вероятно, что он боялся оскорбить Святославичей, которые, будучи детьми старшего Ярославова сына, по тогдашнему обыкновению долженствовали наследовать престол Великокняжеский. Сей отказ имел несчастные следствия: Киевляне не хотели слышать о другом Государе; а мятежники, пользуясь безначалием, ограбили дом Тысячского, именем Путяты, и всех Жидов, бывших в столице под особенным покровительством корыстолюбивого Святополка. Спокойные граждане, приведенные в ужас таким беспорядком, вторично звали Мономаха. «Спаси нас, говорили их Послы, от неистовства черни; спаси от грабителей дом печальной супруги Святополковой, собственные наши домы и святыню монастырей». Владимир приехал в столицу: народ изъявил необычайную радость, и мятежники усмирились, видя Князя великодушного на главном престоле Российском.

Даже и Святославичи не противились общему желанию; уступили Мономаху права свои, остались Князьями Удельными и жили с ним в согласии до самой их кончины. Они счастливее отцев своих торжествовали вместе принесение мощей Св. Бориса и Глеба из ветхой церкви в новый каменный храм Вышегородский: сим действием Владимир изъявил, в начале своего правления, не только набожность, но и любовь к отечеству: ибо древняя Россия признавала оных Мучеников главными ее небесными заступниками, ужасом врагов и подпорою наших воинств. Еще будучи Князем Переяславским, он украсил серебряную раку святых золотом, хрусталем и резьбою столь хитрою, как говорит Летописец, что Греки дивились ее богатству и художеству. Из отдаленнейших стран России собрались тогда в Вышегороде Князья, Духовенство, Воеводы, Бояре; бесчисленное множество людей теснилось на улицах и стенах городских; всякий хотел прикоснуться к святому праху, и Владимир, чтобы очистить дорогу для клироса, велел бросать народу ткани, одежды, драгоценные шкуры зверей, сребреники. Олег дал роскошный пир Князьям; три дня угощали бедных и странников. — Сие торжество, и церковное и государственное, изображая дух времени, достойно замечания в истории.

Мономах спешил также благодеяниями человеколюбивого законодательства утвердить свое право на имя отца народного. Причиною Киевского мятежа было, кажется, лихоимство Евреев: вероятно, что они, пользуясь тогдашнею редкостию денег, угнетали должников неумеренными ростами. Мономах, желая облегчить судьбу недостаточных людей, собрал в Берестовском дворце своем знатнейших Бояр и Тысячских: Ратибора Киевского, Прокопия Белогородского, Станислава Переяславского, Нажира Мирослава и Боярина Олегова, Иоанна Чудиновича: рассуждал, советовался с ними и наконец определил, что заимодавец, взяв три раза с одного должника так называемые третные росты , лишается уже истинных своих денег или капитала: ибо как ни велики были тогдашние годовые росты, но месячные и третные еще превышали их. Мономах включил сей закон в Устав Ярославов.

Сей Государь щадил кровь людей; но знал, что вернейшее средство утвердить тишину есть быть грозным для внешних и внутренних неприятелей. Сын его Мстислав, два раза победив чудь, завладел городом Оденпе, или Медвежьею Головою, в Ливонии . Призванный отцом княжить в Белегороде, он поручил Новогородскую область сыну, юному Всеволоду, который ознаменовал воинский дух свой счастливым, но многотрудным походом в Финляндию. Худой зимний путь (ибо весна уже наступала) и бедность земли угрожали Россиянам голодною смертию; недостаток был так велик, что они за каждый хлеб платили ногату. Меньший брат Мстиславов, Георгий, княживший в Суздале, ходил Волгою на судах в землю казанских болгаров, победил их и возвратился с добычею. Третий сын Мономахов, Ярополк, воевал в окрестностях Дона; взял три города в области Половецкой: Балин, Чешлюев, Сугров; пленил множество Ясов, там обитавших, и в числе их прекрасную девицу, на коей он женился. Около сего же времени Владимир выгнал из России Берендеев, Печенегов и Торков, новых пришельцев: утесняемые Половцами и разбитые ими близ Дона, они искали убежища в окрестностях Переяславля, но, любя грабеж, не могли кочевать там спокойно. Однако ж многие из них остались на Днепре, были известны под общим именем Черных Клобуков, или Черкасов , и служили Россиянам. — Летопись Владимирова времени упоминает еще о Беловежцах, охотно принятых Великим Князем. Сии обитатели некогда знаменитой крепости Козарской на берегах Дона, взятой мужественным Святославом I, спасаясь от свирепости Половцев, основали новый город в верховье реки Остера и назвали его именем древнего, или Белою Вежею, коей известные развалины (во 120 верстах от Чернигова) свидетельствуют, что в ней находились каменные стены, башни, ворота и другие здания. Козары, наученные Греками, строили лучше наших предков.

Успехи Мономахова оружия так прославили сего Великого Князя на Востоке и Западе, что имя его, по выражению Летописцев, гремело в мире, и страны соседственные трепетали оного. Если верить новейшим повествователям, то Владимир ужасал и Греческую Империю. Они рассказывают, что Великий Князь, вспомнив знаменитые победы, одержанные его предками над Греками, со многочисленным войском отправил Мстислава к Адрианополю и завоевал Фракию; что устрашенный Алексий Комнин прислал в Киев дары: крест животворящего древа, чашу сердоликовую Августа Кесаря, венец, златую цепь и бармы Константина Мономаха, деда Владимирова; что Неофит, Митрополит Ефесский, вручил сии дары Великому Князю, склонил его к миру, венчал в Киевском Соборном храме Императорским венцем и возгласил Царем Российским. В Оружейной Московской Палате хранятся так называемая Мономахова златая шапка , или корона, цепь, держава, скипетр и древние бармы, коими украшаются Самодержцы наши в день своего торжественного венчания и которые действительно могли быть даром Императора Алексия. Мы знаем, что и в Х веке Государи Российские часто требовали Царской утвари от Византийских Императоров; знаем также, что Великие Князья Московские XIV столетия отказывали в завещаниях наследнику трона некоторые из сих вещей, сделанных в Греции (как то свидетельствуют надписи оных и самая работа). Но завоевание Фракии кажется сомнительным, и в древних летописях находятся только следующие известия о делах Владимира в отношении к Грекам:

«В 1116 году супруг Мономаховой дочери Марии, Царевич Леон , сын бывшего Императора Диогена, собрав войско на берегах Черного моря, вступил в северные области Империи и завладел городами Дунайскими; но Царь Алексий подослал к нему в Доростол двух Аравитян, которые злодейски умертвили его (Августа 15). Тогда Владимир, желая или отмстить за убийство зятя, или сохранить для юного сына Марии, именем Василия, взятые Леоном города, велел идти на Дунай Воеводе Иоанну Войтишичу и сыну своему, Вячеславу, с другим Боярином, Фомою Ратиборовичем; первый действительно занял некоторые из оных, а Вячеслав без успеха отступил от Доростола». Вопреки сему сказанию, Анна Комнина в истории отца ее, славного Императора Алексия, уверяет, что Леон, сын Диогенов, погиб в сражении с турками близ Антиохии. «Чрез некоторое время, — пишет Анна, — явился в Империи обманщик, принявший на себя его имя. Сосланный за то в Херсон, он был освобожден Половцами и, предводительствуя их толпами, шел во Фракию; но, взятый в плен Греками, испытал, что дерзость не остается без наказания: ему выкололи глаза» (в 1096 году). Сего несчастного и другие Византийские Летописцы именуют самозванцем; но зять Мономахов, убитый в Доростоле, был, конечно, истинным Диогеновым сыном: ибо Владимир, находясь в тесных связях с Двором Константинопольским, не мог, кажется, дать себя в обман лжецу-бродяге. — Вдовствующая супруга Леонова, Мария, скончалась Монахинею в России, где сын ее, Василий, усердно служил Великим Князьям; а города дунайские были скоро возвращены Империи или силою оружия, или вследствие мирных договоров.

Владимир, одолевая внешних неприятелей, смирял и внутренних. Князь Минский, Глеб, не хотел ему повиноваться, сжег город Слуцк, захватывал людей между Припятью и Двиною: за то сын Мономахов, Ярополк, опустошил Друцк и вывел жителей в новый городок, для них основанный. Сам Великий Князь, соединясь с Давидом Черниговским и с Ольговичами, взял город Вячеславль, Оршу, Копыс; осаждал Минск, смирил Глеба и, вновь им оскорбленный, привел его как пленника в Киев, где он и скончался. -Беспокойные Новогородцы, употребляя во зло юность своего Князя Всеволода, мятежными поступками заслужили гнев Мономаха, который, призвав всех тамошних Бояр в Киев, велел им торжественно присягнуть в верности, удержал некоторых у себя, а других заточил. Правые или не столь виновные возвратились домой, узнав опытом, что самый человеколюбивый, но мудрый Государь не оставляет дерзких ослушников без наказания. Уже несколько времени Посадники Новогородские были, кажется, избираемы из тамошних граждан: Владимир, опасаясь их мятежного духа, дал сей сан Киевскому Вельможе Борису.

Сын Святополков Ярослав, или Ярославец, Князь Владимирский, ненавидел жену свою, дочь Мстислава, и не боялся огорчать ее деда: Мономах выступил с войском, соединился с Ростиславичами, Князьями юго-западной России, около двух месяцев держал город Владимир в осаде и принудил Ярослава покориться; но сей легкомысленный племянник снова оскорбил дядю, с презрением удалив от себя нелюбимую супругу: он бежал в Польшу. Никто из Бояр не хотел за ним следовать, и Великий Князь отдал Владимирский удел сыну своему, Роману, Володареву зятю, который в том же году умер. Мономах послал на его место другого сына, Андрея (женатого на внуке Половецкого Князя, Тугоркана) и велел ему предупредить замыслы Болеслава Кривоустого, зная, что сей Король, свойственник изгнанного Князя Владимирского, ожидает только удобного случая для объявления войны Россиянам. Андрей опустошил соседственные владения Королевские и возвратился с добычею. Ляхи, приведенные Ярославом, хотели взять Червен; но с великим уроном были отражены тамошним Наместником, Фомою Ратиборовичем. Тогда Ярослав прибегнул к Государю Венгерскому, Стефану, который, желая отмстить Россиянам за отца своего, побежденного ими на берегах Сана, вступил в область Владимирскую вместе с Богемцами и Поляками. Великий Князь, не имев времени собрать войско, с малою дружиною отправил Мстислава к городу Владимиру, где юный Андрей, осажденный многочисленными неприятелями, не терял бодрости. Уже надменный Ярослав, подъехав к стенам, грозил сыну Мономахову и народу страшною местию в случае сопротивления; осматривал крепость и в уме своем назначал места для приступа, отложенного только до следующего дня. В одну минуту все переменилось. Два человека вышли тайно из крепости, засели на пути, между неприятельским станом и городом, и копьями пронзили неосторожного Ярослава, когда он сам-третий возвращался к союзному войску. Несчастный умер в ту же ночь; а союзники, изумленные его бедствием, спешили заключить мир с Великим Князем. Летописец Венгерский повествует, что Стефан, огорченный смертию Ярослава, клялся взять крепость или умереть; но что Воеводы его не хотели ему повиноваться, сняли шатры свои и принудили Короля возвратиться в Венгрию.

В стане Владимировых неприятелей были и Ростиславичи, до того времени усердные защитники отечества: каким образом сии два брата, славные благородством и великодушием, могли присоединиться ко врагам России? В древнейших Летописцах Польских находим объяснение. Мужественный Володарь, ужас и бич соседственных Ляхов, не умел защитить себя от их коварства. Они подослали к нему одного хитрого Вельможу, именем Петра, который вступил в его службу, притворно изъявлял ненависть к Болеславу, вкрался в доверенность к добродушному Князю Перемышльскому, ездил с ним на охоту и в лесу с помощию своих людей, внезапно схватив безоружного Володаря, увез его связанного к себе в замок: что случилось незадолго до осады Владимира. Брат и сын выкупили знаменитого пленника из неволи, отправив в Польшу на возах и вельблюдах множество золота, серебра, драгоценных одежд, сосудов. Сверх того Ростиславичи обязались жить в союзе с Болеславом и находились, кажется, в его стане под Владимиром, единственно для заключения сего договора или желая быть посредниками между изгнанником Ярославом и Великим Князем.

Завоеванием Минска и приобретением Владимира Мономах утвердил свое могущество внутри Государства, но не думал переменить системы наследственных Уделов, столь противной благу и спокойствию отечества. Долговременное обыкновение казалось тогда уже законом; или Владимир боялся отчаянного сопротивления Князей Черниговских, Полоцких и Ростиславичей, которые не уступили бы ему прав своих без страшного кровопролития. Он не имел дерзкой решительности тех людей, кои жертвуют благом современников неверному счастию потомства; хотел быть первым , а не единственным Князем Российским: покровителем России и Главою частных Владетелей, а не Государем Самодержавным. Справедливость вооружила его против хищника Глеба и Князя Владимирского (ибо сей последний хотел обесчестить семейство Мономахово разводом с дочерью Мстислава и звал иноплеменников грабить отечество): та же справедливость не позволяла ему отнять законного достояния у Князей спокойных. — По кончине гордого Олега и кроткого Давида, вообще уважаемого за его правдивость, меньший их брат, Ярослав, мирно княжил в области Черниговской, а сыновья Володаревы, Владимирко, Ростислав, и Васильковичи, Григорий с Иоанном, наследовали Перемышль, Звенигород, Теребовль и другие места в юго-западной России, когда в 1124 году умерли отцы их, оставив навсегда в России память своих счастливых дел воинских, верности в обетах и любви к отечественной славе.

Княжив в столице 13 лет, Владимир Мономах скончался на 73 году от рождения, славный победами за Русскую землю и благими нравами, как говорят древние летописцы. Уже в слабости и недуге он поехал на место, орошенное святою кровию Бориса, и там, у церкви, им созданной, на берегу Альты, предал дух свой Богу в живейших чувствованиях утешительной Веры. Горестные дети и Вельможи привезли его тело в Киев и совершили обряд погребения в Софийском храме. Набожность была тогда весьма обыкновенною добродетелию; но Владимир отличался Христианским сердечным умилением: слезы обыкновенно текли из глаз его, когда он в храмах молился Вседержителю за отечество и народ, ему любезный. Не менее хвалят Летописцы нежную его привязанность к отцу (которого сей редкий сын никогда и ни в чем не ослушался ), снисхождение к слабому человечеству, милосердие, щедрость, незлобие: ибо он, по их словам, творил добро врагам своим и любил отпускать их с дарами . Но всего яснее и лучше изображает его душу поучение , им самим написанное для сыновей. К счастию, сей остаток древности сохранился в одной харатейной летописи и достоин занять место в Истории.

Великий Князь говорит вначале, что дед его, Ярослав, дал ему Русское имя Владимира и Христианское Василия, а отец и мать прозвание Мономаха , или Единоборца : для того ли, что Владимир действительно был по матери внук Греческого Царя Константина Мономаха, или в самой первой юности изъявлял особенную воинскую доблесть? — «Приближаясь ко гробу, — пишет он, — благодарю Всевышнего за умножение дней моих: рука его довела меня до старости маститой. А вы, дети любезные, и всякий, кто будет читать сие писание, наблюдайте правила, в оном изображенные. Когда же сердце ваше не одобрит их, не осуждайте моего намерения; но скажите только: он говорит несправедливо!

Страх Божий и любовь к человечеству есть основание добродетели. Велик Господь, чудесны дела Его!» Описав в главных чертах, и по большей части словами Давида, красоту творения и благость Творца, Владимир продолжает:

«О дети мои! Хвалите Бога! Любите также человечество. Не пост, не уединение, не Монашество спасет вас, но благодеяния. Не забывайте бедных; кормите их, и мыслите, что всякое достояние есть Божие и поручено вам только на время. Не скрывайте богатства в недрах земли: сие противно Христианству. Будьте отцами сирот: судите вдовиц сами; не давайте сильным губить слабых. Не убивайте ни правого, ни виновного: жизнь и душа Христианина священна. Не призывайте всуе имени Бога; утвердив же клятву целованием крестным, не преступайте оной. Братья сказали мне: изгоним Ростиславичей и возьмем их область, или ты нам не союзник! Но я ответствовал: не могу забыть крестного целования , развернул Псалтырь и читал с умилением: вскую печальна ecu, душе моя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему. Не ревнуй лукавнующим ниже завиди творящим беззаконие . — Не оставляйте больных; не страшитесь видеть мертвых: ибо все умрем. Принимайте с любовию благословение Духовных; не удаляйтесь от них; творите им добро, да молятся за вас Всевышнему. Не имейте гордости ни в уме, ни в сердце, и думайте: мы тленны; ныне живы, а завтра во гробе. — Бойтесь всякой лжи, пиянства и любострастия, равно гибельного для тела и души. — Чтите старых людей как отцов, любите юных как братьев. — В хозяйстве сами прилежно за всем смотрите, не полагаясь на Отроков и Тиунов, да гости не осудят ни дому, ни обеда вашего. — На войне будьте деятельны; служите примером для Воевод. Не время тогда думать о пиршествах и неге. Расставив ночную стражу, отдохните. Человек погибает внезапу: для того не слагайте с себя оружия, где может встретиться опасность, и рано садитесь на коней. — Путешествуя в своих областях, не давайте жителей в обиду Княжеским Отрокам; а где остановитесь, напойте, накормите хозяина. Всего же более чтите гостя, и знаменитого и простого, и купца и Посла; если не можете одарить его, то хотя брашном и питием удовольствуйте: ибо гости распускают в чужих землях и добрую и худую об нас славу. — Приветствуйте всякого человека, когда идете мимо. — Любите жен своих, но не давайте им власти над собою. — Все хорошее, узнав, вы должны помнить: чего не знаете, тому учитесь. Отец мой, сидя дома, говорил пятью языками : за что хвалят нас чужестранцы. Леность — мать пороков: берегитесь ее. Человек должен всегда заниматься: в пути, на коне, не имея дела, вместо суетных мыслей читайте наизусть молитвы или повторяйте хотя самую краткую, но лучшую: Господи помилуй . Не засыпайте никогда без земного поклона; а когда чувствуете себя нездоровыми, то поклонитесь в землю три раза. Да не застанет вас солнце на ложе! Идите рано в церковь воздать Богу хвалу утреннюю: так делал отец мой; так делали все добрые мужи. Когда озаряло их солнце, они славили господа с радостию и говорили: Просвети очи мои, Христе Боже, и дал ми ecu свет Твои красный . Потом садились думать с дружиною, или судить народ, или ездили на охоту; а в полдень спали: ибо не только человеку, но и зверям и птицам Бог присудил отдыхать в час полуденный. — Так жил и ваш отец. Я сам делал все, что мог бы велеть Отроку: на охоте и войне, днем и ночью, в зной летний и холод зимний не знал покоя; не надеялся на посадников и бирючей; не давал бедных и вдовиц в обиду сильным; сам назирал церковь и Божественное служение, домашний распорядок, конюшню, охоту, ястребов и соколов». — Исчислив свои дела воинские, уже известные Читателю, Владимир пишет далее: «Всех походов моих было 83; а других маловажных не упомню. Я заключил с Половцами 19 мирных договоров, взял в плен более ста лучших их Князей и выпустил из неволи, а более двух сот казнил и потопил в реках. — Кто путешествовал скорее меня? Выехав рано из Чернигова, я бывал в Киеве у родителя прежде Вечерен. — Любя охоту, мы часто ловили зверей с вашим дедом. Своими руками в густых лесах вязал я диких коней вдруг по нескольку. Два раза буйвол метал меня на рогах, олень бодал, лось топтала ногами; вепрь сорвал меч с бедры моей, медведь прокусил седло; лютый зверь однажды бросился и низвергнул коня подо мною. Сколько раз я падал с лошади! Дважды разбил себе голову, повреждал руки и ноги, не блюдя жизни в юности и не щадя головы своей. Но Господь хранил меня. И вы, дети мои, не бойтесь смерти, ни битвы, ни зверей свирепых; но являйтесь мужами во всяком случае, посланном от Бога. Если Провидение определит кому умереть, то не спасут его ни отец, ни мать, ни братья. Хранение Божие надежнее человеческого».

Без сего завещания, столь умно писанного, мы не знали бы всей прекрасной души Владимира, который не сокрушил чуждых государств, но был защитою, славою, утешением собственного; и никто из древних Князей Российских не имеет более права на любовь потомства: ибо он с живейшим усердием служил отечеству и добродетели. Если Мономах один раз в жизни не усомнился нарушить права народного и вероломным образом умертвить Князей Половецких, то можем отнести к нему слова Цицероновы: век извиняет человека . Считая Половцев врагами Христианства и Неба (ибо они жгли церкви), Россияне думали, что истреблять их, каким бы то образом ни было, есть богоугодное дело.

К сожалению, древние Летописцы наши, рассказывая подробно воинские и церковные дела, едва упоминают о государственных или гражданских, коими Владимир украсил свое правление. Знаем только, что он, желая доставить народу все возможные удобности, сделал на Днепре мост; часто ездил в Ростовскую и Суздальскую землю, наследственную область Всеволодова Дому, для хозяйственных распоряжений; выбрал прекрасное место на берегу Клязьмы, основал город, назвал его Владимиром Залесским , окружил валом и построил там церковь Св. Спаса. Сын его, Мстислав, распространил в 1114 году укрепления новогородские, а Посадник, именем Павел, заложил каменную стену в Ладоге.

Во время Мономахова княжения, довольно спокойное и мирное в сравнении с другими, были некоторые бедствия: редкая засуха в 1124 году и сильный в Киеве пожар, который продолжался два дня, обратив в пепел большую часть города, монастыри, около 600 церквей и всю Жидовскую улицу . Народ с ужасом видел еще одно совершенное затмение солнца и звезды на небе в самый полдень. В южной России случились два землетрясения, а в северной страшная буря, которая срывала домы и потопила множество скота в Волхове.

Мономах оставил пять сыновей и супругу третьего брака. Нет сомнения, что первою была Гида, дочь Английского Короля Гаральда, о коей мы упоминали и которая, по известию древнего Историка Датского, около 1070 года вышла за нашего Князя, именем Владимира. Норвежские Летописцы сказывают, что сын Гиды и сего Князя женился на Христине, дочери Шведского Короля Инга Стенкильсона: супруга Мстислава Владимировича действительно называлась Христиною. Ее дочери, внуки Мономаховы, вступили в знаменитые брачные союзы: одна с Норвежским Королем Сигурдом, а после с Датским Эриком Эдмундом; вторая с Канутом Святым, Королем Оботритским, отцом Вальдемара , славного Государя Датского, названного сим именем, может быть, в честь его великого прадеда, Владимира Мономаха; третия с Греческим Царевичем: думаю, сыном Императоpa Иоанна; Алексием, коего супруга именем и родом неизвестна по Византийским летописям.

В год сего бракосочетания (1120) приехал из Константинополя в Россию Митрополит Никита и заступил место умершего Никифора, мужа знаменитого сведениями и красноречием: чего памятником остались два письма его к Мономаху: первое о разделении Церквей , Восточной и Западной; второе о посте , особенно любопытное, ибо оно содержит в себе не только богословские, но и философические умствования, заключаемые хвалою добродетелей Мономаховых. — «Разум , — пишет Никифор, — разум есть светлое око души, обитающей во главе . Как ты, Государь мудрый, сидя на престоле, чрез Воевод своих управляешь народом, так душа посредством пяти чувств правит телом. Не имею нужды во многоречии: ибо ум твой летает быстро, постигая смысл каждого слова. Могу ли предписывать тебе законы для умеренности в чувственных наслаждениях, когда ты, сын Княжеской и Царской (Греческой) крови, Властитель земли сильныя, не знаешь дому, всегда в трудах и путешествиях, спишь на голой земле, единственно для важных дел государственных вступаешь во дворец светлый и, снимая с себя любимую одежду простую, надеваешь Властительскую; когда, угощая других обедами Княжескими; сам только смотришь на яства роскошные?… Восхвалю ли тебе и другие добродетели? Восхвалю ли щедрость, когда десница твоя ко всем простерта; когда ты ни сребра ни злата не таишь, не считаешь в казне своей, но обеими руками раздаешь их, хотя оскудеть не можешь, ибо благодать Божия с тобою?… Скажу единое: как душа обязана испытывать или поверять действия чувств, зрения, слуха, ее всегдашних орудий, дабы не обмануться в своих заключениях: так и Государь должен поверять донесения Вельмож. Вспомни, кто изгнан, кто наказан тобою: ни клевета ли погубила сих несчастных?… Князь любезный! Да не оскорбит тебя искренняя речь моя! Не думай, чтобы я слышал жалобу осужденных и за них вступался; нет, пишу единственно на воспоминание тебе: ибо власть великая требует и великого отчета; а мы начинаем теперь пост, время душеспасительных размышлений, когда Пастыри церковные должны и Князьям смело говорить истину. Ведаю, что мы сами, может быть, в злом недуге; но слово Божие в нас здраво и цело: ежели оно полезно, то надобно ли входить в дальнейшее исследование? Человек в лице, Бог в сердце», и проч. — Таким образом древние учители нашей Церкви беседовали с Государями, соединяя усердную хвалу с наставлением Христианским. Слог сих писем ознаменован печатаю века: груб, однако ж довольно ясен, и многие выражения сильны.

Владимир Мономах глазами современников.

Великий князь Владимир Мономах остался в памяти потомков как мудрый и справедливый князь. Но был ли он таким глазами современников? Безусловно, положительный ответ можно найти в «Послании митрополита Никифора князю Владимиру Мономаху». Автора, киевского митрополита – грека Никифора I, без боязни ошибиться можно назвать соратником и единомышленником князя Владимира Всеволодовича Мономаха. Об этом, прежде всего, свидетельствует содержание его послания, сходного по мыслям и общему настрою с сочинениями самого князя, а также обстоятельства восшествия Мономаха на киевский престол, что, как можно догадываться из летописного рассказа, происходило не без участия митрополита.

Биографические сведения о Никифоре, как и о других церковных иерархах того времени, скудны. Рукоположенный в киевские митрополиты в Константинополе, он прибыл на Русь 6 декабря 1104 года и 18 декабря был возведен на кафедру. В течение первого же года своего святительства Никифор поставил епископов на три давно пустовавшие кафедры: во Владимир Волынский, Переяславль (где тогда княжил Мономах) и Полоцк, преодолев тем самым очевидный кризис в церковной иерархии Русского государства. Тесные связи установились у митрополита Никифора с киевскими князьями. В 1108 году по повелению киевского князя Святополка Изяславича Никифор внес в синодик для общецерковного поминания имя преподобного Феодосия, игумена Печерского (ум. 1074); в 1113 году, так же исполняя просьбу Святополка, поставил игуменом Печерского монастыря Прохора «попина». После смерти Святополка (16 апреля 1113 года) митрополит Никифор, по мнению исследователей, стал одним из инициаторов приглашения на киевский престол переяславского князя Владимира Всеволодовича Мономаха в обход Черниговских князей Давыда и Олега Святославичей, что должно было положить конец начавшимся в Киеве беспорядкам. Во всяком случае, когда 20 апреля того же года Владимир вступил в Киев, «усрҧтоша… и митрополитъНикифоръсъ епископы и со всимикияне с честью великою…». 1 – 2 мая 1115 года митрополит Никифор во главе всего

духовенства и в присутствии князей Владимира Мономаха и Олега и ДавыдаСвятославичей, а также множества простого народа освятил новую каменную церковь в Вышгороде и принял участие в торжественном перенесении в нее мощей святых князей – мучеников Бориса и Глеба. Преставился митрополит Никифор в апреле 1121 года.

Киевский митрополит, несомненно, был высокообразованным человеком, ярким представителем византийской интеллектуальной элиты. В историю русской книжности он вошел как талантливый писатель, проповедник и полемист и незаурядный мыслитель. Сохранилось по меньшей мере три его послания и одно поучение; по – видимому, все они были написаны первоначально по – гречески и лишь затем переведены на русский язык («Не дан ми бысть дар язычный… — писал сам Никифор в одном из своих поучений, — и того ради безгласен посреде вас стоя, и молчу много»). Два послания митрополита адресованы князю Владимиру Всеволодовичу Мономаху – о посте и о человеческой душе, а также о латинской вере. Первое из них представляет собой настоящий философский трактат, в котором автор исследует человеческую душу и составляющие ее «силы» — разум, чувство и волю, а также ее «слуг» и «воевод» — органы чувств. Для нас представляют интерес не столько собственно философские воззрения Никифора (в основном они восходят к идеям Платона, получившим дальнейшее развитие в трудах Отцов Церкви, и прежде всего св. Иоанна Дамаскина), сколько их приложение к личности конкретного адресата послания – киевского князя Владимира Всеволодовича. Никифор «исследовал и изучал князя, как кропотливый врач изучает болезнь, выискивая ее первопричину», отмечает современный историк древнерусской богословской литературы11. Киевскиймитрополит исключительно высоко оценил личные качества Мономаха, его христианские добродетели, однако обозначил и тот недостаток который, по его мнению, князю следует преодолеть, — излишнюю доверчивость к наветам и наговорам, использование клеветы во время судебных разбирательств. Мы не знаем, какие именно судебные дела и каких именно негодных советников князя имел ввиду


Никифор, но очень похоже, что эта тема – умело спрятанная среди прочих, казалось бы, чисто умозрительных заключений – и стала главной причиной его обращения к князю. В результате же мы получили уникальную возможность взглянуть на Владимира Мономаха глазами его образованного современника и собеседника.


Кроме двух названных посланий Владимиру Мономаху, митрополиту Никифору принадлежит еще одно, так же направленное против «латинян», то есть католиков, и адресованное Ярославу Святополчичу, князю Владимиро – Волынскому, — главному политическому противнику Мономаха в годы его киевского княжения (в позднейшей редакции ошибочно переадресовано муромскому князю Ярославу Святославичу). И еще известно его «Поучение в неделю сыропустную».

Заключение.

На основании изученных источников и литературы можно прийти к некоторым умозаключениям. Владимир Мономах — представитель новой идеологии, оправдывавшей новый, провозглашенный на Любечском съезде принцип — «кождо да держит отчину свою», признавший факт раздробления Руси. Владимир Мономах представитель новой идеологии, оправдывавшей новый, провозглашенный на__________________________

Г. Подскальски. Христианство и богословская литература в Киевской Руси. СПб., 1996. С. 246.

Любечскомсъезде принцип — «кождо да держит отчину свою», признавший факт идейной пропагандой те княжеские раздоры, которые в новых условиях могли толькораздробления Руси.Мономах во всех случаях подавал свой голос за упорядочение государственной жизни Руси на основе нового принципа и стремился предотвратить усилиться. Призыв к единению против общих врагов— половцев, к прекращению раздоров между князьями не был в его устах призывом к старому порядку. Сторонников раздоров самих по себе никогда не существовало. Раздоры князей

были естественным следствием нового положения вещей, но следствием, против которого выступали (внешне по крайней мере) и сами враждующие стороны.

Владимир Мономах стремился к объединению усилий всех русских князей по укреплению могущества Русской земли, но к объединению на основе принципа, провозглашенного Любечским съездом.

Владимир Мономах отчетливо сознавал, что новому принципу общего владения Русской землей необходимо было создать моральный авторитет. Это было тем более необходимо, что сразу же вслед за Любечским съездом вновь начались кровавые раздоры князей. Нужна была идеологическая пропаганда новых идей. Задачам этой пропаганды служит культ Бориса и Глеба, летописание, усиленно поддерживавшееся Владимиром Мономахом, и, наконец, собственные произведения самого Владимира Мономаха.

В своей политической деятельности Мономах с особенной энергией призывал соблюдать крестоцелование. Это был не простой призыв к честности, а установление самой сути системы: ведь целует крест не только побежденный победителю, но и сюзерен своим вассалам, а вассалы ему: все князья — постоянно договаривающиеся стороны. На договорных условиях пытался Мономах организовывать совместные походы русских князей против половцев, стремился добиться их организации путем уговоров, созывов княжеских съездов, на которых всегда выступал против раздоров и за активную оборону Русской земли. Кроме того, в новых условиях необходимо было упорядочить феодальную эксплуатацию в интересах всего феодального класса, остановить отдельных излишне усердствовавших в этом феодалов. Одним словом, недостаток объединяющей политической силы киевского князя и недостаток экономических связей необходимо было бы в некоторой степени возместить силой моральной.

Мономах был одним из создателей идеологии периода феодальной раздробленности — идеологии, обосновывающей и оправдывающей совершившееся и совершающееся дробление Руси между отдельными княжествами и вместе с тем безуспешно стремящейся устранить путем моральной проповеди бедственные последствия этого дробления. В своих произведениях Мономах пытался опереть новую политическую систему на христианскую мораль, на строгое выполнение договорных условий, на совместное решение основных вопросов на княжеских съездах, на взаимное уважение к правам младших и старших. В конечном счете вся новая система должна была опираться на моральную дисциплину, на идеологию. Вот почему этой идеологии Мономах и придал такое большое значение, заботясь о писателях, покровительствуя летописанию, укрепляя церковь, развивая культ Бориса и Глеба, поддерживая Киево-Печерский монастырь и лично занимаясь писательской деятельностью. Новую идеологию и новый принцип Мономах пытался сделать тем стягом, с помощью которого он мог бы руководить дружиной князей-братьев.

Таким образом, высокая мораль была потребностью распадающегося общества. Ее появление было вызвано глубокими историческими причинами.

Громадная политическая тема — подкрепить моральной дисциплиной новый политический строй — была разрешена в «Поучении» с удивительным художественным тактом. Весь тон «Поучения» — задушевный, почти лирический, иногда несколько старчески суровый и печальный — строго соответствует тому определению, которое сам Мономах дал в начале своего «Поучения», когда писал, что, отпустив послов своей братьи, пришедших к нему с бесчестным предложением выступить против Ростиславичей, он «в печали» взял Псалтирь, а затем собрал «словца си любая и складох по ряду и написах». Вынувшийся Мономаху стих из Псалтири: «векую печалуеши, душе?», «будучи обращен к гадающему, как бы сам собой присваивал его душевному строю названье печалования; а слово это на языке той эпохи значило много больше, чем значит теперь», — к этому верному наблюдению исследователя «Поучения» — В. Л. Комаровича добавим от себя, что слово «печалование» имело в Древней Руси именно тот политический оттенок, который требовательно лежит на всем «Поучении». Печалование означало заступничество старших за младших и обиженных.

Образ идеального правителя у Мономаха — это образ милосердного мудреца, для которого в первую очередь важны интересы страны, забота о благе людей ( «всего же паче убогых не забывайте, но елико могуще по силе кормите, и придайте сироте, и вдовицю, оправдите сами, а не вдавайте сильным погубить человека» ). Это сопряжено с пониманием ответственности за людей своей земли.

Поэтому мир предпочтительнее войны, потому что война наносит урон подданным. Но если она неизбежна, Мономах наставляет вести себя как можно более нравственно по отношению к мирным жителям и требовать того же от войска, дабы народ не ополчился против своей власти: «Куда же ходяще путём по своим землям, не дайте пакостидеяти отроком, ни своим, ни чужим, ни в селах, ни в житех, да некляти вас начнуть». Таким образом.народ в понимании Мономаха не безгласен.

В «Поучении» Мономаха наметилась мировоззренческая тенденция, которая будет разрабатываться в последующем Иосифлянами. А именно, тенденция открытости мирской жизни, её предпочтительности монашеской аскезе. (Последователи стяжательства перенесут такую поведенческую парадигму не только на образ мирянина, но и на политику Церкви). Как пишет Н.М. Золотухина, «Милость божья, утверждал он (Мономах), скорее достигается «малым добрым делом», а «ни одиночство, ни чернечьство, ни голод, яко иниидобриитерпят».Деятельный мирской человек предпочтительнее монаха, вся заслуга которого в том и заключается, что он терпит личные ограничения» (Н.М.Золотухина «Развитие русской средневековой политико-правовой мысли»). Можно выявить противоположность воззрений Владимира Мономаха и сторонников православно-аскетического подвижничества, в частности Нестора, который говорит о приоритете «духовного водительства» над княжеским правлением. Мономах придерживается рационалистической светской тенденции и активной политической жизни.

В концепциях киевских книжников Великий князь, будучи наделён определённым кругом полномочий (суд, военные и административные вопросы ), не является абсолютно вольным в своих действиях. Он не имеет права следовать только лишь своему усмотрению. В исполнении государственных функций он опирается на Закон, данный свыше. Он должен также согласовать свои действия с понятием справедливости, характерным для данного общества.

Князь соотносит себя с обществом, а не самовольничает. Князь несёт ответственность за свой народ, за его благополучие.Он усматривает за обществом право быть услышанным, дать ответную реакцию. Это видно в идеях Мономаха.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *