Женщина родила в 60 лет в России

>Как бы выглядел «инстаграм» бренда нижнего белья в СССР

Трусы

На фотографиях начала прошлого века можно увидеть женщин в панталонах свободного покроя длинной до колена. В России такое нижнее бельё женщины носили максимум до 20-х годов. Потом юбки строительниц коммунизма стали стремительно укорачиваться, и брюки, то есть панталоны превратились… в элегантные шорты.

Уже в конце 20-х этот предмет туалета стал напоминать современные пляжные шортики длиной до середины бедра, довольно свободные и широкие. В летнем варианте они были сшиты из шёлка или другой лёгкой ткани, в зимнем — из плотного материала. В таком виде трусы существовали до конца 50-х годов.

Притчей во языцех стали голубые тёплые панталоны, которые выпускала советская промышленность. Актёр Ив Монтан, посетив СССР вместе с супругой в 1956 году, привёз их показать французской публике и устроил советским трусам выставку в Париже. Посетители были в шоке, когда увидели что носят гражданки СССР.

Справедливости ради стоит отметить, что длинные трусы с начёсом зимой были необходимы. Колготки ещё не продавали, и даже в сильные морозы женщины носили чулки на подтяжках, поэтому верхняя часть бёдер оставалась открытой.

Ближе к 60-м годам в СССР стали производить привычные современному человеку слипы на резинке (традиционные трусы, закрывающие ягодицы, с вырезом до середины бедра). Но, как и всё новое, эта модель нижнего белья входила в советское общество со скрипом. Многие долго не могли отвыкнуть от привычных укороченных панталон.

Реальная история, рассказанная историком моды, коллекционером Асей Аладжаловой:

«В 60-е годы в СССР уже вошли в моду короткие юбки и А-образные фасоны платьев. Девочка из семьи рабочих просила совета у своей родственницы, как спрятать под мини-юбку панталоны перед танцами».

В это же время в СССР начали массовое производство купальников и нижнего белья из синтетики. По словам жительниц бывшего СССР, несмотря на все ухищрения, отечественная промышленность проигрывала западными производителям.

Жительница Москвы Мирослава Новикова в 70-е годы работала на фабрике «Красная заря», где шили в том числе нижнее бельё. Она рассказывает, что сама предпочитала покупать бельё из Польши и Венгрии:

— Не могу сказать, что бельё, которое мы выпускали, было некрасивым. Обычные трусы из трикотажа, хлопка или вискозы, встречались даже симпатичные. Но, поверьте, это небо и земля по сравнению с тем, что делали за границей.

По словам бывшей сотрудницы «Красной зари», заграничное нижнее бельё было более носким, отличалось разнообразием цветов и моделей. Но, не выезжая из СССР, достать его было весьма сложно.

Жительница города Санкт-Петербурга Мария Архангельская вспоминает польские трусы под названием «Неделька»:

— Это был набор из семи трусов, на каждых был написан день недели по-английски. Трусы с милым рисунком, из чистого хлопка. Купить их в широкой продаже было нельзя. Их или доставали через знакомых, или охотились за тем, что «выбрасывали» в конце месяца.

— В магазинах такие трусы почти не продавались, зато их реализовали с рук поштучно. У меня были трусы со «вторником» и «пятницей», — вспоминает Маргарита Коган, жительница Новосибирска.

Бюстгальтеры

Годом появления бюстгальтера можно считать 1903-й. Тогда произошло историческое разделение корсета на две части, верхнюю — для бюста — и нижнюю — для талии (позднее, превратившуюся в пояс для чулок). Автором новинки стала врач-гигиенист Гош Саро. Благодаря ей в моду вошли платья без классического корсета, где роль последнего выполнял широкий пояс, подпирающий грудь. В России первые бюстгальтеры в привычном нам виде стали появляться в 1910 году.

После революции 1917 года в СССР женского белья производили мало, большинство пользовалось старыми запасами. Производство наладилось только к 30-м годам, тогда же бюстгальтеры стали продавать повсеместно. Их делали из натуральных тканей либо белого цвета, либо с незамысловатым рисунком. В это же время в моду вошли бюстгальтеры в форме конуса, они делали грудь острой и смотрелись, с точки зрения современного человека, необычно.

В конце 50-х годов в СССР началось массовое производство синтетических бюстгальтеров. Бельё стали делать из трикотажа и вискозы. Тогда же появилось больше красителей и лифчики стали выпускать не только в пастельных тонах, но и ярких расцветок.

С изобретением эластичных волокон бюстгальтеры становятся менее жёсткими, меняется их форма — чашечки не отстрачивают по кругу, а выкраивают из нескольких частей. Пояса для чулок и майки также стали делать с эластичными вставками, чтобы добиться большего прилегания к телу.

Впрочем, по воспоминаниям жительниц СССР, и тогда отечественные бюстгальтеры оставались неудобными и некрасивыми.

— Они были грубо сделаны, натирали, заметно выделялись под одеждой, — рассказывает Римма Михайлова, жительница Санкт-Петербурга. Женщины исправно стояли в очереди за жёлто-коричневыми лифчиками из ГДР, которые не шли ни в какое сравнение с советскими.

Ближе к концу 70-х годов бюстгальтеры становятся в разы удобнее своих предшественников: на бретельках появляются регуляторы длины, застёжки делают не только на спине, но и на груди — между чашечками. В это же время становятся модными нательные комплекты — бюстгальтер и трусы или трусы и майка. Чаще всего они были белого цвета и шились как из синтетических, так и из натуральных тканей.

О существовании бюстгальтеров с эффектом пуш-ап жительницы СССР впервые узнали только в 80-х. Такие модели стали привозить в СССР из стран Восточной Европы.

— В середине 80-х годов мы с мужем были в Москве и отстояли огромную очередь за югославскими бюстгальтерами с эффектом увеличения груди, — вспоминает Маргарита Коган, — давали два в одни руки. Один я носила сама, другой продала на рынке.

— Проблема советской промышленности в неповоротливости технологий. Надо было голову разбить об стену, прежде чем модель утвердили бы и запустили в серийное производство, — рассказала Ася Аладжалова, — поэтому даже если интересные модели и придумывали, далеко не всё доходило до потребителя.

Комбинации

В гардеробе каждой советской женщины были комбинации, причём под разную одежду, соответственно, разной длины, цвета, с разными бретельками. Комбинации тогда выглядели как туника из лёгкой ткани свободного покроя, иногда с кружевами.

Как рассказывали эксперты, купить красивую комбинацию в СССР было проще, чем другое бельё. Советская промышленность выпускала их активнее.

Ася Аладжалова, историк моды, коллекционер:

Школьная форма, к слову, очень кололась, и тёплые кофты и свитера, которые носились на блузки-рубашки во внешкольное время, тоже кусались очень сильно. При этом колючем великолепии комбинация была просто спасением.

— Считалось очень странным не надеть под платье комбинацию. Нам даже в голову такое не приходило, — рассказала Марина Кучерова, — её надевали сверху на лифчик и трусы.

По её словам, верхом неприличия также считалась, когда комбинация виднелась из-под платья или выглядывали хотя бы бретельки. Именно поэтому лямки комбинации часто сшивали с лямками бюстгальтера.

До конца 50-х комбинации были только длинные, чаще всего пышные, иногда с воланами. Фабрики запустили массовое производство комбинаций из синтетики, иногда отделанных модным синтетическим кружевом или с цветочными мотивами и машинной вышивкой. Когда в 60-х годах в моду вошли мини-юбки, появился укороченный вариант комбинации — примерно до середины бедра — полуграция.

Параллельно существовали комбинации, нижние юбки и майки из натуральных тканей. Простые модели и незамысловатые расцветки — в таком виде они выпускались вплоть до 90-х годов 20 века.

Послесловие

Как рассказала нам Ася Аладжалова, женщины в СССР нередко шили бельё у портних. Если удавалось найти ткань и кружево, получались изысканные изделия, не хуже, чем у француженок. Несмотря на это, красивое бельё в ту пору было у немногих:

Москвичка Галина Шубенина родила дочку в 60 лет. Сегодня девочке 4 года, а ее маме — 64. До того, как Клеопатра появилась на свет, Шубенина похоронила единственного взрослого сына. Но нашла силы снова стать счастливой — на танцах встретила своего нынешнего мужа Алексея Хрусталева, который на восемь лет ее моложе. Уверяет, что сама выносила и благополучно родила дочку.

Но растить малышку пожилым родителям непросто. Семья ютится втроем в однокомнатной квартире Галины. Сама она уже на пенсии, не работает. Муж Шубениной — сотрудник НИИ с зарплатой 14 тысяч рублей. Весь бюджет семьи — примерно 30 тысяч в месяц. Сегодня Галина признается: когда они рожали дочку, рассчитывали получить в наследство квартиру родителей мужа. Но вожделенные квадратные метры достались другой родне.

После свадьбы жили раздельно

— Муж мой Алексей всю жизнь жил с родителями. Он такой маменькин сынок, — рассказала «КП» Галина Шубенина. — После свадьбы мы с ним жили на расстоянии. Он с родителями, пока были живы его мама и отец. Мама его говорила, что их квартира на Ленинском проспекте в 72 кв. м (она стоит несколько млн долларов) достанется пополам детям — моему мужу Леше и его старшей сестре Любе. Родители отписали все это в завещании. Мать умерла первой, но папа Леши Борис Петрович говорил, что выполнит волю супруги. Мы с мужем не сомневались: нам в наследство достанется половина квартиры, и мы будем хорошо обеспечены.

Леша после смерти матери продолжал жить с отцом, ухаживал за ним — вовремя лекарства дать, а то и «Скорую» вызвать. Конечно, мне хотелось, чтобы мы с ним жили вместе. Но я приняла решение мужа, и в моей квартире мы только встречались. И вдруг в 2013 году сестра мужа Люба заявила, что забирает Бориса Петровича к себе. Дескать, хочет сама за ним ухаживать. Тогда я не задалась вопросом, чего это она о Борисе Петровиче вдруг стала так печься. Радовалась, что мы с Лешей стали наконец-то жить вместе. Захотели родить, так появилась наша дочка.

Когда я родила Клеопатру, Борис Петрович был еще жив (он дожил до 93 лет). Во внучке он души не чаял. Как бывший ядерщик он имел льготы чернобыльца и получал хорошую пенсию. Поддерживал нас деньгами. Мы с Лешей дачу строили, чтобы летом Клерочка могла побегать на свежем воздухе, и Борис Петрович нам иногда и на строительство подкидывал денежку. Я все ему говорила: «Живите как можно дольше, мы вас любим, вы нам нужны!»

Галине Шубениной сейчас 64 года. Фото: Личный архив

«Лопух наивный»

— Сомнений в получении наследства не было: все родные знали, что у нас с Лешей маленькая дочка, которую надо поднимать, — продолжает Галина. — Все другие дети уже взрослые. Родня мужа нежно относилась к Клерочке. Но вдруг в случайном разговоре выяснилось, что Борис Петрович уже после завещания написал дарственную на свою недвижимость на старших внуков в обход Клеопатры. Одна доля в квартире досталась взрослой дочери Леши от первого брака, две доли — взрослым детям Любы, сестры мужа. Муж и наша Клеопатра остались ни с чем! Я, конечно, поговорила с Борисом Петровичем: мол, как же так, вы же обещали все поделить пополам? Он объяснил, что сделать так его попросили дочка и ее бывший муж с Украины Олег, очень хваткий парень. По сути, они заставили Бориса Петровича оформить дарственную, когда ему было 88 лет, видимо, тогда он уже плохо отдавал себе отчет в происходящем.

А ведь мы с мужем хотели поменять мою однушку на квартиру побольше с доплатой… Конечно, я с Борисом Петровичем поговорила — мол, внучку Клерочку-то вы обидели. Он согласился, что дал маху, сказал: «Я вам помогу. Возьму у них деньги вам на доплату для покупки нового жилья». Но после его смерти никто ничего нам не дал!

Теперь сестра Леши говорит: ничего вы не докажете. Надо было все письменно оформлять. Но муж верил на слово. Он человек порядочный, не думал, что с ним так обойдутся родные люди. У сестры и у ее взрослых детей, помимо отцовской жилплощади, есть и другие квартиры, они ни в чем не нуждаются. Плюс все накопления отца сестра забрала себе. А Леша мой — лопух наивный!

Здоровье пошатнулось на нервной почве

— Муж очень переживает, у него здоровье стало давать сбои, — делится с «КП» Галина Шубенина. — Я ему говорю: «Иди к врачу. Возраст-то не юношеский. Хочешь Клерочку без отца оставить?»

Недавно, поняв, что делиться наследственными деньгами с нами никто не собирается, я первый раз в жизни позвонила Олегу Горбачеву, бывшему мужу сестры, и предложила: давайте договоримся по-честному. Какая-то сумма должна же достаться Леше и Клерочке. Олег зарычал и предупредил, что заносит мой телефон в черный список…

Думаете, мне не обидно? Мой бедный муж всего себя посвятил науке, у него зарплата в Институте физики 14 тысяч рублей, да еще он остался без наследства и без средств к существованию. Пытаюсь теперь узнать, как можно оспорить дарственную.

Меня упрекают: мол, родили и не думали, на какие деньги ребенка поднимать? Отвечаю. Мы как раз думали об этом, рассчитывали, что будет наследство — доля квартиры плюс личные накопления отца мужа Бориса Петровича, а там несколько миллионов. Мы и Клеопатру родили, потому что муж знал, что впереди его ждет полквартиры. Если бы все шло по плану, то мы бы не знали ни забот, ни хлопот.

Я не жалуюсь и не объявляю сбор денег с народа — не хочу, чтобы пенсионерки от своей пенсии отрывали. Но государство могло бы позаботиться о потомках семьи чернобыльца-ядерщика, отдавшего ему здоровье. Чернобыльские льготы нашего деда положены его детям и внукам, но Собес не хочет вникать в ситуацию, идти на встречу, делать выплаты.

Государство остается безучастным к нашему нестандартному случаю.

Ее муж Алексей на восемь лет моложе. Фото: Личный архив

В ТЕМУ

«Клера заботится о папе»

— Как лето проводите?

— Дома, на даче. Недавно съездили развеяться в Пензу. На море ребенка нет средств свозить. Но мы не унываем. Стараемся, чтобы дочка в разных направлениях развивалась. Она рисует, немного читает, собирает мозаику, конструктор. В три года сама выучила алфавит по детскому планшету. Гены сказываются: растет спортивной, потому что и мы любим спорт, и дедушка им занимался. Мы вместе с ней в бассейн ходим, на каток. Растяжка у нее неплохая, шпагат делает. Очень общительная, любит знакомиться с новыми людьми, не теряется. Заботится о папе: «Ты почему так легко оделся?» Или бежит ко мне: «Папа опять пошел курить! Это же вредно!» В общем, следит за порядком дома. Да, у нас матриархат. Сейчас я главная. Потом будет Клера. Муж это принимает. Потому у нас гармония.

ОТКЛИКИ ЧИТАТЕЛЕЙ

«Это чистой воды эгоизм»

На сайте kp.ru наши читатели горячо обсуждают ситуацию Галины Шубениной.

На днях сообщили, что в России упала рождаемость. Опыт Галины пригодится другим пенсионерам. Пора спасать Россию от гибели. Кто это сделает, если не мы, раз молодежь рожать отказывается.

Моложавая Пенсионерка.

Это чистой воды эгоизм. Она захотела. А подумала о ребенке? Она не Пугачева, состояния не нажила. Растить ребенка не на что (странно, что взрослая женщина не знала, сколько стоит растить ребенка). Дожить до пенсии на помощи родителей? Вот если бы они не умерли в 90 лет, проблем бы не было.

Гость.

Я большая противница позднего рождения детей, считаю, это могут позволить только богатые люди, но здесь уникальный случай. Хоть бы спонсор нашелся для поддержания семьи. Удачи, здоровья — доченька продлит вам жизнь однозначно.

Любовь.

Головой надо было думать до того, а не сейчас, когда денег нет. А впереди школа с кружками (платными), не говорю даже про вуз.

Галина.

Состояния не нажила? Растить не на что? Она не нищенствует, она живет, как живут 50% в городах и 99% в провинции. Да, небогато, но в любви, которой сейчас детям так не хватает, и из-за отсутствия которой и вырастают невротические недолюбленные дети. Даже катавшиеся как сыр в масле».

Я.

Думаю, эта пара должна что-то придумать в плане другой работы для отца. Сейчас любой шофер больше получает, чем он. Видимо, ему стоит сменить род деятельности. Во имя дочки.

Инна.

Поделиться видео </> xHTML-код

Родила в 60 лет.Москвичка родила в 60 лет. Но только сейчас, спустя 4 года, женщина поняла, что зачать и родить в таком возрасте — это только полдела. Куда сложнее — прокормить ребёнка на пенсию…

Москвичка Галина Шубенина, родившая в 60 лет: Растить ребенка на пенсию тяжело

Самая пожилая мама России рассказала о трудностях воспитания 4-летней дочери

Москвичка Галина Шубенина — самая пожилая мама России. Она родила свою дочку Клеопатру в 60 лет. Но только сейчас женщина поняла, что зачать и родить в таком возрасте — это еще полдела. Сегодня девочке 4 года, а ее маме — 64. Главной проблемой в семье стал финансовый вопрос. Сил воспитывать малышку у Шубениной хватает, а вот с деньгами туго. Весь бюджет семьи — примерно 30 тысяч в месяц. Как они с мужем справляются с материальными проблемами, москвичка рассказала «Комсомолке». (подробности)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *