Юлия гиппенрейтер биография

Публикации

Опубликовала более 75 научных работ.

  • Гиппенрейтер, Ю. Б. Практикум по общей психологии. — Москва, 1972. Учебник
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. О движении человеческого глаза. — Москва, 1978. Монография
  • Хрестоматия по психологии эмоций. \ Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер. Вступительная статья Ю.Б. Гиппенрейтер. М.1983.
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. Введение в общую психологию. Курс лекций. — Москва: АСТ, с 1988 по 2008 год. — 352 с. — общий тираж более 30 000 экз.
  • Психология памяти / Под редакцией Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. — 3-е издание, перерработанное и дополненное. — Москва: АСТ, 2008. — 656 с. — (Хрестоматия по психологии). — 7000 экз.
  • Психология индивидуальных различий / Под редакцией Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. — 3-е издание, переработанное и дополненное. — Москва: АСТ, с 1982 по 2008 год. — 720 с. — 7000 экз.
  • Психология мышления / Под редакцией Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Ф. Спиридонова, М. В. Фаликман, В. В. Петухова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Москва: АСТ, 2008. — 672 с. — (Хрестоматия по психологии). — 7000 экз.
  • Психология внимания / Под редакцией Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Москва: АСТ, 2008. — 656 с. — (Хрестоматия по психологии). — 7000 экз.
  • Психология личности / Под редакцией Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырея, В. В. Архангельской. — Москва: АСТ, 2009. — 624 с. — (Хрестоматия по психологии). — 4000 экз.
  • Психология мотивации и эмоций /Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, М В. Фаликман. — М.: АСТ:Астрель, 2009. — 704с. -(Хрестоматия по психологии). (ООО «Издательство АСТ») (ООО «Издательство Астрель»)
  • Кэтрин Бейкер, Гиппенрейтер, Ю. Б. Влияние сталинских репрессий конца 1930-х годов на жизнь семей в трёх поколениях // Теория семейных систем Мюррея Боуэна. Основные понятия, методы и клиническая практика. — Москва: Когито-Центр, 2008. — 496 с. — (Современная психотерапия). — 2000 экз.
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. Общаться с ребёнком. Как?. — Москва: АСТ, с 1994 по 2008 год. — 240 с. — общий тираж более 100 000 экз.
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. Продолжаем общаться с ребёнком. Так?. — Москва: АСТ, с 2008 по 2009 год. — 256 с. — общий тираж более 50 000 экз.
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. У нас разные характеры… Как быть?. — Москва: АСТ, 2012. — 19 000 экз.
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. Чудеса активного слушания. — Москва: АСТ, 2013. — 192 с. — 21 000 экз.
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. Поведение ребенка в руках родителей. — Москва: АСТ, 2013. — 128 с. — 27 000 экз.
  • Гиппенрейтер, Ю. Б. Чувства и конфликты. — Москва: АСТ, 2013. — 160 с. — 13 000 экз.

Юлия Гиппенрейтер

Биография

Профессор МГУ. Области научной деятельности: экспериментальная психология (психология восприятия, психология внимания, психофизиология движений), системная семейная психотерапия, нейро-лингвистическое программирование. Автор многочисленных публикаций по психологии.

Родилась 25 марта 1930 г. в г. Москве, закончила отделение психологии философского факультета МГУ (1953), доктор психологических наук (1975), профессор (с 1978). Является профессором кафедры общей психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Области научной деятельности: экспериментальная психология (психология восприятия, внимания, психофизиология движений), семейная терапия, нейро-лингвистическое программирование.

Тема кандидатской диссертации, выполненной под руководством профессора А.Н.Леонтьева, — “О звуковысотном слухе” (1961). В этом исследовании был предложен и опробирован новый метод измерения степени развития звуковысотного слуха, составляющего основу музыкального слуха человека. С начала ХХ в. был известен парадокс, состоящий в том, что острота звуковысотного слуха не коррелирует со степенью развития музыкального слуха. Гипотеза, объясняющая этот феномен, состояла в том, что звуки разной высоты различаются и по тембру и что различение по тембру может маскировать неразличение по высоте. Идея предложенного Г. метода состояла в “столкновении” высоты и тембра тестовых звуков: более высокому (по основной частоте) звуку придавался более “низкий” (“глухой”) тембр, а более низкому — более “высокий” (“тонкий”) тембр. Этот метод позволил выявить группу лиц, не слышащих или плохо слышащих высоту звука. Показано также, что в осложненных условиях оценки высоты разнотембровых звуков существенную помощь оказывает вокализация (внешняя и внутренняя) и обучение ей. Обнаружено недоразвитие тонального слуха у 1/3 части носителей русского (тембрового) языка, и полное его развитие у 100% носителей тональных языков (вьетнамского, китайского). Тем самым обосновано предположение о том, что освоение ребенком тембрового языка может тормозить развитие музыкального слуха, из чего следует практический вывод о необходимости обращать специальное внимание на развитие музыкального слуха ребенка в период освоения им русской речи ( т. е. в возрасте 1-2 лет).

Тема докторской диссертации “Движение глаз и деятельность” (1975). В этом исследовании и в работах, его продолжающих были впервые изучены разнообразные виды движений глаз (микро- и макро-, произвольные, непроизвольные, фиксации, скачки, нистагмы, тремор и др.) не сами по себе, но в контексте решения человеком различных задач (зрительных, слуховых, двигательных, умственных). Исследование выполнено в русле психологической теории деятельности А.Н. Леонтьева и теории уровней построения движений Н.А. Бернштейна. В результате работы описана зависимость количественных и психофизиологических характеристик движений глаз от задачи, в решение которой они включены, предложена деятельностно-функциональная классификация движений глаз (действия, операции, психофизиологические функции). Впервые характеристики глаза описаны как особого двигательного органа, показаны преимущества использования его в этом качестве (как управляющего “выхода”); развито понятие “оперативного поля зрения”, методы его измерения; разработаны методы измерения степени напряженности зрительного внимания; изучены и описаны принципы моторных и зрительно-моторных координаций руки и глаза; впервые подробно исследован фиксационный опто-кинетический нистагм, его свойства и механизмы; открыт феномен совпадения микросаккад глаз с функциональными единицами деятельности (на материале использованного набора задач); на основе указанного феномена разработан новый метод анализа структуры и динамики деятельности, в том числе ее внутренних форм.

В 90-е гг. в центре внимания Г. оказались новые темы: “Методы коммуникативного тренинга и изучение личностных изменений в ходе его”; “Функционирование семей жертв сталинских репрессий конца 30-х гг. в трех поколениях” (Совместное российско-американское исследование по гранту IREX).

Общее число научных публикаций Г. свыше 75, среди них: монография “О движении человеческого глаза”. М., 1978; “Введение в общую психологию”. Учебник для студентов университетов М., 1988 (2-е изд. 1997); Учебные пособия: “Практикум по общей психологии”. М., 1972 (ред.); Серия хрестоматий по общей психологии (6 книг) 1975-1984 (ред.); “Общаться с ребенком. Как?” 1994.

Два брака. Первый муж — её двоюродный брат, Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер, второй — математик Алексей Николаевич Рудаков. Имеет троих детей. Две старшие дочери — от первого брака, третий ребёнок — от второго.

Юлия Гиппенрейтер: Мы даем не то, что надо ребенку

Юлия Борисовна Гиппенрейтер – человек, которого знают и любят миллионы родителей нашей страны. Она первая в России так громко и смело высказала новаторскую мысль: «Ребенок имеет право на чувства». На встречу со знаменитым психологом и автором, которую организовал проект “Традиции детства”, пришли более 200 человек. Мужчины, женщины, многие с детьми – зал внимательно слушал то, что говорила Гиппенрейтер. И это объяснимо: Юлия Борисовна в своей неповторимой мягкой ироничной манере рассказывала, почему нельзя заставлять детей делать уроки, убирать игрушки, какое значение имеет игра в жизни ребенка, и почему родителям нужно поддерживать жажду игры в детях.

Зрители сначала слушали, а потом стали задавать вопросы, всё смелее и смелее разговаривая с известным психологом. Это был настоящий практикум общения – настолько полно открывались люди в разговоре: обнажали свои чувства, говорили откровенно, не соблюдая «авторитетов». Юлия Борисовна – категорическая противница любых авторитетов, которые навязаны сверху. Она искренне наслаждалась свободой в разговоре с собеседниками.

Этот диалог лучше любой лекции демонстрировал методику Гиппенрейтер – уважение к личности и активное слушание, любовь к своей деятельности и приглашение поиграть. Во взрослых, в родителей, в людей…

Ребенок – сложная креатура

Заботы родителей концентрируются вокруг того, как воспитать ребенка. Мы с Алексеем Николаевичем Рудаковым (профессор математики, супруг Ю.Б. – Прим. ред.) тоже в последние годы профессионально этим занялись. Но в этом деле нельзя быть профессионалом, совсем. Потому что воспитывать ребенка – это душевный труд и искусство, я не побоюсь этого сказать. Поэтому, когда доводится встречаться с родителями, то мне совсем не хочется поучать, да я и сама не люблю, когда меня учат, как делать.

Я думаю, что вообще поучение – это плохое существительное, особенно в отношении того, как воспитывать ребенка. О воспитании стоит думать, мыслями о нем нужно делиться, их нужно обсуждать.

Предлагаю вместе подумать над этой очень сложной и почетной миссией – воспитывать детей. Я знаю уже по опыту и встреч, и вопросов, которые мне задают, что дело часто упирается в простые вещи. «Как сделать так, чтобы ребенок выучил уроки, убирал игрушки, чтобы ел ложкой, а не лез пальцами в тарелку, и как избавиться от его истерик, непослушаний, как сделать так, чтобы он не грубил и т.д. и т.п.».

Однозначных ответов на это нет. Ребенок – это очень сложная креатура, а родитель тем более. Когда взаимодействуют ребенок и родитель, и еще бабушки, то получается сложная система, в которой закручиваются мысли, установки, эмоции, привычки. Причем установки иногда бывают неправильные и вредящие, отсутствует знание, понимание друг друга.

Как сделать так, чтобы ребенок хотел учиться? Да никак, не заставить. Как нельзя заставить любить. Поэтому давайте вначале поговорим о более общих вещах. Существуют кардинальные принципы, или кардинальные знания, которыми мне бы хотелось поделиться.

Не различая игру и труд

Начать надо с того, каким человеком вы хотите, чтобы вырос ваш ребенок. Конечно, у каждого есть в уме ответ: счастливым и успешным. А что значит успешным? Тут есть некоторая неопределенность. Успешный человек – это какой?

В наше время принято считать, что успех – это чтобы деньги были. Но богатые тоже плачут, и человек может стать успешным в материальном смысле, а будет ли у него благополучная жизнь эмоциональная, то есть хорошая семья, хорошее настроение? Не факт. Так что «счастливость» очень важна: а может быть счастливый человек не очень высоко социально или финансово взобравшийся? Может. И тут приходится думать, на какие педали надо нажимать в воспитании ребенка, чтобы он вырос счастливым.

Мне бы хотелось начать с конца – с успешных, счастливых взрослых. Примерно полвека тому назад такие успешные, счастливые взрослые были исследованы психологом Маслоу. В результате обнаружилось несколько неожиданных вещей. Маслоу стал исследовать особенных людей среди своих знакомых, а также по биографиям и литературе. Особенность его исследуемых состояла в том, что они очень хорошо жили. В каком-то интуитивном смысле, они получали удовлетворение от жизни. Не просто удовольствие, ведь удовольствие бывает очень примитивным: напился, лег спать – тоже своего рода удовольствие.

Удовлетворенность была другого рода – исследуемые люди очень любили жить и работать в избранной ими профессии или области, получали удовольствие от жизни. Мне тут вспоминаются строки Пастернака: «Живым, живым и только,/Живым и только, до конца». Маслоу заметил, что по этому параметру, когда человек, активно живущий, бросается в глаза, присутствует целый комплекс других свойств.

Эти люди – оптимисты. Они доброжелательны – когда человек живой, то он не злой и не завистливый, они очень хорошо общаются, у них, в общем, не очень большой круг друзей, но верных, они хорошо дружат, и с ними хорошо дружат, общаются, они любят глубоко и их глубоко любят в семейных отношениях, или в романтических отношениях.

Когда они работают, они как будто играют, они не различают труд и игру. Трудясь, они играют, играя, они трудятся. У них очень хорошая самооценка, не завышенная, они не выдающиеся такие, не стоящие над другими людьми, но относятся к себе уважительно. Хотелось бы вам так жить? Мне бы очень хотелось. А хотели бы вы, чтобы таким ребенок вырос? Безусловно.

За пятерки – рубль, за двойки – плетка

Хорошая новость состоит в том, что дети рождаются с таким потенциалом. В детей заложен потенциал не только психофизиологический в виде определенной массы мозга. У детей есть жизненная сила, творческая сила. Я напомню вам очень часто произносимые слова Толстого, что ребенок от пятилетнего до меня проходит один шаг, от года до пяти лет он проходит огромное расстояние. А от рождения до года ребенок пересекает бездну. Жизненная сила движет развитием ребенка, но почему-то мы это принимаем как должное: уже берет предметы, уже улыбнулся, уже издает звуки, уже встал, уже пошел, уже начал говорить.

И вот если нарисовать кривую развития человека, то вначале она круто идет вверх, потом замедляется, и вот мы – взрослые, – останавливается ли она где-то? Может, она даже падает вниз.

Быть живым – это не останавливаться и тем более не падать. Для того, чтобы кривая жизни росла вверх и во взрослом возрасте, нужно в самом начале поддерживать живые силы ребенка. Давать ему свободу развиться.

Здесь начинается трудность – что значит свободу? Сразу начинается воспитательная нотка: «что хочет, то и делает». Поэтому не надо так ставить вопрос. Ребенок много хочет, он лезет во все щели, всё потрогать, всё взять в рот, рот – это очень важный орган познания. Ребенок хочет всюду залезть, отовсюду, ну не упасть, но по крайней мере испытать свои силы, залезть и слезть, может быть, неловко, что-то сломать, что-то разбить, что-то бросить, в чём-то испачкаться, залезть в лужу и так далее. В этих пробах, в этих всех стремлениях он развивается, они необходимы.

Самое печальное, что это может угасать. Угасает любознательность, если ребенку говорят не задавать глупых вопросов: вырастешь – узнаешь. Еще можно говорить: хватит тебе дурацкими делами заниматься, вот ты бы лучше…

Наше участие в развитии ребенка, в росте его любознательности, может гасить стремление ребенка к развитию. Мы даем не то, что ребенку сейчас надо. Может быть, что-то от него требуем. Когда ребенок проявляет сопротивление, мы его тоже гасим. Это по-настоящему ужасно – гасить сопротивление человека.

Родители часто спрашивают, как я отношусь к наказаниям. Наказание возникает, когда я, родитель, хочу одного, а ребенок хочет другого, и я хочу его продавить. Если не делаешь по моей воле, то я тебя накажу или подкормлю: за пятерки – рубль, за двойки – плетка.

К детскому саморазвитию нужно относиться очень внимательно. Сейчас стали распространяться методики раннего развития, раннего чтения, ранней подготовки к школе. Но дети должны до школы играть! Те взрослые, о которых я говорила в начале, Маслоу их назвал самоактуализанты, – они играют всю жизнь.

Один из самоактуализантов (судя по его биографии), Ричард Фейнман – физик и лауреат Нобелевской премии. Я в своей книжке описываю, как отец Фейнмана, простой торговец рабочей одеждой, воспитывал будущего лауреата. Он ходил с ребенком на прогулку и спрашивал: как ты думаешь, почему птицы чистят перышки? Ричард отвечает – они поправляют перышки после полета. Отец говорит – смотри, те, которые прилетели, и те, которые сидели, выправляют перышки. Да, говорит Фейнман, моя версия неверна.

Таким образом отец воспитывал в сыне любознательность. Когда Ричард Фейнман чуть-чуть подрос, он опутывал свой дом проводами, делая электрические цепи, и устраивал всякие там звонки, последовательные и параллельные соединения лампочек, и потом стал чинить магнитофоны в своей округе, в 12 лет. Уже взрослый физик рассказывает о своем детстве: «Я всё время играл, мне было очень интересно всё вокруг, например, почему из крана идет вода. Я думал, по какой кривой, почему там кривая – не знаю, и я стал ее вычислять, наверняка она уже давно вычислена, но какое это имело значение!»

Когда Фейнман стал молодым ученым, он работал над проектом атомной бомбы, и вот настал такой период, когда голова ему показалась пустой. «Я подумал: наверное, я уже выдохся, – вспоминал ученый потом. – В этот момент в кафе, где я сидел, какой-то студент кинул тарелку другому, и она крутится и качается у него на пальце, а то, что она крутится и с какой скоростью, видно было, потому что на дне ее был рисунок. И я заметил, что крутится она быстрее раза в 2, чем качается. Интересно, какое соотношение между вращением и колебанием.

Стал думать, что-то вычислил, поделился с профессором, крупным физиком. Тот говорит: да, интересное соображение, а к чему тебе это? Это просто так, из интереса, отвечаю я. Тот пожал плечами. Но на меня это не произвело впечатления, я стал думать и применять это вращение и колебание при работе с атомами».

В результате Фейнман сделал крупное открытие, за которое получил Нобелевскую премию. А началось с тарелки, которую студент бросил в кафе. Эта реакция – детское восприятие, которое сохранилось у физика. Он не замедлился в своей живости.

Дайте ребенку повозиться самому

Давайте вернемся к нашим детям. Чем мы можем им помочь, чтобы не замедлять их живость. Над этим ведь думали очень многие талантливые педагоги, например, Мария Монтессори. Монтессори говорила: не вмешивайтесь, ребенок чем-то занимается, дайте ему это делать, не перехватывайте у него ничего, никакое действие, ни завязывание шнурков, ни карабканье на стульчик. Не подсказывайте ему, не критикуйте, эти поправки убивают желание что-то делать. Дайте ребенку повозиться самому. Должно быть огромное уважение к ребенку, к его пробам, к его усилиям.

Наш знакомый математик вел кружок с дошкольниками и задал им вопрос: чего больше в мире, четырехугольников, квадратов или прямоугольников? Понятно, что четырехугольников больше, прямоугольников меньше, а квадратов еще меньше. Ребята 4-5 лет все хором сказали, что квадратов больше. Педагог поухмылялся, дал им время подумать и оставил в покое. Через полтора года, в возрасте 6-ти лет его сын (он посещал кружок) сказал: «Пап, мы тогда неверно ответили, четырехугольников больше». Вопросы важнее ответов. Не торопитесь давать ответы, не торопитесь за ребенка ничего делать.

Не надо воспитывать ребенка

Дети и родители в обучении, если мы говорим о школах, страдают от отсутствия мотивации. Дети не хотят учиться, и не понимают. Многое не понимается, а выучивается. Вы по себе знаете – когда читаешь книгу, не хочется ее запомнить наизусть. Нам важно схватить суть, по-своему прожить и пережить. Этого школа не дает, школа требует учить от сих до сих параграф.

Вы не можете понять за ребенка физику или математику, а из детского непонимания часто растет неприятие точных наук. Я наблюдала мальчика, который, сидя в ванне, проник в тайну умножения: «Ой! Я понял, что умножение и сложение – это одно и то же. Вот три клеточки и под ними три клеточки, это всё равно, что я три и три сложил, или я три по два раза!» – для него это было полное открытие.

Что же происходит с детьми и родителями, когда ребенок не понимает задачу? Начинается: как же ты не можешь, читай еще раз, вот вопрос видишь, запиши вопрос, еще надо записать. Хорошо, сам думай, – а он не знает, как думать. Если возникает непонимание и ситуация выучивания текста вместо проникания в суть – это же неправильно, это неинтересно, от этого страдает самооценка, ведь мама и папа сердятся, а я балбес. Как результат: я не хочу этим заниматься, мне это не интересно, я этого не буду.

Как здесь помогать ребенку? Наблюдать, где он не понимает, и что он понимает. Нам рассказывали, что очень трудно учить было арифметике в школе для взрослых в Узбекистане, а когда ученики арбузами торговали, то они всё правильно складывали. Значит, когда ребенок не понимает чего-то, надо исходить из его практических понятных вещей, которые ему интересны. И там он всё сложит, всё поймет. Так можно помогать ребенку, не поучая его, не по-школьному.

Если речь идет о школе, там методы образования механические – учебник и экзамен. Мотивация пропадает не только от непонимания, а от «надо». Общая беда родителей, когда стремление подменяется долгом.

Жизнь начинается с желания, желание пропадает – жизнь пропадает. Надо быть союзником в желаниях ребенка. Приведу в пример маму 12-летней девочки. Девочка не хочет учиться и ходить в школу, уроки делает со скандалами, только когда мама приходит с работы. Мама пошла на радикальное решение – оставила ее в покое. Девочка продержалась полнедели. Даже неделю она не выдержала. А мама сказала: всё, стоп, я к твоим школьным делам не подхожу, не проверяю тетради, это только твое дело. Прошел, как она рассказывала, примерно месяц, и вопрос закрылся. Но неделю маму корежило, что нельзя подойти и спросить.

Получается, начиная с возраста, когда ребенок карабкается на стульчик, ребенок слышит – а давай я тебя подсажу. Дальше в школе родители продолжают контролировать, а если нет, то они ребенка раскритикуют. Если дети не будут слушаться, то мы их накажем, а если они будут слушаться, то станут скучными и безынициативными. Послушный ребенок может окончить школу с золотой медалью, но ему неинтересно жить. Тот счастливый, успешный человек, которого мы в начале нарисовали, не получится. Хотя мама или папа очень ответственно подходили к своим воспитательным функциям. Поэтому я иногда говорю, что не надо воспитывать ребенка.

Продолжение читайте на Правмире в ближайшее время. Вы узнаете, зачем английский педагог Александр Нилл воровал с подростками соседских куриц, можно ли воспитать мораль в двухлетнем ребенке и что сказать мужу, который уходит на рыбалку.

Общаться с ребенком. Как? , Юлия Борисовна Гиппенрейтер — отзыв

Поддавшись общему безумию нынешних моделей воспитания, я тоже сдуру (а иначе это и не назовешь) заказала себе книгу Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?». Однако, прочитав ее, изучив биографию «этой милой старушки» мне хочется сделать только одно — выкинуть книгу в помойку. Почему?

Причин оказалось предостаточно. Книга просто пропитана дурными позитивно-слащавыми советами по европейской модели воспитания: хвалить и критиковать нельзя, вам надо как попугаю повторять за ребенком его фразы (активное слушание), родители должны дружить с ребенком и т.д.

Сам автор откровенно пользуется приемами НЛП, чтобы завиноватить родителей, разрушить их убеждения и поверить в то, что написанное — есть истина в последней инстанции. И именно из-за того, что книга напичкана НЛП-штучками, читать ее весьма странно — все время возникает ощущение какой-то нелогичности текста, он больше напоминает куски рваной газетной бумаги, чем толковую книгу с внятным содержанием.

«Я не люблю глагол «воспитывать». Он слишком часто ассоциируется с такими действиями, как заставлять, принуждать, требовать, контролировать, проверять».

А, между прочим, о слове воспитание есть следующая версия, что «вос» — это возвышение, вверх, ввысь, что вкупе означает восхождение, возвышение души, духовный рост человека. Нам же сейчас постоянно пытаются навязать такую модель воспитания, в котором нет смысла, но есть просто техника, шаблон. Уберите слово «воспитание» и вместе с ним сразу исчезнет «воспитанность», а после пропадут «совесть», «стыд», «нравственность». Впрочем, вы же и сами видите, что сейчас уже не в моде стыд и скромность, а уж о совести и того реже говорят.

Еще один фактор, который говорит не в пользу идей автора — она отдает предпочтение зарубежному автору Роберту Дилтсу, чье мышление мне изначально чуждо. Есть предположение, что Ю.Г. поддерживает ювенальные программы.

Я категоричечки не согласна с тем, что оценивать действия ребенка, значит, не любить его. Однако, Юлия Г. именно к этому умозаключению и подводит наших родителей:

Причина широко бытующего оценочного отношения к детям кроется в твердой вере, что награды и наказания – главные воспитательные средства. Похвалишь ребенка – и он укрепится в добре, накажешь – и зло отступит.

И да, я тот самый обычный рядовой родитель, который считает, что без наказаний воспитать ребенка невозможно. Недавно один священник сказал очень верные слова: «Кто не наказывает своего ребенка, тот его не любит».

Еще один дикий, но безумно популярный на сегодня рецепт от Ю.Г:

Руководящие указания», наверное, где-то нужны, но не в совместных занятиях с ребенком. Как только они появляются, прекращается работа вместе. Ведь вместе – значит на равных.

Родители и дети — это не друзья. Нельзя мешать мух с котлетами. А значит, отношения «на равных» нет и не будет до совершеннолетия так точно. И всё потому, что родитель несет ответственность за свое чадо ОТ и ДО. Ребенок в силу многих причин не может этого делать. Отсюда и невозможность быть равноправными.

Особенно повеселила меня вот эта фраза:

Если вы действительно будете стараться помнить Правила и упражняться, выполняя наши задания, результат обязательно будет. Но он может стать заметным нескоро. Иногда проходят дни, недели, а иногда и месяцы, и даже год-два, прежде чем посеянные вами семена дадут всходы. Некоторым семенам надо побыть в земле дольше. Лишь бы вы не теряли надежду и продолжали рыхлить землю. Помните: процесс роста в семенах уже начался».

Угу, я уже не единожды читала в интернете, да и сама видела «результаты» воспитания по советам Ю.Гиппенрейтер. Дети абсолютно ни во что не ставят родителей и других взрослых, делают, что хотят, орут, бьются в истериках и вообще считают, что они маленькие цари, а взрослые — их прислуги. Я даже рискнула проверить действие советов этого горе-психолога на своем ребенке, и очень быстро получила эти гнилые плоды непослушания. На этом эксперимент был исчерпан.

Вызвал больше недоумение совет наказывать таким способом:

Вы, конечно, знаете, что дети очень ценят подобные семейные традиции. Когда родитель уделяет им специальное внимание и с ним интересно, – это настоящий праздник для ребенка. Однако, если случается непослушание или проступок, то «праздник» в этот день или на этой неделе отменяется.

Т.е. семейные традиции, по мнению Ю.Гипенрейтер, это такая штука, которую можно регулярно менять, ломать, нарушать. И ведь ей даже в голову не пришло, что наказывая таким образом одного ребенка, будет страдать и вся семья в целом. Очень даже эгоистичный метод наказания. И это в расчете на то, чтобы традиций как таковых в семье не осталось. А ведь традиции — это часть фундамента обычной семьи. К сожалению, сейчас много литературы, статей, заметок, видеороликов направлено на то, чтобы показать, доказать и убедить нас, что семья — это устаревшая модель, она как таковая в нынешнем времени не нужна. Уверена, что ювеналы всех стран просто апплодируют автору этой книги.

В книге красной нитью даются рекомендации, как жить и считать нормальным невоспитанность собственного чада. Поощрять эгоизм и всегда подчеркивать индивидуальность и уникальность ребенка (прямой путь к нарцисизму). И если родители сдуру (а иначе не бывает) возьмут за основу эту книгу, то хлебать им горюшко придется полной ложкой. Дисциплины никакой, зато поощрений и масленных ужимок, похвал должно быть воз и тележка, и попробуйте не угодить — самих же совесть заест, что вы такие плохие мамы и папы.

А простые истины, о которых «вещает» книга- обнимать, любить, уважать своего ребенка — ну уж простите, об этом любой нормальный человек знает и старается применять в своей жизни.

И, да, кому хочется возразить и начать петь дифферамбы в адрес книги Юлии Гиппенрейтер — вы сначала обратите внимание на себя: у вас тоже было детство, были родители, было воспитание и, наверняка, вас наказывали, и не было у ваших пап и мам, кстати, такой книги — и что в итоге?! Вы выросли диким, невоспитанным, бездушным человеком?! Нет?! Тогда почему же вы считаете, что без этой книжки нельзя воспитать нормального человека с душой и сердцем?!

Ну а для родителей, которые согласны, что эта книга — всего лишь пример обычного пиара и всеобщего безумия, я бы рекомендовала ознакомиться с трудами Лены и Бориса Никитиных. Вот где ярко, доступно, практично и живо сконцентрирована полезная информация для нас, взрослых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *