Выйти замуж за священнослужителя

Брак в христианстве

Различие между полами есть особый дар Творца созданным Им людям. «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1. 27). Будучи в равной степени носителями образа Божия и человеческого достоинства, мужчина и женщина созданы для целостного единения друг с другом в любви: «Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть» (Быт. 2. 24). Воплощая изначальную волю Господа о творении, благословенный Им супружеский союз становится средством продолжения и умножения человеческого рода: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1. 28). Особенности полов не сводятся к различиям телесного устроения. Мужчина и женщина являют собой два различных образа существования в едином человечестве. Они нуждаются в общении и взаимном восполнении. Однако в падшем мире отношения полов могут извращаться, переставая быть выражением богоданной любви и вырождаясь в проявление греховного пристрастия падшего человека к своему «я». <…>

<…> Для христиан брак стал, по слову святителя Иоанна Златоуста, «таинством любви», вечным единением супругов друг с другом во Христе.

Брак согласно Новому Завету

Церковь через послание апостола Павла называет брак великим «таинством» или «тайной», сравнивая соединение супругов в христианском браке с соединением Христа с Церковью:

Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна (τὸ μυστήριον) сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви.

— (Еф. 5:31, 32)

Согласно христианскому вероучению, супруга должна повиноваться мужу, а муж должен любить жену как Христос возлюбил Церковь, то есть отдал свою жизнь за Церковь, пролил свою кровь на Кресте за Неё:

Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за Нее,

— (Еф. 5:22–25)

Муж и жена в христианском браке становятся одной плотью, а также несут обоюдную ответственность за сохранение брачного союза, потому как по словам Иисуса Христа:

…и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.

— (Мф. 19:6)

В Евангелии Христос повторяет слова седьмой заповеди, данной Моисею: «Не прелюбодействуй» о том, что супружеская измена является грехом и тяжелейшим преступлением против Бога и ближнего своего, и о том, что христиане должны хранить супружескую верность:

Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует.

— (Мф. 19:6)

Важной частью брака является самопожертвование, суть которого изложена в послании апостола Петра, в Новом Завете:

Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом… Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах.

— (1Петр. 3:1–4, 7)

Брак и деторождение

По традиции основными целями брака считаются: рождение и воспитание детей, взаимная помощь и средство к укрощению плотского вожделения («во избежание блуда»: 1Кор. 7:2—6). Различные авторы, принадлежащие к традиционным церквям, по-разному расставляют акценты в освещении наиболее важных целей брака. Но в целом союз мужа и жены в супружеской любви рассматривается как основа и сущность брака.

Христианская традиция относит рождение и воспитание детей к одному из основных предназначений или целей или плодов супружеской любви и вообще брака. В Основах социальной концепции Русской православной церкви утверждает, что «плодом их <мужчины и женщины> любви и общности становятся дети, рождение и воспитание которых, по православному учению, является одной из важнейших целей брака. Продолжение человеческого рода является одной из основных целей христианского брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является «несомненным грехом». Конституция II Ватиканского Собора Католической Церкви «Gaudium et spes» утверждает: «По своему естественному характеру сам брачный институт и супружеская любовь предназначены для рождения и воспитания потомства, которым они и увенчиваются».

Однако, ввиду того, что некоторые супруги бездетны, появились мнения, что рождение и воспитание детей — якобы второстепенная цель брачного союза. Например, православный богослов М. Григоревский пишет: «Главною целью христианского брака является не рождение детей, как во вне-христианском браке, но внутреннее духовное восполнение одной личности другою, взаимное содействие в целях гармонического течения земной жизни и нравственного совершенствования. Чадорождение — второстепенная цель брачного союза».

Согласно Катехизису Католической Церкви, «в супружеском союзе осуществляется двойная цель брака: благо самих супругов и передача жизни», неразрывно связанные друг с другом, поэтому «супружеская любовь между мужчиной и женщиной подчиняется двойному требованию верности и плодородия». Верность означает постоянство и неразрывность брачного союза, плодородие — открытость к плодоношению. По поводу последнего официальное учение Католической церкви утверждает, что «всякий супружеский акт должен сам по себе оставаться предназначенным для воспроизводства человеческой жизни».

Однако деторождение не является единственном назначением интимных отношений, которые являются также «важным составляющим супружеской жизни, которые делают отношения двух людей наполненными нежностью, трепетом, восторгом». Целью брака в традиционном понимании является также любовь, спасение и взаимоподдержка мужа и жены.

История христианского брака

Ветхий Завет

Согласно христианскому вероучению, брак, или супружество мужа и жены Бог благословил ещё в Раю, когда сотворил для Адама из его ребра Еву, в качестве помощника ему, и заповедал жене быть в послушании у мужа и заповедал им размножаться (Быт. 1:27, 28) (Быт. 2:20–24).

Брак в христианстве — это продолжение богоустановленного ветхозаветного брака, но имеющего новое духовно-нравственное содержание (смотрите выше «Общехристианское понимание брака, согласно Новому Завету»). Если в Ветхом Завете и иудаизме, считалось терпимым многоженство, наличие наложниц у супруга, действовал закон левирата, разрешался развод, то в христианском браке многоженство, наложницы, развод, являются грехом прелюбодеяния. Точно так же категорически запрещён левират, который считается грехом кровосмешения.

Церковный брак в первые века христианства

Жизнь христианина
Христианский портал

Христианин
Благодать · Рождение свыше
Крещение · Покаяние
Исповедь · Причащение
Венчание · Монашество
Церковь · Священство
Каноническое право
Грех · Смерть
Христианские добродетели
Вера · Благочестие
Любовь · Милосердие
Смирение · Скромность
Искренность · Кротость
Терпение · Молитва
Гостеприимство

Христианское богословие
Троица · Библия
Грехопадение · Спасение
Иисус Христос
Искупительная жертва ·
Христианское богослужение
Вселенские соборы
Эсхатология

п • о • р
См. также: Брак в Древнем Риме

Согласно христианскому вероучению, супружество благословил Иисус Христос, когда совершил первое чудо на браке в Кане Галилейской, претворив воду в вино (Ин. 2:1–11).

В первые века христианства церковный брак заключался в благословении церковью, которое получали жених и невеста через епископа, позднее через пресвитеров. О его необходимом участии в обряде бракосочетания писал ещё в конце I — в начале II века Игнатий Богоносец в Послании к Поликарпу:

А те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти. Пусть всё будет во славу Божию.

Вступая в брак юноша и девушка давали перед священником обещание в супружеской верности, после чего священник давал благословение на рождение и христианское воспитание детей. О том, что священник давал благословение на супружество в древности свидетельствуют Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Мефодий Патарский.
Армянская Церковь признала необходимость церковного обряда для действительности брака — 7-й канон Шахапиванского Собора 444 года.

В Византийской империи долгое время (до предписания императора Алексея I Комнина в 1092 году) заключение брака регулировалось нормами римского права, которое требовало юридического оформления (заключения письменного договора) только для высших сословий.

89-я новелла Льва VI Мудрого (около 895 года), предписывавшая заключать брак только с церковного благословения, касалась лишь свободных лиц, то есть, не рабов.

Окончательное запрещение заключения брака без ведома и благословения приходского священника последовало при императоре Андронике II Палеологе (1282—1328) и Патриархе Афанасии I (1289—1293; 1303—1309).

Из Канонических ответов митрополита Киевского Иоанна II (1078—1089) видно, что русский народ какое-то время считал венчание принадлежностью брака князей и бояр, продолжая придерживаться при вступлении в брак языческих обычаев умыкания и купли невест. Подобная практика, согласно памятникам, встречалась до конца XVII века, а в современности только в качестве свадебных игр.

В государственно-правовом смысле, церковный брак (в противоположность гражданскому браку) есть признаваемый государством брак, заключённый (зарегистрированный) в религиозных институтах. До начала XX века был единственным видом брака, влекшим за собой юридические последствия, в большинстве стран Европы. В России упразднён в 1918 году, после Октябрьской революции.

Традиционно, бракосочетанию предшествовала обручение (помолвка) — уведомление окружающих о том, что двое собираются вступить в брак и могут оказывать друг другу знаки внимания.

Расторжение брака

См. также: Развод в Древней Руси

Основанием для расторжения брака может быть грех прелюбодеяния одного из супругов или злонамеренное оставление семьи (См. Евангелие от Матфея, гл. 5, ст. 31 — 32, также: Мф 19: 9). Второй брак совершается по рассмотрению служителями Церкви.

Вопросы разводов и последующих браков понимаются различно консервативными и либеральными евангельскими христианами.

Принципиальное положение христианства по отношению к браку — его нерасторжимость: Мк. 10:2-12. Единственной допустимой причиной расторжения брака может являться измена (прелюбодеяние) одного из супругов (Мф. 19:9). Однако, и в этом случае Христианская церковь, ради вечной блаженной загробной жизни, призывает супругов попытаться сохранить свою семью потерпеть и простить грехи и недостатки своего супруга:

Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я. Но если не воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться. А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены . Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если же неверующий развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?

— (1Кор. 7:8—16)

Русская церковь считает брак нерасторжимым, но допускает прекращение супружеского сожития только из-за измены одного из супругов. В 2000 году, «учитывая всеобщее оскудение в людях любви, а также идя на уступки человеческой немощи», в Основах социальной концепции РПЦ к греху прелюбодеяния в вопросе расторжения брачного союза были добавлены следующие причины:

  • злонамеренное оставление семьи;
  • совершение аборта при несогласии супруга;
  • психическое заболевание одного из супругов;
  • заключение одного из супругов в местах лишения свободы по причине принесения кому-либо тяжкого вреда или убийства;
  • хронический алкоголизм или наркомания;
  • противоестественные пороки;
  • импотенция, наступившая до брака или явившаяся следствием намеренного членовредительства;
  • заболевание сифилисом или проказой;
  • заболевание ВИЧ/СПИДом;
  • длительная пропажа без вести;
  • попытки нанесения вреда здоровью детей либо супруги, или угроза для их жизни.

Однако, следует понимать, что никакого чина расторжения брака не существует, эта процедура является исключительно бюрократической и состоит она не в расторжении брака как такового, а в разрешении от епископа на повторный церковный брак, когда повторный брак в ЗАГСе уже зарегистрирован.

Церковь не поощряет второбрачия. Тем не менее после законного церковного развода, согласно каноническому праву, второй брак разрешается невиновному супругу. Лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимьи, наложенной в соответствии с каноническими правилами, второй брак допускается во избежание беспорядочного блуда. В тех исключительных случаях, когда допускается третий брак, срок епитимьи, согласно правилам святого Василия Великого, увеличивается.

Повторный брак

Что касательно второбрачия, то ссылаясь на 87-е правило Василия Великого: «Вторы́й брак есть врачество́ проти́ву блуда́, а не напутствие сластолюбию». Русская православная церковь допускает второй и третий брак. Однако, и второй, и третий брак совершаются не по торжественному чину, а, скорее, покаянному.

В отношении третьего брака в 50-м правиле Василия Великого сказано:

на троебрачие нет закона; посему третий брак не составляется по закону. На таковые дела взираем как на нечистоты в Церкви, но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшие нежели распутное любодеяние.

Таким образом, третий брак является крайней уступкой церкви в целях недопущения греха прелюбодеяния. Четвёртый и последующие не благословляются вообще.

Православная церковь допускает второй брак вдовы (вдовца), если она (он) изъявит такое желание, так как, по словам апостола Павла, «жена связана законом, доколе жив её муж». То есть, даже если в браке у супругов не получилось взрастить любовь, которая соединит их навечно, они связаны Законом и не имеют право подавать на развод при жизни обоих супругов — в противном случае, подающий на развод становится виновным в грехе прелюбодеяния. Однако в случае смерти одного из супругов второй становится «свободным от Закона», то есть, если он захочет, то может вступить во второй брак, «но только в Господе». Однако блаженнее он будет и заслужит бо́льшую благодать у Бога, если сохранит верность первому и единственному супругу.

Всего лучше — ожидать умершего мужа и соблюдать условия с ним, избрать воздержание и находиться при оставшихся детях, чтобы приобрести большее благоволение от Бога. Если же кто захочет вступить во второй брак, то нужно делать это с целомудрием, — с честностью, согласно с законами, — потому что и это дозволяется, а запрещается только блуд и прелюбодеяние.

— Святитель Иоанн Златоуст

Любовь к нему ты можешь сохранять и теперь также, как и прежде; сила любви такова, что она объемлет, совокупляет и соединяет не только тех, которые находятся при нас, или близко к нам, и которых мы видим, но и тех, которые удалены от нас; ни продолжительность времени, ни дальность расстояния, и ничто другое подобное не может прервать и прекратить душевную дружбу. Если же ты желаешь и видеть его лицом к лицу (я знаю, что ты весьма желаешь этого), то соблюди ложе его недоступным для другого мужа, постарайся сравняться с ним по жизни, и ты, конечно, отойдешь отсюда в один и тот же с ним лик, и будешь жить вместе с ним не пять лет, как здесь, не двадцать или сто, даже не тысячу или две, не десять тысяч или несколько десятитысячелетий, но беспредельные и бесконечные веки. Наследование теми местами упокоения получается не по телесному родству, но по одинаковому образу жизни.

— «Слово к молодой вдове», Святитель Иоанн Златоуст

Браки с иноверцами в России

Браковенчание короля Карла IV. Миниатюра Жана Фуке из «Больших французских хроник». Около 1455 г.

Общеобязательные, общецерковные и никем не отменяемые каноны Православной церкви, принятые на Вселенских соборах: 10-е Правило Лаодикийского собора и 72-е Правило 6 Вселенского собора, категорически запрещают православному (православной) вступать в сожительство (брак) с любым неправославным, то есть с еретиком, более того, 72-е правило повелевает такие беззаконные сожительства разрушать; единственное исключение 72-е правило, ссылаясь на послание апостола Павла: 1Кор. 7:14, делает для брака, заключённого вне церкви, то есть когда оба супруга были неправославными, а затем уже находясь в супружестве один из супругов принял святое крещение и стал православным, а другой ещё не пришёл к истинной вере, но при этом не препятствует другому супругу в его выборе нового образа веры в жизни. До синодального периода в Русской церкви согласно святым канонам Вселенских соборов строго воспрещались браки православных с любыми неправославными.

С 1721 года царем Петром было уничтожено не только патриаршество, но и соборное управление в Русской поместной церкви, во главе её согласно «Присяге для членов Святейшего Синода» стал не поместный собор, во главе с патриархом и собранием из всех архиереев, который никогда не может выйти за рамки канонов Вселенских соборов, их отменить или изменить; а лицо, не являющееся ни только епископом, но и священником и даже диаконом, то есть мирянин, государственный правитель: царь или женщина(царица). Царь управлял Русской поместной церковью через своего чиновника-мирянина (обер-прокурора), также лицо не имеющее священного рукоположения, стоящего во главе Священной коллегии или Священного синода — органа управления Русской поместной церковью. Все члены Синода давали клятву пред Богом, в которой исповедовали «крайнего судию» в поместной церкви монарха.

«Я, нижеименованный, обещаюся и клянуся Всемогущимъ Богомъ, предъ святымъ Его Евангелием… Исповедую же с клятвою крайняго Судию Духовного сего Синода, быть Самаго Всероссийскаго Монарха, Государя нашего Всемилостивейшаго, клянуся и ещё Всевидящимъ Богом.»(Присяга для членов Святейшего Синода)

С этого времени царь начал издавать свои законы от имени синода и распространять их на церковное управление, не обращая внимания на догматы и каноны Православной церкви. Одним из таких новых законов стало разрешение: «Послание» 1721 года вступать в брак лютеран с православными. Поводом к изданию «Послания Святейшего Синода к православным о беспрепятственном им вступлении в брак с иноверцами» было поступившее в Синод доношение из Берг-Коллегии, основанное, в свою очередь, на письме Василия Татищева, посланного в Сибирскую губернию «для прииска рудных мест и строения, и размножения тамо заводов». В письме Татищев ходатайствовал о желании поселившихся в России шведских специалистов (взятых перед тем в плен русской армией во время Северной войны) «жениться на русских девках без переменения веры».

Затем последовали другие законы и были дозволены браки с католиками, и другими протестантами и армянами, но не «раскольниками» (то есть старообрядцами); такие браки обычно не требовали специального разрешения архиерея. Высочайший указ от 17 (30) апреля 1905 года дозволял брак православных с старообрядцами, совершение которого, однако, требовало разрешения епархиального архиерея. Кроме того, лица других христианских исповеданий, вступающие в брак с лицами православными (за исключением коренных жителей Финляндии на её территории), давали священнику пред совершением брака подписку в том, что они не будут ни поносить своих супругов за православие, ни склонять их чрез прельщение, угрозы или иным образом к принятию своей веры и что имеющие родиться от сего брака дети будут крещены и воспитаны в православии. Взятая таким образом по установленной форме подписка подлежала представлению епархиальному архиерею или в консисторию в начале января следующего года.

По состоянию на начало XX века в Российской империи действовали следующие нормы:

  • браки православных с лицами неправославных христианских исповеданий разрешались лишь при условии венчания, крещения и воспитания детей по правилам православной веры;
  • русским подданным православного и католического вероисповедания запрещались браки с нехристианами, а протестантам — с язычниками.

См. также

В Викисловаре есть статья «венчание»

► Браки в религиях

  • Венчание
  • Китайский брак

Примечания

  1. Цыпин Владислав протоиерей. Церковное право. Глава: V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ 53. ТАИНСТВО БРАКА Архивная копия от 13 мая 2013 на Wayback Machine
  2. Православный портал «Азбука веры». Раздел: Таинство брака
  3. Пространный Православный Катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви // параграф 358 сл.
  4. Каноническое право о браке. Учебное пособие, составленное свящ. И. Юровичем. Колледж Католической Теологии им. св. Фомы Аквинского, М., 1994, с. 20
  5. «Основы социальной концепции РПЦ», XII.9 // Официальный сайт Московской Патриархии
  6. Прот. Иоанн Мейендорф. Брак в Православии.
  7. Прот. Владимир Воробьев. Православное учение о браке // Вестник пастырского семинара, № 2, 1996 г.
  8. Вопросы личной, семейной и общественной нравственности, X. 4 // Официальный сайт отдела внешних церковных связей РПЦ
  9. Проблемы биоэтики, XII, 3 // Официальный сайт отдела внешних церковных связей РПЦ
  10. Gaudium et spes, 48 параграф 1
  11. Добросельский П. В. Супружеские отношения и грань греха
  12. ККЦ Супружеская любовь
  13. Каноническое право о браке Католической Церкви определяет недействительным брак, при заключении которого супруги не осознаю́т, что их союз предназначен для порождения потомства (Каноническое право о браке, 1096 параграф 1; комментарии по книге: Каноническое право о браке. Учебное пособие, составленное свящ. И. Юровичем. Колледж Католической Теологии им. св. Фомы Аквинского, М., 1994, с. 45 — 46)
  14. «Всякий супружеский акт должен сам по себе оставаться предназначенным для воспроизводства человеческой жизни»: эта цитата из Энциклики «Humanae vitae» Папы Павла VI приводится в разделе Катехизиса Плодородие брака
  15. Двое во едину плоть, или о любви, сексе и религии: Иным благочестивым читателям не рекомендуется. // Православие и мир
  16. Бездетный брак. Часть 1. Цель брака — спасение. // Православие и мир
  17. 1 2 Брак. Православная энциклопедия.
  18. Послание Святого Игнатия Богоносца к Поликарпу
  19. Василий Великий Беседы на Шестоднев Беседа 7. О пресмыкающихся
  20. Григорий Богослов Слово 40
  21. Мефодий Патрский Пир десяти дев или о девстве
  22. Армянская Апостольская Церковь А. А. Бозоян, К. Н. Юзбашян
  23. Расторжение церковного брака, причины развенчивания
  24. 1 2 Вопросы личной, семейной и общественной нравственности
  25. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви
  26. Святитель Иоанн Златоуст Беседа на слова: «Жена связана законом, доколе жив муж её»
  27. Слово 1 к молодой вдове, Иоанн Златоуст
  28. 72 правило 6 Вселенского собора (недоступная ссылка). Дата обращения 24 мая 2013. Архивировано 11 августа 2013 года.
  29. Никодим . Милош 72 правило 6 Вселенского собора
  30. Внутренняя деятельность Петра Великого // Соловьев С. М. Учебная книга по Русской истории
  31. Именной ВЫСОЧАЙШИЙ Указ, данный Сенату, Об укреплении начал веротерпимости от 17 апреля 1905
  32. Стефан Смирнов. Алфавитный сборник распоряжений, необходимых для каждого члена причта. (Настольная книга). СПб, 1898, стр. 104—106.
  33. С. В. Булгаков. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Киев, 1913, стр. 1208.

Литература

В Викитеке есть тексты по теме: «Таинство брака и препятствия к нему»

  • Венчание, церковная церемония // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Христианская философия брака
  • Брак в православии, протоиерей А. Мейендорф
  • о. Алексей (Янг). Православный Брак
  • прот. Владислав Цыпин, Церковное право

Ссылки

  • Таинство православного брака на liturgy.ru
  • Таинство Браковенчания Фотоочерк священника Константина Пархоменко
  • Венчание чин Таинства с иллюстрациями и объяснениями
  • Таинство венчания
  • Последование обручения и венчания Последование обручения и венчания с включенными ссылками на ноты исполняемых песнопений. Для церковных хоров.
  • Видео венчания

Свадебные обряды славян

Стимулирующие

Предсвадебные

Свадьба

Послесвадебные

Участники

  • Свадебные чины: сваха, молодожёны (невеста, жених), дружка (шафер), крёстный родитель, свойственник, тысяцкий

Атрибуты

Периоды

Как выйти замуж или что такое христианский брак?

Где искать жениха и невесту? Как строить отношения до брака и что такое христианская семья? Об этом и многом другом на встрече со своими прихожанами 8 марта говорил настоятель храма Троицы в Хохлах протоиерей Алексей Уминский.

Все мы в общих чертах знаем что такое христианский брак. Мы знаем, что христианская семья — это прежде всего малая Церковь. Однако, несмотря на то, что о христианском браке много написано и сказано, сама по себе христианская семья (я сужу по моему священническому опыту) — это семья проблемная. Об этих проблемах и хотелось бы поговорить.

О влиянии романтизма

Нет ни лекал, ни трафаретов, в которые можно было бы вместить по общим параметрам человеческую жизнь. Жизнь всегда больше, чем схема. Когда мы сегодня говорим об устроении семьи, христианской семьи, мы должны понимать, что семья в XXI веке строится совсем не так, как это было в веке XX, и уж точно не не так, как в веке XIX. Таких социальных институтов, которые готовили бы людей к семейной жизни, теперь, увы, не существует. Утрачена и сама преемственность этих институтов.

Читая классическую литературу, мы видим как люди составляли семьи. Это делалось исключительно по благословению родителей, или потому что молодые люди были сосватаны, познакомлены как-то специально для создания семьи. Представить себе такую форму устройства семьи сегодня довольно трудно. Эта форма разломлена.

Мы читаем книги и видим, что люди, которых сватали друг другу, которые знакомились буквально на глазах своих родителей и не имели возможности много общаться, тем не менее потом создавали крепкие и благополучные семьи. Ни о какой романтичности, ни о какой влюбленности речи тогда не шло. Это русская и французская литература XIX века поставили принцип романтичности и влюбленности на первое место. И этот принцип по сути своей даже тогда был разрушительным для семьи. Рассказы Золя, Мопассана и многих других, все эти мадам Бовари — это то, что разрушает семью, а отнюдь не склеивает ее.

Сегодня человек понимает семью именно с этих (книжных) позиций: я влюблен, я поражен. И на этой основе человек пытается выстраивать отношения и создавать семью. Но правильный ли это путь? Как не ошибиться в выборе? Где же та семья, которая будет соответствовать христианскому идеалу?

Невеста или сестра во Христе?

Так или иначе поиск жениха или невесты начинается с чистого листа: весь прошлый опыт устроения семьи сегодня совершенно не действует. Что же тогда может стать для молодого христианина точкой опоры? Что поможет найти себе супруга? Где его искать?

Существует принцип: если я христианин, то ищу себе супруга в христианской общине. Моя будущая избранница должна быть воцерковленной, как и я сам, и тогда возможно у нас будет крепкая семья. Однако, в таком случае приходится вести поиск в сверхограниченном пространстве церковной общины, которое ко всему прочему ограничено и строгими правилами внутренних взаимоотношений.

Правила эти таковы, что девушка и юноша не имеют права, находясь в церкви, посмотреть друг на друга как-то иначе, чем как на брата или сестру во Христе. И это естественно, когда мы находимся непосредственно в храме на молитве: “Я не могу позволить, чтобы мой взгляд блуждал по лицам в это время. Наоборот, я стою и голову опускаю вниз. Я прохожу в храм и мой внешний вид должен соответствовать моей покоянно-молитвенной настроенности”. Хорошо это или плохо — другой вопрос, вопрос того, как мы себя преподносим. В любом случае, храмово-общинное пространство не приспособлено, чтобы здесь всерьез думать о поисках супруга или супруги. И это так.

Само по себе представление о строгости личной христианской жизни приводит к тому, что человек в храме находится в зажатом состоянии. Он все время себя контролирует. Он контролирует свои чувства, мысли, все время думает о том, как ему быть правильным перед Богом и перед людьми. И в этом состоянии психологически трудно думать всерьез о том, что здесь, в церковной общине, на нее кто-то будет смотреть как на предполагаемую невесту, или она посмотрит на кого-нибудь как на предполагаемого жениха. Хотя это желание подспудно всегда есть. Мы всегда оглядываемся невольно на девушку или молодого человека, которые могли бы нам подойти. Но всякий раз должны эту мысль закрыть, прервать, дальше помысел не имеет права развиваться, даже если рядом находится кто-то симпатичный. Сам храм, само устройство общины не дает широкой возможности найти себе спутника жизни. Потому что богослужение концентрируется вокруг Христа и на богослужении человек предельно открыт прежде всего для Бога.

А вот там, где члены общины встречаются не только на богослужениях, все происходит и развивается иначе. Общеприходские дела позволяют людям посмотреть друг на друга не только как на братьев и сестер во Христе, а еще и как на юношей и девушек, женщин и мужчин, друзей. В этих общих делах мы можем проявить свою настоящую сущность и выступить друг перед другом в той человеческой ипостаси, в которой нас Господь создал —в мужской и женской.

У христиан поле для выбора не так велико. Я не вижу проблемы в том, чтобы христиане встречали своих спутников вне церкви. Это нормально, когда сегодня люди не замыкают круг своего общения.

О мужском, женском и божественной красоте

В людях, особенно в современных людях, понятие мужского и женского очень сильно перепутано и трансформировано. Это становится проблемой для всех нас.

У нас женщины почти мужчины, мужчины — почти женщины. И каждый не до конца сам себя понимает. Кто он вообще есть? Будучи христианами, мужчины боятся проявления своего мужского начала. Женщины боятся своего женского. Во многом так происходит потому, что есть определенный аскетический опыт. Это опыт монашенский, который перенесся на нашу обычную, бытовую жизнь.

Конечно же мы люди, поврежденные грехом. Всяк человек есть ложь. Все в нас искажено. И все прекрасное, божественное, что было в нас изначально, ведет не в ту сторону. Мы пытаемся идти правильным путем, отстраняя все, что считаем плотскими помышлениями. Но на самом деле часто делаем нечто иное. Мы не исправляем качественно наше повреждение, антропологическое, человеческое (у Вышеславцева Б.П. есть такое понятие «преображенный эрос»). Мы не исправляем внутреннее повреждение через молитву, покаяние и преображение. Мы не исправляем, а загоняем эти вещи вглубь, замыкаем их в глубоком внутреннем подвальчике и не даем им возможности жить. И тогда мы не оживаем в Боге, а ходим почти мертвые, бесчувственные.

Бесчувственность и мертвенность — еще одна проблема, которая встает на нашем пути построения христианской семьи. Из-за этого человек не может увидеть другого, а главное, не может для другого раскрыть себя — в своей настоящей мужской или женской ипостаси. В той природной божественной красоте, которую Господь вложил в мужчину и женщину. Я говорю, например, о прекрасной женской ипостаси Евы, которая заставила Адама сказать: “Се плоть от плоти моей, кость от костей моих”. Это же первое признание в любви. Адам увидел в ней женскую красоту и — «два в плоть едину».

Мы убиваем в себе чувства, и это большая проблема сегодняшней христианской молодежи. Убитые, загнанные, обессиленные —все это не дает ни возможности отвечать привязанностью на привязанность, любовью на любовь, ни даже замечать вокруг себя ту красоту женскую и мужскую, которая по-настоящему есть.

Конечно, речь не о красоте из журналов «Мужское здоровье» или «Космополитен». Увидеть женскую красоту в той, что не соответствует параметрам 90/60/90, может только настоящий мужчина. И только настоящий мужчина способен увидеть женщину в красоте смиренного духа, о которой говорит апостол Петр. Внешнюю прелесть увидит любое животное, потому что она возбуждает иное. Там не к чему прилепиться, в этих кусках мяса на фотографиях. Там нет мужского и женского, там иные вещи.

Настоящее мужское и женское просыпается в тех, кто умеет и не боится чувствовать и оживать.

О палочке Коха и человеческой слабости

Это оживление мы можем найти в Церкви. Церковь способна по настоящему человека оживить. Но сегодня происходит ровно наоборот. Мы приходим в церковь и умерщвляем себя. «Умертви наши чувства ….» поем мы в стихирах и молитвах. Но нужно понимать, о чем идет речь. Мы говорим здесь исключительно об аскетическом умерщвлении всякой нечистоты, но не самого чувства. Всякой патологии, но не того, на чем патология паразитирует. Понимаете, болезни сами по себе не существуют. Нет туберкулеза самого по себе, гриппа самого по себе, рака. Но существуют вирусы, палочка Коха, которые не являются болезнью. Болезнью они становятся только тогда, когда прилепляются к нашему организму, в чем-то искаженному, когда начинают паразитировать на нашей слабости.

Аскетика убивает болезнь, но не тело. Как врач правильным лекарством истребляет болезнь, но не само человеческое тело, так и аскетика, борьба с помыслами, страстями, не убивает чувства. Но она должна их оживлять, уничтожая при этом приросшую к ним гадость, ржавчину и плесень, то, что паразитирует на человеке. Мы часто боимся быть самими собой, людьми. И в этом наша проблема. Она не дает нам и семью создать.

Часто мы встречаем именно тех, кого Господь нам посылает, чтобы мы их увидели и встретили, но их-то мы и не замечаем. Они проходят мимо нас, а мы мимо них. Это нужно понять и попытаться жить настоящей человеческой жизнью.

О боязни ошибок

Жить настоящей жизнью значит не бояться быть собой и понимать, что мы Богу нужны такие, какие мы есть. Господь дает нам достаточную степень свободы. Эта свобода предполагает ответственность. Но она же предполагает и то, что человек живет не по книге и схеме, а исходя из того, как он смотрит на мир.

Однажды я читал лекцию на миссионерском факультете и сказал, что нам в жизни очень не хватает простой человеческой радости, свободы. Мне возразили: «Должна быть радость во Христе, свобода во Христе». Я согласен, но если мы в себе убили желание радоваться, то и во Христе радости уже не будет, если убили в себе желание быть свободным, то во Христе вы никогда свободу не обретете.

Мы приходим в храм, выходим из храма страшно напряженными. Но нужно стараться просто по-человечески улыбаться, не бояться жить, поступать и принимать решения. Не надо бояться знаете ошибаться. Потому что человек, боящийся ошибки —этот тот третий из притчи о талантах. Два других не боятся ошибиться, хотя могут быть обмануты, могут свои таланты потерять, вложить не в то дело, а тот третий —вообще ничего не делает, потому что уверен, что за ошибку накажут.

Но за ошибку не накажут, потому что Господь не думает о нас как о безошибочных автоматах, он знает, что мы все время ошибаемся.

Ад — пожирает, любовь — открывает

Попробуй совместную жизнь перед браком, чтобы не ошибиться с выбором. Попробуй, «как все нормальные люди». Призыв-обманка, которую нам настойчиво предлагает этот мир. А пробовать-то и нельзя. Потому что поиск человека заключается не в том, чтобы попробовать «это», а в том, чтобы попробовать что-то другое. Мы должны не пробовать друг друга, а испытывать и открывать себя друг другу, познавать. И для этого нам не хватает простого общения.

Нам, христианам, много чего нельзя, но еще чаще мы придумываем себе то, чего нельзя. Без всякого сомнения, нам нельзя грешить и пробовать людей на вкус. Потому что «пробовать кого-то» — это свойство ада: кого-то и чего-то все время пожирать. Ад все время пожирает. А любовь все время делится, открывается. Наше свойство христианское в том, чтобы мы умели открываться и не боялись этого. С точки зрения христианской, познать друг друга —это открыться, понять, что в этой открытости тебе есть место. И происходит это постепенно, понемножку, по чуть-чуть во взаимном узнавании, когда люди друг перед другом открываются в равной степени. И когда открываются до конца, то они друг друга узнают: “А я тебя узнала. Ты, оказывается, мой”. — “А ты — моя”.

Брак, как бегство

Сегодня люди видят брак очень по-разному: кто-то видит возможность уйти от проблем. Например, живет человек с родителями, а они деспоты. Мать житья не дает и поскорее бы на волю. Кто-то другой ищет возможности, например, скрасить свое одиночество и найти себе хорошую добрую женщину, такую удобную домохозяйку. Поэтому вопрос состоит в том: кого вы ищите? Есть христианская семья, а есть квазисемьи, узаконенное сожительство, которое не предполагает открытости. Оно предполагает договорные отношения: мы живем, у нас общее хозяйство и общая постель, то есть физиология и экономика. Действительно, при этом иногда возникают добрые чувства друг к другу: забота, например: “У тебя зуб болит? Сейчас сделаю эликсир и ты рот пополощешь. Температура? Давай схожу в аптеку”.

По-человечески это понятно. Но это один тип брака.

Другой тип — это брак христианский, в основе которого узнавание человека в любви, в терпении, в уповании и молитве. Христианский брак это не только брак, заключенный в церкви между христианами. Это нечто большее. Это брак, когда «два в плоть едину». И такой брак можно наблюдать не только у христиан. Он онтологичен, он богоданное состояние, удивительный дар. Человек изначально устроен так, чтобы жить для такого брака.

Для меня очень важны слова священномученика Владимира Амбарцумова, который рассказывал о своей рано умершей жене: «Я переставал понимать, где кончаюсь я и где начинается она». Так они любили друг друга, и в этом, как мне кажется, сущность христианского брака. Жить с таким вот взаимопроникновением, когда у человека от другого не остается никакого потайного места и никаких тайн.

Записала Дарья Рощеня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *